Сделать стартовой
25,86
29,03
УКР

Саммит Украина – ЕС: как прошла 21-я встреча лидеров и что осталось за кадром

В Брюсселе выделили больше финансовой помощи, но из-за смены глав европейских институций завоевать доверие ЕС станет сложнее

Дональд Туск, Владимир Зеленский и Жан-Клод Юнкер
Дональд Туск, Владимир Зеленский и Жан-Клод Юнкер. Фото: AFP

Ежегодная встреча лидеров Украины и Европейского союза на самом высоком уровне, которая проходит попеременно то в Киеве, то в Брюсселе, прошла без особых неожиданностей и сюрпризов. Хотя внутриполитических неурядиц, связанных с досрочными парламентскими выборами и транзитным периодом власти, все же, избежать не удалось. Да и в самом ЕС после выборов в Европарламент происходит смена руководителей ключевых институций. Именно поэтому там настаивали перенести саммит на осень. Но, по словам экспертов, Киев настоял, чтобы встреча прошла по графику вначале июля. 

Для глав Еврокомиссии и Европейского совета 21-й саммит Украина-ЕС стал прощальным. В декабре заканчиваются мандаты большого друга Украины Дональда Туска и Жан-Клода Юнкера. Имена преемников уже известны и позитива Украине это не прибавляет. Эксперты отмечают, что теперь авансом Украине уж точно ничего не светит, а за благосклонность ключевых европейских институций нужно будет побороться, учитывая растущие там пророссийские настроения. 


Главные тезисы итоговой декларации саммита, как и писал сайт "Сегодня", были согласованы еще в июне. Во-первых, как и в прошлогодней декларации юбилейного саммита, в совместном заявлении 21-го саммита также в пункте 3 ЕС "признал европейские стремления Украины и поприветствовал ее европейский выбор, как это закреплено в Соглашении об ассоциации". Хотя саммит в 2017 году, как известно, закончился вообще без декларации, так как Нидерланды, Германия и Франция не соглашались даже с такой формулировкой. 

Во-вторых, Брюссель подтвердил, что готов предоставить Киеву второй транш макрофинансовой помощи на 500 млн евро, но только после выполнения ряда условий. 

"Обе стороны подчеркнули важность поддержания Украиной макроэкономической стабильности, реализации программы МВФ, выполнения всех мероприятий в рамках Программы макрофинансовой помощи ЕС, а также поддержания независимости Национального банка и стабильности финансового сектора. ЕС готов выделить 2-й транш (500 млн евро) четвертой программы макрофинансовой помощи, как только соответствующие условия будут выполнены". 

В-третьих, на саммите Кабмин и Еврокомиссия подписали пять финансовых соглашений. ЕС выделяет более 120 млн евро на помощь Донецкой и Луганской областям, а также Приазовью, на децентрализацию, антикоррупционные инициативы, выполнение Соглашения об ассоциации в части зоны свободной торговли, а также поддержку гражданского общества и культуры. 

Виталий Мартынюк

эксперт Центра "Стратегия XXI"

Я бы разделил результаты этого на саммита на два блока – политический и экономический. В политическом смысле слова о перспективе членства Украины в ЕС прозвучали только из уст президента Украины. Ни один из руководителей ЕС даже никакого намека на это не дал. Между тем речь шла о противодействии российской агрессии, что ЕС остается приверженным продолжению санкций. Хотя, учитывая, что эти руководители скоро уйдут со своих должностей, на неизменность санкционной политики можно надеяться до следующего июня-июля, когда санкции нужно будет в очередной раз продлевать. Когда будут новые руководители ключевых европейских институций, тогда уже можно будет судить об их позиции, как они будут ставить этот вопрос на Европейском совете. Из позитива – ЕС уделяет внимание не только политическим заявлениям, а и продолжению санкций, поддержке украинских регионов, которые пострадали от российской агрессии. Это и украинское Приазовье, и части Донецкой и Луганской областей. Более того, Приазовье здесь в более широком смысле, так как от блокирования Россией Азовского моря страдают порты, и соответственно экономическая деятельность вдоль Азовского побережья. А Луганская и Донецкая области – это восстановление, гуманитарные вопросы, противоминная деятельность, учитывая тысячи погибших от остатков мин. Ну и, собственно, сам визит Дональда Туска в Станицу Луганскую в воскресенье показал, что ЕС уделяет этому существенное внимание. Пять финансовых соглашений, которые подписали на саммите – это экономический блок результатов саммита – все они касаются Соглашения об ассоциации. Тут бы я выделил аграрный сектор и энергетику. Постепенно набирает обороты Соглашение о зоне свободной торговли, открывая европейские рынки для украинских товаров. Здесь ЕС хочет быть защищенным от некачественной или несертифицированной продукции из Украины. А ЕС, как мы видим, нуждается в такой продукции, поэтому требует внедрения европейских стандартов в Украине. Именно на это направляется один из пакетов помощи, что абсолютно очевидно. Что касается энергетики, была задекларирована помощь на 100 млн евро, из них 80 млн от ЕС и 20 млн от Германии. Хотя эти пакеты нужно еще разработать, поскольку часть из них пойдет на финансирование Фонда энергоэффективности, а часть – на проведение разных структурных реформ, которые будут способствовать энергоэффективности. Большая часть все-таки пойдет на Фонд энергоэффективности, получателями этих денег могут стать ОСББ. А кто поможет украинским предприятиям? Возможно, другую часть финансовой помощи можно будет направить на промышленность? Но пока ответа на этот вопрос нет. Ну и по второму траншу макрофинансовой помощи на 500 млн евро практически ничего не изменилось. Требования остаются те же, ЕС не отступает. И если Украина хочет его получить, нужно выполнить эти условия. Мы же помним, как полтора года назад Украина не выполнила необходимые условия и не получила третий транш на 600 млн евро в рамках предыдущего пакета макрофинансовой помощи. Четыре условия для получения второго транша текущего пакета макрофинансовой помощи четко задекларированы. И это не только требования ЕС. Их выполнение, а здесь и противодействие отмыванию денег, и реформирование таможенной и налоговой служб, принесет позитив в первую очередь Украине и украинцам.

Тарас Качка

стратегический советник и эксперт Международного Фонда "Відродження"

Из позитивов саммита – мы увидели достаточно монолитную и целостную позицию по защите территориальной целостности Украины, по Крыму и Донбассу, восстановлению Донбасса и незаконной паспортизации. То есть, здесь политика ЕС достаточно четко сформирована и продолжается. Что касается евроинтеграционного направления, здесь есть несколько важных вещей. Во-первых, много с обеих говорилось об обновлении дополнения 27 к Соглашению об ассоциации по энергетике. Хоть и звучит это достаточно бюрократично, но это на самом деле решение о том, что мы в сфере энергетике говорим о полноценной интеграции энергетических рынков с ЕС. За пять лет в этой сфере у нас много сделано, мы физически экспортируем/импортируем и газ, и электроэнергию, у нас строятся интерконнекторы, мы активизируем присоединение электросетей, увеличивается число контрактов с западными компаниями. И теперь нужно, чтобы еще и на публичном межгосударственном уровне мы закрепили свою интеграцию, тем более, у нас запустились рынки электроэнергии и газа на европейский манер. Поэтому под всем этим бюрократическим названием "дополнение 27" идет речь о признании ЕС процессов, которые происходят в Украине, интеграции с ЕС. Это дает нам дополнительные преимущества в энергетической безопасности, как в отношениях с РФ, так и в энергетической политике в середине ЕС, к примеру, дополнительное влияние по "Северному потоку". Из вещей, которые правительство ставит себе в заслугу – цифровой рынок и так называемый промышленный безвиз. Но здесь, скорее, мы видим попытки найти хоть какой-то позитив при отсутствии прогресса. К примеру, правительство говорит, что впервые упомянуто подписание Соглашения о взаимном признании требований по техническому регулированию – так называемое Соглашение АCAA. Оно очень важно для экспорта украинской промышленной продукции. Но в заключительном коммюнике фраза звучит таким образом, что прежде чем говорить о подписании такого Соглашения, Украина должна выполнить свои обязательства. Мы из года в год докладываем, что все сделали. Но, очевидно, делаем это как-то постоянно спустив рукава. Поэтому на самом деле за бравурными заявлениями прячется то, что за пять лет никакого прогресса мы не достигли. И здесь больше ЕС идет нам навстречу. То же самое касается цифрового рынка. В течение года были какие-то бюрократические обмены позиционными документами, отчетами и т.д. Но это скорее признак того, что пока есть обмен письмами, ничего не решается по сути. На самом деле шанс этого саммита был в том, чтобы закрепить наши пожелания по евроинтеграции на следующие четыре года. Поэтому и была идея провести его именно сейчас. Насколько это удалось, сказать сложно. Потому что есть разные точки зрения по поводу того, насколько доходчиво говорит наш нынешний президент. В принципе, из тех материалов, которые я видел, они были подготовлены очень профессионально и свидетельствовали о том, что никто не хочет показной евроинтеграции. По той же энергетике поднимались вопросы и по НКРЕ КП по решению Конституционного суда, и по трехсторонним переговорам с Россией по транзиту, и по анбандлингу… На уровне президента все это звучало. Тем более, что это шанс подготовки на декабрь, когда будет Совет ассоциации, когда будет новый украинский премьер, новая Еврокомиссия, можно будет готовить прорывные вещи. В принципе, повторяется сюжет прошлого года, когда на юбилейном саммите речь шла о дополнении 27, говорилось, что мы должны перейти к интеграции, а потом пришлось тяжело работать между саммитом и Советом ассоциации в декабре, чтобы выйти на какие-то прорывные вещи.

Леонид Литра

старший аналитик Центра "Нова Європа"

Мне кажется, важно уже то, что 21-й саммит Украина-ЕС состоялся именно сейчас. Насколько мне известно, было очень много идей, изначально в Брюсселе, чтобы перенести этот саммит на осень. Поскольку, во-первых, в Украине был избран новый президент, скоро будет новая Верховная Рада и новое правительство, а в Евросоюзе тоже будут новые лидеры. Будет и новый посол ЕС в Украине. Я уже не говорю о новом Европарламенте, который был избран на выборах в мае. Поэтому была такая идея перенести саммит на осень. Но Владимир Зеленский настоял, чтобы саммит прошел именно в июле, как это и было запланировано заранее. Для него это не просто возможность укрепиться и лучше узнать повестку дня Украина-ЕС. Для него важно было сделать этот саммит перед парламентскими выборами в Украине, чтобы показать, что с этой задачей он справляется не хуже своего предшественника. И он, в принципе, выполнил эту задачу. 21-й саммит Украина-ЕС прошел в условиях, когда лидеры ЕС уходят с постов. И, скорее всего, свои убеждения и идеи по развитию отношений с Украиной своим преемникам они передать не смогут. Да, Еврокомиссия и другие органы ЕС будут работать по тем же документам. Но нынешние руководители европейских институций уходят и президенту Украины придется выстраивать новые отношения уже со следующими лидерами ЕС. И это нужно будет сделать до следующего саммита. Говорить о том, что новые лидеры ЕС будут также тепло и дружественно относится к Украине, как это делал, к примеру, Дональд Туск, не приходится. На должность главы Еврокомиссии уже анонсирована министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен, а на президента Европейского совета – премьер Бельгии Шарль Мишель. До сих пор Украина получала поддержку иногда даже авансом, и в любом вопросе Дональд Туск поддерживал Украину. На самом деле это очень круто, у нас очень мало друзей, которые искренне хотят помочь Украине. А сейчас за эту поддержку нужно будет бороться. Мы наблюдаем, как внутри самого ЕС уже формируется новая модель отношений между странами, которые, к примеру, хотят диалога с Россией. И мы видим это по ПАСЕ. Есть страны, которые не хотят вводить дополнительных санкций из-за незаконной паспортизации на Донбассе, которые не хотят санкций из-за агрессии на Азове. Вместо этого, по их мнению, лучше увеличить финансирование на поддержку региона. То есть, есть набор аргументов, которые показывают, что теперь Украине будет сложнее строить отношения с ЕС. Вопреки этому, надеюсь, Украина сможет создать группу друзей и в Европарламенте, и в Еврокомиссии, готовых помочь Украине и продолжить то, что было начато. Ну и, конечно же, саммит не прошел полностью незаметно из-за чисто внутриполитических моментов, которые связаны с тем, что вице-премьера по европейской и евроатлантической интеграции Иванну Климпуш-Цинцадзе не допустили не саммит. Все эти вещи четко подчеркивают транзитный период перехода власти в Украине. Поэтому, возможно, идея провести этот саммит позже осенью была неплохой в принципе. Но любой формат, где обсуждаются отношения между Украиной и ЕС на высоком уровне, это плюс.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Саммит Украина – ЕС: как прошла 21-я встреча лидеров и что осталось за кадром". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Зеленюк Кристина

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь