Сделать стартовой
26,2
29,26
УКР

Недетские беды детей в Интернете: от секстинга до суицидов

Опасные флешмобы, груминг, секстинг и домашнее насилие

Николаев. Один из моментов прошедшего флешмоба против детских самоубийств "Мы выбираем жизнь"
Николаев. Один из моментов прошедшего флешмоба против детских самоубийств "Мы выбираем жизнь".

Мы продолжаем тему о преступлениях, направленных против детей, а также о несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом. Как уменьшить их число, как сделать жизнь наших маленьких соотечественников комфортнее и безопаснее? Об этом говорим с "главным детским полицейским" страны, начальником Управления ювенальной превенции Нацполиции Украины, полковником полиции Ларисой Зуб. 

Лариса Витальевна недавно побывала за рубежом, где приняла участие в международных форумах, посвященных этой важной для всякого общества проблеме. Опыт, например, британских коллег будет теперь использован в Украине.
Начала свой рассказ Лариса Витальевна с весьма больного для нашей страны вопроса о растлении несовершеннолетних.  

— Мы напрямую по функциональным обязанностям этой проблемой не занимаемся, но и пройти мимо не можем, — говорит полковник полиции. — Запустили образовательный проект, в рамках которого профессиональные психологи обучают следователей и всех, кто причастен к раскрытию такого рода преступлений, как распознавать следы сексуального насилия, как общаться с пострадавшим ребенком и так далее.

Меня всегда смущало то, почему у нас в суде потерпевшего ребенка расспрашивают о случившемся прямо лоб в лоб с его обидчиком!  Потому мы подготовили предложения, чтобы ребенка по таким случаям допрашивали, во-первых, не более двух раз, во-вторых, в специальной комнате, а не в зале суда, чтобы это записывалось на видео, которое служило бы доказательством в суде. Так делается во многих странах мира. Пока это проект, он дорабатывается. А тем временем детей часто допрашивают в общем зале суда...

  • Услышать своего ребенка

Как определить, подвергался ли ребенок сексуальному насилию? Первое — ребенку надо верить, во всяком случае, его надо слышать! Очень часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда, оказывается, потерпевшее дитя жаловалось маме, другим близким, но ему не поверили или не захотели поверить. Да, иногда дети склонны приврать, как бы отомстить за обиду и наговорить на кого-то. Но это надо внимательно выслушать и тщательно проверить. И не думать, мол, в нашей семье плохого просто не может быть, у нас все хорошо. Увы, сексуальные преступления происходят и в самых благополучных семьях.

  • Без вести пропавшие

Сейчас, на момент нашего разговора, неразысканными остаются 42 ребенка. Причины ухода детей из дома самые разные. Весной будут больше романтические причины... Отсутствие понимания детей с родителями, преследования в школе, тот же буллинг... Романтизм стоит последним в этом ряду. Наш сотрудник каждую ночь собирает все сведения о происшествиях с детьми, не только уходах, мы это анализируем и докладываем руководству. Кстати, все резонансные происшествия, связанные с детьми, находятся у главы Нацполиции на личном контроле. 

По весне чаще уходят подростки 13—17 лет, но, бывает, полицейские находят на улице ночью и трех-, а то и двухлетнего ребенка. Если, скажем, родители пьют, а дети имеют возможность выйти из дому... Составляется протокол, при повторе мы рекомендуем суду лишить нерадивых родителей родительских прав.

Опасная сеть

Очень много современных рисков для детей связаны с интернетом. Увы, во Всемирной сети есть и темная сторона, и в ней работают профессиональные вредители, отслеживающие все тонкости поведения детей, их вкусы, привычки, склонности. Там не только много раз обсуждавшиеся "Синие киты" (кстати, кое-кто утверждал, что это именно я вообще в свое время выдумала этих "китов", что, конечно, неправда), но и много другого, негативно влияющего на психику подростков. Были трагические случаи, после чего в УК появилась статья о наказании за доведение до самоубийства через интернет.

К сожалению, волна суицидов среди подростков не утихает. Вот только за январь 2019 года было 11 случаев! А за весь 2018 год — 105 суицидов! Есть даже парные случаи, когда двое подростков, договорившись, одновременно кончают с жизнью... Причина номер один — непонимание со стороны взрослых, когда детей не слышат. Велико также влияние интернета. Кому нужны детские суициды, кто к ним подталкивает? Извращенцы, люди с больной психикой, им это нужно для удовлетворения своих каких-то интересов. (Ювенальная полиция для предотвращения детских суицидов проводит немало мероприятий, например, прошел флешмоб "Мы выбираем жизнь" с участием ребят и полицейских. — Авт.)

Но нередко за таким влиянием стоят корыстные интересы, шантаж. Сначала под видом и аватаркой красивого сверстника входят в доверие к ребенку, просят, скажем, прислать интимные фото. А потом угрожают их опубликовать, если жертва не вышлет на некий счет деньги (это груминг, а обмен интимными фото между подростками — секстинг. — Авт.). Кстати, и родителям следует помнить, что когда они из лучших побуждений публикуют в соцсетях фото своего ребенка (мол, "вот какая красивая дочь!"), потом с этим изображением могут сделать что угодно. Выставить, исказив с помощью фотошопа, на порносайтах, этим фото могут воспользоваться извращенцы и т. д. 

Интернет: внимание — на круг общения ребенка

Продолжая разговор о детях в интернете, Лариса Зуб предупреждает родителей:

— Надо быть очень осторожными. И контролировать, куда твой ребенок заходит в сети. Главное тут — объяснять риски, запреты не помогут. Надо обращать внимание на круг общения ребенка, в том числе в сети. Бывает, что дитя, пообщавшись якобы со сверстником, уходит на свидание с ним, никому ничего не сказав. А там поджидает взрослый педофил…

В интернете ныне много опасных флешмобов и челленджей. Скажем, кинут клич: все худеем! И некоторые доводят себя до анорексии... Или: давайте соберемся там-то и побьем тех-то! И собираются, а последствия бывают очень негативными. Случаются массовые драки. Но вот банд в прежнем понимании, с криминальной иерархией (как в 80-90-х годах) ныне нет. Все по ситуации. 

Мы с этими явлениями боремся, разъясняем, проводим превентивные занятия в школах, разные акции, внедряем проекты. Например, "Безопасный интернет". Разработаны научные материалы, тематика бесед, отпечатаны буклеты и так далее. Мы проект внедряем по всем школам Украины, работаем и с детьми, и с учителями. Советы наши просты, но действенны: не заходить на незнакомые сайты, не принимать непристойные предложения. 

Кстати, по детской проблематике в сети мы очень плодотворно работаем с департаментом киберполиции НП МВД Украины. На все "острые" случаи выезжают наши совместные группы, коллеги отслеживают пути подростка в интернете, мы больше занимаемся родными, психологической поддержкой… Результаты объединяем, и это получается очень действенно.

Тем более что существует же и кибербуллинг. Ну вот простой пример. Девочка встречалась с парнем, верила ему, послала интимные фото… А потом поссорились, и подросток стал выкладывать это в сети. Сейчас, по новому закону, за такое родителям парня грозит большой штраф, а с девочкой должны работать психологи.

По этой теме мы также тесно сотрудничаем с британскими коллегами. На мой взгляд, у них многому можно поучиться. Сейчас активно готовим платформу с рекомендациями безопасности детей в интернете, которыми могут пользоваться и дети, и родители, и педагоги, и психологи. Опыт коллег используем также для усовершенствования законодательства по защите детей онлайн и от сексуальной эксплуатации.

Денис Чернышов: "Хотевшего сбежать парня нашли в вентиляции"

Чернышов: "За последние два года число несовершеннолетних осужденных уменьшилось более чем вдвое". Фото: пресс-служба Минюста
Чернышов: "За последние два года число несовершеннолетних осужденных уменьшилось более чем вдвое". Фото: пресс-служба Минюста

Замминистра юстиции Денис Чернышов рассказал, сколько в стране парней и девушек отбывают срок, где они сидят, почему закрываются колонии, чем занимают время подростков за решеткой и о победе осужденного парня на международном кинофестивале

— Денис Викторович, много ли в стране несовершеннолетних за решеткой? Сколько для них существует учреждений, каковы условия?

— Всего в Украине на сегодня 124 несовершеннолетних осужденных, из них 7 девочек, остальные — парни. А, скажем, на начало 2017 года, когда я уже был на должности замминистра юстиции, таких осужденных было 310. Число, как видим, сократилось более чем в два раза. Конечно, часть их по достижении совершеннолетия, если срок не закончился, попадают в обычные учреждения для совершеннолетних, но ведь заработал и институт пробации (когда суд приговаривает к наказанию, не связанному с лишением свободы) в стране, что сильно сократило количество несовершеннолетних, попадающих в места заключения.

Содержатся несовершеннолетние в Украине в трех колониях (там только подростки, взрослых нет), а также есть сектор для осужденных девочек при Мелитопольском учреждении исполнения наказаний (это женская колония, смешанных по гендерному признаку наших учреждений в стране нет). Единственное место, где могут встретиться в местах лишения свободы несовершеннолетние и взрослые заключенные, — это в СИЗО. Они, конечно, как правило, сидят в разных камерах, но все же это некий социум, и пересечения возможны.

За последние два года мы закрыли две колонии для несовершеннолетних — Дубинскую и Куряжскую. Последняя особо знаменита была тем, что ею руководил когда-то известный педагог Макаренко, в ней расположен его музей, который, кстати, после расформирования колонии сохранен и работает. К тому же, на территории колонии расположен Куряжский монастырь. А количество содержавшихся там несовершеннолетних осужденных стало столь малым, что возникла необходимость это учреждение расформировать как место исполнения наказаний.

— А при каких цифрах количества осужденных вы начинаете процесс расформирования учреждений?

— Если количество осужденных 50% и менее от планового наполнения, мы начинаем думать о процессе оптимизации. Вопрос закрытия — непростой, ведь мало перевести в другие колонии осужденных, надо же решить вопрос трудоустройства наших сотрудников. В этом плане мы тесно сотрудничаем с профсоюзами. Ведь тут в один узел завязано много проблем, начиная от жилья для сокращаемых сотрудников — до трудоустройства семей, школы, детсады и прочее.

— И как решаете эти проблемы?

— Увы, единого рецепта для всех нет. Например, несколько наших бывших колоний мы передали Минобороны. Ведь это готовый комплекс для военного городка: те же казармы, общежития, склады, столовая, плац, административные здания, охрана периметра, пусть и без колючей проволоки... И когда мы передаем такие городки, обязательно просим максимально трудоустроить наших сотрудников. 

— Вернемся к несовершеннолетним осужденным. Среди них есть совершившие тяжкие преступления, убийцы? И, если есть, как они содержатся? Отдельно от других категорий или вместе со всеми?

— Есть и убийцы. Для них нет отдельных колоний или отрядов, но на месте начальник колонии решает, кого с кем содержать с точки зрения режима, безопасности и других факторов. А вообще в колониях для несовершеннолетних вполне нормальные условия. А коллективами воспитателей, психологов я был просто приятно поражен, насколько там преданные своему нелегкому труду люди. Уровень их самоотдачи в разы больше, чем в обычных колониях. Сами же подростки по закону трудиться могут лишь по собственному желанию, да и промышленных зон в таких колониях практически нет. Так что речь может идти только о хозяйственных работах.

Но занять время подростков чем-то полезным все равно необходимо. Поэтому в таких колониях мы сейчас внедряем специальные программы для несовершеннолетних и их близких. Например, сейчас под эгидой Центра Помпиду мы начали программу "Семейная конференция". Картинка такая: в буквальном смысле круглый стол, сидят воспитатель, психолог, наш подопечный и его родители или другие близкие родственники. И они совместно разбирают, какие у подростка есть проблемы, почему он попал за решетку, в чем недоработка, скажем, родителей, и т. д. Я наблюдал за такими конференциями, и скажу, очень, на мой взгляд, трогательно и действенно. И задача не "затюкать" подростка, свалив на него всю вину, а именно "разложить по полочкам", понять, где допущены ошибки и как не допустить их впредь. И, я вам скажу, не каждый подросток и его родители осмеливаются на такой шаг.

— С какими еще международными организациями вы сотрудничаете в деле перевоспитания заключенных, в частности несовершеннолетних?

— Их список очень велик, это и структуры ООН, и Евросоюз, и Совет Европы, и Красный Крест... Проводим даже специальные донорские конференции для международных партнеров. Нам помогают правительства многих развитых стран, например, Канады, Норвегии, Нидерландов, на днях общался с послом Швейцарии в Украине, возможно, тоже будем сотрудничать в определенных проектах. Мы говорим сейчас обо всей нашей пенитенциарной системе, но вопросу о детях, разумеется, уделяется особое внимание. Причем это не только просто материальная помощь, вроде денег, постельного белья или термосов для горячей пищи, медикаментов и прочего. Речь идет и об образовательных проектах, тренингах, поездках за рубеж для обучения и перенятия опыта... Очень активно участвует в этом, например, руководитель Прилуцкой колонии. А затем делится приобретенными знаниями со своими коллегами. Опыт стран, потративших на совершенствование пенитенциарной системы не одну сотню лет, дает возможность и нам, образно говоря, перескочить в своем развитии через пару ступеней.

Активно участвуем в программе DOKUDAYS. Один из наших несовершеннолетних, находящийся в системе пробации, даже стал лауреатом фестиваля документальных короткометражек в Нидерландах. Ездил туда, получил приз и, понятно, что свою будущую жизнь наш нынешний подопечный совсем не ассоциирует с преступным миром.

— А если бы он имел реальный срок, а не участвовал в программе пробации, смог бы поехать на фестиваль?

— Нет, конечно. Надо понимать, что пробация — это испытание, если осужденный, будь то несовершеннолетний или взрослый, его не пройдет, ему суд может поменять условный срок на реальный — человек отправится в места лишения свободы.

— Совершают ли несовершеннолетние ребята преступления, уже будучи осужденными и находящимися в колониях?

— Да, такие случаи бывают. Например, нападение на офицера, нашего сотрудника. Или конфликты между собой с нанесением телесных повреждений различной тяжести.

— Есть ли случаи побега или попыток сбежать среди несовершеннолетних заключенных?

— В прошлом году один такой парень пытался сбежать из Лукьяновского СИЗО в Киеве. Во время прогулки спрятался в вентиляционном канале, где его и обнаружили наши сотрудники. Так что побег не удался. Но выяснилось все не сразу. То есть поначалу парень просто исчез. Мы сообщили, естественно, в полицию, однако было видно, что охранный периметр учреждения он не пересекал. Стало быть, с большой долей вероятности мы предположили, что паренек просто где-то спрятался, рассчитывая, возможно, в темное время попытаться сбежать из СИЗО. Стали проверять такие места и нашли его.

Напомним, ранее эксперты назвали соцсеть, которую чаще всего используют для совращения детей. Согласно отчету английского Национального общества по предупреждению жестокого обращения с детьми, Instagram — это наиболее используемая платформа для грумеров.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Недетские беды детей в Интернете: от секстинга до суицидов". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Корчинский Александр

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь