Китай тянулся к России, но кое-что поменялось – эксперт о планах КНР и возможном партнерстве с Украиной

29 Октября 2017, 07:09

Главная идея китайского руководства – теория "мирового сообщества общей судьбы"

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

В Китае недавно завершился 19-й съезд самой многочисленной политической партии в мире − Коммунистической партии Китая. Напомним, КПК решила закрепить в своем уставе один из трудов председателя Си Цзиньпина – по факту, это ставит его на один уровень с Мао Цзэдуном.

О том, какие вызовы стоят перед Пекином на международной арене и в каких сферах Китай и Украина могут взаимовыгодно сотрудничать, в интервью сайту "Сегодня" рассказал украинский китаист Алексей Коваль.

Читайте первую часть интервью: "К 2050 году Китай хочет выйти на уровень США"

- Так как мировые агентства сфокусированы на теме Северной Кореи, как китайско-американские отношения будут развиваться в контексте этой проблемы? 

- Китай за последние пять лет принял на вооружение термин "дипломатия великой страны". Это не великодержавность, они не говорят, что Китай станет гегемоном, но они выходят на уровень, когда с США, Евросоюзом и РФ будут общаться на равных, то есть они требуют полноценного равноправного участия в решении мировых вопросов. Пекин отстаивает систему мультиполярного мира, они против одного полюса в виде США, но за то, чтобы в каждом регионе был свой полюс притяжения. В докладе Си Цзиньпина говорится, что Китай должен быть не только региональным, но и глобальным центром. Китай сейчас – вторая экономика мира. Си Цзиньпин впервые заявил, что модель развития и система управления, построенная Китаем, может стать примером для других стран. Раньше так прямо не говорилось, Китай никогда не говорил об экспорте своей политической модели, не говорил, что предлагает альтернативу. Вот теперь говорится, что Китай будет вносить еще больший вклад в развитие человечества, предложит свои рецепты для решения глобальных проблем.

 - Вот и знакомый нам переход от "построения социализма в отдельно взятой стране" к экспансии. 

 - Я бы не говорил об экспансии, скорее о роли в процессе глобализации.  Китай в этом году заявил, что он готов стать лидером глобализации. Раньше, о чем у нас мало знают, Си Цзиньпин выдвинул теорию "мирового сообщества общей судьбы". Об этом он говорил и на съезде, в Украине это не замечают, но сейчас это топовая концепция китайского руководства. Они предлагают вернуть ООН в центр международной политики, предлагают пять принципов мирного существования, чтобы страны уважали друг друга, уважали суверенитет и независимость друг друга, не вмешивались во внутренние дела других стран и т.д. Мы можем использовать эту концепцию в контексте противостояния с РФ, так как Москва нарушает принципы мирного сосуществования.

И если проводить аналогию с СССР, то это напоминает "новое мышление" Горбачева. Он тоже говорил о ядерном разоружении, снижении риска возникновения международных конфликтов и мирном сосуществовании. 

- Но, как мне кажется, Горбачеву нужно было выиграть время и ресурсы, чтобы реформировать СССР…

 - Тут также большой вопрос в том, как Китай эти идеи реализует на практике. Но они четко прописывают уважение к суверенитету и независимости всех государств, независимо от численности населения и размера. Большие державы должны уважать малые государства и не использовать против них силу. Это конфуцианская концепция: не делай другим то, чего бы не хотел для себя!

На этих же принципах Китай с США строят свои отношения. Си Цзиньпин сегодня четко заявляет Дональду Трампу, что конфронтация с Китаем (о чем иногда говорят в Вашингтоне) – это ошибочный и проигрышный путь.

Поэтому и все вопросы и споры вокруг Северной Кореи и вокруг Южно-Китайского моря китайцы хотят решить через диалог. Как это работает на практике? Например, Манила обратилась в Международный арбитраж и выиграла его у Пекина в отношении территориального спора в Южно-Китайском море. Как известно, США подержали Филиппины. Китай начал прямой диалог с Манилой по спорным вопросам. Через полгода Манила стала партнером Пекина. Все спорные вопросы были оставлены в стороне. Подход Пекина – прямой диалог.

 - А как приверженность мирному сосуществованию относится к пограничным проблемам с Индией, там ведь на границе постоянно какие-то обострения?

 - Между Китаем и Индией существуют пограничные споры, граница не демаркирована. Это старая проблема и по ней также идут консультации. Но район близ границы, который последнее время фигурирует в СМИ, относится к пограничной линии между Китаем и Бутаном, а не Индией. Но Индия вступилась за Бутан, ввела туда свои войска из-за того, что китайцы там неподалеку хотели строить дорогу. Индийские солдаты зашли на китайскую территорию и вытеснили рабочих и технику. Китайцы тогда ввели свои войска, там не было стрельбы, но солдаты толкались.

pavl4460

Алексей Коваль. Фото: Данил Павлов

Китай даже назвал Индию страной-агрессором. Но потом они сели за стол переговоров, так как индийский премьер должен был ехать в Китай на саммит БРИКС. Они все решили за несколько дней, Индия вывела свои войска. Вот так Китай решает споры.                

 - А история с Северной Кореей?

 - Если помните, до 2009 года проводились шестисторонние переговоры, где заинтересованные страны пытались остановить ядерную программу Северной Кореи. Именно Китай был одним из основных инициаторов диалога. Эти переговоры велись почти два года, они сорвались из-за того, что США, во-первых, не желает вступать с Северной Кореей в прямой диалог. Во-вторых, США путали вопросы ядерной и ракетной программ КНДР, это два разных вопроса.

С Ираном был найден компромисс по ядерной программе, но Тегеран спокойно развивает свою ракетную программу. Северной Корее хотят запретить и то, и другое. Северная Корея по этой причине вышла из этих переговоров, но Китай продолжает выступать за переговоры. США прямо говорят, что время прямых переговоров с Пхеньяном еще не пришло. Думаю, Китай будет и дальше делать все, дабы не допустить напряженности на Корейском полуострове.

- Теперь о Китае и России. Вот, Китай захотел построить с Туркменистаном  газопроводы через Центральную Азию – построили. Захотели из Мьянмы построить газопровод – построили. Что они все "строят" с РФ?

 -  Ну, это же Россия должна была строить. Символом китайско-российских отношений был мост через Амур. Его долгое время строили, китайская часть была достроена, а дальше, с российской стороны, обрыв. Говорят, что сейчас достраивают. Китайцы тянулись к РФ, но Китай уже настолько сильная страна, что они сами решают, какое именно сотрудничество им нужно. Россия говорит о евразийском сотрудничестве, сопряжении российской и китайской идей интеграции в Евразии. Но мы же понимаем, что не может Китай быть частью российских интеграционных проектов, а Россия частью китайских – да. Вот тут главное. Китай хочет установить добрососедские отношения со всеми странами.

 - Чем Украина может быть интересна китайцам?

 - Несмотря на войну с Россией и внутреннюю политическую нестабильность, Украина остается интересна Китаю. В Украине серьезный потенциал в АПК. Я противник превращения Украины в сырьевой придаток Китая или ЕС, лучше поставлять туда уже переработанную агропродукцию и под своими брендами. Мы продаем много подсолнечного масла в Китай. Но, к сожалению, мы продаем масло как сырье, не рафинированное и не под нашим брендом.

Китай интересуют технологии и опыт украинской ядерной энергетики в контексте выведения станций из рабочего режима. В Китае планируют строить новые реакторы и выводить из работы старые АЭС. Украина имеет все еще хороший уровень академической науки, проектирования, разработки инноваций. Вот возьмем, хотя бы, наше сотрудничество с Китаем в авиастроении. Китайцы в этом году сделали свой первый транспортный самолет, он очень напоминает самолеты дизайна КБ Антонова. И участие наших специалистов там действительно было. Для нас правильно было бы совместно с Китаем развивать проекты, но оставлять ученых и исследовательские институты у нас, приглашать китайцев сюда для обмена опытом.

Еще одна актуальная тема сейчас, это возможность перенесения избыточных промощностей из Китая в Украину – это то, что Пекин сейчас предлагает своим партнерам. Сейчас в Китае закрываются технологически более современные предприятия, чем те, что сейчас работают у нас. И для развития промышленного потенциала Украины этот проект выглядит весьма интересным, чтобы развернуть эти производства на наших заводах. Но тут Украина должна сама согласиться. Киев не идет на это, а китайцы в общих проектах очень часто хотят больше 50%. Это то, на что Украина не соглашается, а, например, руководство Беларуси на это идет.

- А вот китайских зажиточных людей можно привлекать в Украину как туристов или для того, чтобы они здесь покупали жилье и жили хотя бы часть времени?

- Я недавно смотрел документальный фильм о том, как в канадском городе Ванкувер стало проблемой для местных жителей купить жилье из-за того, что город наводнен богатыми китайцами, которые скупили недвижимость, из-за их постоянного присутствия в городе выросли цены. Частично Ванкувер -  это уже "китайский" город. Да, зажиточные китайцы эмигрируют в богатые страны мира, растет китайский туризм. Это часто пенсионеры, они едут в составе групп. Каждый китаец может выложить около $4 тысяч за одну поездку.

Мои знакомые китайцы смотрят на наши цены на жилье и говорят, что им выгодней купить квартиры здесь, чем в странах ЕС. Цены по их меркам очень низкие, у нас цены на жилье ниже китайских в 10 раз, здесь дешевле продукты питания. Поэтому идея купить здесь квартиру и приезжать сюда жить несколько месяцев – это может быть многим интересно. Их не пугает война. Но это все нужно развивать – и туризм, и сервис для китайских граждан в Украине, упрощать визовые процедуры.

Китайцы не говорят прямо, что нужно делать. Они говорят: смотрите на примеры нашего сотрудничества с РФ, Казахстаном и Грузией. Та же Грузия, к примеру, уже подписала соглашение о зоне свободной торговли с Китаем. Украина пока не хочет даже вступать в переговоры с Китаем по этому вопросу, думают, что накличут негативную реакцию Евросоюза. В то же время, китайцы готовы на время вводить асимметричную зону свободной торговли, где бы украинские товары и услуги получили более широкий доступ на китайский рынок.

Но над всем этим нужно работать постоянно, на самом высоком политическом уровне. Мы же с Китаем, по сути, не работаем системно. 

Автор:

Александр Куриленко

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...