"Достаточно, чтобы убить миллионы людей": интервью с разработчиком химоружия "Новичок"

23 Марта 2018, 07:47

Сайт "Сегодня" поговорил с ученым, работавшим над веществом, которым, судя по всему, отравили экс-разведчика Сергея Скрипаля


Об отравлении бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля и его дочери по-прежнему известно мало. Газ "Новичок", тем временем, стал отдельной темой для обсуждений. Под угрозой безопасность всего мира, ведь новое отравляющее вещество не запрещено конвенциями, а его разработки продолжаются.

Впервые нарушил режим секретности в вопросе боевых отравляющих веществ России ученый Вил Мирзаянов в далеком 1992-м году. Он был связан с разработкой этого отравляющего вещества с 70-х. Позже его слова подтвердились. Неизвестным высокотоксичным веществом отравили российского бизнесмена Ивана Кивелиди в 1995-м году. Ядом была обработана телефонная трубка, от отравления погибли еще два человека. Оказалось, ампулы с ядом продал ученый из того же НИИ, где разрабатывался "Новичок".

Несмотря на всеобщее внимание к таинственному веществу, информации о "Новичке" мало. Поэтому мы связались с живущим сейчас в США ученым Вилом Султановичем Мирзаяном по скайпу, чтобы узнать, насколько страшна угроза, с которой столкнулся мир.

- Первый вопрос – как вы относитесь к тому, что в России вас едва ли не занесли в список террористов из-за публикации формулы "Новичка"?

- Обычный прием – сами убивают, а террористами называют других. Террористы стали гурманами, что ли? Формулы зарина, замана, VX, иприта, люизита и других – все они расписаны в открытых книгах. Есть они и в интернете. Даже есть технологии их получения. Так что, теперь террористов не устраивает газ VX, подавай им "Новичок"? Ну на кого они рассчитывают своими заявлениями?

Пока что "Новичок" был использован два раза русскими. Первый раз – в 1995-м году Ринк вынес "Новичок" из института, и этим "Новичком" отравили банкира Кивелиди и его секретаршу. Второй раз террористический акт совершили в Англии. Это ведь на самом деле террористический акт. А террористы этим не занимаются, не могут. Потому что это работа очень квалифицированных военных химиков, то есть нас. В специальных центрах. Это бесполезное дело для любителей.

- Если вспомнить убийство Ивана Кивелиди в 1995-м году, как получилось, что научный сотрудник смог так просто вынести из института отравляющее вещество?

- Я написал в обеих своих книгах о такой возможности. Контроль над расходом отравляющих веществ в ГосНИИОХТ (Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии, где работал Вил Мирзоянов. – Ред.) – формальный. То есть, как: вы берете на складе 50 граммов "Новичка" или VX-gas. В одной комнате нельзя по правилам, чтобы находилось более 50 граммов. Сливаете оттуда половину, 25 граммов в ампулу, запаиваете хорошенько, дегазируете поверхности, кладете в полиэтилентовый пакет, и в карман, для того, чтобы вынести. А недостающие граммы компенсируете, допустим, диметилоксалатом, нейтральным веществом.

Комиссия приходит через несколько дней, проверяет по весу. Комиссия по этому делу из отдела режима, состоит из бывших токарей и слесарей-бездельников. Они очень рады, что их повысили и они работают на КГБ. Смотрят, как ты взвешиваешь, сами не касаются даже весов. А у тебя все расписано. И все. А яд выносится в нагрудном кармане, ведь вас не проверяют.

Я на это указал, и не знал даже, что именно это и сделает Ринк. Вот он и продемонстрировал, что контроль над веществом очень формальный.

- В инциденте, который имел место, насколько я понимаю, было два вещества, которые по отдельности относительно безопасны, и уже их смесь стала ядовитой...

- Может, и так. Я этих подробностей, конечно, не знаю. Но очевидно, речь идет о бинарном варианте. Мы сделали оружие, когда при полете ракеты два вещества смешиваются и дают конечный результат. При падении ракеты раскрывается механизм распыления, и все. Нормально для военного применения. Его можно моделировать на месте, но нужен промотор реакции, специалисты поймут.

Я не знаю, как сделал он, но он специалист, и он знал, что делает.

content_001_doc7

Предполагаемая формула отравляющего вещества из материалов экспертизы в деле об убийстве Кивелиди

- Если коснуться отравления Скрипаля. Какую версию обстоятельств и способов отравления вы считаете наиболее вероятной?

- Очень трудно судить из отрывистых сведений, которые доступны, следствие же не информирует, как это было. Поэтому все строится на слухах. Это могло быть как угодно, методов нанесения очень много: можно распылять в виде спрея, а если это бинарный вариант, то мог использоваться револьвер с патроном с двумя компонентами. Механизм их разбивает, они соединяются и направляются на цель в виде спрея. Можно в виде жидкости, можно в виде твердых частиц, на которые нанесен яд. Если пропитали одежду, я думаю, был использован вариант А-230, а не А-232, который более легколетучий. А-230 менее летучий, упругость паров очень небольшая, поэтому не обязательно, чтобы из чемодана шли пары и отравляли людей.

- Какой у этого вещества срок хранения в консервированном и активном состоянии?

- Если это конечное вещество, скажем, А-230, то оно хранится обычно лет 10 в качестве боевых отравляющих веществ. Через 10 лет любое отравляющее вещество для боевого применения уже не годится. Там требование, чтобы было действующего вещества не менее 90%. Но оно падает уже в первый год на 2%. Если меньше 70% – то это уже не оружие. Нужно списывать, дегазировать, заместить новыми запасами. Но для террористических целей – какая разница – 50% или 95%? Нет разницы. Если 50% – то нужно потратить в два раза больше. Ну и что? Вместо одного грамма нужно добавить два грамма, и все.

- То есть, можно предположить, что это вещество было изготовлено достаточно давно?

- Да, ну и что? Даже если там 10%, то это все равно страшное оружие. Обратите внимание, когда в 1995-м году секта "Аум Синреке" в Японии совершила атаку в метро на невинных пассажиров, то содержание зарина в ацетоне у них было всего 7%. И этого было достаточно, чтобы отравить столько людей! И таким примитивным способом! Они просто открывали контейнеры с раствором и оставляли их в вагонах. Люди получали отравление со всеми последствиями.

В Японии, на эту банду работали два химика с университетским образованием! Но, несмотря на то, что они вот такие грамотные, они не могли получить боевое отравляющее вещество. У них дальше 7% дело не пошло!

И вот, болтает Кириллов (начальник войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) Минобороны России Игорь Кириллов. – Ред.), что вот, мол, террористы сделают! Люди с университетским образованием элементарный зарин не могли получить. Какая может идти речь о такой сложной молекуле и о таком сложном отравляющем веществе, как "Новичок"? Даже речи быть не может!

- 27 сентября 2017 года президент России Владимир Путин заявил, что РФ закончила уничтожение химического оружия, и его на территории России нет. Но я так понимаю, что в список этого оружия газ "Новичок" вообще не входил?

- Да, "Новичок" не входит в список запрещенных отравляющих веществ Конвенции. Раз не входит, значит, не подлежит контролю. Поскольку Россия о газе не заявила, его не включили. Запад не настоял, несмотря на мою статью в 1992-м году "Московским новостям". В статье "Отравленная политика" я указал на изобретение нового поколения отравляющих веществ типа "Новичок" для того, чтобы обойти Конвенцию. Конвенция обязала уничтожить старые, не годящиеся для военного применения запасы. Которые как оружие не годятся. Их уничтожили. Но "Новичок"-то остался!

Более того, Конвенция не запрещает научно-исследовательских работ в этой области. Это законно теперь! Как и накопление до 120 килограммов для якобы испытаний. Можете себе представить: если это 120 килограммов А-230 – то этого достаточно, чтобы убить несколько миллионов человек!

- Как вы оцениваете созданные за время существования института запасы? О каких запасах химических веществ в РФ можно говорить сейчас?

- Это трудно сказать. Нет смысла держать запасы, если есть отработанный бинарный вариант (вариант, при котором вещество представлено неактивными, хранящимися отдельно друг от друга компонентами. – Ред.). Не надо заботиться о хранении, уничтожении, когда можно просто накапливать сколько нужно бинарных компонентов, и если будет необходимо, их можно будет смешать и получить конечный продукт. Так что вряд-ли есть запасы. Не нужны запасы. И они используют их пока что для террористических целей.

- "Новичок" – это очень страшное оружие.  Можно ли сказать, что это оружие будущего? Если оценить внимание, которое уделялось разработке и т.д.?

- Конечно. Это следующее поколение. На этой основе можно было получить, и получили, гораздо более токсичные отравляющие вещества. И они уже в твердом состоянии. В этом отношении работы не остановились, работы продолжаются, и ничего хорошего в этом нет.

- Когда произошло отравление Сергея Скрипаля и его дочери, вы давали относительно позитивный прогноз, что пострадавшие будут нуждаться в реабилитации, но главное – выживут. Сейчас врачи не берутся давать позитивные прогнозы. Как вы считаете, с чем это связано?

- Я еще в своей статье в 92-м году говорил, что это практически неизлечимо. Читал статью Ричарда Стоуна в журнале Science, он, ссылаясь на биохимика из университета Сан-Диего, говорит, что до сих пор нет даже антидотов от "Новичка". Так что, возможно, они не выживут.

- Разработка "Новичка" с 70-х годов неизменно сопровождалась выработкой высокотоксичных отходов. В своей статье в 1992-м году вы упоминали о том, что была большая проблема с экологией в связи с заводом, который работал над ОВ. Куда девались отходы? Они складировались или велась переработка?

- Отходы, конечно, есть. Они все еще опасны. Они накапливались в герметичных бочках, их мы отвозили в Шиханы (город в Саратовской области РФ. – Ред.), и на приволье просто сливали в ямы. Всё на этом и кончалось.

- Сейчас эти ямы несут какую-то опасность для местных?

- Конечно, несут. Эти места – охранная зона, там нет туристов, которые ходят по полям. Это военный полигон, охраняемая зона. В этом отношении особых проблем нет, земли много, хватает. Они делают, что хотят, не смотрят на экологию. Экологии для них не существует.

- У вас в Facebook была публикация о том что в образцах этого отравляющего вещества можно найти "отпечатки пальцев русских" из-за вещества-промотора. Человеку, далекому от химии, сложно понять, поэтому расскажите, какие этапы пройдут, пока выяснится истина?

- Когда они сделают пробы, автоматически получат и эти промоторы. Идентифицируют формулы, узнают, что за промоторы были. Промотор – универсальный, который использовался при производстве русского VX-газа. Этими пробами Россия, Англия и другие страны обменивались, поэтому они знают состав и знают, какой промотор.

content_index

Сергей Скрипаль с дочерью. Фото: соцсети

- Как думаете, когда будут официальные выводы, которые расставят все точки над i?

- Технические дела они закончат быстро, а дальше надо найти и человека, который это сделал. Пока не установят и не поймают (если он еще на той территории), дело не прекратят.

- Как вы считаете, это вещество было привезено на территорию Британии? Если оно было привезено из России, то оно было в виде прекурсоров, или в виде уже приготовленной смеси для отравления?

- И так может быть, и так. Раз его "не существует", то нет за ним и контроля. Прибор его не распознает, даже мобильные масс-спектрометры. У них тоже есть библиотека, но эти масс-спектры в нее не заложены. Поэтому невозможно их контролировать. Как хотели, так и привезли, точно так же и вывезли, в нагрудном кармане, допустим. Положил в нагрудный карман ампулы, две или одну, много не надо. Там может быть 20 мл раствора, а содержание вещества – 2%. И этого достаточно, потому что смертельная доза  А-230 – 0,01 мг на 1 кг живого веса. Если у вас вес 70 кг, умножьте эту цифру на 70. Около 1 мг достаточно для того, чтобы убить одного человека, это теоретически. А практически, наверное, в несколько раз больше. О ничтожном количестве идет речь, его перевезти ничего не стоит.

- Среди тех, кто со скептицизмом относится к версии о российском следе, звучат заявления, что было использовано вещество, которое не подходило для точечного убийства, больше для массового поражения. И, мол, для устранения человека лучше было бы использовать иные вещества. Как вы относитесь к такому аргументу?

- Есть рицин – природный белок, растительный. Его использовали для убийства болгарского диссидента Маркова: поставили наконечник зонтика в рицин и ткнули его. Самое страшное в том, что рицин если попадает – невозможно доказать, что это именно он. Рицин растворяется.

- В этом-то и аргументы. Критики говорят, что отравление с помощью "Новичка" оставило большой след, много пострадавших. Как и в случае с Кивелиди, когда пострадали и секретарша, и патологоанатом, который вскрывал  тело. Будто использовали его публично, намеренно, чтоб об этом узнали. Как вы относитесь к этому?

- (Это могли сделать. – Ред.) Для устранения потенциального какого-то диссидента, потенциального оппонента Кремля, который мог бы выступить с разоблачением – например, в виде копий обязательства Трампа о сотрудничестве с ФСБ, которые он подписал. Путин предупреждает: " Вот какая смерть ожидает тебя, милый мой" . Это террор, террористическая демонстрация, запугивание потенциальных оппонентов Кремля.

- Вы чувствуете себя в безопасности?

- В Соединенных Штатах заботятся о безопасности. Я никогда не боялся, даже в России, когда списывал из моего дела совершенно секретные материалы. Они уже давно могли меня уничтожить, но сейчас, тем более, когда поднялся такой скандал?  Вряд ли они этого хотят. Нет, я не боюсь. Мне 83 года, и я надеюсь, что Бог сохранит меня и дальше. Пока "Новичок" не будет включен в список запрещенных отравляющих веществ Конвенции, я не успокоюсь. Это мой долг, поскольку я участвовал в этом преступном бизнесе. Я не создатель этого оружия, но участвовал. Поэтому я чувствую долю своей вины.

wx1080

Формула отравляющего вещества из книги Вила Мирзоянова

Почти 10 лет назад я опубликовал книгу. Я пошел на этот шаг, потому что никакого прогресса в этом вопросе не было. Я опубликовал формулу. Известны формулы VX-газа, зарина, зомана, табуна. Химическое оружие запрещено! Но почему этот секрет должен оставаться? Я опубликовал это, чтобы исключить государственный террор. Если бы я не сделал этого, может быть, англичане и не знали бы, чем отравили Скрипаля и его дочь. Значит, я сделал правильно, по крайней мере, здесь.

Напомним, сайт "Сегодня" поговорил об отравлении Скрипаля и с одним из давних врагов Кремля, лидером Чеченской Республики Ичкерия в изгнании Ахмедом Закаевым.

Автор:

Игорь Рец

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...