Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

"Не было и речи, чтобы я отказался быть патриархом": интервью с главой УПЦ КП Филаретом

19 июля, 07:11

Гук Ольга

О том, что "пошло не так" с томосом и почему УПЦ Киевского патриархата отдельна от ПЦУ

Глава УПЦ КП: "Мы содержание томоса не знали. Думали, будет полная автокефалия, как в других церквях". Фото: из архива УПЦ КП

Глава УПЦ КП: "Мы содержание томоса не знали. Думали, будет полная автокефалия, как в других церквях". Фото: из архива УПЦ КП

Глава Украинской православной церкви Киевского Патриархата Филарет в эксклюзивном интервью сайту "Сегодня" рассказал о проблемах с томосом, состоянии своего здоровья, конфликте с руководством Православной церкви Украины дальнейшей судьбе УПЦ КП, и многом другом.

— На днях появилась информация от представителя ПЦУ, что перед декабрьским собором вам прописали некое лекарство, которое ухудшило ваше состояние. Как ваше здоровье сегодня?

— Было, есть и будет хорошим. Принимал я лекарство, оно не помогло, и я от него отказался.

— Вы не считаете, что это были какие-то происки врагов?

— Нет. Это просто лекарство, которое мне не подошло. Остальное — спекуляции. Хотят представить меня больным, выжившим из ума и поэтому отправить на покой, чтобы управлять церковью так, как они хотят. А точнее — так, как им скажут. Ради этого вся эта инсинуация — и о болезни, и о старчестве. Все направлено на одну цель — отправить патриарха Филарета на покой, ликвидировать Киевский патриархат и церковью управлять так, как им скажут. 

— А на сколько лет вы себя ощущаете внутренне?

— 50—60 лет.

— Какие были договоренности с вами перед получением томоса

— Ставили условие, чтобы я не выдвигал своей кандидатуры на пост предстоятеля новой украинской церкви. Это было требование патриарха Варфоломея. Если я откажусь от поста — томос будет. Если я не откажусь — томоса не будет. Передо мной стоял выбор. Я решил удовлетворить просьбу патриарха Варфоломея и просьбу президента Порошенко. 

Но была договоренность с президентом, что я остаюсь фактически управлять УПЦ КП, как и управлял. А митрополит Епифаний будет представлять украинскую церковь вовне. Такая договоренность была между мной и президентом Порошенко в присутствии митрополита Епифания. Сейчас он говорит, что не давал такого обещания. Но если он сейчас отказывается, то почему не сказал еще тогда, в присутствии президента, что если он будет предстоятелем, то патриарх Филарет не будет управлять церковью в Украине?

— А вы должны были остаться патриархом или митрополитом?

— Только патриархом. Вообще даже разговора не было о том, чтобы я отказался от сана патриарха. Я пожизненно избранный, причем Поместным собором — и я не имею права отказываться от сана патриарха. Поместный собор в 1995 году избрал меня патриархом пожизненно. 

— То есть патриарх Варфоломей не оговаривал с вами, что он требует, чтобы вы сняли куколь?  

— Мы с патриархом не говорили. И вообще отказаться от патриаршества невозможно. Это все равно что отказаться от архиерейства. Если ты отказываешься от архиерейства, значит, ты отказываешься от церкви, отказываешься от Бога. Я на такой шаг никогда не пойду. Избрали меня патриархом, и я буду пожизненно патриархом.

— Сколько времени перед томосом вас уговаривали? 

— Меня не надо было уговаривать. Я сам ориентировался в ситуации, которая складывалась. Но должен сказать: обманули. Обманули… Одно обещали, а сделали другое. 

Точно так же, как и Вселенский Патриарх. Говорили о томосе, про автокефалию. Естественно, каждый из нас понимал — раз томос, то такой же, как всем остальным церквям: греческой, румынской, болгарской, сербской, русской, польской. А получили томос не такой, а с ограничениями. Нас такой томос не удовлетворяет. 

Владимирский собор. Главный храм УПЦ Киевского патриархата. Фото: из архива УПЦ КП

Владимирский собор. Главный храм УПЦ Киевского патриархата. Фото: из архива УПЦ КП

Реклама

— Прошло полгода, прежде чем вы сказали, что томос ненастоящий, что он не дает автокефалию. Почему ждали столько времени и что стало последней каплей?

— Я стал говорить об этом сразу после того, как мы получили томос. Ведь до этого мы содержания томоса не знали. Думали, будет полная автокефалия, как в других церквях. А в январе увидели, что получили, и я уже тогда заговорил, что томос не такой. А сейчас я просто стал открыто говорить — что томос не тот, что мы ожидали, и не такой, который имеют все другие автокефальные церкви.

— И после этого вы решили возродить Киевский патриархат?

— Немного не так. Мы договаривались, что Киевский патриархат не ликвидируется в Украине, а сохранится. Потому что я как патриарх продолжаю управлять украинской церковью. Киевский патриархат не ликвидировался. Раз не отстраняется патриарх, значит есть и патриархат! 

Когда я увидел, что все направлено на то, чтобы ликвидировать Киевский патриархат, тогда я собрал Поместный собор. Это высший орган управления церкви. На этом соборе мы и решили подтвердить существование Киевского патриархата. А постановление объединительного собора о ликвидации Киевского патриархата сделать недействительным. Поэтому на сегодняшний день УПЦ КП существует. От этого патриархата отделилась так называемая ПЦУ.

— Вы так трактуете?

— ПЦУ когда образовалась? 15 декабря 2018 года. А УПЦ КП образовалась в 1992 году. Так кто от кого отделился? Тот, который существовал 27 лет? Или тот, которому всего полгода? Естественно, что в основе ПЦУ лежит УПЦ КП. А значит это — ПЦУ отделяется от УПЦ КП, а не наоборот!

— Сколько раз вы лично встречались с патриархом Варфоломеем? Сколько лет вы знакомы с ним?

— Встречался я с патриархом Варфоломеем несколько раз. В 1992 году. И при президенте Ющенко: когда патриарх приезжал в Украину в 2008-м, а также — на Фанаре в Стамбуле. 

— Общались через переводчика, или вы знаете греческий?

— Через переводчика.

— Поначалу Епифания называли чуть ли не вашим родственником. Он вам обязан своей быстрой церковной карьерой. Он довольно быстро стал вашей правой рукой. Сомневались ли вы в его кандидатуре, когда соглашались на то, чтобы он стал, пусть и номинально, главой ПЦУ? Были ли у вас другие кандидаты?

В тренде
Огненные 273 метра: в сети появилось видео уникальной операции ВСУ

— Я не думал, что Епифаний такой, каким он оказался после того, как стал предстоятелем. Я ему доверял полностью и его выдвигал. И он очень быстро поднялся по иерархической лестнице. И  я наметил его своим преемником давно. Поэтому и в устав УПЦ КП внесли статью о наместнике патриарха. Для чего я внес эту статью в статут на Поместном соборе? Чтобы после моей смерти не было борьбы между архиереями — кто будет местоблюстителем. Обычно бывает борьба. Так вот для того, чтобы ее не было, я и придумал статью о наместнике патриарха, который, согласно статуту, после смерти автоматически становится местоблюстителем. Но! Местоблюститель не есть предстоятель и не есть патриарх. Потом собор избирает патриарха. Таким наместником я избрал митрополита Епифания.

— От вас Епифаний избавился, но может ли он в итоге самостоятельно управлять ПЦУ? Говорят, что сейчас к нему приставлен некий "смотрящий" от греков — викарный епископ. Каковы его функции? Зачем он нужен? Можно ли говорить, что он контролирует ситуацию и с ним нужно все согласовывать? 

— Меня это удивляет. Если ПЦУ — автокефальная церковь, то для чего предстоятелю иметь викарным грека? Разве у нас нет украинцев-архиереев, которые могут быть викарными? Чисто греческих приходов в Украине нет. Есть греки, которые рассеяны по разным украинским приходам — в основном вокруг Мариуполя Донецкой области. Предстоятелю не нужен греческий епископ, особенно викарный. А если он есть, значит он имеет какую-то цель.

Какая это цель? Информировать патриарха Варфоломея о том, что происходит в украинской церкви. Это первое. Второе — указания, которые идут от патриарха Варфоломея, он должен передавать предстоятелю. Вот такие функции имеет викарный-грек. Чего-то другого не может быть. 

Если предстоятелю нужен викарный, а он нужен, то надо было избирать такового из украинцев. Тем более что, как мы уже говорили, — томос ограничивает автокефалию украинской церкви. И ограничения эти усиливаются еще и присутствием греческого епископа. 

С Епифанием. Многие годы Филарет считал его своей правой рукой. Фото: из архива УПЦ КП

С Епифанием. Многие годы Филарет считал его своей правой рукой. Фото: из архива УПЦ КП

Реклама

— Каков ваш прогноз касательно ПЦУ? Насколько она жизнеспособна без государственной поддержки, которой лишилась после президентских выборов? 

— В Украине должна быть полностью независимая от других центров церковь. И она будет, но не в статусе митрополии, а в статусе патриархата. 

Патриархат в патриархате не может быть. Не может быть Киевский патриархат в составе Московского патриархата. Также не может быть Киевский патриархат в составе Константинопольского (Стамбульского) патриархата. Мы претендуем на патриархат, а не на митрополию. Да, статус митрополии может быть автокефальным, как например польская и чехословацкая церкви. Но украинская церковь, которая является второй после российской церкви по численности, заслуживает быть не митрополией, а патриархатом. Поэтому я убежден, что патриархат есть и будет. Украинскому государству необходима независимая церковь. Исходя из этого, я считаю, что ПЦУ — временное явление. Будущее — за Киевским патриархатом. 

Патриархата и украинский народ ожидает, и духовенство ожидает. А нас понизили до статуса митрополии. И я знаю, что среди духовенства есть неудовлетворенность полученным томосом. Вот если бы нам дали автокефалию в статусе патриархата — это действительно была бы реальная автокефалия украинской церкви. И она будет.

— Как вы восстанавливаете Киевский патриархат? Сколько приходов перешли в ПЦУ, сколько вернулись? 

— Мы официально существуем как УПЦ КП. На сегодня у нас 6 архиереев, есть духовенство. 

— А сколько было архиереев до создания ПЦУ?

— 40. Теперь многие из них в ПЦУ. Как долго они там будут, я не знаю. Я знаю одно — Киевский патриархат был, есть и будет. Это — будущее украинской церкви. И в будущем это будет одна церковь. Не будет ни Московского патриархата, ни Киевского, ни ПЦУ. Будущее — это единая украинская православная церковь.

— Как вы думаете, через сколько лет это может случиться?

— Это зависит от Бога. Церковью управляет Христос. Это его церковь. И он сказал: "Я с вами до конца века". Если Господь сказал так, значит он и управляет своей церковью, и управляет нами. 

Вспомним историю Киевского патриархата. В 1992 году она была маленькой, как горчичное зерно. А стала самой большой церковью Украины (в УПЦ считают, что они — самая большая церковь Украины. — Авт.). И выросла, как вырастает из горчичного зерна дерево. В будущем в Украине будет одна православная церковь в статусе патриархата. 

— Вы когда-то создали и Русскую православную церковь Киевского патриархата. Остались ли в РФ ваши приходы, монастыри, храмы? 

— РПЦ КП — это епархии на территории России, которые вошли в состав Киевского Патриархата. Они и сейчас остаются в Киевском патриархате. Согласно томоса, все приходы, епархии за пределами Украины должны принадлежать Константинопольскому патриарху. 

— А в итоге они за вами остались?

— Константинополь пытался и пытается присоединить их себе. Но эти епархии не хотят быть в Константинопольском патриархате, и остаются верными УПЦ КП.

— В каких еще странах есть ваши зарубежные приходы?

— США, Канада, Европа, Латинская Америка, Австралия.

— Никто из них не перешел в ПЦУ?

— Никто не перешел.

— Кто сейчас финансово помогает УПЦ КП? Говорят, что главный меценат из Львова ушел с Епифанием и помогает ПЦУ. 

— Киевскому патриархату никто не помогал и не помогает. Он существует на добровольные пожертвования, и только. Бывают и пожертвования от отдельных меценатов, но они случайные. Киевский патриархат существует на свои средства.

Продолжение следует...

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...
загрузка...