Ложь во благо: как спецоперация с Бабченко отразится на Украине

3 Июня 2018, 08:14

Эксперты считают, что последствия этих резонансных событий мы осознаем примерно через два месяца

Аркадий Бабченко. Фото: AFP
Аркадий Бабченко. Фото: AFP

"Не убийство, а спецоперация" с участием Аркадия Бабченко для спецслужб стала поводом для гордости, для самого журналиста – очередным днем рождения, для иностранных агентов – вызовом, а для общества – прецедентом. Пообщавшись с источниками в СБУ, экс-разведчиком и правозащитниками, мы разобрались, может ли спецслужба обманывать общество, даже если эта ложь, как оказалось, во благо.

Спецоперация внутри, скандал снаружи

На вопрос о допустимости или недопустимости подобных действий спецслужб оперативно ответил сам Аркадий Бабченко. В одном из комментариев под недавней публикацией появился вопрос:

"Аркадий, а как Вам реакция в духе, мол, недопустимо вводить СМИ в заблуждение и не всякая цель оправдывает средства, и, вообще, в следующий раз даже не озаботимся? Так отреагировали вполне уважаемые люди и организации. От Пентагона до Игоря Яковенко. Есть в этом что-то, что надо понять. Ну, и с воскрешением! Так держать!".

Бабченко в ответ пожелал критикующим пережить подобное, но поступить "правильно".

"Желаю всем высокоморальным недопустителям попасть в такую же ситуацию – пусть покажут приверженность принципам высокой морали и умрут с гордо поднятой головой, недопустимо не вводя СМИ в заблуждения. Ну, чтоб дела со словами не расходились. Успехов, удачи, киллера вам под дверь – верю в вас, ребята, вы не посрамите!", – пишет журналист.

Этот комментарий одобрили более 2200 человек, разместив лайки под ним. Ниже – другой популярный у пользователей комментарий. Это ответ Аркадия Бабченко на предложение прочитать обзор прессы за 31 мая от BBC, в котором собраны разные, в том числе и критические, оценки произошедшей инсценировки убийства.

"От инсценировки убийства Бабченко больше вреда, чем пользы" – дорогая пресса Британии! А иди, пожалуйста, на**й, а? А хотите пользы – дайте мне британский паспорт и защиту. Вот тогда и будете меня учить, как спасать свою семью. Умники ху**ы, бл**ь", – пишет Аркадий.

Можно ли обманывать общество, если это ложь во благо? Мы пообщались с экспертами, и получили разные оценки. Среди них будет и оценка ситуации действующих работников СБУ, которую нам удалось получить на условиях полной анонимности.

Случаи убийств, где следы тянутся в Россию

Руководитель адвокатского центра Украинского Хельсинского союза по правам человека Борис Захаров считает, что спецоперация с Бабченко оправдана, ведь речь шла о безопасности.

"Понятно, что это неприятно, понятно, что это тяжело для многих людей, и это всколыхнуло общественность – и украинскую, и мировую. Тут важно, с какими целями это делалось. Если цель – пиар, если наши спецслужбы в результате не представят никаких доказательств, то это – позор Украине, но я знаю Аркадия Бабченко, и это не тот человек, которого можно "развести". Я думаю, что наши спецслужбы действительно предоставят доказательства, и будут красиво выглядеть в данной ситуации. И, безусловно, в целях спасения человека любые такие действия являются правильными, как и в целях раскрытия такого серьезного преступления, ведь там большой список целей российских спецслужб. Я считаю, что в целях безопасности людей такие действия полностью оправданы", – говорит он.

Как отмечает эксперт, управление Верховного совета по делам беженцев не считает Украина безопасной страной. В Украине происходили случаи убийств, где следы расследования тянутся в Россию, были исчезновения, насильственные похищения лиц на территории Украины, и во многих случаях они потом обнаруживались на территории РФ. Были случаи и выманивания наших и российских граждан на территорию России для дальнейшего преследования. В некоторых случаях СБУ этому даже способствовало, как в случае с Владимиром Егоровым, российским диссидентом, которого преследуют спецслужбы РФ.

По словам Захарова, система убежищ в Украине, превенция и раскрытие таких преступлений находится на неудовлетворительном уровне.

"Но в последнее время появились надежды на то, что наши спецслужбы таки начинают работать, и если все об этой операции с Аркадием Бабченко – правда, то это, безусловно, блестящая операция, которая войдет в историю. К ней, из-за инсценировки убийства, приковано внимание всего мира. Не стоит преуменьшать, что это такой же уровень, как и отравление Скрипаля. Поэтому у нашей всей правоохранительной системы не будет выбора, кроме как показать эффективное расследование, и показать доказательства сотрудничества исполнителей с российскими спецслужбами", – подчеркнул руководитель адвокатского центра Украинского Хельсинского союза по правам человека.

Последствия начнем оценивать через два месяца

Бывшего помощника уполномоченного по правам человека Михаила Чаплыгу ситуация не радует. Он обращает внимание на то, что резонанс выходит на международный уровень. Уже последовала негативная реакция со стороны МИД Литвы, США, международных организаций.

"Поскольку в это втянули практически полмира, то спецслужбы этих стран будут мониторить ситуацию, чтобы понять, куда втянули их страны и их политиков, чтобы в дальнейшем понимать, чего ожидать, дабы не допустить "неудобных" для них ситуаций в будущем. Соответственно, на международной арене большего удара по нашей дипломатии и стране придумать невозможно. Последствия мы начнем осознавать только месяца через два. Сильнейший удар по международному имиджу. Более того, комментарии, которые мы слышим от представителей власти в защиту того, что произошло, носят изоляционистский характер, мол, "не европейцам рассказывать как нам поступать". Но в результате мы начнем скатываться в какой-то КНДР. Риторика, которая идет сегодня о том, что взяли на карандаш тех, кто говорил негатив о спецслужбах – в любом демократическом государстве критика органов власти, спецслужб и подозрения – нормальный демократический процесс, и ни одно силовое ведомство не станет указывать, что "берет на карандаш" людей, ну разве что если это не Россия и не КНДР", – заявил эксперт.

Две составляющие

Экс-глава внешней разведки Николай Маломуж относится к ситуации сдержанно, в целом оценивает положительно, но считает, что следовало остановиться раньше.

"Здесь две составляющие. Первая – это неплохой вариант, если сработал оперативный состав. А вторая составляющая – фазы имитации не должно было быть, потому что она нанесла больше ущерба стране – и политического, и психологического. Уже стало известно, что документирование происходило на протяжение месяца, тем более, были внесены деньги, было достаточно материала, чтобы уже привлекать к уголовной деятельности. Процессуально нужно было оформить покушение без имитации. Конечно, сыграла и составляющая, что кое-кто хотел сделать на этом пиар и он сыграл против Украины", – заявил Маломуж в комментарии сайту "Сегодня".

По его словам, если происходит чрезвычайная ситуация, и если есть целесообразность, то общественности подается соответствующая информация.

"Но подавать на такой уровень, когда все руководство страны об этом говорит, что это реальный факт, он состоялся, а затем это оказывается неправдой, – то это большая проблема – и моральная, и политическая. Это, в первую очередь, оперативный формат, с каким мы всегда работали, и, я думаю, сейчас так работают. Если выявлена подготовка теракта, отрабатываются оперативно, бесшумно все этапы. Особенно задумки, подготовки, выявление организатора и исполнителя, а они были выявлены, о чем нам заявили на пресс-конференции. На этой стадии, как раз и нужно было завершить операцию задержанием организатора, и на этой стадии заявить, что упреждены действия. Это было бы позитивно воспринято в обществе, позитивная оценка спецслужб, и на международном уровне удара бы не было", – считает экс-глава внешней разведки.

Что говорят специалисты

Получить официальный ответ от СБУ в сжатые сроки, учитывая ситуацию – непростая задача. Однако журналистам сайта "Сегодня" удалось договориться о встрече со специалистами, которые причастны к спецоперации с Бабченко. Нам назначают встречу в шумном кафе недалеко от центрального управления СБУ. Двоих наших собеседников шум не тревожит – объясняют: наоборот, громкий звук не даст записывать беседу на диктофон. Обещают ответить на вопросы при условии полной анонимности, без указания имен и званий. Соглашаясь, задаем главный вопрос: "почему произошла инсценировка продолжительностью почти целые сутки?".

"Цели обмануть общество не было. Это была нормальная практика для спецслужб. Подобные спецоперации проводятся во всем мире. Просто в данном случае цель атаки – публичная личность. Поэтому интерес к ней повышенный", – отвечает первый собеседник.

Он подчеркивает, что 20 часов существования мифа о смерти Бабченко были необходимы, чтобы выйти на уровень выше.

"Цель – получить дополнительные сведения о связях со спецслужбами Российской Федерации. Именно этим и аргументированы 20 часов", – продолжает собеседник.

Специалисты говорят, что 20 часов – это даже достаточно мало для такой спецоперации.

"20 часов для разгона в соцсетях – это достаточно много, но для оперативной работы – это сжатый срок", – пояснил второй собеседник.

Видно, что человек, сохраняя деликатность, возмущен подобными вопросами. Утверждает, что в социальных сетях происходит информационная кампания против СБУ, и мнения, что 20 часов тишины – это чересчур, являются ее частью.

"Это часть нашей работы, вопреки заявлениям блогеров", – подытоживает он.

Не хочется упускать вопрос, который назревал еще с самого начала, когда мы тщательно согласовывали степень анонимности.

- Сейчас к СБУ приковано внимание всего мира. За работой службы следит общественность, все ждут конкретных ответов и результатов сейчас же. Чувствуется давление?

- Мы на то и спецслужба, чтобы не работать публично. Мы не можем работать в публичном поле. Многие процессы происходят без внимания общества, и это нормально, так и раньше было. Даже до войны, каждый год мы обменивались агентами с другими службами. Процесс не был публичным, но в год меняли десятки человек, абсолютно разных государств. Недавно, когда произошел случай ареста в другой стране нашего гражданина, и этому придали излишнюю публичность, за счет внимания СМИ, общественности, такой "тайный" обмен произвести не удалось. Хотя если бы не давление на спецслужбы, то о том, что подобная ситуация имела место, даже никто не узнал бы.

Собеседники из СБУ рассказывают, что задержание, которое произошло благодаря инсценировке, позволило получить ценные доказательства причастности к заказу Российской Федерации. О каких именно доказательствах идет речь – мы не узнаем, пока не придет время. То, что мы видим, по словам специалистов, является лишь частью, а непубличной работы намного больше.

Агент, который занимался вербовкой, по словам собеседников, имел 23 подобных заказа. Достанутся ли они теперь другому вербовщику, или заказчик откажется от замыслов из-за того, что список теперь известен нашим спецслужбам – неизвестно. В любом случае, в СБУ утверждают, что такой человек не один. Их много, их нельзя выделить в конкретную группу.

Будут ли происходить подобные спецоперации в будущем? Учитывая, что они проводились и проводятся ныне, то да. И наши собеседники это подтверждают. А вот сбудутся ли опасения скептиков по поводу негативного влияния спецоперации на восприятие Украины в мире – будет зависеть от того, чем закончится это дело.

Безусловно, это не короткие сроки. Это все длительные процессы. Оглашают подозрение, потом задерживают или не задерживают, доставляют в суд, суд определяет меру пресечения. Дальше – длительное следствие, длительный судебный процесс. И на западе это также длится достаточно долго. Поэтому время покажет.

Вы сейчас просматриваете новость "Ложь во благо: как спецоперация с Бабченко отразится на Украине". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Игорь Рец

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...