Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня
Эксклюзив

"Ты в постоянном ощущении предвкушения": Полина Бараниченко рассказала об иммерсивном театре в Украине

Режиссер команды Uzahvati рассказала об особенностях спектакля-променада и почему он нужен в Украине

Полина Бараниченко
Полина Бараниченко
Фото: Алина Устиловская, Сегодня

Иммерсивный театр в Украине – относительно новый вид досуга. Мало кто знает, что это такое и откуда пришло. Иммерсивные театры создали в Великобритании, а сама идея принадлежит продюсерам Феликсу Барретту и Максин Дойл, они перевернули представление о театре на своих первых спектаклях.

Главной фишкой их театра был эффект присутствия – здесь ты не только наблюдатель, но и активный участник. Креативная команда в Украине создала спектакли-променады, где зрители могут погрузиться не только в действо, но и в свой внутренний мир и свои мысли.

"Сегодня" пообщались с режиссером команды, сценаристом Полиной Бараниченко о новом спектакле-променаде, планах на будущее и о том, почему иммерсивный театр необходим украинскому обществу.

- Полина, расскажите о том, как возникла идея создания иммерсивного театра в Украине и каким был путь реализации? На примере каких спектаклей создавался он в нашей стране?

- Амбиции развивать иммерсивный театр в Украине у нас не было. Когда мы начинали свой творческий путь и встретились с ребятами как команда, мы еще не знали, что такое иммерсивный театр. В то время мы называли то, что делаем, высокоэмоциональными проектами с эффектом погружения. У нас не было названия, и много спектаклей мы создали за пределами Uzahvati. Когда поняли, что этот формат нам очень интересен, я поехала в творческую экспедицию в Европу и Россию. Там подобные спектакли давно популярны, и их достаточно много.

Смотрите видеоинтервью с Полиной Бараниченко:

Remote X – спектакль, с которого мы хотели начать историю Uzahvati, но так и не сложилось. Думаю, мы ещё не были готовы. И, возможно, Rimini Prokoll тогда не рассматривал Украину как перспективную площадку, готовую принять подобный театральный формат. Именно поэтому сначала мы создали наш променад "Время", а затем, через три года переговоров, Rimini Prokoll приехал в Украину.

- Сколько иммерсивных спектаклей уже есть у нас, в Украине?

- Сейчас у команды Uzahvati четыре спектакля. Два променада: "Время" и Remote Kiev. Также у нас есть неспектакль в квартире "ДеньТень". Он очень интимный, проходит в реальной квартире и всего для 12 зрителей. А еще есть наш иммерсивный спектакль "Диалоги", который проводим в национальной библиотеке им. Ярослава Мудрого и очень хотим осенью сыграть его второй сезон.

- Расскажите о "самом молодом" спектакле-променаде – Remote. Как вы узнали о Remote X?

- Это был интересный процесс. Remote мы создавали в тепле и дружбе, и у нас не было сложностей. Мы быстро нашли общий язык с ребятами из Rimini Protokoll. Сам процесс занял около полугода. Мне кажется, что маршрут, который мы нашли, очень выразительный. Именно он продиктовал ту драматургию, которую видит наш зритель во время спектакля.

- В этом спектакле нет актеров, никаких искусственных декораций, только голоса в наушниках. Поэтому возникает первым или последним вопрос: почему вы называете это "театром"?

- Это классный вопрос для дискуссий. В первую очередь нужно спросить, что такое театр. Если мы его воспринимаем как нечто сценическое, отстраненное от жизни, то это один угол восприятия. При такой трактовке Remote – это не спектакль.

Если же мы воспринимаем театр как ощущения человека, связанные с определенными жизненными обстоятельствами, обличенные в удобную, лаконичную и акцентированную форму, — тогда это театр.

- Спектакль-прогулка — это еще не самый известный и распространенный вид досуга в Украине. Расскажите немного об особенностях иммерсивного театра на примере Remote Kyiv?

- Мне кажется, не стоит сравнивать или противопоставлять эти два формата. Если есть желание погружаться в классический театр, принимать эту театральную условность, уметь ее преодолеть, прочувствовать, то лучше идти в театр.

Одна из особенностей Remote Kyiv – ты находишься в постоянном ощущении предвкушения. Ты не знаешь, что будет дальше, что произойдет в следующий момент. Когда ты внутри процесса, есть чувство волнения, предвкушения. Это уникальное чувство для театра.

Полина Бараниченко
Полина Бараниченко
Фото: Алина Устиловская, Сегодня

Когда-то мой коллега написал, если человек заходит в театр, он автоматически превращается в зрителя, а здесь его роль смещена. Ты – зритель, с другой стороны – ты участник, а третьей стороны – ты еще и объект для исследования. Ведь ты – часть группы, твое поведение важно.

Важна и смелость подачи тем. Зритель любит, чтобы с ним заигрывали. Взаимодействие города со спектаклем и зрителем тоже имеет большое значение. Станиславский стремился к правде жизни, и если бы он соприкоснулся с этим форматом, я думаю, он бы достиг ощущений, к которым стремился.

- Как создавался "маршрут", сколько людей работали над созданием Remote Kyiv, в чем была самая большая трудность? Ведь режиссер Remote Kyiv Йорг Карренбауэр не знает Киева, поэтому – как выбирались локации для Remote? Сколько длился процесс постановки?

- Начало спектакля на кладбище – это часть замысла Rimini Protokoll. Практически во всех странах спектакль начинается на кладбище. Они не используют и не эксплуатируют тему мистификации. Для них это место, отдаленное от центра, место покоя, где можно подумать о важных вещах.

Безусловно, от выбора кладбища зависел и дальнейший маршрут. Мы начали именно с этой точки. В Remote есть необходимый список мест, в которые зритель должен был попасть. И когда Йорг приехал в Украину в первый раз, мы рассматривали все локации и собирали их в маршрут как кусочки пазла.

Выбор иногда зависит не от того, что ты придумал, а от того, как в городе все расположено. Иногда тебе приходится подстраивать замысел под город, а иногда тебе приходится от чего-то отказываться в угоду замыслу.

Полина Бараниченко
Полина Бараниченко
Фото: Алина Устиловская, Сегодня

Мы выбрали Зверинецкое кладбище. Оно показалось особенным, ведь мало кто о нем знает. Кладбище продиктовало дальнейший маршрут. Зритель едет на метро, это тоже логистика, часть маршрутов, переходов, двориков.

Для Rimini Protokoll важно, чтобы спектакль заканчивался на крыше – поближе к небу. Мы рассматривали несколько вариантов финала. В частности, я очень хотела, чтобы финал был на террасе консерватории. Но мы нашли новую локацию, которая стала логичным завершением спектакля.

- Не было проблем, например, с полицией или сотрудниками метрополитена?

- За три года существования Uzahvati у нас уже, наверное, трехтомник разных ситуаций. Remote – это наш третий спектакль, и многие вещи поняли, прожили. Со многими у нас дружеские отношения. Например, с метрополитеном. Каждая локация подкреплена документами, но не каждый работник метрополитена знает, что здесь происходит.

Точно так же и полиция. Они уже знают о нас, понимают, что люди в наушниках, это санкционированная "акция". Впрочем, очень много организаций, сотрудники которых отвечают примерно одинаково: "Что это такое? Зачем это надо? Что, нельзя по-нормальному – на сцене?" Приходится объяснять, что это тихое действие, группа двигается стремительно и на каждой локации мы находимся не больше 7 минут.

- Голос в наушниках звучит на украинском языке, но, насколько мне известно, можно сделать прослушивание на другом языке, на каком?

- Спектакль идет на трех языках: английский, французский и украинский. Нам стоило больших усилий сделать спектакль Remote Kyiv на украинском языке. Это с нашей стороны важный момент, и со стороны Rimini Protokoll – важно делать спектакль на родном языке страны. Но в этой голосовой программе не было украинского языка. Мы заходили в тупик, даже говорили о том, чтобы сделать русскую версию. Но нам удалось выпустить продукт на украинском.

Полина Бараниченко
Полина Бараниченко
Фото: Алина Устиловская, Сегодня

- Планируете ли вы расширение и в других городах страны: Харькове, Львове, Мариуполе, Одессе, например?

- К сожалению, нет. Мы можем проводить в других городах только наш спектакль "Время". Remote – это продукт Rimini Protokoll, который они поставили в Киеве. Для того чтобы поставить спектакль в других городах, нужно привлекать локальные ресурсы и команды.

- В чем заключается терапевтический эффект иммерсивного театра? Почему он необходим украинскому обществу?

- Иммерсивный театр дарит выбор и большую внутреннюю свободу. Если ты принимаешь формат, ты сам становишься частью спектакля. Ты создаешь его в своей голове в том ракурсе, с которого ты воспринимаешь. Именно эта особенность является терапевтической, потому что в классическом театре твой вектор настроен на представление, и твои внутренние переживания отражают то, что происходит на сцене. Здесь же ты можешь побыть наедине с собой, одновременно находясь в группе. Погружаясь в спектакль, ты погружаешься в свой внутренний мир.

Полина Бараниченко
Полина Бараниченко
Фото: Алина Устиловская, Сегодня

Зритель должен быть открытым и смелым, пытливым и уметь погружаться. Легко переходить с рационального на ассоциативное мышление. Это так же важно, как и работа команды над созданием спектакля.

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров