укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Жизнь Интересные истории
5 Августа 2014, 11:43  Версия для печати  Отправить другу
×
Как происходила операция по обмену заложниками на агента ФСБ http://www.segodnya.ua/img/article/5419/71_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/5419/71_tn.jpg Истории Спецоперация: за агента ФСБ Ольгу Кулыгину Украина получила 17 заложников
<p>Встреча после разлуки. Трудно было сдержать слезы и матерям, и женам, и даже мужчинам. Фото: AFP</p>
Встреча после разлуки. Трудно было сдержать слезы и матерям, и женам, и даже мужчинам. Фото: AFP

Как происходила операция по обмену заложниками на агента ФСБ

Спецоперация: за агента ФСБ Ольгу Кулыгину Украина получила 17 заложников

Несколько дней назад Украине удалось вернуть 17 заложников, находившихся в плену у сепаратистов в Горловке. Детали этой операции, готовившейся и проведенной в закрытом режиме, спецслужбы не раскрывают из соображений безопасности всех ее участников. На встрече с матерями и женами освобожденных военнослужащих президент Петр Порошенко лишь заметил, что операция 24 часа в сутки была на его личном контроле и имела гриф секретности, дабы утечка информации не привела к срыву и не навредила никому из заложников.

Из достоверных источников "Сегодня" стали известны некоторые подробности этой оперативной комбинации под условным названием "Рандеву", в результате которой домой возвратились граждане Украины и двух других стран — Швеции и Грузии.

Старший офицер Службы безопасности, имевший отношение к проведению спецоперации, сообщил, что в ней участвовала "Альфа", бойцы которой обеспечивали обмен украинских заложников на россиянку Ольгу Кулыгину.

"В результате многократных переговоров, которые с главарем донецких сепаратистов Игорем Безлером по прозвищу Бес вел руководитель общественной организации "Офицерский корпус" Владимир Рубан, была достигнута договоренность: Украина отдает Кулыгину, а взамен получаем наших пленников, — говорит офицер. — Бес поставил условие, что сначала возвращаем Ольгу, а он отдает 12 наших военных, а также трех женщин (двух матерей и жену одного из них, которые находились с ними) плюс еще двух иностранных граждан. Обошлось без эксцессов. Хотя нашей стороной заранее были до деталей продуманы максимально возможные варианты вплоть до применения оружия".

По словам собеседника, после того, как боевики получили Кулыгину, Бес отдал всех 17 пленников. Автомобилями их вывезли в Харьков, откуда самолетом доставили в Киев.

За несколько часов до этого родственникам заложников сообщили, что в Администрации президента с ними встретится Петр Порошенко. "Причину до последнего не оглашали, и мы прождали около четырех часов в полном неведении, теряясь в догадках, что послужило поводом для этой поздней встречи, — рассказывает жена одного из пленников Н. — Конечно, хотелось верить в лучшее, но столько уже было нервотрепки, переживаний, что каждая из нас сидела как на иголках и готовилась к худшему. Время тянулось ужасно медленно. И только когда Порошенко сказал, что все позади, дали волю чувствам, которые уже никто не скрывал".
Легендарный офицер-переговорщик Владимир Рубан, участвовавший в подготовке и проведении операции, согласился сообщить буквально несколько слов:

"Да, это была одна из сложнейших операций по линии СБУ за последние годы. Моя группа работала в тесном сотрудничестве со спецслужбой. Министерство обороны тоже в этой акции участвовало. Нас плотно вела ФСБ России, хотя потеряла из поля зрения на целых два часа. Мы добились того, что планировали. Миссия, казавшаяся невыполнимой, была выполнена. Других комментариев дать не могу. Попробуйте найти кого-то из освобожденных. Они уже могут поделиться тем, чем сочтут нужным".

ПРЕЗИДЕНТ: ДОЛЖНЫ ВЕРНУТЬ ВСЕХ

Порошенко сказал, что в плену остается около 150 украинцев. И пообещал вернуть всех. Но есть данные, что заложников больше — от 300 до 400. На переговорах контактной группы в Минске достигнуто соглашение о равноценном обмене "20 на 20". Рубан сообщил нам, что следующей миссией его группы будет освобождение Савченко: "Пока задача невыполнима. Но обмен на Кулыгину 17 украинцев поначалу также казался нереальным". Рубан освобождает пленников безвозмездно: "Всегда есть возможность заплатить, есть и деньги, и разрешение выкупить человека. Но пока платить не пришлось. А то, как договариваемся, наш профессиональный секрет. Не хочется, чтобы шаблоны, которые еще пригодятся при освобождении других пленных, стали прозрачными и доступными — повредит другим". Возможен ли обмен Савченко на того же Безлера, если его задержат? В СБУ отвечают: "Это вариант, но не единственный".

КУЛЫГИНА: АГЕНТ ФСБ И ПОДРУГА ГИРКИНА

В мае на пункте пропуска "Бирюково" украинские пограничники задержали два микроавтобуса "Газель" из России. С украинской стороны их встречал "Мерседес Вито". Завязался бой, в ходе которого было убито пять террористов, задержано — 13, один из них был тяжело ранен. В "Газелях" везли АКМы, пулеметы, снайперские винтовки, гранатометы "Муха", гранаты и боеприпасы. У Кулыгиной нашли больше $2 млн. Она москвичка, ей 41 год. Официальный статус — журналист информагентства. Была спецкором в Сирии. Является агентом ФСБ. Близкая подруга Игоря Гиркина (Стрелка). Содержалась в СИЗО СБУ в Киеве. На предложение "Сегодня" дать интервью не ответила.

ПЕРЕГОВОРЩИКИ: БЕЗ СЛОВА "НЕТ!"

Олег ВЕРЕМИЕНКО, адвокат:

— Тех, кто участвует в операции по освобождению заложников, называют "мостами". Они — связующее звено между сторонами. Группа Рубана освободила несколько десятков пленников. Она не выкупает их за деньги, а договаривается. Эта работа требует специальной подготовки. В ней много секретного. Украинская Хельсинкская правозащитная группа тоже занимается освобождением заложников. В нашем активе десять человек, которых удалось вызволить. Часто родственники, друзья не знают, куда обращаться, если кто-то бесследно пропал. Надо сразу идти в милицию с заявлением, предоставить фото. Заявление должно быть внесено в ЕРДР. Советуем отправить телеграмму в СБУ, чтобы там тоже взяли дело на контроль и внесли фамилию пропавшего в базу данных. Это пригодится при обращении в Европейский суд по правам человека. Но нужна помощь опытных юристов. Мы оказываем ее бесплатно.

Андрей И., генерал-майор запаса:

— Мне пришлось служить в составе миротворческой миссии в бывшей Югославии, и я знаю, что такое переговоры. Главное — никогда не говорить "Нет!" Классический пример работы переговорщиков — история с московским "Норд-Остом". Тогда к террористам пошли известный артист и известный врач. Переговорщики сделали то, чего не смогли ни спецслужбы, ни волонтеры.

Павел ПРЫГУНОВ, заместитель начальника Управления Администрации президента:

— Работа, которой занимается Владимир Рубан, крайне ответственна. Речь идет об освобождении из плена наших граждан, их жизни и здоровье. Переговорщиков готовили в Национальной академии СБУ, где проходили обучение представители других силовых структур, руководители обл­администраций. Эту практику необходимо совершенствовать. Ведь надо уметь разговаривать не только с террористами, но и с населением Донецкой, Луганской областей — разъяснять, убеждать, оказывать психологическую поддержку.

Дмитрий ТЫМЧУК, координатор программы "Информационное сопротивление":

— Минобороны понимает, что стоит за работой переговорщиков. Но мы считаем, что необходим какой-то единый центр, координирующий орган. Это уже проблема государственного уровня, а не какого-то ведомства. Есть и этический момент. В цивилизованных странах с террористами переговоров не ведут. Но говорить, что правильно, а что нет, я бы не стал. На кону человеческая жизнь.

Андрей ДИДЕНКО, правозащитник:

— Мне известны случаи, когда матери и жены сами искали своих родных, оказавшихся в роли заложников. Собирали деньги, передавали тем, кто удерживал их сыновей и мужей, подвергал пыткам, издевательствам. Часто это приводило к обратному результату — заложников не освободили и денег не вернули. Столь деликатным делом должны заниматься только профессионалы. И нужно соблюдать баланс между принципами открытости, обеспечения безопасности и защиты прав человека.

БЕЗЛЕР СКАЗАЛ: "ДАЮ ОДИН ШАНС — УПАСТЬ КРАСИВО..."

Освобожденный из 88-дневного плена журналист рассказал "Сегодня" о том, что чувствует приговоренный к расстрелу человек, каким увидел Беса, который хвастался жуткими боевыми трофеями, и как россияне встречали Ольгу Кулыгину

Общественный активист, журналист-блогер, гражданин Грузии Василий Будик, который находился в плену у Игоря Безлера почти три месяца — 88 дней, ответил на вопросы "Сегодня".

— Как вы оказались в заложниках?

— Боевики ДНР получили оперативную информацию о том, что в Горловку прибыл кто-то из "Правого сектора". Поскольку на то время они полностью контролировали город, за моим автомобилем с днепропетровскими номерами тотчас увязался хвост. Задержали меня при выходе из магазина, куда с женой зашел купить хлеб. Было всего лишь два варианта — бежать, получив пулю вслед, или сдаться. Выбрал второй. Меня увезли. И сразу забрали мобильный телефон.

— Зачем?

— На нем были фотографии — с Дмитрием Ярошем, Олегом Ляшко. Еще была переписка с Арсеном Аваковым, другими известными людьми. Боевики были уверены, что я каким-то образом связан с "Правым сектором".

— А вы были с ним связаны?

— Сказал как есть — что журналист, гражданин Грузии, веду расследования по формированию батальонов "Донбасс", "Днепр", структурам ДНР. Поэтому по роду своей журналистской деятельности встречался со многими людьми. Мне не поверили. И начали, как они выразились, экстренный допрос в полевых условиях...

— Что это такое — допрос в полевых условиях?

— Это когда вам ножом протыкают колени и выбивают нужные показания. Не пугают, не играются, а протыкают колени до кости, кровь хлещет фонтаном. И вы ничего не можете сделать, никаким образом не можете сопротивляться. Когда протыкают одно колено, человек еще крепится, хотя боль адская. Но когда и во второе вонзают — это выдержит не каждый...

— А вы?

— Держался. Игорь Безлер еще удивлялся такой реакции. Говорил, что у меня подготовка, как у боевого офицера...

— А вы не боевой офицер?

— Говорю же — журналист. Но из офицерской семьи. Отец был полковником. И дед воевал. Геройски погиб в Великую Отечественную... Ну, в общем, пытки закончились тем, что пришел в себя только через неделю...

— Жена знала, где вы, что с вами?

— Успел сказать ей по телефону, что в гостях.

— Она поняла, что это значит?

— Догадалась...

— Что было дальше?

— Сначала меня хотели поменять на офицера Главного разведывательного управления России, который оказался в плену у украинских военных. Потом Бес передумал и заявил, что обменяет меня на Ольгу Кулыгину. Затем его планы снова изменились, и он сказал, что обменяет на нее меня и офицера СБУ Александра Васющенко. Потом добавил к нам еще нескольких офицеров — пограничников, десантников, сотрудников милиции. И вроде бы уже о таком обмене договорились, а за Кулыгиной отправили самолет, чтобы привезти из Киева, где ее держали в СИЗО СБУ. Но что-то не сработало, и Ольгу не привезли...

— Была информация, что СБУ ее почему-то не хотела отдавать. И якобы кто-то из политиков вмешался в эти переговоры...

— Детали мне неизвестны, но факт остается фактом — эту даму не привезли. Что вывело Беса из себя, и он распорядился нас расстрелять...

— Так это о вас было видео в интернете?

— Ну да. Нас подняли вместе с Васющенко, спеленали, замотали глаза, рот, вывели в подвал, поставили к стенке и объявили, что расстреляют. Бес пытался по телефону выяснить, почему не привезли Кулыгину. Но и Александр Турчинов, и Валентин Наливайченко не выходили на связь. Ничего не понимали и переговорщики. Бес сказал: "Раз так, будем вас расстреливать. Сейчас привезем кинооператора, и он снимет в прямом эфире, чтобы все убедились, что это правда".

— Привезли кинооператора?

— Привезли другого человека, которому поручили снимать на мобильный.

— Что вы чувствовали, понимая, что вас расстреляют?

— Я верующий, христианин. И обратился к Богу. Попросил простить все грехи.

— О пощаде не просили?

— Нет. Я не сделал ничего, за что нужно было просить пощады. Считал это неприемлемым. И у кого просить — у тех людей?

— А Васющенко?

— Он тоже молчал. Не знаю, что происходило у него в душе, но оба молчали.

— А как реагировали Бес и его подручные?

— Мне кажется, на них это произвело впечатление. Зауважали...

— На видео, которое появилось в соцсетях, вы и Васющенко падаете!

— На наше счастье рядом с Бесом оказался другой человек, который фактически нас спас. Он убедил его, что убивать нас нет смысла, никаких преференций от этого не будет. Доброе дело сделал — отговорил-таки.

— Кто этот человек?

— Один из приближенных к Бесу командиров. Сказали, он потом уехал в Россию.

— И что было дальше?

— Подумав, Бес согласился, решив инсценировать убийство. Зарядили холостыми. Поставили нас с Васющенко к стенке. И сказали: "У вас есть одна попытка — упасть красиво, так, чтобы поверили, будто падаете замертво". А у меня с одной стороны четыре ребра сломано, а с другой — три. И руки сзади связаны. Как тут упасть "красиво", еще и на бетон? Но понимал: другого шанса может и не быть. Поэтому упал как просили. А Васющенко — как мог.

— Вы в белой рубашке были?

— Нет, я в черной. В белой — Васющенко. Ну, вот так все и было. В интернете это видео есть.

— А потом?

— Приехал Рубан и попросил Беса показать нас — живыми или мертвыми. Они показали...

— Что о Бесе можете сказать? Объективно — что за человек?

— Он умеет держать слово. Сказал — сделал. Но сам же может его и забрать. Ценит своих людей. Плачет, теряя бойцов. Импульсивен. Максималист. Уважает противника, если тот заслуживает. Офицер. Военный. В политику не лезет.

— Общались с ним?

— Да. Иногда приходил в комнату, где нас держали. Показывал трофеи.

— Какие?

— Оружие. Автоматы. Каждый автомат — это убитый украинский солдат. Не один, не два — по 50—60 автоматов, забрызганных кровью, в грязи, еще с запахом пороха. Понимаешь, это не бутафория...

— Жестокий?

— В чем-то да, в чем-то нет. Сам десантник, и десант для него — это все. Такой пример: закупил две сотни гробов, чтобы вывезти погибших украинских военных... Говорил, для него дело чести — чтобы те были похоронены по-человечески. Еще говорил, что с мертвыми не воюет.

— Хорошо, а о переговорщиках с украинской стороны что можете сказать?

— Знаю только одного — по фамилии Рубан. Другие мне неизвестны. Человек от Сергея Таруты тоже пытался нас вытащить. Но он не переговорщик. А Рубан — переговорщик. Его и Безлер очень уважает. По просьбе Рубана Бес ездил в Луганск и искал Надежду Савченко. Но не успел. Двое суток его не было. А потом приехал и сказал: "Ваша летчица уже в России". Об этом стало известно только через две недели.

— Говорят, Бес тоже в России — якобы в ГРУ. А Кулыгина?

— Да. Безлер покидал Украину. Но сейчас опять вернулся. Ольгу передали его подручному по прозвищу Боцман. Рубан позвонил и дал слово, что привезет ее и отдаст. А взамен отпустят нас.

— Значит, сначала возвратили Кулыгину?

— Так точно. Рубан приехал с сыном. Без оружия. Отдали Ольгу. А затем отпустили нас. Сели в четыре машины и поехали в Харьков. Оттуда самолетом прилетели в Киев.

— Вы Кулыгину видели?

— Видел. С российской стороны ее встречали цветами.

— В плену дневник не вели?

— Нет. Все в голове держал. Может быть, когда-нибудь напишу. Но не сейчас.

— А что сейчас?

— Подлечиться надо. А там посмотрим...

Читайте также:
Из плена освобождены черниговские танкисты
На переговорах в Минске контактная группа договорилась об освобождении заложников
Неизвестные в Донецке взяли в плен четырех милиционеров
Из плена сепаратистов освобожден украинский полковник
Боевики "ДНР" взяли в плен сотрудника ДонОГА
Украинскую летчицу Савченко оставили за решеткой



×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Александр Ильченко
Вы сейчас просматриваете новость "Как происходила операция по обмену заложниками на агента ФСБ". Другие Интересные истории смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: