Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Новости Сегодня
Сделать стартовой
26,84
30,19
УКР

Значительная часть дел по Майдану закончена и направлена в суд: интервью с Сергеем Горбатюком

Глава Департамента спецрасследований ГПУ рассказал о сложностях в расследовании убийств во время Революции Достоинства

В ходе нашумевшей пресс-конференции беглый экс-президент Виктор Янукович сделал ряд громких заявлений, в том числе о событиях на Майдане в 2013-2014-м, четвертую годовщину которых в конце февраля отметили в Украине. Сейчас мы решили сделать сухой анализ того, что происходило, и для этого обратились к тем, кто непосредственно занимается расследованием убийств.

Сергей Горбатюк 4 года возглавляет управление специальных расследований ГПУ, и уже 4 года занимается расследованием убийств на Майдане. Мы встретились в Киеве, на Подоле, в офисе его управления, чтобы узнать, насколько следствие продвинулось за эти годы, куда исчезло оружие с Майдана, что известно о тех, кто расстреливал людей, о и тех, кто пытался замести следы, уничтожая оружие.

- Сергей Викторович, со времен событий на Майдане прошло 4 года, можно ли назвать оптимистичным прогноз по поводу расследования убийств?

- Ответ надо разбивать на две части. Один прогноз в отношении преступлений, которые еще не раскрыты – имеется в виду, в них не установлены лица по всем звеньям: исполнители, организаторы, посредники. И другая часть – это то, что общество ожидает, то есть наказания, вынесения приговоров по уголовным производствам.

Поэтому первая часть ответа – да, у нас действительно есть нераскрытые преступления, в том числе это и первые убийства на Майдане... в других эпизодах есть организаторы, в каких-то исполнители, в каких-то среднее звено. По всем другим в ходе работы, которая ведется, я считаю, что в большинстве случаев лица, которые приводили к совершению преступлений, будут установлены, и им будет сообщено о подозрении.

По судебным делам, по большинству из них, именно исходя из их течения и завершения, из развития событий – у меня взгляд пессимистический. Потому что невозможно спрогнозировать время, когда они завершатся.  Даже не учитывая сам приговор, обвинительный или оправдательный, потому что это решение исключительно суда. Он выносит решение, в зависимости от того, кто именно – прокурор или защитник – предоставили больше доказательств.

Завершение судебного разбирательства в большинстве дел нельзя спрогнозировать. Есть дела, где полтора – два года продолжаются только подготовительные заседания. То есть, по сути еще не приступали, а там большое количество пострадавших. Улучшений нет, на мой взгляд, исключая отдельные дела. И ожидание общества, что должны быть ответы именно через приговоры – я не вижу позитива в развитии событий по этому вопросу.

- Если вспомнить первые убийства на Майдане... Насколько известно, убийство Нигояна (Сергей Нигоян был убит 22 января 2014 года – ред.) было выполнено охотничьими патронами?

- Оружие на сегодняшний день не идентифицировано, то есть, это может быть и охотничье гладкоствольное ружье, это может быть и обрез из него, или помповое ружье, находящееся на вооружении у милиционеров, и которое по их инструкциям они должны использовать только для стрельбы резиновыми пулями, но конструкция позволяет вставлять туда охотничий патрон.

- Один из возможных мотивов убийства Сергея Нигояна, который озвучивался вначале – попытка привести к эскалации ситуации на Майдане. Сейчас такой мотив убийства рассматривается?

- Конечно, эта версия, как и другие, отрабатывается до тех пор, пока преступление не раскроется. То есть, это может быть версия правоохранителей, и версия переодетых провокаторов. Конечно, до последнего, опять же, не отвергается версия возможности, что убийца находился среди майдановцев. Хотя она не находит подтверждения, но, опять же, пока преступление не раскрыто, версии должны существовать и должны проверяться. Последнее время больше данных именно о применении оружия правоохранителями. Я уже объяснял: первое время мы были ограничены первыми выводами экспертиз, которые указывали, что убийства совершены с расстояния до 3 метров. Но дополнительно была проведена и химическая экспертиза по наслоению, и баллистическая по разлету тех же картечин, которые показали, что первоначальное утверждение не является достаточно подтвержденным, они (новые экспертизы – ред.) говорят, что расстояние – не менее 20 метров.

- Но следующие два убийства уже были совершены пулями, которые используют для остановки транспорта.

- Да, это средства, которые находились на вооружении в органах внутренних дел, и продажа их гражданам никогда не осуществляется, официально.

- А что это вообще за патроны?

- Первое, что нужно уточнить: что по Сенику (Роман Сеник, убит 25 января 2014 года – ред.) можно сказать категорически – это именно такая пуля, потому что она в теле. А у Жизневского (Михаил Жизневский, убит 22 января 2014 года – ред.) сквозное ранение и пуля не найдена. Но большой диаметр раны и наслоения металла, которые характерны именно для этой пули, позволяют предположить, что это именно она. Эта пуля по размеру и диаметру такая же, как охотничий патрон.

- То есть это 12 калибр?

- Да. Еще в момент вылета она в контейнере, условно говоря. И из-за контейнера не остаются следы канала ствола на этой пуле. То есть, невозможно пулю, которая найдена в теле на месте происшествия, привязать к конкретному стволу, из которого стреляли. Потому что если бы не было этого контейнера, то это как отпечатки пальцев, каждый ствол оружия (особенно нарезные) оставляет на пуле следы, индивидуальные для этого вида оружия. По ним баллистическая экспертиза идентифицирует, какой пулей выстрелили из этого ствола. Это тоже является моментом, который затрудняет расследование. Такие пули предназначены именно для остановки транспорта, чтобы пробить двигатель. По материалам, эти пули были розданы после событий декабря. После того, как на Банковой был трактор, была попытка наезда на бойцов Внутренних войск.

После убийства Жизневского и Сеника руководители МВД дали указание все пули сдать. И в то время, по документам, все пули, которые были розданы подразделениям "Беркута", Внутренних войск, все были сданы, что опять-таки усложняет процесс идентификации. То есть, как получили, так и сдали. Никто не делал детальную проверку, насколько это соответствует действительности. А потом уже, конечно, делать выводы по пулям стало практически невозможно.

- Сколько вообще убийств сейчас охватывает это расследование?

- То, что было в центральной части Киева, это 77 погибших. Среди них три человека, у которых смерть наступила в результате ишемической болезни сердца, в то же время, без телесных повреждений. Но у двух из них смерть наступила именно после давки 18-го числа на Институтской, когда милиция гнала их вниз. То есть, следствие рассматривает версию, что причиной смерти стали именно действия правоохранителей. Однако это еще рано утверждать категорически.

- 77 погибших – это в целом за весь период? Эта цифра включает правоохранителей?

- Нет, это только протестующие. А если брать правоохранителей, то это еще 13 человек.

Расследование происходит в двух уголовных производствах, но они связаны одним следственным отделом, то есть, они координируются. Потому что невозможно установить четко обстоятельства гибели как протестующих так и правоохранителей, если они были в одном и том же месте примерно в одно время, исследуя обстоятельства совершенных преступлений в отношении тех или других. Они могут быть связаны между собой. Может быть самооборона в ответ на какие-то неправомерные действия, может быть состояние необходимой обороны или крайней необходимости. То есть, если такое состояние установлено у того, кто совершил ранения или убийство, это исключает уголовную ответственность. Но чтобы это состояние установить, надо исследовать в комплексе все обстоятельства.

- Половина людей погибла от охотничьих патронов, часть от автоматов. Можно ли сейчас посчитать, какое число протестующих погибло от того или иного вида оружия?

- Да, конечно. Раны у протестующих от нарезного оружия – все с 20-го февраля. То есть, до этого смерти протестующих были или от избиения, или от патронов с картечью. Или вы хотите какие-то четкие цифры? 45 – это признаки именно нарезного оружия, 17 от картечи, 2 – для остановки транспортных средств. 1 – мелкокалиберная, 1 пистолетная. Правоохранители: 6 – охотничьи патроны, 7 – признаки нарезного оружия.

- Можно ли в таком случае идентифицировать, сколько людей были ранены из автоматов Калашникова, а сколько из снайперского оружия?

- Экспертиза не может дать этой информации, если ранение сквозное. Снайперское оружие от автомата отличается длиной пули. То есть, калибр тот же, а длина разная. Соответственно, если это сквозное ранение, эксперты не могут сказать, автомат Калашникова это или снайперское оружие. Большинство имеют сквозное ранение. Но есть часть, более 20 пуль в телах пострадавших, погибших, раненых – это пули, выпущенные из автомата Калашникова. Две пули имеют признаки выстрела из снайперской винтовки. Но то же подразделение "Беркута" в составе своем имело снайпера. И разрезанная снайперская винтовка Драгунова, как и автоматы, была найдена на Жуковом острове.

- 6-го февраля 2016-го года СБУ обнародовала информацию о находке этого оружия. Тогда было найдено 23 разрезанных на части автомата Калашникова. И тогда Вы говорили, что это оружие относится к подразделению "Беркут".

- Если не ошибаюсь, на 19 автоматах удалось восстановить срезанные номера. А на других не удалось. Но в целом мы предполагаем, что это именно то оружие, просто нельзя этого утверждать на 100%.

- Как-то удалось установить картину, как это было? Кто мог собрать оружие, разрезать? Кто отвечал за это?

- Установлены обстоятельства побега "беркутовцев". И, соответственно, наличие у них этих сумок с разрезанным оружием. Единственное, что не установлено – как непосредственно осуществлялось захоронение этого оружия, кем именно. Когда они убегали, то приехали с этим оружием, и попросили кого-то его спрятать.

Но непосредственные обстоятельства, как они его закапывали, топили, не установлены.

- Разрезать 25 единиц оружия – на это требуется определенное время. В ситуации, когда они бежали, это, очевидно, надо было делать быстро. Установлено ли, было это сделано в спешке, или заранее спланировано? Можно ли смоделировать обстоятельства?

- Ну, во-первых, бегство было уже через несколько дней, не менее чем через 3-4 дня после 20-го числа. То есть, было время и на это разрезание, и на уничтожение номеров.

- Почему на части оружия уничтожены номера, а на части – нет?

- На всех уничтожены, просто экспертизе удалось восстановить номера на 19 из них.

- Генпрокурор Юрий Луценко летом 2016-го также заявлял о найденном оружии. В частности, в интервью телеканалу 112  он заявил следующее: "К сожалению, это лицо, которое, по нашей версии, по указанию Захарченко, вывело "черную сотню" из Киева, уничтожило оружие и утопило его, хотя сам он был вместе с нами на Майдане". Вопрос: О ком говорил Луценко? Что известно следствию об этом человеке? Почему после заявления Луценко прошло почти 2 года, а мы до сих пор не знаем, о ком именно тогда шла речь?

- Я не знаю, кого именно имел в виду Луценко, то есть с кем он был на Майдане из тех, кто уничтожал и топил оружие. Но по материалам расследования установлены лица, которые 23.02.2014 помогали бойцам так называемой "черной роты" покинуть город Киев и при этом обеспечили вывоз уже порезанного оружия. Двум из них сообщено о подозрении, один (бывший правоохранитель) в розыске, а в отношении другого идет следствие.

- Среди прочих, во время событий были ранены и сотрудники МВД. Впоследствии, один из активистов, Иван Бубенчик, заявил, что участвовал в стрельбе по "Беркуту" на Майдане. Это не может быть расследуемым по амнистии. Но вспоминая обстоятельства событий, во время которых он получил автомат, он заявил, что в консерваторию, где он находился, зашел парень. У него в чехле для теннисной ракетки был автомат, он сказал, что не может брать в руки оружие, а вы, мол, можете. И дал ему автомат. Расследуется ли, откуда могли взяться автоматы у протестующих, или в этом направлении расследования не ведется?

- Ведется. По всем фактам убийств и ранений сотрудников правоохранительных органов ведется расследование, и это лицо, которое заявляло, также допрашивалось в ходе следствия. Мы получали данные об этих событиях и проверяли дальше... Сами факты этих убийств правоохранителей мы зарегистрировали, все это проверяем и идентифицируем. Этим показаниям также дается оценка, установление обстоятельств идет к завершению.

На сегодня сообщили о подозрении одному из лиц по статье 348 – посягательство на сотрудника правоохранительных органов.

- А можете более подробно рассказать об этом?

- Нет, это как раз события буквально последних двух недель, детали сообщить не могу.

- Почему убийства работников МВД не квалифицируются как убийства правоохранителей, а лишь как умышленные убийства?

- Закон, который был принят 21 февраля 2014 года, фактически обязывает не расследовать. Более 20 статей УК Украины там есть. В том числе статья 348 – посягательство на жизнь работника милиции. Есть общее правило о применении амнистии. Тот же закон о недопущении преследования участников акций протеста, вынесенный не в соответствии с законом об амнистии. Потому что по закону об амнистии устанавливается личность, общее правило уголовно-процессуального кодекса, ей сообщается о подозрении, и после этого дело направляется в суд для применения амнистии.

Тот же закон который был принят, говорит: там, где есть подозрения, дела закрываются, там где подозрений нет, тоже дела закрываются. То есть закон говорит не расследовать вообще. Но, как мы с вами сначала говорили – невозможно давать объективно оценку событиям убийств протестующих, и правоохранителей, если не расследовать события так, как все это происходило. При каких условиях все это происходило. Соответственно, зарегистрированы были производства по ст. 115 УК Украины, по которой нет запрета на расследование. И после того, как мы установили лицо, ему инкриминируют именно совершение убийства милиционера. Соответственно, мы инкриминируем так, как это установлено материалами расследования.

И уже после этого прокурор это дело предоставляет в суд. Но там законом определено: во-первых, лицо должно быть участником, и, соответственно, оно должно предоставить свои показания, дать согласие на применение закона. А также именно в статусе подозреваемого лицо должно предоставить показания и объяснить. Если он применял это оружие с целью собственной защиты, тогда это необходимая самооборона, это крайняя необходимость и тогда уголовное производство закрывается и без этого закона, а по соответствующим статьям криминального кодекса. Без наличия этих условий это умышленное убийство Посягательство на работника милиции – это ответственность по ст.348 УК.

- То есть, закон требует от следствия, чтобы следствие не узнавало обстоятельства тех или иных преступлений из-за того, что нельзя?

- Мало того, этот закон запрещает собирать любые данные о пострадавших вообще. И о милиции, и о протестующих. Закон также предусматривает ответственность (правда, не пишет какую) следователей, прокуроров за невыполнение его положений. То есть, все заинтересованы в расследовании убийств протестующих, конечно, и правоохранителей но закон говорит: нельзя собирать любые данные, касающиеся потерпевших, за это предусмотрена ответственность. То есть, с одной стороны есть требование раскрыть преступление, а с другой стороны, никто не хочет отменять угрозу для следственных прокуроров, которые, устанавливая истину, собирают данные о пострадавших. И эта норма остается до настоящего времени.

- Все знают о "расстрельном спецподразделении беркутовцев". Но их коллег было на Майдане в десятки раз больше. Кто-либо из них давал показания на "своих"? Если нет, почему так происходит?

- Это действительно проблема. Показания по применению, например, тех же охотничьих патронов в помповых ружьях. Есть данные о том, что они раздавалась централизованно, а это запрещено – они могут использовать только свои штатные резиновые пули. Но показаний об этом просто мизер. Так же и в отношении 20 февраля. Да, действительно, там было огромное количество правоохранителей, которые некоторое время находились там, потом был приказ на отступление. Еще есть часть людей, которые там оставались, есть часть, наблюдавших, но фактически о применении стрельбы именно со стороны правоохранителей мы показаний не имеем. Есть отдельные показания по идентификации тех или иных лиц из так называемой "черной" роты. Но есть парадокс: даже те единицы, которые такие показания давали, боятся делать это открыто. Они написали заявления на обеспечение их безопасности, соответственно, они фигурируют под псевдонимами. Но, конечно, суд с учетом процедуры будет иметь возможность их заслушать.

- Какая же опасность может им угрожать?

- Они считают, что может быть угроза жизни и здоровью.

- Из представителей "спецроты" большинство или находятся в России, или под стражей. Кто еще может угрожать людям, которые свидетельствуют?

- Опять же, если вы смотрели судебные заседания (сейчас этого, возможно, меньше), постоянно приходило большое количество их коллег, которые даже скандировали в суде "Слава" Беркуту". Было это в Апелляционном суде. Исходя из этих обстоятельств, есть большое количество правоохранителей, которые им сочувствуют, и которые продолжают работать в правоохранительных органах.

Далее, что является важным – имея результаты аттестации, проверок, мы видим, что нет содействия руководства МВД в части получения правдивых объяснений по этим событиям. У нас даже есть подозреваемые, которым мы сообщили о подозрении, собрали достаточные данные, изобличающие их в причастности к совершению преступления, а они продолжают находиться в МВД, часть из них на высоких должностях. Там, начальник департамента, начальник управления. Поэтому, соответственно, подчиненные их в большинстве своем боятся давать показания, потому что для себя думают, что их или уволят, или дискредитируют. И, вероятно, имеют для этого основания.

- У общества на примере дела по Ноздровской сложилось впечатление, что когда оно давит на следствие, то это как-то "выходит боком". Чувствует ли следствие вообще давление, и какое?

- Мы чувствуем, в первую очередь, ответственность, чтобы ответить на вопрос: "Кто, как, почему и по чьему приказу причастен к тем или иным убийствам". Но это влияет положительно, потому что стимулирует к приложению усилий. С точки зрения прямого давления, прямых откровенных препятствий, такого нет. Но есть масса вопросов, где просто нет достаточной помощи. Ее же можно оценивать по-разному. Можно:

а) как нежелание того, чтобы мы достигли результата;

б) как просто нежелание работать.

Очень большой объем следственных действий, огромное количество преступлений вызывают потребность совместной работы многих правоохранительных и государственных органов. У нас зарегистрированы и объединены в тех производствах, которые мы расследуем от 20-го – 30 ноября до 20 февраля, более 3400 преступлений. Проверяются десятки тысяч правоохранителей, должностных лиц. Соответственно, тем количеством следователей просто физически нельзя в сжатые сроки охватить качественно все эпизоды. Это возможно тогда, когда все правоохранительные органы, все госорганы работают на то, чтобы помочь или создать максимальные условия для достижения результата. Это надлежащая и оперативная работа, то есть помощь в предоставлении информации, в проведении и негласных следственных действий, какой-то агентурной работы. Но в большинстве своем этого нет.

Нельзя сказать, чтобы нас совершенно сторонились, МВД и СБУ выполняют наши запросы, но в большинстве они не ведут к раскрытию преступлений. Можно сказать, что у нас идет качественное сотрудничество с Департаментом уголовного розыска Нацполиции в части раскрытия преступлений титушек. А что касается правоохранительных органов, ни МВД, ни СБУ не предоставили информацию по раскрытию преступлений. Хотя возможности для этого у них есть, было бы желание.

В чем по-настоящему есть помощь от Нацполиции, так это в выделении более 30 следователей, работающих в составе следственных групп

- На блокпосту под Славянском фигурировало оружие, которое также фигурировало на Майдане. Однако не было никаких объяснений, каким образом оно там оказалось. Вы что-то знаете об этом?

- Да, у следствия есть такая информация, и она тщательно проверяется.

- Можете более подробно рассказать о его происхождении и использовании? Где оружие использовалось, как попало на Майдан и блокпост?

- Да, следствие обладает указанной информацией, собраны соответствующие материалы по совершению преступлений с применением огнестрельного оружия во время Майдана, в последующем на блокпосту, а также совершению еще одного преступления. Следствие продолжается – устанавливаются причастные. Больше деталей сообщить в настоящее время не могу.

- Какое количество оружия удалось вернуть и идентифицировать?

- То, что была похищено со складов МВД – примерно до 10 единиц – удалось найти, или во время обысков, или во время пресечения каких-то новых преступлений. А по похищениям из западных райуправлений (районных управлений милиции в западных областях страны – ред.) мне сказать сложнее, потому что расследованием занимаются другие подразделения. Там тоже что-то находилось, но в большинстве своем это единицы оружия.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Значительная часть дел по Майдану закончена и направлена в суд: интервью с Сергеем Горбатюком". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Игорь Рец

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.