Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Драйв и "зелень" воздушных фрилансеров: авиаторы на пенсии раскрыли тайны своей непростой работы

16 сентября, 09:54

Александр Ильченко

Непрестижной работе и мизерным выплатам дома наши профи предпочитают серьезные контракты за рубежом

Фото: А. Миронов

Фото: А. Миронов

Реклама

Высококлассные специалисты, работающие в самостоятельном режиме удаленного доступа, есть среди программистов, менеджеров, журналистов, дизайнеров. Но в летных профессиях фрилансеры, оказывается, тоже представлены. Это и пилоты, и бортинженеры, и техники.

Отслужив положенное в Воздушных силах, отработав свое в гражданской авиации, они не прозябают дома без дела, и объявления о наборе охранниками супермаркета либо сторожами на стройке с дежурствами по графику "сутки через трое" их не привлекают совершенно.

Выйдя на пенсию, фрилансеры от авиации находят применение своему опыту, мастерству, умению далеко за пределами Украины. И по контрактам с зарубежными (реже — отечественными) компаниями летают по всему миру, часто выполняя специальные заказы по доставке грузов в самые отдаленные и труднодоступные регионы.

Эта работа для тех, кто не боится трудностей и ценит себя на рынке авиаперевозок. Есть в ней, правда, и нерв, и драйв, и авантюрная романтика — деньги не достаются легко, а там, где вращаются большие деньги, белые перчатки, как правило, не носят.

Приоткроем же некоторые служебные тайны, предоставив слово трудягам-извозчикам — с упоминанием фамилий и без.

Бандиты: За груз, конечно, спасибо, но надо еще...

Сейчас наш собеседник (назовем его Андреем В.) занимает руководящую должность в большой украинской авиакомпании. А до этого пришлось поработать в Африке. Бывал в переделках, о которых не любит распространяться.

— Экипажем Ан-26 возили грузы в Сомали. Страна свое­образная. Это было еще до того, как морские суда, проходившие мимо ее побережья, стали подвергаться нападениям безбашенных местных пиратов. Но уже чувствовалась серьезная вражда противоборствующих преступных группировок, воевавших за сферы влияния... Как-то нам выпало доставить определенный груз с одного аэродрома на другой. Машина, которая везла его к самолету, из-за сильных дождей перевернулась — нормальных дорог там нет... Прилетели почти пустыми... Нас встретили, увидели, что на борту только малая часть груза...

И между двумя бандами завязалась перестрелка. Когда чуть утихло, главарь одной приказал нам улетать быстрее и дня три не возвращаться... Только начали разбег, открыли огонь по самолету... Явственно слышны были звуки от пуль... Одна таки попала в кок (обтекатель) винта... Но взлетели... И до ближайшей точки — на одном двигателе, километров 350, не меньше... Садимся, а нас встречают как героев, ведь привезли часть груза, которая оставалась на борту. Поселили в местный отельчик, в общем, все нормально... А на следующий день говорят: за то, что привезли, спасибо, но этого мало. Надо столько же. Вперед! Мы объясняем, что у самолета повреждения, летели на одном движке... А те гнут свое: но долетели же. Значит, и еще раз можно. Да так злятся, что белые летчики не соглашаются...

В общем, несговорчивость не прошла им даром — из гостиницы быстро выселили, и следующую ночь ребята провели уже в местной тюрьме. Третью, четвертую тоже... Неизвестно, как бы дальше развивались события, только пленники умудрились связаться с экипажем рейсового Ан-26, который летал в этот населенный пункт из Джибути. Обрисовали ситуацию, и коллеги помогли выбраться из той дыры. Естественно, без подстреленного самолета...

Читайте также: "Вдруг второй пилот говорит, что все! Капец!": история одного украинского летчика

Офицер: всласть полетать и нехило подзаработать

Полковник Михаил Лампик — боевой летчик-испытатель с огромным стажем. Служил не только в Украине — и в Азербайджане пришлось. Все официально, на законных основаниях, по контракту с Минобороны. И с очень дальним зарубежьем не понаслышке знаком...

— Едва не половина моего полка из Черткова, что на Львовщине, сейчас в Чаде, — говорит офицер. — Там военные самолеты Су-25 стоят на вооружении, на них и работают... И я был — после ремонта на нашем авиазаводе спарку перегоняли. И в Эфиопии пришлось...

Однажды ему позвонил хороший товарищ, который давно уже в Африке, и предложил: хочешь на 25-й? Кто ж не хочет? Где? Тот назвал государство на экваторе. Надо, мол, облетать самолеты перед тем, как показать президенту страны. Фирма дубайская, страхует. Не столько заработать, сколько душу отвести...

— Все, что надо, сделал. Их президенту понравилось. И я доволен — за две недели заработал четыре штуки "зелени". Снова позовут — не откажусь. И в Уганду приглашали. Только там решили более современные самолеты закупить — Су-30. Думаю, смог бы и их освоить. Хотя у нас такого типа нет. Но угандийцы набрали россиян.

Лампик говорит, что и наших в Африке немало востребовано. Одни исключительно легально, другие не совсем.

— Кто хочет куда-то попасть и подзаработать, не проблема — надо понимать, к кому обратиться, и чтобы не сомневались, что ты нормальный летчик и человек не дерьмовый, — вслух рассуждает офицер. — Кота в мешке точно не возьмут.

Он добавляет, что каких-то строгих возрастных и медицинских ограничений, в общем, нет. Медкомиссий проходить не надо. Но за состояние здоровья люди отвечают сами. Все же климат, перепады температур...

В Экваториальной Гвинее одного настиг инфаркт — крепыш, в футбол играл, а смерть догнала и не спросила. В Чаде несколько лет назад при посадке разбился другой украинец. Но все равно желающих отправиться в Африку немало.

— Когда из ВСУ увольнялся, пенсия составляла, смешно сказать, 5 с половиной тысяч гривен, — вздыхает в прошлом член пилотажной группы "Украинские соколы". — Сейчас около 9 тысяч. Вроде немало. Только не по сравнению с другими странами... Нигде, включая ближайших соседей, летчику моего уровня 300 евро пенсии не назначат. И пока такое положение существует, будут те, кого не придется дважды приглашать надолго расстаться с домом...

Ключевой фактор: понимать, куда и во имя чего

В интернете пишут о сумасшедших заработках воздушных извозчиков. Якобы один рейс может озолотить на 20 и больше тысяч долларов.

— Столько "зелени" не платят, потолок — 5-6 "штук" на весь экипаж, — говорит бортинженер Ил-76 Александр Миронов. — Когда-то на производстве заработок бригады зависел от КТУ, коэффициента трудового участия, персонального вклада каждого. Что-то похожее и здесь. У КВС (командира воздушного судна) коэффициент 1. У правого летчика, штурмана, бортинженера — 0,8, у техников — 0,5-0,6. Все пропорционально. Если командир честный...

Но честные не все.

— Мы работали в Судане, и вечером, после полетов, командир заходил по очереди к каждому в номер и вручал энную сумму. Потом оказалось, что он всем урезал выплаты, и то, что недодавал, забирал себе... Когда его разоблачили, предъявили счет... Похожее было в Сомали, где на крысятничестве подловили командира Ан-26 — деньги пассажиров за билеты делил как хотел. Надавали тумаков. От страха убежал в барханы. Отыскался через пару дней. Его отлучили от дележа общей кассы и стали делить сами, по-честному...

О крылатых фрилансерах судачат, что не все они делают законно... Намекают на нелегальные поставки в опасные регионы оружия, боеприпасов...

— Возили с коллегами бронетехнику, причем новую, с завода, — признался Алексей Ю. из экипажа другого транспортника. — Возили ЗУ-23 (зенитные установки с авиационными пушками), ПЗРК (переносные зенитно-ракетные комплексы), боеприпасы, стрелковое оружие. Грузы этой категории между собой обозначаем кодовыми словами, не раскрывая, что речь об автоматах, снарядах, гранатах и остальном.

По словам Алексея, такие рейсы осуществляют в ночное время, как и загрузку-разгрузку. Оформляют в одну точку, а по пути следования маршрут корректируется.

— Скажем, в Судане еще с 80-х годов существует оружейный завод. Когда-то его хотели уничтожить, но по ошибке разбомбили очистные сооружения. А предприятие продолжает работать. Его продукцию (на сленге наших летчиков — "мороженое мясо") отправляли с военного аэродрома в Хартуме. В заявке на полет указывалось — Тунис. Но уже в воздухе экипаж менял курс и садился в... Ливии. В отношении этой страны действуют санкции. А грузы, тем не менее, попадают — в обход эмбарго...

Алексей не скрывает, что подобная практика сохраняется:

- Экипажи прекрасно знают, что и куда предстоит везти. Если же кто-то принципиальный откажется, найдут замену. И уже другой человек получит то, что мог получить он. А как без адреналина? На квартиру, машину, дачу я заработал в горячих точках. Да, бизнес специфический. Но кому хочется драйва — вэлкам к нам. Не страшно ли в Ливию после того, как там наши Ил-76 с беспилотников разворотили и КВС мелитопольский погиб? Стремновато. Только дураки не боятся. А что делать? То-то...

Миронову же, по его словам, приходилось возить в основном бронетехнику, отслужившую свое:

— Подбитые БТРы, "Хаммеры", уже без оружия, не пригодные к дальнейшей эксплуатации. Тонн по 40—50 забирали из Афганистана в Иорданию. А оттуда эта техника морем отправлялась уже в Штаты на металлолом. Возили продовольствие по линии ООН. Возили в Казахстан красивенных соколов для охоты... Вот наркотики — ни за что, на такое никто не подпишется, нет, и баста...

Читайте также: Пилотов пассажирских лайнеров ослепляют лазерными лучами: зачем это делают и как наказывают

Во время операции "Буря в пустыне" экипаж, где работал Миронов, доставлял из Эмиратов свежие овощи, фрукты для американского контингента в Ираке. Были грузы в Баграм, Кандагар...

— Для личного состава в Афганиста­не огромные ангары-сто­ло­вые — выбирай что хочешь, — продолжает Александр. — Мясо разных видов, рыба, гарниры, овощи, бананы, ананасы, клубника... Если регулярно ходить на завтрак, обед и ужин — лишний вес обеспечен. Сейчас там от украинской фирмы сын работает, так он тоже себя ограничивает, чтобы не поправиться...

Известно ли спецслужбам о наших "свободных художниках", которых кое-кто считает наемниками, вернее пособниками наемников?

— Конечно, известно, — отвечает Алексей. — Будь у компетентных органов к нам какие-то вопросы, наверняка были бы и последствия. Но мы — песчинки в море авиации, мирные люди и никакие не наемники. В боевых действиях не участвуем. А спецслужбам нужны крупные фигуры, оружейные бароны типа Виктора Бута. Вот на них и охотятся. Некоторых, между прочим, арестовывают и судят...

...Чего по-настоящему стоит остерегаться нашим "заробитчанам" — так это всяких хворей-болезней. От желтой лихорадки прививки худо-бедно выручают, а от малярии уберечься невероятно сложно — это как игра в рулетку.

— До прошлого года "малярка" меня как-то не трогала, а потом вдруг сразу три креста подкосило — тяжелая форма... Лечили в Киншасе, это Республика Конго. Там канадская и американская клиники. Очень недешевое, должен заметить, удовольствие. Причем за свой собственный счет — никто тебе расходы на лечение не покрывает. Подхватил — выкручивайся.

Развеял Миронов слух и о том, что в среде наших летчиков и наземного персонала якобы чтят сухой закон. К сожалению, это не так. Поголовного пьянства нет, однако у некоторых тормоза отказывают капитально...

— Спрашиваешь, почему зло­употребляет, пил бы дома и горя не знал, здесь-то зачем? А ему, говорит, жена не давала, а тут один, и можно оторваться по полной программе. Вот и отрываются, да так, что хуже некуда. Только на моей памяти человек пять на тот свет ушли из-за выпивки... И молодые ведь — до 40 лет, здоровые, но сердце не железное...

Любопытно, какие отношения у наших экипажей с коллегами из Беларуси, Молдовы, других бывших братских республик — те тоже повсюду мотаются.

— Не поверите — с ними гораздо легче и быстрее найдешь общий язык, — огорченно вздыхает Александр. — Я за технику отвечаю, она всегда должна быть исправна, и порой возникают проблемы то с запасными частями, то с ремонтом... Так вот, к кому из чужих экипажей ни обратись — редко когда отказ услышишь. Как правило, откликнутся, помогут, выручат. А наши, прошу прощения, даже говорить порою не хотят... Один глаз прикрыл, вторым хитровато прищурился. И смотрит оценивающе, чего бы с тебя поиметь и сколько в твоем кармане денег, чтобы втридорога содрать... Не все, но многие... Почему так происходит, не пойму. Менталитет какой-то не тот... А вроде ж свои, земляки, не с Луны упали...

Сейчас Миронов в отпуске. Хотя какой отпуск у фрилансера — все очень условно. Домик под Богуславом, небольшое хозяйство. Место, говорит, красивое, речка, природа. Живет там с женой. И вроде бы все как у людей. А нет-нет да и снова тянет туда, откуда недавно вернулся.

— Есть уже пару предложений, однако выбор пока не сделал, — улыбается на прощание. — Взвешиваю. Выжидаю. В Конго больше не хочу. Ничего хорошего там нет. А вот Судан, Южный Судан — может быть. Посмотрим, в общем...

Читайте также: Тайна гибели украинского пилота в Ливии: все подробности и несостыковки

Было дело: рядом грустное и забавное

Техника, на которой приходится летать, как уже отмечалось, трофейная, еще советских времен. Не сказать, что в хлам, но повышенного внимания требует.

Несколько лет назад в Чаде упал самолет с украинским экипажем. Причина не ясна — возможно, перегруз, такое бывает. Упал прямо в джунглях, деревья смягчили удар, люди выжили. К несчастью, недалеко от места падения – деревня. Реакция аборигенов была ужасной: вместо того, чтобы помочь, с потерпевшими жестоко расправились... Тела погибших переправляли родным с огромными трудностями, и то спустя почти четыре месяца.

Кроме грузов, наши перевозят людей, и это на транспортных самолетах. В Ил-76 (где обычные пассажирские кресла не предусмотрены и есть лишь жесткие откидывающиеся лавки вдоль бортов) входит до... полутысячи человек. Обычно это военные. Народ неприхотлив, к комфорту не приучен. Бойцов заводят шеренгами, одна за одной, по счету, и пока все не зайдут, остальные стоят. Зашли, створки закрыли. Кому повезло — сядет. А нет — так в вертикальном положении и долетит к месту назначения.

Когда-то в воздухе створки вдруг открылись... Не то самопроизвольно, не то чересчур любопытный пассажир решил от нечего делать что-то нажать... Несколько десятков человек высосало из самолета, и никто их не искал — разбросало на километры. Скандал замяли, но в прессу информация просочилась.

Из-за того, что техника выходит из строя, бывают и курьезы. Так, в одном из вертолетов, отправленных на тушение пожаров в Турции, отказал маслорадиатор. Без него все встало. Долго ломали голову, как выйти из положения. Наконец решили отправить исправный радиатор из Запорожья рейсовым Ан-140 в Анкару через Борисполь. Ура! В Борисполе деталь принял сопровождающий. В Анкаре его встретили. Радиатор — к вертолету, сопровождающего — в хамам: с дороги гость, надо расслабиться. Выходит оттуда, а его в оборот: ты что привез, дядя? На вертолете два радиатора: один охлаждает двигатель, другой — втулку несущего винта. В спешке сунули какой под руку попал, но ошиблись. Что делать? Сопровождающего отправили пассажирским самолетом "Турецких авиалиний" в Борисполь, куда из Запорожья привезли нужный радиатор, произвели обмен и в этот раз доставили уже тот, что требовался...

То есть, в течение одного дня специалист дважды смотался в Анкару и обратно, причем без оформления необходимых документов на груз, который вез в ручной клади на коленях. Драйв не пропьешь!

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...
загрузка...