Главная Сегодня

Как помочь бывшему бойцу выжить после войны

Последствия травмы, правила встречи и строгие запреты

Даже покинув зону боевых действий, бойцы носят войну в себе.
Даже покинув зону боевых действий, бойцы носят войну в себе.

Это только кажется, что самое тяжелое время было тогда, когда любимый мужчина был на войне. На самом деле с демобилизацией, которая в стране стартовала вчера, трудности не закончатся. И многим, может быть, труднее будет как раз сейчас, когда близкий человек вернется совсем другим и с ним придется заново учиться жить. Встречающим тысячи наших демобилизованных героев необходимо понимать, что им говорить, чего ждать от этого возвращения и как себя вести в некоторых неоднозначных обстоятельствах. Как это правильно делать, мы спросили у специалистов.

НОВАЯ ДОРОГА ДОМОЙ

Эксперт Виктория Дорошенко, психолог реаб. центра для участников боевых действий "Черкасс­кий областной госпиталь для инвалидов войны"

Главное, что надо всем запомнить — солдат приходит с войны совершенно другим. В каждом слове этой вроде бы банальной фразы кроется свой смысл. Все, кто ждут близкого человека, должны уяснить: скорее всего, они встретят незнакомцев с совершенно непредсказуемыми реакциями и нетипичным для них поведением. Так, заядлый весельчак может превратиться в деспота или, наоборот, в тихоню, желающего проводить дни напролет в одиночестве, запершись в комнате.

Часто бойцы жалуются, что жены предъявляют им претензии в холодности, мол, "я тебя ждала, а ты меня не хочешь — значит, не любишь, значит, ты там гулял!".

Такой поворот — одна из типичных ситуаций, отражающих непонимание нюансов происходящего. Дело в том, что после возращения с войны бойцы часто не хотят вообще ничего, даже жить — о любви речь в таком случае пока вообще не идет. Здесь важно понять, что для адаптации к любой новой обстановке надо минимум три недели. И родной дом — не исключение. Да, обстановка родного города и дома когда-то была естественной, а теперь — нет. И чтобы человек смог осознать, что войны в его жизни больше нет, должно пройти время. Так устроена психика, и спорить с этим законом бесполезно. Выход — набраться терпения, спрятать подальше свои амбиции и ждать.

ЕСЛИ ДОМА НЕТ. Опыт показывает, что солдаты, которые ушли на войну из семей, где есть любовь, легче переживают любые травмирующие события. Также на скорость адаптации влияет уровень стрессоустойчивости, который у всех разный. Многие вернутся с войны как с работы и с удовольствием выйдут на службу, отправятся в путешествие или примутся возиться в огороде. Другие в это же время будут пытаться свести счеты с жизнью. Кстати, пренебрежение к ней — одна из самых часто встречающихся у теперешних солдат отличительных черт. Многие сбежали на войну из домашнего ада, надеясь не просто защитить родину, но и погибнуть за нее. И теперь, находясь в госпитале или на подъезде к дому, они совершенно не понимают, что делать с этой неотнятой жизнью: домой не хочется, а уйти обратно на войну часто не позволяет здоровье. Кажется, что выхода нет, и на фоне такой безыходности и внутренних разногласий могут случаться даже суициды.

НИЧТО НЕ ЗАБЫТО. "Никто не забыт, ничто не забыто" — только сейчас понимается глубокий смысл этих слов. Дело в том, что все, что произошло на войне, забыть невозможно. Это уже случилось и уже повлияло на всю дальнейшую жизнь, поэтому цели вычеркнуть из памяти все, что произошло, нет и быть не может. Однако можно научиться с этим жить, принимая все изменения, сотворенные войной.

ПРАВИЛА ВСТРЕЧИ: слышать, "зеркалить" и думать о себе

Эксперт Ольга Перекопайко, психолог экстремаль­­ных ситуаций

Огромное значение имеет первая встреча. Важно в первую очередь оценить настрой вернувшегося бойца. Конечно, вы с нетерпением его ждали и готовы устроить чуть ли не пир на весь мир. Но стоит помнить, что в то же время мужчину торжество может ужасать, ведь на войне до сих пор гибнут его товарищи.

ЗЕРКАЛО. В каком бы эмоциональном состоянии ни вернулся ваш герой, ему очень важно почувствовать, что вы его поддерживаете и понимаете. Этого возможно добиться с помощью техники отзеркаливания. Пытайтесь отражать его действия, слова, эмоции: ему грустно — погрустите вместе с ним; говорит, что все плохо — кивайте в ответ. Противоречить ему, даже аргументированно, пока не стоит. Такое отзеркаливание надо для того, чтобы человек понял: его понимают и принимают. Так постепенно появится доверие к членам семьи. Также важно не проявлять жалость — взглядом, действиями, словами.

Еще один важный момент — многие возвращаются инвалидами. Для них это ужасающее состояние, и поэтому слова "Главное, что ты живой!" могут восприниматься достаточно агрессивно. Не стоит также в данной ситуации говорить "я тебя понимаю", потому что вряд ли здоровый человек может такое понять. Здесь выход только один — принимать эмоции своего близкого.

В ТО ЖЕ ВРЕМЯ. Через пару недель отзеркаливания вы можете начать очень осторожно приводить примеры того, что в жизни есть не только плохие моменты, но и много позитивных. При этом хороший пример надо подбирать согласно отрицательной ситуации. Например, если разговор идет о том, что никто никому не помогает, а государство и вовсе "кидает", то, согласившись с этой истиной, можно рассказать о том, что в то же время помощь приходит от волонтеров или общественных организаций, чему есть много конкретных примеров.

БЕЗ РЕЗКИХ ДВИЖЕНИЙ. Также важно не делать резких движений, избегать внезапных и громких звуков; ведь солдат не может быстро переключиться и за несколько часов осознать, что он уже не в зоне боевых действий.

Следите за маленькими детьми, которые неосознанно могут попасть под горячую руку, и взрослый на "автомате" обезвредит "противника".

Сейчас такие случаи — не редкость. Бояться и прятаться не нужно, достаточно просто быть внимательным.

ВИНА ВЫЖИВШЕГО. Такое явление тоже случается часто: выживший начинает винить себя в том, что остался жив. Основная помощь семьи в этом случае — делать что-то важное вместе с бойцом во имя погибшего: поставить свечку, поддержать разговор о нем, сделать любое доброе дело в его честь.

ДЛЯ БЛИЗКИХ. Близким бойцов, особенно женам, надо помнить, что они в ожидании тоже переживают психологическую травму, и поэтому просто необходимо найти для себя психологов, арт-терапевтов, которые помогут прожить травмирующий опыт и двигаться дальше, наполненными смыслом. Сегодня создано множество организаций, групп взаимопомощи, творческих мастерских с квалифицированными специалистами, которые готовы помочь справиться с последствиями войны.

ВЕРА. Спасительным кругом может стать и вера. Многие возвращаются с войны истинно верующими, и это тоже важно понимать и не настаивать на своих правилах общения со Всевышним. Пусть ваш солдат молится кому хочет и как хочет — не трогайте его и не пытайтесь учить жизни.

СТРОГИЕ ЗАПРЕТЫ

Стоит также знать о строгих табу в общении с человеком, вернувшимся с войны.

Основных — три.

1. СТОП РАССПРОСЫ. Помните: солдату, пришедшему с линии огня, тяжело вспоминать ужасы войны. Плюс к этому ему трудно поверить, что вы можете его понять, ведь вы там не были. Поэтому стоить унять свой интерес и не расспрашивать, как там было. Лучше говорить об эмоциях, которые он испытывал (если он хочет и готов говорить об этом), и главное — постоянно напоминать, что он уже дома, где его любят и принимают.

2. СТОП АГРЕССИЯ. Нужно быть готовым и к тому, что человека могут начать раздражать какие-то бытовые мелочи, которые раньше он не замечал, в результате чего начнутся придирки: не так кран закручен, не так пол помыт. В этом случае важно понимать, что такая реакция не имеет к вам никакого отношения. Это раздражение — внешнее проявление внутренних проблем, а агрессия — природная защитная реакция организма. Поэтому вам неустанно нужно показывать мужчине, что на него никто не нападает, и постепенно он вернется к спокойствию и уравновешенности.

3. СТОП ОЖИДАНИЯ. Еще один важный запрет — на требования. Фразы со слов "ты должен" — "должен взять себя в руки", "должен найти работу", "должен забыть, что произошло" и т.п. — начинать не стоит. Но в то же время нужно всячески мотивировать мужчину к обдумыванию планов на будущее. Ведь отсутствие мечтаний и целей — это один из признаков так называемого посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

КАК РАСПОЗНАТЬ ПТСР

"Ставить диагноз ПТСР могут только специалисты, однако всем важно знать четкие признаки, по которым можно его распознать", — объясняет Виктория Дорошенко.

Общее недомогание, расстройства сна, аппетита (есть не хочется или наоборот, появляется сильное желание есть).

Также важным симптомом ПТСР являются слишком сильная бдительность (постоянно отслеживает кусты, взгляды прохожих и так далее).

Неадекватная реакция на простые события (например, лопнул воздушный шарик, и папа с криком "Ложись!" прячется под стол).

Нарушения памяти и внимания; отвлекается, как маленький ребенок.

Вспышки ярости, агрессии и гнева, а также подавленность и депрессия.

Отсутствие любых чувств и флэшбеки (непрошенные воспоминания, галлюцинации) — картинки из прошлого, которые помимо воли всплывают в настоящем: например, идет человек по мирному городу, и вдруг у него перед глазами картина войны.

"Самым же ярким признаком ПТСР считается замкнутость, — добавляет психолог Леся Рыбакова. — У человека сужается круг друзей, он уезжает на дачу или замыкается в своем доме, подолгу отказываясь общаться".

ОСОБЕННОСТИ ПСИХИКИ. Важно знать, что такие симптомы могут появляться и через несколько месяцев после возвращения с войны, причем, что самое главное, сами они скорее всего не пройдут. Помочь подручными средствами при таком диагнозе тоже не удастся. Однако часто пострадавшие отмахиваются от работы с ПТСР как от назойливой мухи и посылают подальше в ответ на предложение проконсультироваться у психотерапевта.

ЧТО ДЕЛАТЬ. Не настаивать и, конечно, не жужжать над ухом без конца. Единственный выход — проинформировать человека и дать ему шанс самому принимать решение о стабилизации своего состояния. Еще один вариант — самим беспокоящимся искать группы поддержки военных и их близких, регулярно посещая встречи.

ТЕРАПИЯ ПРИ ПТСР: в душу солдату никто лезть не собирается

Эксперт Леся Рыбакова, кризисный психотерапевт, травматерапевт

Часто люди боятся идти за помощью к психотерапевту, потому что думают, что помощь им смогут предоставить только после тщательного выяснения обстоятельств дела, которое стало причиной стресса или травмы. Однако это заблуждение. Важно знать, что психолог работает не столько с травматическими воспоминаниями, сколько с эмоциями и глубинными решениями, принятыми во время выживания в травме. Здесь надо понимать один из механизмов травмирования. Кратко его можно описать так: на протяжении многих лет у человека было базовое убеждение и мнение о себе, своей жизни, ценностях; потом произошло травмирующее событие, которое разрушило это базовое мнение, и на его месте появилось новое, которое может сильно отличаться от предыдущего. Вот с такими новыми убеждениями, которые находятся вне зоны человеческого сознания, и работает травматерапевт, и цель его работы — помочь человеку не забыть все, что было, а наоборот — осознанно пережить травму в терапии, чтобы она перестала быть пугающей, а стала опытом и частью жизни. Надо понимать, что если травму не игнорировать, не замораживать, а проживать с правильной поддержкой, она становится ценным ресурсом. Очень хорошо работать с травмой через ощущения в теле. С этим поможет уже так называемый телесный психотерапевт. На сеансах такого специалиста вообще не надо ничего рассказывать — реакции тела и еле уловимые движения все подскажут сами. Важно понимать, что во время травмы в психике человека разбивается картинка мира, и во время психотерапии есть шанс восстановить целостность.

ВЫ — НОРМАЛЬНЫЙ. Самое главное, чтобы солдат, у которого есть подозрение на ПТСР, понимал, что его состояние — это нормальная реакция на ненормальные обстоятельства. Об этом надо говорить буквально на каждом углу, ведь часто бывает, что человек замыкается в себе из-за того, что ему кажется: все вокруг нормальные, а он чокнулся и поэтому реагирует неадекватно. Это неправда.

Также важно знать, что психика человека — саморегулирующийся механизм, который способен исцелиться от травм без чьей-либо помощи.

Поэтому ожидать ПТСР всем военным с минуты на минуту и ставить диагноз при первом же симптоме не следует. Знайте: травму на войне получает каждый, но настоящее стрессовое расстройство испытывают не все. И уж, конечно, далеко не у всех побывавших на войне людей диагностируют ПТСР, ведь это расстройство сильно связано с особенностями психики каждого человека, а также его внутренних и внешних ресурсов.

ИЗМЕНЕНИЯ СО ЗНАКОМ +

"Некоторая (и немалая) часть военнослужащих, вернувшихся с войны, не только не будет испытывать серьезных психологических расстройств, но и обязательно отметит позитивные изменения. "Падай и расти" — девиз таких людей. Об этом стоит помнить, чтобы не концентрироваться лишь на негативе, — объясняет Леся Рыбакова. — Так, например, многие станут больше ценить жизнь и отведенное им время, а также смогут стать более разборчивыми в отношениях с друзьями. Кроме этого, многие бойцы станут более уверенными в себе, целеустремленными, проницательными и чувствительными ко лжи и несправедливости. Многие научатся не размениваться по пустякам и видеть главное, строить планы на будущее, верить в себя и свои силы. У них определится устойчивая жизненная позиция, появятся новые личностные смыслы и умение даже в самые трудные времена не разочаровываться в жизни и людях. Они как никто другой смогут ценить духовные ценности. Ничего странного в этом нет, ведь у людей, которые ходили по тонкой грани между жизнью и смертью, вместо тяги к смерти (как при ПТСР) может появиться непреодолимое желание жить лучше, чем прежде".

ИНТЕГРАЦИЯ В МИР

Эксперт Наталия Романь, волонтер психологической кризисной службы, медиатор

Заниматься воинами должны не только близкие люди, но и общество в целом.

Общественным организациям и активистам необходимо активно включаться в процесс интеграции бойцов в мирную жизнь.

У многих из них после возвращения с войны появляется ощущение ненужности и бессмысленности всего, что с ними произошло. Им кажется, что людям, живущим в мирных городах, до них нет никакого дела, о них не знают или их забыли. Такой внутренний конфликт способен ухудшить их состояние. Поэтому сейчас любое культурное мероприятие должно проходить с участием демобилизованных бойцов. Так они не будут чувствовать себя лишними.

НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ. Кроме этого, общественные организации должны активно проводить тренинги по предупреждению насилия в семье. Пусть не массово и не повсеместно, но оно обязательно будет, ведь некоторые мужчины на фоне пережитого стресса начинают плохо себя контролировать. К тому же у многих за время, проведенное на войне, укоренится привычка решать проблемы силой.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Источник: Сегодня

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь