Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

"Трагедия всей нашей истории – то, что мы никогда не имели Великой миссии": интервью с Валерием Примостом

15 сентября, 07:37

Александр Куриленко

По словам писателя, есть три серьезных фактора, которые не дают Украине полноценно развиваться

Валерий Примост. Фото: facebook.com/vprimost

Валерий Примост. Фото: facebook.com/vprimost

О том, что такое сторителлинг, как он играет определяющую роль в мировой и национальной истории и почему нынешнее государство Украина без кардинальных трансформаций может исчезнуть в новом мировом порядке, в интервью сайту "Сегодня" рассказал писатель, сценарист, сторителлер Валерий Примост.  

- Так как в Украине новый президент, новый парламент, новая власть, то первый вопрос будет о вашем ощущении происшедшего и что нам всем ждать?

- Отныне мы живем в стране победившего сторителлинга. И Зеленский – пророк его. Для начала надо сказать несколько слов о том, что такое сторителлинг, потом вы поймете, как это связано с Зеленским. Вы наверняка читали Харари (Юваль Ной Харари, израильский историк, автор мировых бестселлеров, который на днях посетил форум YES в Киеве – Ред.) "Sapiens: Краткая история человечества". Помните, что такое сторителлинг и как он появился?

- Нет. Расскажите. 

- В эпоху среднего палеолита на Земле жило несколько видов людей, и Homo sapiens был лишь одним из них. Все эти виды были самыми настоящими людьми – имели большой мозг, владели речью, умели делать инструменты… И все они конкурировали между собой. Люди тогда жили группами по 50-100 человек, лично знавших друг друга: твое племя – "люди", а все вообще остальные на Земле – "нелюди", и надо убить их и съесть их мозг. Если конкурируют небольшие группы людей, то крайне важным становится качество каждого индивидуума. А качество Homo sapiens было не самым высоким: кто-то был сильнее, чем наши предки, кто-то лучше выживал в тяжелых условиях, у кого-то мозг был больше или моторика – лучше. Шансы наших предков в этой конкурентной борьбе за выживание были невелики.

Но примерно 70 тысяч лет назад произошла, как ее называет Харари, "когнитивная революция". Никто не знает, почему она произошла – из-за случайной мутации, божьей воли или воздействия аннунаков с планеты Нибиру, но именно благодаря этой "когнитивной революции" наши предки – единственный из всех видов людей – приобрели новые когнитивные способности. Они научились сочинять абстрактные истории.

До этого момента язык использовался только для передачи фактической информации: "тут растут вкусные ягоды", "осторожно, там живет лев", "весна пришла – пойдем полюбим друг друга". В результате "когнитивной революции" наши предки научились придумывать то, чего нет. На самом простом, бытовом уровне это означало появление вранья, а на высоком – способность создавать абстрактные идеи и концепции. Это дало Homo sapiens колоссальное преимущество перед всеми остальными конкурентами.

- Как?

- Представьте себе, есть два племени. Между ними – река с рыбой, за которую они постоянно дерутся. Но люди так устроены, что им нужно не просто забрать рыбу, а найти этому обоснование, объяснить себе и противнику свое высшее право владеть тем, чем хочется. Как это сделать? Конечно, через некое обоснование своей исключительности. И вот придумывается история о том, что наше племя происходит от великого предка Ягуара, а племя-конкурент, допустим, от Крысы. Поэтому рыба наша – ведь Ягуар, конечно же, лучше Крысы и всегда имеет перед ней преимущество: посмотрите вокруг, зайдите в джунгли и убедитесь! 

"Мы – потомки Ягуара" – это ничто, просто слова. У нас же не вырастают клыки и когти, мы не становимся сильнее. Мы все такие же обычные люди. Но нет! Осознание того, что мы – "ягуары", на самом деле делает нас сильнее и отважнее! Возьмите две равные по силам группы людей и заставьте соревноваться. Если их силы равны, то и результаты будут такими же. Но назовите одну команду "Ягуары", а другую – "Крысы"… и произойдет чудо: "Ягуары" начнут побеждать! Знаете, почему? Потому что ягуары никогда не проигрывают крысам. 

Поэтому спортивные команды часто называют в таком же стиле – "тигры", "львы". Поэтому перед боем полководцы примерно так же обращались к своим воинам, чтобы пробудить в них отвагу. И вообще, машины "ягуар" продаются уже много лет, а попробуйте продать машину "крыса". Все хотят быть "ягуарами". Но это ведь просто слово! Просто story (история – англ.), рассказанная людям и воспринятая ими! Остатки этого тотемизма, кстати, существуют до сих пор: на флагах многих стран – орлы, львы и драконы. Это вроде бы забавно. Но это работает.

Но вернемся к нашему племени. Когда "ягуары" побеждают "крыс" и отбирают рыбу, то проигравшие тоже придумывают себе какую-нибудь story… ну, или присоединяются к победителям: ведь все мы хотим быть частью чего-то великого!  И постепенно в округе живет уже несколько племен, считающих себя потомками Великого Ягуара. Людей этой группы уже не 50, а 5000. Они могут лично не знать друг друга, но все ощущают принадлежность к одному сообществу. Если враги нападут на "ягуара", то другой "ягуар" придет на помощь, даже если они незнакомы. Таким образом, складывается огромная масса людей, которая имеет колоссальное численное преимущество перед обычным племенем. Что они тогда делают? Просто убивают всех остальных. Как Homo sapiens истребили все остальные виды людей на Земле. Это был первый массовый геноцид в нашей истории, и породил его сторителлинг. 

Модель неандертальца в британском музее

Модель неандертальца в британском музее / Фото: Getty Images

- Почему это произошло?

- Потому что "крысы" не имеют права владеть ресурсами, которые должны принадлежать "лучшим людям" – "ягуарам". Дегуманизация противника родилась именно тогда. Гораздо легче убивать врага, если он не совсем человек, верно?

И вот уже 70 тысяч лет человечество развивается по пути создания абстрактных идей и концепций, по пути сторителлинга. В нашем обществе самого большого успеха добиваются люди, группы, компании, нации, государства, идущие за великой идеей, основанной на некой великой story. 

Оглянитесь вокруг. Мы живем в мире, который существует только в наших головах. Государство существует, только пока мы в него верим. Ведь даже самое тираническое государство основано не на насилии, а на убеждении народа в высшем праве элиты им управлять. Когда, по мнению народа, элита это право теряет, она теряет и власть. Деньги имеют ценность лишь в нашем сознании. А вне его – это просто разноцветные бумажки или кусочки ни на что не годного металла.

Наций не существует. Эту story придумали после Промышленной революции, когда Третье сословие обрело политические права. Религии, идеологии, моральные ценности, Добро и Зло, высшая справедливость, любовь, патриотизм, честь, равенство – это просто stories, выдуманные в разные времена и по разным причинам.

Причем каждая культура имеет свой собственный набор таких stories. Эти наборы могут кардинально отличаться: например, убийство в нашей культуре – тяжкое преступление и смертный грех, а у многих племен Азии или Африки убить врага и съесть его мозг – это не только весьма благородное занятие, но и часто единственный способ пройти инициацию и стать полноправным членом племени. При этом, каждая культура считает свой набор stories единственно правильным и "боговдохновенным". И плевать, если живется в этой культуре убого и бедно. Стори – это эмоция. А эмоции всегда сильнее фактов. Это все – сторителлинг.

Реклама

- Как это работает?

- Все предельно просто. Четыре базовых принципа: 

1) Story всегда конфликтует с реальностью. Реальность одна – story совершенно другая. В реальности вы унылый неудачник, а в story вас "любит Господь", потому что "блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное".

2) Хорошая story дает своей аудитории ощущение избранности. Именно поэтому в story больше всего нуждаются наиболее угнетенные, ущербные и обездоленные люди и группы людей. Их реальность отвратительна, а story волшебным образом все меняет.

3) Если story драматургически правильно выстроена, сознание воспринимает ее как правду. Именно поэтому люди рыдают и сопереживают, когда смотрят правильно сделанные сериалы и фильмы. Сознанием они понимают, что это актеры и все не взаправду. Но подсознанию плевать: драматургия действует на нас, не спрашивая нашего сознания.

4) Когда человек воспринял как правду story о своей исключительности, он начинает менять реальность, чтобы привести ее в соответствие с этой story.

Так это работает. Все великие компании, религии и империи построены именно на этом. 

- Примеры?

- Например, Колумб. Он родился в семье генуэзских ткачей, причем марранов – крещенных евреев. В тогдашней сословной, христианской Европе это было "ниже плинтуса". У него не было никаких шансов на успех и карьеру. Но примерно в 20-летнем возрасте Колумб обрел свою story: узнав о теоретической возможности достичь Индии западным путем, он поверил, что в этом и заключается его Великая миссия. Он посвятил этой миссии всю свою жизнь. Преодолевал непреодолимые препятствия, обивал пороги королей, герцогов и кардиналов, выслушивал отказы и оскорбления… без денег, без связей, без ничего. И через 18 лет борьбы и испытаний он отправился в свое первое путешествие. Вы скажете, чудом было открыть Новый Свет? Это правда. Но еще большее чудо – упорство и целеустремленность Колумба. 18 лет! Именно story, именно порожденная ею вера в свою исключительность дали ему колоссальный психологический ресурс. Иначе ничего бы не получилось. Он поверил в то, что он – "ягуар", и добился большего, чем все генуэзские ткачи вместе взятые. Так работает сторителлинг.

Очень важно понимать, что, когда человек, компания или нация принимают story о своей исключительности, они тут же принимают и Великую миссию, потому что особенные люди нуждаются в особенных задачах, которые не под силу простым смертным. Такие задачи, такие миссии всегда связаны с изменением мира к лучшему. Самая верхушка Пирамиды Маслоу.

А вот вам пример из современности. Илон Маск. Что делает его особенным? Что превратило его в символ нашего времени, в культовую фигуру? Когда он пытался запустить свой первый Falcon на маленьком островке в Тихом океане, и трижды ракета падала вскоре после старта, и сотрудники, смертельно уставшие от каторжной работы без нормальных бытовых условий, хотели плюнуть на все и уехать к чертовой матери – что он им сказал? Он им сказал, по смыслу, примерно следующее: вы думаете, что вы "крысы"? нет, вы – "ягуары"! вы думаете, что мы тут пытаемся заработать бабла на космическом бизнесе? нет, мы с вами – единственная надежда человечества на спасение! ядерное оружие, глобальный терроризм, глобальное потепление, загрязнение, окисление и еще миллион опасностей угрожают уничтожить человечество, и спасти его может только наличие баз на других планетах. Наша цель, сказал он им, не запуск ракеты. Наша цель – земная база на Марсе! Маск подарил им несравненную story об их исключительности. Они почувствовали себя особенными. И четвертый Falcon взлетел. А Маск стал тем, кем мы его знаем.

Ракета Falcon 9  стартует для доставки кораблем Dragon груза для Международной космической станции

Ракета Falcon 9 стартует для доставки кораблем Dragon груза для Международной космической станции / Фото: Getty Images

В тренде
Боевики вторые сутки подряд срывают отвод войск в Золотом

Теперь вернемся к Зеленскому. Почему так все сработало? Это уникальный случай в мировой истории выборов, когда все было сделано не просто с использованием сторителлинга. Это и был воплощенный сторителлинг! Зеленский рассказал простым украинцам, что каждый из них (потому что Голобородько из сериала и есть "простой украинец") может стать президентом – и дать дрозда всем этим ворам во власти. Этот сериал дал простым украинцам ощущение своей исключительности. Поэтому он стал самым популярным сериалом в украинской истории. И поэтому Зеленский победил на выборах с небывалым, триумфальным результатом. Простые украинцы голосовали не за Зеленского. Они голосовали за Голобородько. Поэтому Зеленскому не нужно было никакую программу формулировать. Зачем? Программа – это факты, а факты всегда слабее эмоций. Зеленский дал людям эмоции. И победил. 

- Но Колумб доплыл, правда не в Индию, но доплыл, ракеты Илона Маска взлетают и садятся. Я к тому, что теперь Зеленский – реальный президент. К примеру, есть реальная Россия…

- Наша главная проблема – не Россия. Наша главная проблема – Украина. Если бы Украина была развитой европейской страной с сильной story – никакая Россия нам была бы не страшна. Россия никогда в истории не победила один на один ни одну европейскую страну (ну, кроме крошечных, вроде Эстонии). Но Украина – не развитая, не европейская и без story. 

Смотрите, когда человек или народ обретают свою story, следующий этап – чудо. Новообретенная story должна быть подтверждена каким-то чудесным успехом или событием. Тогда она закрепляется навечно. Христос воскрес, Жанна д’Арк спасла Орлеан, а четвертый Falcon взлетел. Если бы в первой же битве "крысы" дали дрозда "ягуарам", то вся story тут же закончилась бы. Зеленскому тоже нужно чудо. Но для этого ему нужна story – некая идея об исключительности украинцев как нации, и основанная на этой идее Великая миссия. У нас такая есть? В чем наша исключительность? Как мы можем изменить мир к лучшему? Зачем мы вообще нужны миру? Какая цель у Зеленского? Я не знаю. Куда идем, в чем наша Великая миссия? Никто не знает. Я не против Зеленского. Но что мы строим? Это трагедия всей нашей истории. Мы никогда не имели идеи о своей исключительности, не имели Великой миссии. Египтяне имели, римляне, китайцы, евреи, мусульмане, британцы, американцы, даже русские. А мы – нет. Знаете, почему украинцы в России ассимилируются гораздо легче, чем русские в Украине? Вот именно поэтому. Все люди хотят быть частью чего-то великого. Россия в свое время завоевала Украину, а не наоборот – именно поэтому. Польша, Венгрия – все нас, а не мы их. Именно поэтому. У них есть story, а у нас нет. И все продолжается. 28 лет нами управляют администрации, которые никакой идеи, никакой Великой миссии, никакой даже паршивой стратегии для нас не имеют. Дожить до очередного транша МВФ – это стратегия? Или газ по 50? Или вступить в ЕС? А идем ли мы в ЕС? Зачем мы туда идем? Быть 38-й подползающей в ЕС страной, которая может и не успеть туда попасть до развала ЕС? Чтобы поставлять туда рабочую силу? Для чего? Зачем мы вообще существуем как нация? 

- Может быть, можно и без этого?

- Поймите, народы и страны без идеи собственной исключительности, без Великой миссии, без story долго на воле не живут.  Они становятся колониями стран, у которых story есть. "Ягуары" всегда владеют "крысами".  Как горстка монголов завоевала почти всю Евразию? Как горстка евреев стала самым успешным и талантливым народом в мире? Почему мы сегодня живем в англосаксонском мире, а не в украинском?

Реклама

Вот, смотрите: Швеция и Гаити. И там, и там живут представители одного вида – Homo sapiens. Природных ресурсов в Гаити больше. Почему же тогда Швеция процветает, а Гаити утопает в нищете и невежестве? Вообще, как страны становятся успешными?

- Опять все дело в stories?

- Конечно! Например, вы знаете хоть одну протестантскую страну, которая не была бы успешной? И, наоборот, знаете хоть одну православную, которая процветала бы? Конфуцианские страны процветают, а мусульманские – нет (разве только в качестве бензоколонок). Иудеи всегда достигают успеха, а вудуисты – никогда. Потому что те или иные stories формируют отношение народов к факторам их успеха или неуспеха – отношение к образованию и честному труду, к деньгам и этическим требованиям. Это очень обширная тема, и в рамках этого интервью ее толком не раскроешь. Просто поймите: успех и неуспех любого человека, любой компании или страны (вообще любого объединения человеческих существ) основывается на наборе stories, в которых они живут. Все это легко определяется и, при желании, может быть изменено ко всеобщему благу.

- Но мы не можем это поменять, мы не можем просто выпрыгнуть из одной цивилизации в другую: хоть в Украине и много протестантов, но из этого тренда нам уже не убежать!

- Это правда. Мы тысячу лет жили в своих катастрофически неуспешных, разрушительных stories. Это вошло в нашу плоть и кровь. Более того, наши люди сами до последнего будут сопротивляться и держаться за свою хреновую жизнь. Но примеры успешных трансформаций есть. Например, ислам. Там нет успешных стран. Есть богатые, сидящие на энергоресурсах, но нет высоких технологий и образования. Но мы знаем пример Ататюрка. Когда Османская империя проиграла Первую мировую войну и умирала, казалось, все было потеряно, вдруг появился некий генерал, Мустафа Кемаль, который, условно говоря, заявил туркам: вы не "крысы", вы "ягуары". Вы великая нация, с Великой миссией. И турки поверили. И произошло чудо: полумертвая страна смогла разбить врагов и отстоять независимость. После этого Мустафа Кемаль построил новую Турцию – современную, европейскую. Конечно, не такую успешную, как Америка или Германия, но самую успешную из мусульманских стран. Для этого он сломал старый средневековый уклад, сделал Турцию светской страной, создал промышленность, снял с женщин чадру, поменял арабский алфавит на латиницу… Представьте, сейчас…

Кемаль Ататюрк

Кемаль Ататюрк / Фото: Getty Images

- Ввести в Украине латиницу?

- Да. Нас распнут за такое. Скажут: Шевченко же писал кириллицей! И все… Наши люди смотрят назад, а не вперед. Смотрите, в мире нет ни одной православной страны, которая бы процветала. В мире нет ни одной сырьевой страны, которая была бы богата. В мире нет ни одной демократической страны, которая бы смогла подняться из Третьего мира в Первый. У нас есть три разрушительных stories, хотя для безнадеги хватило бы и одной. Наша религия, наши черноземы и наша козацкая вольница нас убивают. С ними мы никогда не будем успешными.

- Ну, хорошо, православие. С сырьевым статусом тоже все понятно. Но чем же вам демократия не удружила? Все самые успешные страны в мире – демократические.

- Ага, особенно Китай. Вторая экономика в мире, которая скоро станет первой. Мегацивилизация, которой уже чуть ли не 4000 лет, и которая до сих пор "живее всех живых". Монстр, который до 16 века был мировым технологическим лидером, и уже снова обгоняет Америку по целому ряду направлений – 5G, генная инженерия, космос, социальная инженерия. Китай уже обошел Штаты в количестве научных публикаций и патентов на изобретения, а он ведь даже не разогнался как следует. И никакой демократии. Никогда. И в остальных "азиатских тиграх", которые развиваются гораздо динамичнее западных стран, демократия весьма условна. Можно ли назвать демократией, например, Сингапур, где несколько десятилетий одна партия имела больше 90% мест в парламенте? Или Тайвань, где вообще было военное положение до 1987 года? Ли Куан Ю как-то сказал, что для процветания стране нужна не демократия, а дисциплина. И это правда. Буквально все страны, сумевшие подняться в 20 веке из нищеты к успеху и процветанию, сделали это при авторитарных режимах. В той же Южной Корее главные реформы были сделаны при диктаторе Пак Чонхи. И вот в 2018 году Южная Корея зарегистрировала больше патентов на изобретения, чем весь Евросоюз. О чем тут говорить?

- А Запад? Америка, страны Европы?

- Да. Верно. Но то была совсем другая демократия. Ограниченная. В Америке Джорджа Вашингтона могли голосовать только белые свободные мужчины, владеющие землей. В Британии викторианской эпохи (то есть, в момент наибольшего процветания) – едва 6% населения. И так далее. То есть, смысл прост: западные страны стали мировыми лидерами при режиме ограниченной демократии… и теряют "место под солнцем" при режиме всеобщей демократии.  Вообще, если забыть об эмоциях и руководствоваться фактами, то всеобщая демократия – это тот еще отстой.

- Звучит шокирующе. А как же известная фраза Черчилля о том, что демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных?

- Мне постоянно это цитируют, я уже привык. Во-первых, странно, чтобы демократический политик говорил по-другому. Во-вторых, с какого это времени Черчилль стал для нас таким незыблемым авторитетом. А в-третьих… он этого не говорил. Если быть точным, то он сказал: "утверждалось, что демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени, однако…" – и дальше принялся рассказывать об общественном мнении, которое должно контролировать министров. Но Черчилль вообще был тот еще говорун (как и все политики): например, он называл Муссолини "величайшим из живущих законодателей", Сталина – "гением", индийцев – "звериным народом со звериной религией", а также говорил, что лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем.

Что же касается наилучшей формы правления, то главное в любой форме правления – это ее легитимность в глазах народа, разве не так? С этой точки зрения, самые легитимные режимы, как учит нас история – это древние монархии, построенные на идее божественного происхождения монарха. Такая власть обладает высшей легитимностью в глазах народа и живет буквально тысячи лет – как Египет или Китай. Демократия в этом смысле ужасно нелегитимна и нежизнеспособна: ведь президентом в теории может стать каждый. Она успевает зародиться, пройти весь жизненный цикл, сгнить и умереть за 250-270 лет. Именно столько просуществовали знаменитые афинская и римская демократии, а также, например, польская "шляхетская" демократия – от конституции Nihil Novi 1505 года до первого раздела Речи Посполитой. Если считать моментом рождения современной западной демократии Американскую и Французскую революции конца 18 века, то ей осталось еще лет 20-30. Как говорится, запомните этот твит.

 - С чем это связано?

- Обретение более широкими группами населения политической власти на старте дает огромный всплеск народной энергии. Маленькая Греция победила огромную Персию. Американские колонии взяли верх над Британской империей. Но затем происходит быстрое вырождение, потому что политики все больше развращают избирателей обещаниями, все отчаянней лгут им, все меньше думают о благе страны. Качество власти и избирателя стремительно падают. Никто не хочет работать, все хотят получать плюшки от государства. Это было в Риме, сейчас это в Европе. И в Украине – тоже. Очень быстро демократия развращается. Какой избиратель будет голосовать за снижение социальных гарантий ради свободы предпринимательства? Кого интересует будущее страны, если прямо сейчас можно получить прибавку к пенсии… или хотя бы пачку гречки? "Хлеба и зрелищ". Желания избирателей нисколько не изменились за две тысячи лет. Это всегда заканчивается одинаково. Никто не хочет работать. Никто ни во что не верит. Никто не желает ничем жертвовать ради будущего. Никому не нужен сильный харизматичный лидер – его все боятся, он всех раздражает. Великая story, даже если она была на старте, умирает. В конце концов, вконец сгнившая демократия становится жертвой либо внешней агрессии – как те же античные Афины, либо внутреннего диктатора – как античный Рим. Любая всеобщая демократия – это стагнация. Слишком много ограничителей. Именно поэтому западные демократии теряют темп и все больше уступают "азиатским тиграм". Мало того, любая демократия, в силу своей природы, тяготеет к социализму. А социализм – это катастрофа. Мы это проходили. Но это тоже – предмет отдельного долгого разговора.

- Что же нам делать?

- Ох... Ну, для начала, давайте ответим себе на вопрос, чего мы хотим: быть теми, кто мы есть сейчас, или стать успешными? Только не спешите с ответом. Поскольку тот набор stories, который у нас сейчас есть и который делает нас нами, крайне неэффективен, то для того, чтобы стать по-настоящему успешными, нам надо по-настоящему изменить себя. Перестать мыслить и вести себя в рамках православной парадигмы – потому что православные страны не бывают успешными. Перестать смотреть на наши природные богатства как на основу нашей экономики – потому что сырьевые страны не бывают успешными. Перестать бороться против любого усиления власти – потому что страны со слабой властью не бывают успешными. На этом, собственно, уже можно заканчивать, потому что украинцы никогда на это не пойдут. Хлеборобский, сельский менталитет чрезвычайно архаичен и заточен только под магическое мышление. Это еще одна обширная тема, которая требует отдельной дискуссии.

Однако чудо все-таки может произойти. Если мы поверим в свою исключительность и обретем миссию планетарного масштаба. Для этого нам нужен лидер, который расскажет, наконец, великую story – нам и о нас. Чтобы мы, наконец, поверили в себя. В то, что мы – "ягуары", а не "крысы". 

Но тут есть один важный момент. Этот гипотетический лидер сам должен верить в эту story. Иначе мы в нее не поверим. Мы же отлично чувствуем, когда нам брешут. И не только верить – он должен быть готов отдать за эту story свою жизнь. Как были готовы и отдали – Иисус, Жанна д’Арк или Пак Чонхи. Как даже Че Гевара, хотя пошел он к черту со своим социализмом.

При этом, учтите, что ставки в игре заоблачно высоки: если мы в ближайшие лет двадцать-тридцать (когда окончательно сдохнет западный цивилизационный формат) кардинально не трансформируемся, то нам конец. Потому что мир стремительно меняется на наших глазах, и в нем скоро не будет места для государственности дурно управляемых сырьевых квази-колоний со слабой идентичностью и отсутствием представления о своей исключительности, с отсутствием представления о том, зачем мы вообще нужны этому большому сложному миру.

И теперь, когда вы знаете весь расклад, скажите мне: чего мы можем ожидать в данной ситуации от нового президента и нового парламента?

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Loading...