Подводный спецназ: нужны ли украинской армии боевые дельфины

27 Ноября 2017, 07:30

Морских животных вновь хотят призвать на военную службу, не зная как и что получится

США. Специально обученные дельфины здесь давно несут боевое дежурство, и военные делят с ними на равных тяготы и радости совместной службы. U.S. Navy
США. Специально обученные дельфины здесь давно несут боевое дежурство, и военные делят с ними на равных тяготы и радости совместной службы. U.S. Navy

У каждой истории есть свое начало и свой конец. Иногда финал, как в сказке, светлый, счастливый, иногда наоборот. Есть и такие ситуации, где кажется, что концовка вот-вот наступит, но этого почему-то не происходит. Та, о которой мы хотим рассказать, — из таких вот замороженных, долгоиграющих.

В свое время в Украине был особо важный, строго охраняемый, поистине уникальный объект. Его персонал обучал и готовил для военных целей не людей, а морских животных — черноморских дельфинов-афалин.

Спецобъект в Казачьей бухте

Из-за повышенного режима секретности о войсковой части 13132-К (другие названия — Площадка-75, 184-я Научно-исследовательская экспериментальная база ВМФ СССР, еще позже — НИЦ "Океанариум") было минимум открытой информации.

Объект создали в 1965 году в бухте Казачья в Севастополе совместным постановлением Совета Министров Союза и директивой Главкома ВМФ в разгар холодной войны и острого противостояния СССР и НАТО.

Цель — изучение физиологических, гидродинамических, гидроакустических особенностей морских млекопитающих в качестве моделей проектирования средств борьбы на море, их подготовка и обучение как ПБТС — подводных биотехнических систем для поисковых работ, противоминной обороны, охраны акватории военно-морских баз, рейдов от проникновения боевых пловцов-диверсантов.

К тому времени аналогичные задачи с участием специально обученных и тренированных морских животных успешно решались в США. Советское военное руководство предприняло ответный ход, поручив разработать комплексную программу гидробионических исследований также для использования в интересах военно-морских сил.

— Именно под эту программу и появился НИЦ, позже ставший подразделением ВМФ Союза по подготовке боевых морских млекопитающих, — рассказал "Сегодня" бывший заместитель начальника Генштаба и экс-замминистра обороны Украины адмирал Игорь Кабаненко. — На этом режимном объекте проводились различного рода научно-исследовательские работы по созданию биотехнических систем, от наблюдения за содержанием морских животных в искусственных условиях и до подготовки к выполнению боевых задач с использованием специальных приборов и средств вооружения...

Уже первые месяцы принесли обнадеживающие результаты. Афалины показали себя умными, сообразительными, послушными учениками. Легко поддавались дрессировке, быстро схватывали суть задач, охотно выполняли их.

— Начиная с 1975 года хорошо зарекомендовавшие себя в ходе тренировок дельфины встали на круглосуточное боевое дежурство при входе в Севастопольскую бухту и несли его фактически в течение последующего десятилетия холодной войны, — продолжает адмирал.
Кроме дежурства, дельфинов привлекали для поиска затонувших и находящихся на различных глубинах объектов, в том числе небезопасных, представлявших угрозу экологии Черного моря. Например, захороненных после Второй мировой близ Севастополя боевых химических веществ в емкостях. С помощью афалин обнаружили и подняли десятки, сотни единиц затонувших в ходе войны и уже после нее вооружений и военной техники.

По некоторым данным, за 15 лет дельфины выявили различных объектов на общую сумму от 30 до 70 млн гривен (по другой информации — около 50 млн рублей). Поиск велся в труднодоступных местах, при низкой видимости, сложных профилях грунтов, под толстым слоем ила, где люди и техника были мало- либо вовсе неэффективны. Дельфины в неволе, как правило, размножаются редко. В Казачьей же самки регулярно рожали детенышей, радуя персонал и посетителей. 

Период полураспада

После обретения Украиной независимости и раздела Черноморского флота НИЦ был передан Украине, вошел в состав наших ВМС, а затем стал филиалом Центрального НИИ ВСУ.

Несмотря на оргмероприятия, суть и задачи практически не менялись — поисково-спасательные, подводно-технические, подводные, судоподъемные, водолазные и иные работы на море и в водных бассейнах. Не сворачивалась и программа с обучением, подготовкой дельфинов. В 2002 году Кабмин Украины своим распоряжением на базе филиала ЦНИИ создал самостоятельную структуру — Научно-исследовательский центр "Государственный океанариум".

— Он занимался обучением, подготовкой дельфинов, а также морских сивучей, параллельно проводя работы по развитию гидронавтики, созданию биоэлектронного комплекса мониторинга экологического состояния моря, другим важным направлениям, — отмечает Кабаненко. — Позже появилась дельфинотерапия — лечение и реабилитация больных детей. За два десятка лет ее прошли около 8,5 тыс. пациентов...

Уникальная научная база, солидный практический опыт персонала, разветвленная инфраструктура, включающая специальные гидротехнические сооружения, плавучие вольеры, телеуправляемые подводные аппараты, использование дельфинов, обученных работать как во взаимодействии с другими силами флота, так и самостоятельно, превратили океанариум в крупнейший профильный научно-исследовательский центр. По своим возможностям и потенциалу не многим уступающий американскому — в Сан-Диего.

Правда, некоторые из украинских министров обороны и военачальников несколько раз пытались значительно сократить штат сотрудников, а в 2013-м даже распустить океанариум, "прихватизировав" принадлежавшие ему заповедные территории под внешне благовидными предлогами борьбы с коррупцией, хищениями и злоупотреблениями. Подключались Счетная палата, военная прокуратура, другие контролирующие службы и ведомства.

— В севастопольском океанариуме работали около 250 сотрудников, и он имел такие же бюджетные ограничения, как большинство подразделений Минобороны, выживая и едва оставаясь на плаву, — продолжает адмирал. — Под прикрытием отделения коммерческой части деятельности от оборонных задач в 2013 году вышла директива МОУ о расформировании океанариума со сроком исполнения — март 2014-го...

Однако то, чего не удалось сделать директивой из Киева, произошло чуть позже — в связи с аннексией Крыма Российской федерацией. Оккупантам даром достались корабли, суда, техника, вооружения, объекты инфраструктуры ВМС Украины, ну и океанариум с морскими животными и персоналом в придачу.

На службу в ВСУ перешло лишь несколько его военнослужащих и научных сотрудников (большинство продолжило работу под российским флагом). НИЦ "Государственный океанариум" перебрался из Севастополя в Одессу. Люди долго ютились в не приспособленных помещениях. Тем не менее на конкурсной основе начали подбирать новые кадры, искать более подходящее здание и начинать с чистого листа.

Все, кроме "малого"

А что же с дельфинами, спросите вы. Этот же вопрос интересовал и "Сегодня". Ответ руководства НИЦ обескуражил:

— Их нет!

На сегодняшний день у "Государственного океанариума" действительно — ни единой афалины. Основная часть морских животных — в Казачьей бухте, у россиян. Нескольких отдали в аренду за рубеж — они выступают в развлекательных и оздоровительных программах в Турции. Вот, пожалуй, и все.

Год с небольшим назад в океанариуме организовали курс дельфинотерапии для реабилитации вернувшихся из зоны проведения АТО военнослужащих ВМС с диагнозом "посттравматический синдром" . Идея хорошая, нужная, и отзывы были положительными. Только афалин для этого курса выделила известная коммерческая фирма, обладающая целой сетью дельфинариев.

Почему не было своих, специально обученных? Этому помешали прозаичные бюрократические препоны. Океанариум давно просит местную власть выделить подходящую прибрежную территорию под обустройство базы. Ходатаям-просителям не отказывают, но и навстречу не идут.

Океанариум существует — физически и юридически. Кадры пока тоже. Не хватает "малого" — дельфинов. Да если б и были, разместить их негде. Тех, что предыдущее руководство отправило за границу, пытались вернуть и даже посылали гонца. Однако предприимчивые турки на контакт не пошли. Не помогли правоохранительные органы и суды. Кому охота ввязываться в тяжбу, длящуюся не первый месяц и конца-краю которой не видно...
За это время погибли два арендованных дельфина. Один из самых способных, умных, по кличке Илья — всего полтора месяца назад.

Руководитель центра Андрей Дончак, в прошлом десантник, человек непростой судьбы, упрямый, настойчивый, сдаваться не намерен. Но без поддержки сверху ему вряд ли справиться.

new_image2_538

Украина. Реабилитация бойцов, вернувшихся из зоны АТО. Фото: Управление прессы МО Украины

Не под запись

Почти на все наши вопросы полковник отвечал уклончиво, обтекаемо, попросив не включать диктофон. Позже, и не от него, а офицеров приоткрылась вероятная причина сверхосторожности — вроде ему подыскали замену, и на место претендует целых восемь кандидатов...

— Очевидно, начальство считает, что свою задачу наш командир выполнил, не дав развалиться центру и разбежаться людям, а теперь должен уйти, — поделился не под запись подчиненный Дончака. — А может, центр не нужен ни Министерству обороны, ни командованию ВМС. Пусть дельфиний спецназ ушел в прошлое, но афалин ведь можно не только в боевых целях использовать. Между прочим, в той же Казачьей бухте россияне и от дельфинотерапии не отказались, и боевых животных продолжают обучать по специальным, усовершенствованным программам. Недавно еще пять молодых особей приобрели. Но если нашему центру уготована иная участь, надо сказать об этом прямо и не держать людей, как заложников, в подвешенном состоянии...

Когда-то "Государственный океанариум" находился в ведении Генерального штаба. Потом был переподчинен командованию Военно-морских сил Украины. Надеялись получить оттуда хотя бы краткий комментарий. Но нам сообщили, что его не будет.

На перекрестке мнений: за и против

  • "Никаких перспектив в обозримом будущем"

Анатолий Лопата, бывший начальник Генерального штаба ВСУ:

— Нужен ли Украине дельфиний спецназ? Мое личное мнение — весьма сомнительно. Сегодня, во всяком случае, вряд ли можем себе его позволить. В ближайшей перспективе тоже не вижу возможности возобновить тот научный потенциал, который был и который после событий в Крыму утерян. Это задача государственная, стратегическая. Но не обозначенная. Нет задачи — не будет и финансирования.

  • "Закрадываются сомнения, нужны ли мы вообще"

Евгений Тыщук, научный сотрудник НИЦ:

— Наш центр уже трижды хотели ликвидировать. Причем ставят в вину, что нет дельфинов и своей базы. Но без поддержки государства мы эти задачи не решим. Дельфины не будут жить где попало: им нужны надлежащие условия содержания, питания, определенная глубина, соленость воды. Люди надеялись, что после 2014 года будет прорыв, будут свои дельфины, своя база. Что деньги найдутся, подключатся инвесторы, придет помощь. А вышло гораздо консервативнее, чем могло быть. Землю, которую просили, якобы уже отдали коммерческой структуре. Закрадывается мысль, нужен ли центр кому-то еще, кроме работающих здесь.

  • "В союзе такой спецназ был, а в Украине — не скажу"

Анатолий Матвеев, экс-начальник Главного управления военной контрразведки СБУ:

— В свое время мне по роду службы приходилось бывать в севастопольском океанариуме. Проводившиеся там работы имели закрытый характер. Откровенно скажу — они были на грани международных соглашений об использовании животных в военных целях. При Союзе океанариум активно развивался, имел перспективы, боевые дельфины защищали бухты от вероятного противника, хотя в тонкости я не вникал, занимаясь только оперативным блоком и соблюдением режима. Знаю одно: при Союзе дельфиний спецназ был. А в независимой Украине — сказать не могу...

  • "Наши разработки под сукно не спрятаны"

Анатолий Ляшенко, ведущий научный сотрудник НИЦ:

— Здесь я прослужил полтора года и теперь по возрасту уволен. Наш отдел разрабатывал методики и анализировал вопросы использования морских животных в военных целях. Эта тематика чрезвычайно интересна. На фоне преобладающих в обществе стереотипов об их дружелюбии изучали и темные стороны характера, поведения животных. У них, как и у людей, проявляется негатив, деление на сильных и слабых, которые в свою очередь объединяются между собой и нападают на вожаков, самок. Нередко это объясняют гормональным подъемом, прочими причинами, досконально еще не изученными. Работать есть над чем. И наши материалы под сукно не спрятаны. Часть утверждена либо находится в стадии утверждения. Предложения по подготовке, обучению, боеприменению дельфинов для обороны береговой полосы, охраны плавсредств принимаются к сведению и, уверен, будут востребованы. Выделят землю под полевую базу, все образуется, и дельфины еще послужат, точно вам говорю.

  • "Животные из красной книги — безусловно, табу"

Владимир Борейко, директор Киевского эколого-культурного центра:

— Дельфины занесены в Красную книгу, и согласно Закону их использование в военных целях запрещено – двух мнений быть не может. Закон о Красной книге нужно выполнять. Если очень хочется, пусть обучают военному искусству других животных. А нам рассказывают, как здорово готовить боевых дельфинов. Понять служивых не трудно — им нужно как-то выживать и обосновывать выделение средств. Но краснокнижные животные — безусловно, табу. И еще о том, что касается дельфинотерапии: где научные статьи, подтверждающие, что больные излечиваются, реально чувствуют себя лучше? Мне не попадались. Любое общение с природой позитивно — с лошадьми, собаками, кошками. Но выделять дельфинов бы не стал...

  • "Они не только обучаемы, но и нас многому научат"

Игорь Кабаненко, экс-замминистра обороны:

— Морские млекопитающие имеют значительные преимущества перед самыми современными техническими средствами. Натренированный дельфин стопроцентно заметит боевого пловца в придонном слое, что гарантированно не сделает даже новейший гидролокатор. В то же время в последние годы ареал млекопитающих уменьшался, а вылов черноморских афалин был запрещен из-за имплементированных в Украине международных ограничений, связанных со снижением популяции в природной среде... Когда впервые увидел тренировку дельфинов, впечатления были незабываемы: эти разумные морские животные чувствуют характер, настроение, психофизиологию человека даже тоньше, чем он. Афалины легко обучаемы, к тому же способны научить и работающих с ними в группе людей ответственности, четкости, точности выполнения заданий. Их подготовка — это даже не дрессура, а скорее совместный с человеком тренинг. Что касается потери севастопольского океанариума весной 2014 года, то ее следует рассматривать в контексте всех драматических событий того периода. Считаю, как и прочие активы Украины, объект реально было и защитить, и сберечь.

  • "Не стоит браться, не любя работу и животных"

Сергей Титаренко, водолазный специалист НИЦ:

— Мне выпало работать в Казачьей бухте с 2008 года, а после известных событий 2014-го переехать в Одессу. Все перипетии этого периода пережил на себе и знаю не с чужих слов. Приходилось слышать о подводном спецназе, боевых дельфинах, но, думаю, такие термины не уместны. Животные, с которыми работал, были нацелены на защиту, а не атаку. Они обучались и готовились противостоять диверсантам. И тренировались для выполнения этой задачи, но не для поражения либо уничтожения. При помощи своих природных сонаров (грубо говоря, гидролокаторов, средств звукового обнаружения подводных объектов. — Авт.) животные вычисляли работу водолаза, находили его, сигнализировали об этом. Занимались с ними штатные тренеры, а мое подразделение отрабатывало действия тех, кого их воспитанники должны были обнаружить и подать об этом сигнал.

Может быть, мне повезло, но недружелюбных, агрессивных дельфинов не видел. Редкие моменты раздражительности бывают, например, когда в бассейне вода выше положенной температуры. Да, у каждого свой нрав — игривый, озорной, азартный, замкнутый, вредный. Ведущие и ведомые, на вторых ролях, смелые, отчаянные и откровенно боязливые. Но все, в той или иной степени, поддаются дрессировке. Главное — найти контакт. Дельфин тренируется не ради еды, которую ему подбрасывают в качестве поощрения, — ему интересно. Без этого работать не будет. Те, кто приживается, предрасположенность к дикой жизни утрачивают. Питаются только мороженой рыбой, а живой, которая сама заплывает к ним, могут и пренебречь. А если поймают, то выбросят тренеру — вроде как угостят...
Конечно, содержать дельфинов, кормить, ухаживать за ними, чистить бассейн, вольеры, убирать продукты жизнедеятельности, лечить, проводить диспансеризацию — все это довольно хлопотно и требует немалых усилий. Но если любить свою работу и любить животных — все получится. Иначе браться не стоит.

Устают они так же, как мы, видел не раз после сеансов дельфинотерапии — были словно выжатый лимон. Насчет этой терапии у меня тоже свое мнение — нельзя ее на поток ставить, превращая исключительно в зарабатывание денег.

Жаль ли, что такая серьезная база, ранее принадлежавшая Украине, теперь оказалась у россиян? Не то слово. Очень жаль...

Вместо послесловия

Чем завершится история, неизвестно ни людям, ни дельфинам. Сотрудники океанариума верят, что их НИЦ все еще нужен ВМС. Экологи думают иначе (в Киеве недавно именно по их требованиям закрыли большой дельфинарий, и активисты предупредили, что на этом не остановятся). Будет ли найден компромисс, неясно. И вроде бы все логично — война, зима, не до зверей. А им на корм рыбу трех сортов закупать надо, холить-лелеять постоянно, порой и через специальный зонд пищу вводить, чтобы не умерли, язву желудка заработав. Морока! Ну а пока наши афалины зарабатывают на жизнь в заграничных дельфинариях. Симпатичная самка Фрося случайно встретилась "Сегодня" в турецком курортном Мармарисе. И молодой психолог-одессит был в тот день рядом. Правы спецы — все как у людей. В смысле — как у трудяг-заробитчан, уехавших за тридевять земель.

new_image3_463

Турция. В здешних дельфинариях можно увидеть наших афалин. Фото: А. Ильченко

Вы сейчас просматриваете новость "Подводный спецназ: нужны ли украинской армии боевые дельфины". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Александр Ильченко

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...