укр
Главная Жизнь Люди
2 Апреля 2013, 16:24  Версия для печати  Отправить другу
×
Беженцы, которые достигли успеха в Украине http://www.segodnya.ua/img/article/4283/15_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/4283/15_tn.jpg Люди "Сегодня" рассказывает истории людей, которые, потеряв все, в том числе родину, смогли заново начать жизнь в чужой стране.
<p>Беженцы из стран третьего мира неплохо чувствуют себя в Украине</p>
Беженцы из стран третьего мира неплохо чувствуют себя в Украине

Беженцы, которые достигли успеха в Украине

"Сегодня" рассказывает истории людей, которые, потеряв все, в том числе родину, смогли заново начать жизнь в чужой стране.

Ежегодно в Украине просят убежища сотни людей, которые вынуждены спасаться бегством из своей страны, поскольку там их жизнь подвергается опасности. Так, по данным Регионального представительства Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), в 2012 году 1860 человек вместе с детьми из Афганистана, Сирии, Кыргызстана и прочих государств попросили убежища в нашей стране. Только 63 из них получили статус беженца и смогли начать с нуля строить свою жизнь здесь. По данным ООН, ежегодно беженцы, которые интегрировались у нас, приносят в бюджет более 3 млн грн.

"В прошлом году Украина наконец приняла план действий по интеграции беженцев и лиц, нуждающихся в допзащите, — говорит "Сегодня" советник по вопросам программ проекта "Местная интеграция беженцев" УВКБ ООН Сергей Лаврухин. — Для успешной интеграции нужно много компонентов: языковые курсы, предоставление жилья, помощь в поиске работы, предоставление соцработников, которые помогут адаптироваться людям в нашей стране, трудоустройство. Сейчас государство предоставляет лишь временное жилье в пунктах для беженцев в Одессе и Закарпатье. И беженцам с высшим образованием зачастую приходится работать на рынках, чтобы заплатить за жилье. У нас есть единичные случаи, когда их дипломы высших школ были признаны в Украине, и они смогли найти работу по профессии. Со средне-специальным образованием еще сложнее. А ведь наша страна очень нуждается сейчас в таких специалистах, как электрики, водопроводчики, слесари и другие". Однако документы о признании "среднего" диплома получить еще сложнее — нет четко прописанной процедуры, поэтому не было ни одного такого случая. Выходит, беженцам нужно идти и учиться профессии заново.

Однако есть множество примеров, когда приехавшие в Украину люди смогли не только адаптироваться в новой стране, но и сделать карьеру. "Сегодня" разыскала их и узнала, как им это удалось. Так, Томас из Анголы сейчас работает управляющим столичного отеля, а начинал парень обычным портье. Дежене из Эфиопии организовал бизнес по обжарке кофе и вскоре планирует открыть свою кофейню в Киеве. А в Одессе беженка из Афганистана Аскаряр открыла свое ателье, где швеями работают украинки. Наши герои называют Украину своим домом и не хотят никуда уезжать из страны, где они нашли друзей и настоящую любовь, а также смогли добиться успеха.

Ялда. Учится в столичном вузе на акушера-гинеколога

Не всем беженцам удается достичь успеха в новой стране. Многие, получив хорошее образование, в результате здесь торгуют на рынке. Но при этом они стараются поднять на ноги своих детей, обеспечить их будущее. Яркий пример — судьба девушки из Афганистана Ялды Гулам Расул, которая учится сейчас в Киеве на гинеколога. "Моя семья приехала сюда в 1995 году, мне был всего годик, — рассказывает Ялда. — Мои родители просто спасали нас с сестрой. Они рассказывали, что жили в постоянном страхе, что очередной снаряд может попасть в наш дом. Моя мама в Афганистане была директором школы, а папа — инженер. Но тут им по специальности не удалось найти работу. Отец долго работал на рынке, пока позволяло здоровье. Он хотел поднять нас с сестрой на ноги. Вот я поступила в медицинский. Позже выиграла премию, которую дает посольство Германии через ООН талантливым детям беженцев, — она покрывает обучение". Уезжать из Украины, как многие молодые наши сограждане, Ялда не хочет. "Я здесь выросла, у меня украинское гражданство и свою жизнь связываю с Украиной, — говорит девушка. — Конечно, мне приходилось несладко. В школе меня дразнили из-за цвета кожи. Но я не плакала и не отвечала детям тем же, знала, что когда-то этот период в моей жизни пройдет...".

 Эфиоп: обжаривает кофе

Беженец из Эфиопии Дежене Гемберу Йиргу в Киеве вместе со своими земляками (тоже беженцами) организовал дело по обжарке и расфасовке кофе из разных стран мира. "Основал я бизнес еще в 2005 году. А в 2010-м узнал, что УВКБ ООН в рамках проекта ЕС выделит грант на интеграцию мигрантов. Тогда подал свой проект и на следующий год мне купили необходимое оборудование, — рассказывает нам Дежене. — Пока мы закупаем кофе у поставщиков, которые везут зерна из Эфиопии, Уганды, Бразилии, Индонезии и других стран. Здесь мы их обжариваем, фасуем и поставляем по разным кофейням. Мечтаю, что вскоре раскручу бизнес, найму много людей и мы сможем сами возить зерна прямо с плантаций. Причем я хочу, чтобы это был экологически чистый кофе, выращенный без какой-либо химии. Сейчас работаю над получением разрешения на открытие своей точки продажи кофе в Киеве. Было бы здорово ее организовать так, чтобы мы обжаривали кофе прямо перед покупателями и чтобы клиент смог продегустировать напиток. Хотим пропагандировать в этой точке здоровый способ жизни — без наркотиков, алкоголя и сигарет".

ПАСХА ПО-ЭФИОПСКИ. В Украине Дежене живет уже 25 лет. Он учился на экономиста в Киеве по договору СССР и Эфиопии. На родину так и не вернулся — там началась гражданская война, а потом поменялась власть, возвращаться было опасно. "Как и другие беженцы, долгое время работал на рынке — продавал одежду, — говорит Дежене. — Но денег больших заработать не получалось, приходилось еще отдавать часть "крыше". Тогда торговать иначе было нельзя. Многие иностранцы в такой ситуации выехали за границу, у меня тоже была возможность, но Украина мне по душе, я полюбил эту страну, тут у меня много друзей появилось, которые всегда мне помогали. Здесь я построил новую жизнь — женился на украинке, у нас растет сын, ему уже 12. В нашей семье перемешались традиции наших народов. К примеру, на Пасху, кроме куличей, мы еще готовим эфиопское традиционное для этого праздника блюдо — доро ват. В кастрюле тушат много лука, курицу, разделенную на 12 частей (символизирует 12 апостолов), затем 12 вареных яиц и много специй, чтобы блюдо получилось острое. Мои домашние обожают доро ват. И друзья приходят угоститься".

Руандиец: лечит массажем

Хошидель Мучунгакава из Руанды живет в Украине уже 25 лет. На новой родине ему пришлось нелегко — голодал и тяжело работал, а из-за осложнений диабета почти полностью ослеп. Но мужчина не жалуется, он нашел новое призвание — стал массажистом, и к нему уже выстраиваются очереди клиентов. А главное — он нашел здесь друзей и свою любовь, а Украину считает своей родиной.

С Хошиделем мы встретились у него дома. Несмотря на проблемы со зрением, он свободно передвигается по квартире. "Я сам могу ездить на работу на другой берег Киева. Мне помогают сесть в маршрутку, а дальше я сам, — улыбается наш герой. — Я приехал в Киев учиться на экономиста еще в конце 80-х. Не собирался оставаться здесь, хотел вернуться домой, найти хорошую работу и помогать своей семье. У меня ведь 9 братьев и сестер. Но когда я уже получил диплом, в Руанде началась гражданская война. Мою маму убили, братья и сестры, спасаясь, бежали из страны кто куда. Все мои мечты и планы рухнули в один миг… В Руанде было страшно, но я все равно хотел вернуться на родину. В Украине тогда было еще страшнее — в 90-е украинцам было сложно найти работу и прокормиться, а таким, как я, и подавно. Бывало, на улице могли напасть на меня и избить только потому, что у меня темный цвет кожи. Я хотел улететь в Руанду, но все рейсы были отменены, денег, чтобы добираться туда через другие страны, у меня не было. Пришлось как-то выживать здесь и строить свою жизнь с нуля. На работу в Киеве меня никто не хотел брать. Я, наивный, вначале думал, что с дипломом экономиста меня возьмут в какую-то фирму, но мне прямо отвечали, что таких, как я, не хотят видеть в офисе. Найти хоть какую-то подработку не удавалось. Почти до 1999 года просидел без постоянной работы, бывало, несколько дней ничего не ел. Помогали другие иностранцы, которые оказались в такой же ситуации, и украинцы, с которыми успел подружиться. Иногда помогала ООН, как-то выделили по $25 беженцам. Жил в основном в общежитиях".

В конце 90-х ситуация в стране стала налаживаться, и Хошидель нашел работу на пилораме. "Работа была очень тяжелой, но платили регулярно. Мало кто выдерживал даже месяц, я единственный проработал там 10 лет. Из простого рабочего вырос до бригадира. Мой начальник не хотел меня отпускать, когда я решил увольняться. Я тогда нашел работу переводчиком — кроме своего родного языка, украинского и русского, еще свободно владею английским и французским. Их я выучил еще на родине, — продолжает Мучунгакава. — Хотел, наконец, найти работу поспокойнее, ведь у меня сахарный диабет, и здоровье стало сдавать. Но мечта так и не осуществилась — болезнь сказалась на зрении, я почти перестал видеть. Времени унывать не было, я узнал, что есть курсы массажистов для слепых. Говорят, у меня получается, клиентов достаточно. За сеанс беру всего 30 грн (обычно в столице час массажа стоит 100—150 грн. — Авт.) А еще хожу на компьютерные курсы для слепых. Мне удалось разыскать некоторых моих сестер и братьев: кто в Африке, кто в Бельгии. Сестра вот из Бельгии приезжала, звала к себе жить. Но куда я уеду? Здесь моя родина, здесь я нашел свою любовь, здесь растет мой сын… В Украине люди, которые мне дороги и которые заботятся обо мне. Мой тесть стал для меня настоящим другом, если я задерживаюсь с работы, первым начинает волноваться и звонить, все ли со мной в порядке".

Афганка: шьет платья

Открывая свой бизнес, беженцы помогают и украинцам — создают рабочие места. Так, Аскаряр Фреба из Афганистана открыла свое ателье в Одессе и наняла на работу украинок. Бизнес совсем молодой — чуть больше года, но ее дело быстро развивается, и женщина уже проводила собственные выставки. "В январе прошлого года я получила грант от ООН на открытие своего дела, мне выделили деньги на оборудование, — делится с нами Аскаряр. — Я всегда хотела моделировать одежду, и теперь я наконец занимаюсь любимым делом. У меня свое маленькое ателье, там работают две женщины, которые кроят и шьют одежду по моим макетам. Готовые платья я продаю сама на "7 километре" (крупный рынок в Одессе. — Авт.). Покупателям нравится, а когда узнают, что это мои модели, просят пошить на заказ. Хотелось бы в будущем открыть свой магазин".

Но до того как жизнь Аскаряр наладилась, ей пришлось пережить тяжелые голодные годы без родных и друзей. "Моя история похожа на жизнь других беженцев в Украине. В Одессу я приехала в 1986 году, когда мне не было еще и 16 лет, — учиться на гидрометереолога. В моей стране была война, и когда моя учеба подошла к концу, талибы пришли к власти — возвращаться было страшно (режим Талибан — происламистское движение, которое пыталось ввести в Афганистане законы шариата — женщинам запрещали учиться, а за подозрение в прелюбодействии забрасывали камнями без суда и следствия, ворам отсекали руки и пр. — Авт.). Моего отца и брата ни за что сильно избили там, потом моя семья бежала в Исламабад (Пакистан). Больше я о них ничего не слышала, возвращаться мне не было к кому, — вспоминает Аскаряр. — Но и здесь я оказалась на грани выживания. Трудно было найти работу и прокормиться. Бралась за любую работу. Сначала друзья помогли устроиться реализатором газет и книг, потом трудилась уборщицей в домах отдыха, посудомойкой, официанткой... Но зарплата была небольшая, да и работа была время от времени. Временами приходилось и голодать. Когда жила в общежитии, на кухне находила сухарики, которые оставляли на столе, чтобы уборщица забирала для своей собаки. Я не брезговала и ела те сухарики и объедки. Тяжело было, не дай Бог такое пережить кому-то". Но несмотря на все, наша героиня говорит, что к Украине она прикипела душей: "Она стала моей родной страной. Я теперь даже сны вижу на русском языке", — улыбается женщина.

Анголец: мечтает об отеле

Анголец Томас Лукай в Украине прошел путь от обычного портье в отеле до управляющего. Благодаря своей работе Томас много путешествует по миру, но всегда скучает по Украине. "Недавно был в Арабских Эмиратах и по телефону говорил, что очень соскучился по дому. А рядом стояли туристы из России. Услышав, что я говорю по-русски, они не постеснялись спросить, откуда же я, и были очень удивлены, узнав, что я из Украины, — делится с нами Томас. — Наверное, мог бы уже давно переехать в другую страну, куда-нибудь в Европу. Но с Украиной связаны мои планы и мечты. Да и в другой стране мне бы снова пришлось начинать строить свою жизнь с нуля, там бы я был никем, пришлось бы получать статус беженца и т. д. Но зачем? Украина — мой дом!".

17-летним парнем Томас бежал со своей родины, Анголы, в Украину в 1995 году. О том, почему ему пришлось искать убежище в другой стране, мужчине тяжело рассказывать. Он некоторое время собирался с мыслями. "Больно вспоминать, что мне пришлось пережить. В моей стране шла гражданская война. Жестоко убивали мирных жителей... Родителей и сестру убили на моих глазах. Я был в другой комнате, прятался, и все видел. Это был кошмар! Меня просто не заметили. И поэтому я остался жив, — вспоминает Томас. — Мой дядя тогда работал в нашем МИДе, он помог мне сделать визу и отправил срочно в Украину. У меня с собой не было никаких вещей. Я тогда даже не представлял, куда еду, знал только, что это была страна СССР — знакомых у меня тут не было, я не знал ни законов, ни языка. Но все равно был счастлив, что наконец оказался в безопасности и не нужно прятаться от выстрелов. Вскоре здесь я встретил студента из Анголы. Он стал для меня почти братом — жил я у него в общежитии, он помогал с едой и средствами, помогал освоиться в стране". Но через год тот студент уехал из Украины, и Томас снова остался один. "Пытался устроиться работать на рынок, но меня не брали. Долгое время перебивался на одних макаронах. Теперь я даже видеть их не могу, за то время наелся вдоволь, — смеется наш собеседник. — Благодаря ООН, ходил на курсы языка. А когда я получил в 1998 году статус беженца, смог уже посещать и другие курсы, к примеру, компьютерные и управления гостиничным бизнесом. Я хотел учиться, мне было все интересно, дома из-за войны я просто не мог это сделать. В 2001 году я решил устроиться на работу портье в один из столичных отелей. Работник, который принимал на работу, не горел желанием меня брать. Я его буквально уговорил дать мне всего один шанс показать себя. Так началась моя карьера. Работа портье была физически очень тяжелой — весь день на ногах. Платили тогда не так много — 105 долларов, но мне хватало. Вскоре меня повысили до старшего портье, потом работал на регистратуре, и так я вырос до управляющего отелем".

Томас говорит, что в будущем обязательно хочет открыть собственный отель. "А пока я помогаю беженцам, как когда-то помогли мне, освоиться в новой стране. Просто поддерживаю их, ведь легко можно пасть духом, когда в один миг теряешь все и рушится жизнь. Я обучаю их, помогаю устроиться на работу. Всегда говорю, чтобы не боялись идти на самую простую и тяжелую работу. Нужно же с чего-то начинать", — уверен Томас.

Как и многие другие беженцы, Томас в Украине встретил свою судьбу. "У меня есть любимая женщина. Мы уже подумываем о свадьбе. Но в мою семью я мало привнесу ангольских традиций или обычаев. Я был совсем мальчишкой, когда покинул Анголу, перенял уже здесь все украинское", — говорит Томас.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Екатерина Стулень
Вы сейчас просматриваете новость "Беженцы, которые достигли успеха в Украине". Другие Люди смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: