В поисках просветления: во сколько обойдется путешествие в Тибет

5 Августа 2018, 02:00

498 кг золота в гробнице и 108 ритуальных кругов ради высшего озарения

Озеро Басунцо. Кристально чистое, спрятанное в глубинке. Рыбу в нем приезжие китайцы ловят с помощью дронов
Озеро Басунцо. Кристально чистое, спрятанное в глубинке. Рыбу в нем приезжие китайцы ловят с помощью дронов

Путешествие в Тибет — это не пакетный тур в Анталию и не автостоп по Европе. Некоторые к нему готовятся полжизни. Тибет — это базовый лагерь покорителей Эвереста, священная гора Кайлас, руины древнего царства Гуге. Это Лхаса с резиденцией Далай-ламы, толпы паломников у монастыря Джокханг, озера Ямдрок, Намцо и Манасаровар, первый буддийский монастырь в Тибете — Самье. А еще яки, пасущиеся на высоте 5000 м над уровнем моря на мхах перевала Милла Ямагути. Вершины в снегах и зеленеющие вербы на плато. Настой из снежной хризантемы и грибы бессмертия Линчжи. Дружелюбные улыбки тибетцев и соленый чай с маслом, не выпить который — значит оскорбить весь Тибет.

Монастыри Лхасы: "хадж" по-буддистски

В Джокханге неимоверная толпа паломников. Масса людей в традиционных нарядах с ритуальными барабанчиками в руках, детьми на спинах и собаками на поводках медленно движется, обходя монастырь по часовой стрелке. Это ритуальный обход — кора, которую каждый уважающий себя тибетец обязан проделать в священном месте хотя бы раз в жизни. В идеале кору надо делать вокруг священной для буддистов, индуистов, джайнистов и последователей древней тибетской религии Бон горы Кайлас. На ее вершине якобы находится вход в Шамбалу, и если сделать кору у подножия, можно получить отпущение всех грехов. 13-кратный обход — и в течение следующих 500 перерождений не попадешь в ад, а если обойти гору 108 раз, можно достичь просветления (хотя на это уйдут годы).

Лхаса с ее святынями тоже подходит: с раннего утра люди колоннами ходят вокруг бывшей резиденции Далай-ламы Поталы, знаменитого монастыря Джокханга и храмов помельче, вращая барабаны с сутрами. Люди приносят с собой целебные в тибетской медицине травы и по очереди бросают пучки в специальные печи.

"Травы растут на экстремальной высоте, на обрывах, и считаются чистыми достаточно, чтобы попасть в огонь и дымом донести жертвы и молитвы верующих на небеса, — объясняет нам смотритель монастыря — замначальника совета по управлению монастырем Уцзеньцижэнь. — А еще можно написать свои сокровенные желания и оставить записочку в определенном месте, заплатить в "кассу" — и монахи помолятся за их реализацию".

Среди паломников много пожилых людей (хотя многим тибетцам можно дать и 45, и 90 лет одновременно). Они опираются на палочки, костыли и упорно идут, неся на себе пожитки (один дедушка тащил даже привязанный к спине стул). Некоторые едут в инвалидных колясках-развалюхах, старушки — с седыми косичками, в которые вплетены яркие ленты, — прикрывают головы зонтами. Бабульки говорят европейцам "Хело!" и фамильярным шлепком по ягодицам приглашают присоединиться к обходу.

"Некоторые добираются до Лхасы пешком несколько недель, месяц! Например, из Чэнду, а это более 2000 км, — говорит Деян. — И несут на себе запас еды, чтобы потом прожить в городе подольше, выполняя обряды".

В среднем, по ее словам, паломники проводят в Лхасе дней 25. Живут в недорогих семейных гестхаузах, а когда кончаются харчи, одалживают у местных — часто выручают верующие фермеры. Такое пилигримство считают чуть ли не лучшим событием в жизни и порой мечтают о нем долгие годы до старости. Пару месяцев паломничества — роскошь, их выкроить трудно. Ведь все это время не можешь зарабатывать деньги.

"В детстве бабушка брала в такой поход меня. Воспоминания самые светлые", — делится Деян.

Некоторые во время коры бьют поклоны на разложенных матрасиках у стены при входе в монастырь, самые стойкие кладут их во весь рост. Это высшая степень поклонения: надо поднять руки к небу, затем бухнуться на колени и упасть ничком, руками вперед. Встал, произнес мантру, три шага — опять поклон "по-пластунски".

"И так надо 100 000 раз", — объясняет лхасец Сян.

К вечеру "пластунов" намного больше: добавляется молодежь. Она профессионально экипирована: фартуки, наколенники, привязанные к рукам досточки. У некоторых амуниция изрядно истрепана — очевидно, близок стотысячный финал.

dsc00050

Самозащита. Широкополые шляпы — от сильных солнечных лучей

Потала: "скорая помощь" и след Далай-ламы

В Потале верующих на порядок меньше — все-таки бывшая резиденция Далай-ламы сегодня больше музей, чем монастырь. Он расположен на высоком холме, который, по преданию, царь Сонгцен Гампо, отец тибетского буддизма, в VII веке облюбовал для медитаций. Это бело-красное величественное здание — визитка Лхасы, место паломничества буддистов и туристов. Горная болезнь одолевает всех, и посетители поднимаются по ступенькам медленно, отдыхая через каждые два метра. По всему пути охранники в ярких жилетах поджидают их с кислородными баллонами. Они пользуются спросом: воздух здесь беден кислородом и чрезмерно насыщен запахами благовоний.
Дворец — удивительное строение с запутанными коридорчиками, мрачными комнатками и духом запустения. На последнем этаже 13-уровневого здания когда-то обитал Далай-лама, остальные помещения — для уединения и молитв. Монахи жгут благовония и отрешенно восседают перед сосудами с маслом, в которых плавают огоньки-"свечки", пугая монотонным чтением сутр.

Гид показывает место, где пересеклись тысячелетия: всего один порог отделяет старое помещение, оставшееся от дворца VII века постройки, и возведенное Далай-ламой в XVII веке. Указывает на резные деревянные украшения, которым более 100 лет, и роскошный саркофаг-ступу, в котором 498 кг золота и тысячи драгоценных камней (мемориальных ступ с покойными духовными лидерами всего 8). Сколько всего комнат в Потале, не знает никто: предание гласит лишь, что автор первого дворца, царь Сонгцен Гампо, расширил его до 999 комнат, но удар молнии уничтожил все деревянные постройки.

img_20180515_110812

Резиденция Святейшего. В основном здании всего 13 этажей

Вниз: храм плодовитости на озере и тибетские Альпы

Чтобы насладиться гималайскими красотами, надо углубиться и сбавить высоту: чем ниже, тем богаче флора и фауна, разнообразнее ландшафты. Иногда на пути горные перевалы высотой 5000 м, где только стада диких яков, вечные снега и микроскопические цветочки на тощем грунте вперемежку с твердыми, будто окаменелыми, мхами. Яки мигрируют по крутым склонам, обдирая скудную растительность, а морозный ветер треплет молитвенные флажки.

Ниже начинается буйство зелени на фоне далеких заснеженных вершин. Среди таких лесов спряталось озеро Басунцо с маленьким островком посередине, образовавшимся из каменной гряды. К нему ведет мост, на котором толкутся рыбаки: чистая голубая вода кишит рыбой, стоит бросить горсть хлебных крошек — и она "закипает". Озеро красиво настолько, что местность сравнивают со швейцарскими Альпами, и священно. На островке располагается храм Цоцунгунба — известный центр тибетского буддизма, построенный более 1300 лет (тибетский буддизм — смесь классического с древней тибетской религией Бон). На входе в храм красуются две деревянные колоды с необычной отделкой: вырезанными женскими и мужскими гениталиями. Говорят, если посетить этот храм и покрутить многочисленные молитвенные барабаны, проблем с деторождением уже не будет.

dsc00201

Деревня Лулан. Развивает зеленый туризм в лоне заповедного леса

Чуть дальше от озера, глубже в округе Ньингчи, расположился лес Лулан. На смотровой площадке, нависающей над обрывом, шквал фотосессий: виды потрясающие. Одноименный поселок находится неподалеку от трассы, соединяющей Лхасу с непальской границей: он давно стал туристическим раем и оттачивает инфраструктуру под "зеленый отдых".

В селении около 1200 местных жителей и уже 130 гестхаузов, в которых они принимают любителей экотуризма (в год — не менее миллиона). Здесь горные речки, летом — цветущие долины и яки. Можно гулять пешком, кататься на конях и велосипедах, работать на тибетских огородиках. Проживание — от 300 юаней до 1200 в сутки (1 юань — 4,3 грн) на вилле или в традиционном тибетском доме с хозяевами. Недешево, но где еще вы сможете полюбоваться гималайскими вершинами из тибетского окна?

У местного бизнесмена Бадена — свой дворовой отельчик вроде карпатских садыб. Раньше он был животноводом, а когда Лулан стал туристическим, открылся аэропорт неподалеку и обещали железную дорогу, прошел мини-курс по организации своего дела, и открыл гестхауз. Модернизация усадьбы (номера, санузлы) обошлась в 600 000 юаней (беспроцентный госкредит). Спустя 7 лет у него уже целый комплекс и 200 000 годового дохода (в Тибете внутренний офшор, налоговые каникулы). Иностранцев пока не густо. А вот китайцы едут почти круглый год.

blok5_01

Остров озера Басунцо. Его святыни помогают бездетным парам

Святыни: торговля вере не помеха

Вокруг монастыря Джокханг раскинулся торговый квартал Баркхор. Туристы внедряются в ряды паломников и получается дикая смесь звуков, запахов, цветов. Рынок — настоящий лабиринт, местная экзотика. Тут торгуют лепешками, маслом яка в головках, как наш твердый сыр, платьями в этностиле, ритуальными принадлежностями, посудой, чаем и рисом мешками. Вероятно, здесь отовариваются паломники, чтобы принести жертвы монастырю. Одна семья вкатила на трех тележках несколько мешков крупы и пакеты с фруктами: все это монахи распределяют во дворике по сосудам.
Тибетский буддизм — это течение, в котором есть рай и ад, служители-наставники и материальные пожертвования. К монаху, который толчет что-то мутное в ступке и разливает жидкость по мисочкам, целая очередь. Ему суют деньги, берут миски и становятся в другую очередь — в храм, чтобы через несколько часов оставить там пожертвование. В Потале то же самое: народ стремится засунуть купюры к изолированным статуэткам Будды и в руки монахов, оставляет им жертвенные шали и просит благословения.

img_20180515_112316

Местный бизнес. Паломникам носят чай в термосах и еду

Как попасть в Тибет: через Пермит или Катманду

Чтобы посетить плато из Китая, понадобится виза КНР (стоит 1800 грн) и спецразрешение на посещение этого района (пермит). Они оформляются 2—3 недели и бывают двух видов: для въезда в Тибет — Tibet Entry Permit, по которому можно посетить район Лхасы и Шигадзе, и пермит для въезда в отдельные закрытые районы Тибета — PSB Permit (Эверест, Кайлас и др.). Разрешение дадут, только если купите турпакет у лицензированных турфирм в Лхасе и вас будет сопровождать тибетский гид. При посадке на рейс в Лхасу пермит обязательно спросят и сверят даты и количество человек в группе. Самостоятельно передвигаться по региону нельзя, даже за пределы Лхасы не пустят — там уже требуется другой документ, Aliens Permit, бумаги полиция проверяет часто и может депортировать в два счета.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Если въезжать в Лхасу из Катманду, то индивидуальные визы в КНР в Непале аннулируются: на китайской границе с Непалом требуется отдельное разрешение. На основании пермита в Тибет и приглашения на групповую визу, которое высылает в Непал тибетский туроператор, в Непале вы можете получить групповую визу КНР. Ее можно оформить только в посольстве КНР в Катманду и только через туркомпанию-посредника.

blok4_01

Высоко в горах. С обзорной площадки открываются уникальные виды

Поскольку самостоятельно в Тибет не поедешь, закажите тур заранее, чтобы у туроператора было больше времени на поиск попутчиков (существуют нормы количества людей в группе для получения пермита, и они часто меняются). Лучше всего напрямую связываться с тибетскими туркомпаниями, а в Катманду прилететь своим ходом. Если взяться за организацию поездки за 3, а лучше 6 месяцев, шансов сэкономить на перелете и поселении больше. К китайским турагенствам опытные путешественники обращаться не рекомендуют: из Украины в Лхасу через Пекин значительно дольше, чем из Непала (10 часов до Пекина + 4,5 из Пекина в Лхасу). И дороже: перелет Киев—Пекин—Лхаса обойдется долларов в 800: минимум 300 до Китая украинскими авиалиниями и внутренний перелет около 500 китайскими. Кроме того, китайские гиды могут знать о Тибете не больше, чем Google: это уникальный отдаленный регион, о котором лучше, чем местные жители, никто не расскажет.

На нем лучше не экономить. В Тибете до сих пор хватает недорогих отелей и гестхаузов, где удобства — выгребные во дворе, а вода в колодце, но звезды здесь — вопрос даже не комфорта, а безопасности. Чем дороже отель, тем больше шансов, что в нем будет медпункт, кислородная комната, баллоны в номерах и круглосуточная помощь врача. В условиях высокогорья все поголовно страдают горной болезнью, и предсказать, насколько уязвим к ней конкретный организм, заранее невозможно. А болячка опасная: если за тошнотой, головокружением, галлюцинациями и одышкой начнется отек головного мозга или легких, можно даже умереть. Поэтому лучше заранее уточнить в отеле, как там спасают туристов, и не селиться поодиночке (чтобы было кому позвать на помощь, если что). Комнату в Лхасе в двух шагах от Поталы можно снять и за $8, но если плохо перевариваешь экзотическое меню и опасаешься за здоровье, лучше ориентироваться на $100—130 в гостинице статусом повыше. В ней, вдобавок к местным блюдам, должны быть и европейские.

img_20180518_135528

Гостевые дома. Получают беспроцентные кредиты от государства

Цены в Лхасе, грн

  • Комплексный тур — от 81 000
  • Виза — 1800
  • Чек на одного в недорогом ресторане — 80—120
  • Такси — 60—80
  • Магнитик — 100
  • Тибетская шаль — 140
  • Чай из снежной хризантемы — 60/чашка
  • Чай традиционный с маслом — от 40/чашка
  • Китайская рисовая водка, настойки — от 240/бутылка 0,5 л
Автор:

Татьяна Негода

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...