Олег Ляшко: "За родную Украину загрызу и порву любого"

2 Декабря 2017, 09:00

Лидер Радикальной партии и фракции в ВР рассказал, как родился законопроект "Купуй українське, плати українцям", почему нужна минзарплата в 5000 гривен, как следует спасать село, помогать животноводству, и о своих любимых собаках

Олег Ляшко: "Мы добиваемся изменения Конституции Украины в пользу наших фермеров". Фото: О. Каримова
Олег Ляшко: "Мы добиваемся изменения Конституции Украины в пользу наших фермеров". Фото: О. Каримова

— Олег Валерьевич, в парламенте зарегистрирован ваш и коллег законопроект под звучным названием "Купуй українське, плати українцям". Как и почему он родился?

— Идея законопроекта очень простая. Я хочу, чтобы на полках наших магазинов лежали товары, сделанные в Украине. И чтобы украинцы покупали именно эту продукцию, а не привезенную из-за рубежа. Толчком для нас стала история в Киеве, когда мэрия провела тендер почти на 2 млрд гривен для покупки трамваев, который выиграла польская фирма. А наша львовская фирма проиграла, причем разница в цене на огромном контракте составила всего 1000 гривен! В итоге заказ ушел в Польшу, а наше производство не получило его, то есть во Львове не были созданы рабочие места, а это зарплаты, налоги, социальная обеспеченность… Чтобы впредь такого не допускать, мы подготовили законопроект, в котором предлагаем при подобных закупках учитывать преимущества цены лишь в 70%. А остальное — преференции для нашего производителя: если изготовлено в Украине — преимущество, если изготовлено украинцами, которым выплачена зарплата, с которой уплачены налоги, — тоже, если из нашего сырья — опять же преимущество… Тогда наши производители могут выигрывать такие тендеры. Помните, премьер Великобритании Маргарет Тэтчер говорила в свое время, что не бывает бюджетных денег, есть деньги налогоплательщиков. Так вот, мы хотим, чтобы деньги украинских налогоплательщиков работали на нашу экономику, а не уходили миллиардами за рубеж.

Кстати, этот законопроект мы больше месяца пытались зарегистрировать, однако нам отказывали. Пришлось несколько раз публично обращаться к главе парламента, чтобы решить вопрос.

На самом деле эта проблема глубже, чем регистрация одного законопроекта, — она существует все 26 лет нашей независимости. Украина превратилась в сырьевую колонию, и кое-кого это устраивает. Но только не нас. Украинцы должны сами защищать свои интересы, как это делает Трамп для США, Меркель для Германии и т. д. А возьмите Китай, имеющий мощнейшую в мире экономику. За счет чего? За счет модернизации, за счет защиты собственного производителя и защиты внутреннего рынка. Турция, когда-то бедная страна, сегодня не имеет долгов перед МВФ. А поляки вообще отказались от 10 миллиардов кредита от МВФ, ответили, что им не нужно, с экономикой порядок. И мы предлагаем делать, как они, и добиваться у нас таких результатов.

— К слову о кредитах. Как известно, нам Европа предлагает очередные деньги в долг за разрешение на вывоз леса-кругляка. Вы всегда были против этого. Какова ваша позиция сегодня?

— Да, Еврокомиссия предлагает кредит Украине в 600 миллионов евро за отмену моратория на вывоз кругляка. Принятие этого моратория — как раз заслуга нашей команды, это мы "пробили" такой закон в парламенте. И уже есть ощутимые результаты: за год в Украине на 44% выросло производство готовой продукции из древесины, которая идет на экспорт. У нас ренессанс деревообрабатывающей промышленности, мебельного производства, потому что есть свое сырье. Более того, те зарубежные производители, которые ранее работали на нашем, часто контрабандном сырье, сегодня привозят и устанавливают в Украине оборудование для переработки древесины, создают здесь рабочие места, а значит, опять-таки, зарплаты, налоги и пр. Кредитов же мы и без того набрали слишком много. Посмотрите на бюджет: вторая статья затрат, после обороны, это выплата процентов по кредитам — около 130 млрд гривен!

Приведу еще пример эффективной работы нашей команды. Помните, в прошлом году остановились в Украине крупнейшие металлургические предприятия из-за нехватки сырья — металлолома, которого из страны вывезли более 2 млн тонн. Тогда мы добились, чтобы парламент принял закон о 3-кратном увеличении вывозной пошлины на металлолом. Таким образом, вывоз сократился, ибо перестал быть таким выгодным, наши предприятия заработали. А теперь наши европейские партнеры предлагают нам… отменить это увеличение вывозной пошлины! Я на встречах спрашиваю этих партнеров: если вы действительно хотите видеть нас сильной державой, зачем требуете, чтобы мы торговали сырьем? Покупайте нашу продукцию, а не сырье, тогда мы действительно будем сильными. Ведь тонна металлолома стоит около 200 долларов, а тонна металлургической продукции из того же лома — от 2000 долларов и выше. Однако Европа вместо того взяла и повысила импортную пошлину на нашу металлургическую продукцию, в результате чего она стала неконкурентноспособной на западных ранках.

Все эти примеры говорят об одном: никому в мире не нужна сильная Украина. А нужна она лишь как сырьевой придаток и субъект для политических манипуляций. А я хочу видеть Украину сильной, независимой и богатой страной, чтобы украинцы не выезжали за рубеж в поисках работы, а имели ее здесь вместе с достойной зарплатой. Только тогда нас будут везде в мире уважать. Вот на это нацелены все силы и планы нашей команды.
Вот наши приоритеты. На первом месте — экономический рост. Далее, как производная, идут новые рабочие места. Они дадут в итоге преодоление бедности путем повышения зарплат и пенсий.

new_image2_542

С людьми. Олег Ляшко часто встречается с жителями городов и сел. Фото: О. Каримова

— А какое место занимает в вашем рейтинге борьба с коррупцией?

— Не будет бедности — не будет и коррупции. У нас же 90% людей — бедные. В бедной стране априори невозможно побороть коррупцию, в мире нет таких примеров. Зато у нас некоторые антикоррупционеры становятся миллионерами… А наши антикоррупционные органы уже, вижу, становятся порой орудием в политической борьбе. Делаются громкие заявления, не всегда подтвержденные фактами, и т. д. При этом зарплаты у таких борцов составляют сотни тысяч гривен. За что мы им платим? И сколько ни создавай этих органов, результат будет тем же. Путь тут один: хочешь побороть коррупцию, обеспечь экономический рост, рабочие места, зарплаты и преодоление бедности.

Пока же эти органы, как видим, борются в основном между собой, кто из них круче. Я так скажу: все они яловые! Поэтому мы, наша фракция, не будем голосовать за создание Антикоррупционного суда в Украине. Это создание, на мой взгляд, приведет лишь к тому, что "решать вопросы" будут по более высоким ставкам. Я хочу, чтобы каждый суд в стране был антикоррупционным! Чтобы любой наш гражданин, будь то дед из села или чиновник, в любом суде мог найти правду. В этом и есть смысл настоящей судебной реформы. А если для коррупционеров специальный суд, для всех прочих — другие, то это, извините, профанация правосудия.

— Вы уже не раз говорили о достойных зарплатах и пенсиях для украинцев. Какие суммы вы имеете в виду?

— Правительство на будущий год предусматривает минимальную зарплату чуть больше, чем 3700 гривен. Однако, по данным Минсоцполитики, у нас за минувший сентябрь прожиточный минимум был уже 3800 гривен, то есть больше, чем будущая минимальная зарплата. Потому мы предлагаем эту зарплату в 5000 гривен в месяц. Ведь на минимальную зарплату сегодня живет свыше 2 млн людей. Когда мне говорят, что поднятие зарплаты и пенсии повлечет за собой инфляцию, то я отвечаю: единственное место, где нет инфляции, это кладбище. Может, вообще перестать платить людям — и тогда не будет никакой инфляции? Это путь в никуда.

Напомню, что до прошлого года миллионы людей жили на минимальную зарплату в 1400 гривен. Разве можно на эти деньги прожить? Поэтому надо обязательно поднимать минимальную зарплату, с ней поднимется и пенсия. Ибо вследствие того, что мы добились с начала года минимальной зарплаты в 3200 гривен, дополнительные поступления в Пенсионный фонд составили около 30 млрд гривен. За счет этого части людей удалось поднять пенсии. Но кто получил сейчас повышенные пенсии? Шахтеры, металлурги, метростроевцы — те, у кого была высокая зарплата. А колхозники, работавшие за копейки или трудодни, почти ничего не получили. Поэтому мы сейчас добиваемся проведения второго этапа пенсионной реформы: повышение выплат работникам села. Сделать это можно будет как раз за счет повышения минимальной зарплаты до 5000 гривен и, соответственно, увеличения отчислений в Пенсионный фонд. Кроме того, это будет способствовать детенизации, легализации зарплат.

new_image_554

На ферме: "Корова должна стать для нас символом достатка". Фото: О. Каримова

— А как же быть с практически обязательным ростом цен в таком случае?

— Отвечаю: надо поднимать зарплаты и пенсии так, чтобы они опережали рост цен. Растут цены на 10%, значит, на 15—20% надо увеличивать зарплаты и пенсии. Тогда будет реальное повышение покупательской способности населения. А это повлечет за собой поддержку бизнеса, ибо если у человека будут деньги, он пойдет с ними в магазин и купит то, что производят предприниматели. Потому что все то, о чем сегодня рассказывает, как об успехах, власть: дерегуляция бизнеса, облегчение получения лицензий и т. д. — это хорошо, но это лишь небольшая часть необходимого для поддержки предпринимателей. А главное — увеличение покупательской способности населения. Тогда заработает экономика.
Особенно важно поднять реальные зарплаты в области просвещения и медицины. Сейчас, например, у нас учитель получает максимум до 10 000  гривен в месяц. А я хочу, чтобы он получал 20—30 тысяч гривен и больше, как и участковый врач. Тогда они будут учить на совесть наших детей, лечить сограждан и дорожить своим рабочим местом. Эти профессии станут престижными!

Что касается пенсий, то мы предлагаем, чтобы минимальная трудовая пенсия в Украине составляла 3000 гривен в месяц. А социальная пенсия для тех, у кого не хватает трудового стажа, должна быть не меньше прожиточного минимума. Ведь по Конституции, любые социальные выплаты в стране не могут быть ниже этого уровня. Напомню, что до недавнего времени на социалку в 949 гривен в Украине жило полмиллиона людей. Мы добились того, что сейчас эти люди получают по 1443 гривни.

На прошлой неделе мы обговаривали все эти проблемы с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом. Дискуссия продолжается, и я надеюсь, что мы найдем компромисс и взаимопонимание.

— Поговорим более конкретно о селе, его проблемах. Начнем с острого сегодня вопроса собственности на землю, возможности или запрета ее продавать. Ваше мнение?

— Номинально земля сегодня принадлежит селянам, а фактически она их не кормит. Потому что она в основном сдается в аренду, а арендаторы заботятся лишь о быстрых заработках и платят очень низкую арендную плату. У нас есть план, что нужно сделать, чтобы такое положение изменить. Первое и главное: земля должна принадлежать украинским селянам, фермерам и единоличникам, а не латифундистам. Для этого мы зарегистрировали и уже собрали 180 подписей народных депутатов за изменения в Конституцию Украины. Там в статье 41 надо записать: основой аграрного устройства Украины является фермерское хозяйство. Так, как это записано в Основных законах Польши, Аргентины и других стран.
У нас в этом году в очередной раз заканчивается мораторий на продажу сельскохозяйственных земель. И опять начнется вакханалия вокруг продажи земли… Почему этот вопрос не решается кардинально, а раз за разом просто продлевается мораторий? Потому, что за это время латифундистами создан черный банк наших земель, они теперь ждут окончания действия моратория, чтобы быстро за копейки все скупить и оставить наших селян безземельными и бедными батраками. Предлагаемые нами изменения в Конституцию раз и навсегда закроют этот вопрос в пользу украинских селян.

Второе — процентные ставки по кредитам для крестьян. Пока наши селяне будут платить по 30% годовых, а их зарубежные коллеги — по 3% в год, наше село всегда будет в проигрыше, продукция не будет конкурентноспособной. Надо коренным образом менять кредитно-денежную политику в этой области.

Третий ключевой момент — животноводство. Пока не будет у крестьян и на фермах коров, не будет украинского села. Мы предлагаем ввести аграрно-сырьевой сбор для решения этой проблемы. Вот в прошлом году из Украины вывезли почти 40 миллионов тонн зерна. Предлагаем с каждой тонны брать примерно по 2 евро и собранные деньги пустить на дотации животноводству. Имеешь корову — получи 5000 гривен в год в качестве такой дотации, будь ты единоличник или фермер. И так — на каждую корову. Дотации сельскому хозяйству дают во всех развитых странах, в Европе — по 400 евро на гектар обрабатываемой земли, а у нас этого нет.

Также в порядке поддержки животноводства мы предлагаем запретить в Украине продажу пальмового масла, которое покупают за копейки и подменяют им молочные продукты. В результате такого запрета считаем, что наши селяне будут больше продавать настоящего молока и, как следствие, будут держать больше коров.

Надо при этом понимать, что возрождение животноводства — дело не одного дня. Чтобы достичь уровня 1991 года, надо 8—10 лет. И начинать надо уже сегодня, иначе наши утраты будут лишь возрастать. Сегодня у нас 1 800 000 голов крупного рогатого скота. Для примера: в Новой Зеландии на 5 миллионов людей — 40 миллионов голов КРС. Мы хотим, чтобы и для нас корова стала культовым животным, как на Западе, символом достатка и процветания нашего села, кормилицей наших городов.

— Вы как-то говорили о том, что в Украине существует проблема распаевания земель. Поясните эту мысль.

— Да, это большая проблема для нашего села. Вот представьте два больших хозяйства при Союзе, соседние колхоз и совхоз. После распада Союза колхозники получили примерно по 2 гектара земли, а рабочие совхоза — ничего, ибо хозяйство было государственным. И сейчас у нас есть примерно 200 000 селян, живущих на земле, но ею не владеющих. Это большая несправедливость. Мы сейчас добиваемся принятия закона, чтобы такие люди, а также работники социальной сферы на селе, ветераны сельскохозяйственного труда получили свой земельный надел.

— А за счет каких земель предлагается давать такие наделы?

— Есть разные источники. Сегодня, например, полмиллиона гектаров принадлежит Академии аграрных наук Украины. Думаю, что часть этих земель, хотя бы половину, можно отдать безземельным селянам. Еще источник — земли запаса, принадлежащие государству. Третье — невостребованные паи крестьян. Например, человек ушел в мир иной, а наследников нет. Сколько на самом деле у нас "гуляет" такой перечисленной выше земли, никто точно не знает, статистики нет. Но мы считаем, что это миллионы гектаров. Поэтому настаиваем, что начинать надо с инвентаризации земли, чтобы понять, сколько ее и кому принадлежит. А потом раздать паи свободной земли тем, кто это заслужил.

— Вы бываете в Мариуполе, нередко встречались с его мэром. Почему уделяете этому городу такое внимание?

— Мариуполь для нас — стратегический город. Он наш — и весь юг Украины наш. Потеряли Мариуполь — потеряли юг страны. Отдать Мариуполь означает позволить РФ прямой выход по суше в Крым по нашей земле, что категорически неприемлемо. И для меня очень важно, чтобы жители города и переселенцы, которых там более 100 000 человек, не на словах, а на деле ощущали, что Мариуполь — это Украина. И мы добиваемся восстановления комфортного пассажирского железнодорожного сообщения с Мариуполем, грузовых сообщений, ибо городские металлурги могут выпускать вдвое-втрое больше продукции, чем сейчас. Но вывезти ее не могут через узкое горлышко в Запорожской области на участке Камыш-Зоря — Волноваха. Реконструкция железной дороги стоит порядка 2 миллиардов гривен и я добиваюсь от правительства, чтобы ее включили в разряд приоритетных. Это даст толчок развитию Мариуполя и всего региона: рабочие места, зарплаты, налоги, экономический рост.

new_image3_468

С любимцами. Ляшко и его шесть собак, в том числе две дворняги. Фото: О. Каримова

— И в конце интервью, как обычно, личный вопрос. На календарях будущего года вы сфотографированы в окружении двух больших и симпатичных собак. Кто они, что для вас значат?

— Для меня собаки — как члены семьи. Не помню, кто это сказал, но мне нравится выражение: собаки — последние ангелы Земли. Вообще-то у меня шесть собак. Два ротвейлера, которых можно увидеть на календаре, французский бульдог, бобтейл, дворняги… Почему дворняги? А я тоже из таких, детдомовский, сделал себя сам. На бобтейла, большую, пушистую, мягкую собаку, я похож сердцем, хотя, может, внешне в это трудно поверить. А характер у меня, как у моих ротвейлеров. Как они — если вцеплюсь, то загрызу, порву любого за родную Украину!

— Вашим кумиром в политике по-прежнему остается сэр Уинстон Черчилль?

— Безусловно. Знаете, он говорил: "победа — это когда от поражения к поражению идешь с оптимизмом". И я абсолютно уверен, что наши победы еще впереди!

Вы сейчас просматриваете новость "Олег Ляшко: "За родную Украину загрызу и порву любого"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Корчинский Александр

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...