Сделать стартовой
25,64
28,76
УКР

Требования по второму траншу макрофина надо выполнить до конца сентября: интервью с Иванной Климпуш-Цинцадзе

Если требования не будут выполнены, не будет возможности заимствовать средства на рынках ЕС, и программа помощи будет просто свернута

Иванна Климпуш-Цинцадзе
Иванна Климпуш-Цинцадзе. Фото: Сегодня

На днях сайт "Сегодня" опубликовал первую часть интервью с вице-премьером по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванной Климпуш-Цинцадзе. Во второй части интервью – о выполнении Украиной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, программе макрофинансовой помощи от ЕС, перспективах Восточного партнерства.

- Поговорим о выполнении Соглашения об ассоциации. По Вашим прогнозам, какой уровень выполнения будет на конец этого года? Ибо наибольшая пробуксовка идет именно по Верховной Раде.

- Не принимая евроинтеграционные законы, Верховная Рада сдерживает выполнение задач со стороны исполнительной власти.

- Учитывая досрочные выборы Верховной Рады и де-факто заблокированную работу парламента, можем ли мы сказать, что к концу этого года процент выполнения Соглашения об ассоциации будет ниже, чем в 2018-м?

- Евроинтеграционные задачи за прошлый год были выполнены на 42%. Мои коллеги, тот же Павел Климкин, кардинально не согласны со мной, что я что-то измеряю в процентах. Однако, я считаю, если не измерять, ты не понимаешь, где находишься, куда движешься, и нет стимула ускориться. Ежеквартально от всех министерств мы получаем информацию, мы ее обрабатываем, вносим в нашу внутриправительственную электронную систему "Пульс соглашения".

На конец первого квартала 2019 года было уже 32% выполнения задач на этот год. При отсутствии этого избирательного хайпа и де-факто блокировки работоспособности многих органов власти мы могли бы сейчас выйти как минимум на 50%. И, кстати, за первый квартал 2019 года мы даже подтянули общее выполнения Соглашения за все предыдущие годы, теперь это 44%. Поэтому качественное выполнение задач этого года дало бы нам также возможность подтянуть общий процент выполнения Соглашения за все предыдущие годы. Но, подозреваю, что остановка отлаженной работы через выборы и перезагрузку власти, конечно, скажется на результатах этого года.


- В декабре прошлого года мы получили первый транш в рамках новой программы макрофинансовой помощи. Для получения второго Украина не выполнила все требования, а сроки проходят. Есть еще шанс успеть и успешно закрыть выполнения этой программы макрофина? Или она уже де-факто заморожена?

- Программа не является замороженной, поскольку мы также остаемся в программе МВФ. Оценочная миссия (которая работала в Киеве в мае – Авт.) не закончилась решением (о выделении очередного транша – Авт.) именно потому, что у нас были объявлены досрочные парламентские выборы. Но она подтвердила, что мы движемся в соответствии с нашими общими планами. Это позволяет ЕС дальше поддерживать оценку и анализировать то, как мы движемся по выполнению условий макрофинансовой помощи ЕС.

Да, действительно, не все законопроекты Верховная Рада проголосовала. Есть еще очень небольшой шанс, он очень призрачный, чтобы этот созыв ВР принял эти документы. Убеждена, какое бы ни было правительство, будет попытка все-таки проголосовать эти законопроекты в следующем созыве ВР. И тогда есть возможность завершить выполнение всех условий и одновременно получить транш. На самом деле все это надо закончить примерно до конца сентября как максимум, иначе уже не будет возможности заимствовать средства на рынках ЕС, и эта программа макрофинансовой помощи будет просто свернута.

- Еще в мае Хьюг Мингарелли заявлял, что Украина не использовала 8 млрд евро. По каким программам идет, как говорится, пробуксовка?

- Во-первых, было опровержение миссии ЕС в Украине, таких слов господин Мингарелли не говорил. На вопрос канала, первым давшего эту информацию, был предоставлен ответ, что действительно есть проблема с тем, что Украина недоиспользует все средства. Вместе с тем он не подтвердил эту сумму, а цитата – это были слова другого дипломата, который тоже работает в Украине. Он сослался на некий анализ отдельных специалистов. Поэтому заявление, безусловно, очень громкое, однако эта цифра не соответствует действительности.

Да, у нас есть проблемы. Например, часть кредитных средств, предоставляемых под какие-то конкретные программы недоиспользуются из-за большого количества причин. Кое-что, кстати, также находится и в сфере взаимодействия между правительством и парламентом. Как оказалось, у нас сейчас застряла система ратификации соглашений, которые были подписаны, что и сдерживает начало использования этих средств. Причем проблема заключается в деталях, например, не определено, кто должен делать официальный перевод текстов соглашений. Как бы это странно не звучало. Мы имеем серьезные баталии, я лично проводила совещания, чтобы согласовать позиции АП, МИД, министерств, народных депутатов. То есть, существует эта часть проблемы и, подозреваю, что действующей ВР она не будет решена. Надо будет искать выход в следующем созыве. Однако это застрявшие средства, выделенные под нас, но не использованные, потому что мы этого даже не начали делать.

Другая часть проблемы – это неумение на местах правильно и быстро оперировать и отчитываться по таким средствам. Здесь необходимо обучение, и мы этим занимаемся. Ну и третий компонент – не были использованы крупные средства, предоставленные ЕС еще во времена Януковича на развитие пунктов пересечения границы. К сожалению, эти средства исчезли. Мы долго пытались выяснить, кто же виноват. Это вообще удивительная история, ДФС все время находила нового человека, который приходил с новыми данными и объяснял, куда же делись деньги. В результате сейчас эти неиспользованные средства отчисляют от следующей помощи, которую мы получаем.


- То есть, эти средства в Украине так и не нашли?

- Очень надеюсь, что наши правоохранительные структуры найдут основания начать уголовные производства против тех должностных лиц, которые в 2012-2013 гг. занимались этими проектами.

- Предлагаю завершить наше интервью вопросом Восточного партнерства. Я была на юбилейной конференции в Брюсселе. Во-первых, можно ли ожидать полноценного саммита ВП еще в этом году? И, во-вторых, какие предложения внесла Украину по апгрейду этой политики Евросоюза?

- Полноценного саммита я не ожидаю, даже учитывая все те события, которые происходят в отдельных странах ВП. Относительно предложений, мы передали наши приоритеты и в транспортной, и в образовательной сферах, и в отношении молодежных обменов. Мы воспринимаем ВП как дополнительный инструмент в нашем взаимодействии с ЕС. Вместе с тем, я не могу сказать, что с момента майской конференции эти наработки как-то очень сильно сдвинулись с места. И здесь важна общая позиция Польши и Швеции, являющихся отцами-основателями ВП со стороны ЕС.

- Да, "Восточное партнерство+", однако некоторые позиции там взаимоисключающие.

- Сейчас есть общее понимание, что Восточное партнерство следует обновить, но нет общей позиции по пересмотру (изменились геополитические условия, изменились страны-участницы инициативы, как и ЕС), однако нет общей позиции относительно сущности и целей этого обновления. И здесь мы имеем дело с разногласиями как между странами ЕС, так и между странами Восточного партнерства. Польша озвучила свои предложения к будущему ВП, но нужна позиция ЕС.

Мы, в свою очередь, вели до недавнего времени диалог с нашими грузинскими и молдавскими коллегами, чтобы иметь какую-то общую позицию трех стран, имеющих соглашения об ассоциации с Евросоюзом (Украины, Молдовы, Грузии). Однако в последнее время сдвигов в этом диалоге не было.

- Ну, а по Вашему мнению, что это должно быть? Мы слышали о совместном цифровом рынке, отмене платы за роуминг. Что еще?

- Я бы больше делала акцент на логистику, образовательные, научные обмены, мобильность граждан. Интеграция цифровых рынков между ВП и ЕС – это сложная задача. Я считаю, что индивидуальный трек (диалог между Украиной и ЕС) имеет большие шансы на успешную реализацию. Мы уже определили для себя интеграцию цифровых рынков с ЕС как приоритет в рамках Соглашения об ассоциации. Хотя это не отменяет дальнейшей работы с нашими партнерами из ВП. Но речь не идет о ЕС и всех шести странах ВП, мы работаем в рамках трех государств – Украины, Молдовы, Грузии.

- Были также заявления о едином таможенном пространстве, однако эксперты говорили, что это, в первую очередь, невыгодно самой Украине.

- На данный момент мы не ставим для себя задачу войти в таможенный союз. Однако мы хотим углубить таможенное сотрудничество. По крайней мере, у меня есть большие надежды на нового руководителя ГФС Максима Нефьодова. И мы для себя ставим задачу получить приглашение присоединиться к Конвенции о совместном транзите.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Требования по второму траншу макрофина надо выполнить до конца сентября: интервью с Иванной Климпуш-Цинцадзе". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Зеленюк Кристина

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь