Пианисту оторвалу две руки в бою — военный разведчик

22 Июня 2012, 06:30

85-летний ветеран — о том, как стал самым юным ординоносцем и как его рвали на сувениры американцы

После войны. Разведчик продолжил службу в армии, и ныне фронтовик — полковник в отставке
После войны. Разведчик продолжил службу в армии, и ныне фронтовик — полковник в отставке

Накануне 71-й годовщины начала ВОВ мы побывали в гостях у военного разведчика, полковника в отставке Дмитрия Матюшенко. Красноармейцем он стал в 15 лет, в январе 1943-го. Свою первую медаль "За отвагу" получил, когда ему было 16. За три недели до окончания войны рядовому Дмитрию Матюшенко исполнилось только 18 лет. К этому времени на его груди были ордена Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Славы III степени, медали. Немногие солдаты могут сказать, что получили награды в столь юном возрасте, не говоря уже о том, что только единицы дожили до наших дней.

НАЧАЛО ВОЙНЫ. В июне 1941-го Матюшенко было всего 14 лет, и то лето он проводил в селе под Харьковом. Весной 1942-го фронт становился все ближе и ближе, по дорогам потянулись колонны беженцев. "Я отходил в тыл вместе с частями Красной Армии. И было так: сегодня немцы позади нас, а завтра — уже впереди. Нам приходилось не меньше 5 раз выходить из окружения. Прошло несколько месяцев, и я решил, что мне надоело скитаться. Пришел на пересыльный пункт Донского фронта и попросился на передовую, — вспоминает Дмитрий Андреевич, — Офицер спрашивает у меня: "Сколько тебе лет?" Отвечаю: "17" (хотя на самом деле парню было 15). Дальше вопрос: "Документы есть?" Говорю: "Нет", но тогда такое часто было. Вот так я и стал рядовым".

Чтобы попасть на фронт, накинул себе годков. Фото: А.Яремчук 

Через время Дмитрия отправил и служить в контрразведку, где он и получил свою первую медаль. "Мы захватили диверсанта, не знаю, какие у него были задачи. Мне, рядовому, о таких вещах не рассказывали. Знаю, что он был не немцем, а русским, из армии Власова. И надо было мне этого диверсанта конвоировать в штаб дивизии. Идти пришлось 3—4 км, и когда мы отошли на приличное расстояние, власовец кинулся на меня. Хотел вырвать автомат — не вышло! И тут же из леса показалась группа немцев... Я принял простое решение — расстрелял всех", — вспоминает Дмитрий Андреевич.

РАЗВЕДКА. Спустя некоторое время парень попросился в разведку. Говорит, что прельстила военная романтика, захотелось совершать рейды за линию фронта с опасными заданиями. Мечта сбылась. За всю войну рядовой Матюшенко около 40 раз ходил за "языком". Но не все попытки взять пленного были успешными. Из 10 удачными были

1-2 ОПЕРАЦИИ. "Однажды, во вражеском окопе вижу, как в меня целится немецкий капитан. Вскидываю автомат, нажимаю курок — осечка. Капитан стреляет, промахивается. Еще выстрел, и вновь промах. И тут в него метко стреляет уже мой боевой товарищ, — вспоминает ветеран. — Было ли мне страшно? Ко всему привыкаешь... Бывало, летят бомбы, а ты им улыбаешься и мысленно говоришь: "Я же вижу, что ты сейчас мимо меня пролетишь". Но вот уже после войны в меня едва не попала шальная пуля (я был недалеко от полигона). Вот тогда я по-настоящему испугался! А на фронте... нельзя сказать, чтобы совсем не было страшно, но смерти в мирное время боишься сильнее".

КУКУРУЗА. Из всех переходов через линию фронта Дмитрию Андреевичу больше всего запомнился случай, который произошел в Венгрии. Разведчикам предстояло ползти до траншеи противника примерно 350—400 метров, чтобы взять "языка". Ползти надо было по снежному полю, на котором кое-где торчали стебли кукурузы.

Разведчики. Дмитрий (второй слева) с боевыми товарищами. Фото: А. Яремчук

"Дотрагиваешься до высохших листьев — и сразу треск, который далеко слышно. А нам же надо было двигаться в абсолютной тишине, чтобы себя не выдать. Часа 2—3 мы ползли, потом был бросок — 20—30 метров. Прыгнули в окоп врага... А там никого! Дальше по траншее — бегом, видим немцев, завязывается короткий бой, — вспоминает разведчик, — Трудно о той драке рассказывать. Двух или сколько-то немцев я застрелил, но нужно же живого взять! Одного схватил, придавил к земле автоматом, попросил товарища помочь. Вытащили его за руки из траншеи — и бегом к нашим окопам! Немцы всполошились, началась стрельба. В небе вспыхнули осветительные ракеты. Палили не только из пулеметов, но и из минометов. Мы бежим изо всех сил, и нашего пленного тоже погонять не надо — понимает, что может вместе с нами погибнуть. Добежали, притащили этого парня к начальнику разведки... Какая там радость была!" Пленный дал ценные сведения, и за этот ночной рейд Матюшенко получил орден Славы III степени.

БЕЗ НАГРАДЫ. В Венгрии произошел еще один памятный для нашего героя случай. "Мы заняли высоту у большого венгерского села. Но немцы лезут и лезут. Наших всего 17 бойцов осталось, и командование приняло решение бросить в бой разведчиков, — вспоминает ветеран. — Прибыли на ту высоту. Там радость, ведь мы и хорошо подготовлены, и снаряжены были. Отбили атаку, но... По тому, как мы сопротивлялись, немцы поняли, что в бой вступило какое-то элитное подразделение. Конечно, они решили стереть нас с лица земли. Начался ужаснейший артиллерийский обстрел, ужаснейший. Минут 20, наверное, продолжался. Когда все стихло, мы начали подсчитывать потери. Нас, разведчиков, было 50 — осталось 20. Погибших мы на этой же высоте и похоронили. Был у нас один парень-музыкант. Бывает, зайдем в какой город, он найдет трофейное пианино — и играет нам... Так вот, в этом бою ему обе руки оторвало. 30 человек мы потеряли, но больше всего жаль было того парня".

15-летний красноармеец (слева). Фото: А.Яремчук

В тот раз разведчики фактически спасли целый полк. За этот военный эпизод командир полка получил звание Героя Советского союза. Множество орденов получили другие офицеры, но только не разведчики. "В наградных листах парторг написал о нашем бое, и зачем-то добавил, что мы подбили танки врага. Но этого на самом деле не было. Надо было переписать все бумаги заново, но был конец войны, не до того уже было. В 1946-м я решил узнать, что с нашими наградами, но мне ответили: "У нас нет бланков, чтобы все правильно оформить". Больше я этот вопрос не поднимал", — говорит ветеран.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ. "8 мая мы были в в Санкт-Пельтене (Австрия). Там встретились с союзниками — американцами, и на радостях обнимались, поздравляли друг друга. Союзники на моей гимнастерке чуть ли не все пуговицы поотрывали на память, — вспоминает Дмитрий Андреевич. — Наши где-то достали шнапс, и мы распили его вместе с американцами: и за встречу, и за скорое окончание войны. А в ночь на 9 мая мы узнали, что война окончилась! И сразу стало твориться что-то невероятное — началась такая стрельба в воздух, что куда там артподготовке! Палили все, палили одновременно и из всех видов оружия, даже — из пушек! Не жалели ни патронов, ни снарядов — они уже больше были не нужны!"

Вы сейчас просматриваете новость "Пианисту оторвалу две руки в бою — военный разведчик". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Влад Абрамов

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...