Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

114 лет со дня рождения легендарного Сержа Лифаря: "Я украинец и этим горжусь"

7 апреля, 00:42

Сергей Коршунов

Поставил 200 спектак­лей, дружил с Коко и был при­говорен к смерти

На днях, 2 апреля, исполнилось 114 лет со дня рождения легендарного украинского танцовщика, хореографа и балетмейстера Сержа Лифаря. Он родился и вырос в Киеве, а прославился и добился признания в Париже, реформировав французскую школу балета и став звездой мирового уровня.

Начало пути 

Официально считается, что Сергей Михайлович Лифарь родился в 1904 году. Но в действительности он появился на свет в 1905-м, в предместье Киева — Пирогово. Об этом свидетельствует запись в метрической книге села.

В 1911 году семья Лифарей переехала в Киев. Параллельно с учебой в киевской гимназии Сергей пел в церковном хоре Софийского собора, тогда же заинтересовался и театром. Он стал посещать балетные секции в Киевском драматическом театре и опере. Но родители не одобряли это увлечение сына.

Во время революции Лифарю пришлось на время прекратить свои занятия. Чтобы хоть как-то прокормиться в эти годы, Сергей с отцом и братом нанимались рубить и пилить дрова.

В 17 лет Лифарь вернулся к танцам и стал брать уроки в "Школе движений", которую основала прима Киевского балета Бронислава Нижинская. Изначально известная балерина не увидела в молодом парне танцора. Но упорные тренировки сделали Лифаря одним из лучших ее учеников. 

Эмиграция

В 1921 году Нижинская эмигрировала в Европу. Оттуда она прислала телеграмму, в которой сообщала, что организатор "Русских сезонов" в Париже Сергей Дягилев просит для укомплектования своей труппы пять лучших ее учеников. Лифарь был одним из тех, кто откликнулся на призыв своей учительницы.

В 1922 году Лифарь попытался нелегально пересечь границу. С первого раза это не удалось: его ограбили, арестовали и посадили в камеру к тифозным и туберкулезным больным, где он пробыл несколько дней. После этого Лифарь решил сбежать, его преследовали красноармейцы, но ему удалось сесть на поезд. В итоге он все-таки попал в Варшаву и бродяжничал две недели, пока Дягилев не прислал ему деньги на дорогу в Париж. 

Но прежде чем начать блистать на парижской сцене, теперь уже не Сергей, а на французский манер — Серж, был отправлен на обучение к известному итальянскому педагогу и балетмейстеру Энрико Чекетти. Позже Лифарь вспоминал его как "свирепого, вспыльчивого и злого маэстро". Чекетти заставлял танцовщиков заниматься каждый день: не привыкший к таким нагрузкам Лифарь под конец уроков с трудом держался на ногах. Но это дало свои плоды: после обучения у Чекетти Лифарь был принят в труппу Дягилева, где очень скоро стал одним из ведущих артистов. Уже в 1925-м он танцевал ведущую партию Борея в балете "Зефир и Флора", Принца в "Лебедином озере" и главную партию в "Блудном сыне".

Взлет карьеры

В 1929 году, после смерти Сергея Дягилева, Лифарю предложили возглавить балетную труппу Grand Opera. Как балетмейстер, дебютировал с постановкой новой версии "Байки про Лису, Петуха, Кота да Барана" Игоря Стравинского. Но прославился он постановкой "Икара" в 1935 году. А образ героя из этого спектакля стал олицетворением самого Лифаря.

"И вот взмах крыльев, и на сцену влетела невиданная чудо-птица… Птица — Лифарь. Это не танец, не пластика — это волшебство", — так писал о выступлении Лифаря балетный критик Александр Плещеев.

Читайте также: Почему Малевич наш: пять причин считать апологета супрематизма украинским художником

Смертный приговор

Во время Второй мировой войны, когда Франция была оккупирована немцами, Лифарь остался работать в Париже. В тот период он ставил такие балеты, как "Ромео и Джульетта" и "Сюита в белом". Учитывая, что большая часть руководства покинула Парижскую оперу, все контакты с немцами Лифарь взял на себя. Он даже проводил экскурсию по театру для делегации во главе с Гитлером. За это французское Движение Сопротивления в Лондонe обвинило его в коллаборационизме и приговорило к смертной казни. Поэтому после освобождения Парижа Лифарь был вынужден покинуть Францию и вернулся только в 1947 году, когда его оправдали.

В лучах славы

Обретя славу, Серж Лифарь стал настоящей звездой парижского бомонда. Он дружил с Полем Валери и Миссией Серт, Жаном Кокто и Тристаном Бернаром, Марком Шагалом, Пабло Пикассо и Коко Шанель. В знак дружбы Шанель даже подарила Лифарю свои кольца.

"Он всегда меня смешил — то, что многие мужчины уже забыли, как делать. Когда он видел, что я грустна, он начинал рассказывать кучу историй о своем детстве и своих родителях", — вспоминала Коко.

Коко Шанель. Подарила Сержу свое кольцо

Любовь к Украине

Будучи поклонником творчества Сержа Лифаря, президент Франции Шарль де Голль предложил балетмейстеру получить французский паспорт, но Лифарь отказался.

"Искренне благодарен, господин президент, за ваше предложение. Но я никогда не был и не буду французом. Потому что я украинец и этим горжусь", — сказал балетмейстер.

Украину Лифарь смог посетить только в 1961 году. В своем родном Киеве Серж встретился со второй женой своего отца и был очень приятно удивлен, когда ему показали те самые открытки, которые он присылал в Украину в 30-х годах и которые хранились в семье как самые ценные реликвии.

Читайте также: ТОП-5 украинских эмигрантов, которые сделали Украину известной

Наследие

За свою жизнь Серж Лифарь поставил в Grand Opera более 200 балетных спектаклей и воспитал 11 звезд балета. В 1947-м основал в Париже Институт хореографии при Grand Opera, с 1955-го вел курс истории и теории танца в Сорбонне, был ректором Университета танца, профессором Высшей школы музыки и почетным президентом Национального совета танца при ЮНЕСКО.

Умер Лифарь в Лозанне 15 декабря 1986 года после тяжелой болезни. Гроб с его телом по личному указанию президента Франции Франсуа Миттерана провезли через весь Париж и похоронили на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. "Серж Лифарь из Киева", — такую надпись распорядился сделать на своей могиле сам Лифарь.

С любимой ученицей. Лифарь и Клод Бесси

Клод Бесси: "Во время репетиций Лифарь любил есть сахар"

Знаменитая французская балерина, любимица Сержа Лифаря, впервые посетила Киев. Она провела мастер-класс, рассказала о первой встрече с украинским учителем, его предсмертном подарке и развенчала мифы о культовом балетмейстере

Накануне дня рождения Сержа Лифаря в Киев приехала его любимица — знаменитая французская балерина Клод Бесси, этуаль Grand Opera, которая 30 лет возглавляла при этом театре Школу танца. Вместе со своим партнером Сирилом Анастасовым она провела в Национальной опере Украины мастер-класс для солистов балета. После этого 86-летняя балерина посетила фотовыставку, которую специально подготовили в фойе театра к ее приезду. Там были выставлены старые фотографии Сержа Лифаря. На одной из них даже запечатлена сама Бесси, тогда — только начинающая танцовщица. "Сегодня" удалось пообщаться с легендарной балериной.

— Мадам Бесси, вы в 14 лет уже стали артисткой кордебалета Парижской оперы. Как удалось достичь этого в таком раннем возрасте?

— Я начала заниматься балетом в 10 лет. Это был период Второй мировой войны. Первый мой контакт с балетом — это такие депрессивные воспоминания... Я помню холодный театр, холодные залы, везде немцы. Уже когда закончилась война, в Парижской опере стало много свободных мест, и меня пригласили в кордебалет. Это был 1946 год. Я очень четко помню этот послевоенный период. Тогда наша работа постоянно прерывалась какими-то манифестациями и забастовками артистов: балерины и танцовщики балета требовали, чтобы Серж Лифарь вернулся из Монте-Карло во Францию. И в 1947 году удалось все-таки его вернуть.

— Получается, никто не верил в слухи, что в военные годы Серж Лифарь был коллаборационистом и лично проводил экскурсию для Гитлера по опере?

— Я вам могу точно сказать, что это неправда. Он не был коллаборационистом, я это знаю. Более того, он прятал в театре евреев от немцев! Способствовал тому, чтобы ни их, ни французов не забирали из балета на войну. Он делал все что мог. Все эти негативные слухи стали потом распускать те, кто ему завидовал. Но мы, танцовщики, знали правду. И хотели, чтобы Лифаря оправдали. 

А насчет экскурсии для Гитлера, то тут был такой момент. Когда все ушли из театра, там не было никого, даже директора, остался только Лифарь. Очевидно, что когда фюрер пришел с визитом в театр, то Сержу пришлось с ним контактировать. У него не было выбора! Но это все, что он сделал. А его сразу обвинили из-за этого. 

— Вы помните свою первую встречу с Лифарем?

— Мне тогда было 14 лет. Эта первая встреча была во время нашей поездки в Южную Америку. Мой папа сказал Лифарю, что, так как я несовершеннолетняя, за мной нужно приглядывать и никуда от себя не отпускать. И Серж очень прямо это воспринял. Он постоянно держал меня при себе.

И был интересный момент, когда нам нужно было идти в посольство в Буэнос-Айресе. Он говорил, что знает дорогу, но мы пошли и заблудились. И часами бродили по городу — с одной стороны, искали дорогу, а с другой — разговаривали, узнавали друг друга. Он мне рассказывал свою историю с Дягилевым, что они вместе прошли. Какие музеи он посетил. Какие-то свои личные истории.

— Серж вспоминал когда-нибудь Киев и свою жизнь здесь в ваших беседах?

— На самом деле он не любил вспоминать свое прошлое. Я только один раз слышала, как он вспоминал Киев. Это было, когда он говорил о своей маме.  

— А в Париже у Лифаря были любимые места, где он часто бывал? Кафе или что-то еще?

— Удивительно, но Серж Лифарь жил только в опере. Там проходила его жизнь. Поэтому никаких его любимых мест назвать не могу. Ел он тоже в театре. Я помню, у него всегда с собой был пакетик с сахаром. И во время репетиций, или работая в своем кабинете, он ел этот сахар.

Еще вспомнила, что, когда мы были в одном из турне, он заказал в кафе чай. Он очень любил с чаем есть сыр грюйер с горчицей. Он прямо намазывал горчицу на сыр и ел! С тех пор и я так ем этот сыр, намазывая на него горчицу. (Смеется.)

— В расцвете карьеры вы попали в автомобильную аварию...

— Да. Я попала в автокатастрофу. У меня был перелом ноги, сломаны ребра, рука и ключица. Четыре месяца пролежала в больнице. Но потом постепенно я начала восстанавливаться, работать над собой.

— Не было ощущения, что не сможете вернуться на сцену?

— Мне так говорили. Но я никогда не воспринимала эти слова всерьез. Говорила, что такого быть не может. 

— Как проходила реабилитация?

— Из-за сломанных ребер мне нужно было работать над правильным дыханием и, конечно, восстанавливать колено. Делала много физических упражнений. Было много тренировок, и в итоге все получилось. Так что если захотеть, то все получится.

— Когда уже вернулись на сцену, колено вас не подводило?

— Меня, признаться, больше волновало не колено, а бедро. Но меня очень поддерживала публика. Когда я танцевала в постановке "Дафнис и Хлоя", люди поднялись и начали хлопать. И какая бы ни была боль, эти аплодисменты заставляют забыть обо всем. 

— В 70-х вы возглавили балетную школу и взялись ее реформировать. Почему? Что вас там не устраивало?

— В первую очередь я думала о танцовщиках балета. Они обучались в ужасных условиях. Из окон дуло, зимой было холодно, а летом — очень жарко. Я просто не могла на это смотреть! С другой стороны, в школе не могли учиться люди из провинции, потому что не было интерната, где бы они могли жить. Поэтому в школе обучались только люди из Парижа.
Я обратилась к женам министров, пригласила их на наш балет, а потом показала им, в каких условиях мы работаем. Что нам нужно с 8 до 12 заниматься, а в 12 нужно уже освободить аудитории. Рассказала, что нам необходимо, чтобы все здесь наладить. Они тоже женщины, у них есть дети, они понимали, что, когда нет туалета и душа, так не должно быть. Они поговорили со своими мужьями, один из которых был министром культуры на тот момент, и тогда нам выделили средства. Но эта борьба заняла у меня 10 лет.

— Вы носите кольца Лифаря. Как они вам достались? 

— Серж их носил на мизинце. Это был подарок от Коко Шанель. Он отдал мне эти кольца перед смертью, и я их никогда не снимаю. 

Кольца Лифаря. Теперь у Бесси

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...