Как умирают империи: владычество создается и удерживается военной силой, подкупом элит и пропагандой, а гибнет из-за денег

16 Марта 2017, 07:22

К годовщине распада Российской империи и юбилею украинской Центральной Рады: законы существования сверхдержав

Столетие назад волна народного протеста смела еще недавно казавшуюся вечной и незыблемой власть российского императора
Столетие назад волна народного протеста смела еще недавно казавшуюся вечной и незыблемой власть российского императора

Ровно 100 лет назад происходило одно из самых значимых событий в мировой истории — гибель Российской империи. 15 марта 1917 года самодержец, российский император Николай II, отрекся от престола, и это стало стартовым сигналом к распаду страны. Завтра нам предстоит вековой юбилей украинской Центральной Рады.

На этом фоне трудно не вспомнить другой масштабный геополитический катаклизм, свидетелями которого стали ныне живущие украинцы средних и старших лет — крушение Советского Союза. При этом, вполне возможно, это не последняя имперская катастрофа, которую нам пришлось наблюдать вблизи. "Сегодня" разобралась, почему возникают империи, что позволяет им существовать длительное время, а также когда и почему им приходит конец.

ЭКСПАНСИЯ: БОРЬБА ЗА РЕСУРСЫ И СВОЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

"В основе создания империи всегда находится владычество (лат. imperare — "приказывать", "по­­ве­­ле­­вать"), — рассказывает доктор исторических наук, завкафедрой истории Древнего мира и Средних веков Киевского нацуниверситета им. Т. Шевченко Виктор Ставнюк. — Империя создается пу­­тем завоеваний более сильным центром своих соседей".

По словам Ставнюка, там, где рождаются государства, всегда ощущается определенная нехватка основных ресурсов.

"И в природе человеческого сообщества вести постоянную борьбу за обладание ими, — говорит ученый. — Человеческая ис­­тория — это непрерывная че­­ре­­да войн. Очень мало примеров сосуществования государств без попыток подчинения чужих ресурсов".

ВЫГОДА. В стремлении к территориальной экспансии государство всегда руководствовалось двумя мотивами. Первый — экономический. Захватывая новые территории и навязывая им свою вооруженную защиту, правитель получает возможность пользоваться ее природными богатствами и плодами труда ее населения. Подобный процесс, в более мелкой его форме, многие украинцы прочувствовали в первой половине 1990-х: начала формироваться система "крыш", при которой мощные преступные группировки брали предпринимателей под защиту от уголовной "мелочи" и других крупных банд, в обмен на ресурсы.

БЕЗОПАСНОСТЬ. Вторая весомая причина расширения — стремление обеспечить безопасность своих границ. Имея под боком потенциально опасного соседа, есть соблазн уничтожить его как военную силу и присоединить к себе как экономический ресурс. Так, многие "варварские" народы, покоренные римлянами, перед этим сами совершали грабительские рейды на контролируемые Римом территории. В качестве обоснования экспансии Московского царства на восток и юг тоже выдвигалась необходимость "защиты от татарских набегов", похожим образом прирастал землями и Китай. Империи расширялись и благодаря победам над другими империями. Причем противостояние гигантов могло продолжаться веками, вплоть до ухода кого-то из участников с исторической арены. Пунические войны, борьба Рима с Парфянским царством, постоянные конфликты Москвы с Великим княжеством Литовским, а после — Речью Посполитой и т. д.

new_image6_144

Непрерывные войны. Мирное сосуществование было редкостью

ПОДЧИНЕНИЕ: МЕЧОМ И ЯЗЫКОМ

"Подчинение может быть разным, — объясняет Виктор Ставнюк. — Можно с помощью пропаганды навязать соседнему народу выгодную себе систему ценностей. Или привлечь на свою сторону его элиту. А если ничего не подходит, последний довод — война". 

ГИБРИДНОСТЬ. Расширение империй во все времена имело "гибридный" характер. Так, в Советском Союзе и созданном им "соцлагере" цементирующую роль играла коммунистическая идеология. Углубляясь в историю, можно вспомнить, как в глухие уголки Европы, заселенные язычниками, сперва шли миролюбивые христианские проповедники, а уже после того, как те обратят достаточно много местных жителей, появлялись воины для защиты единоверцев. Миссионерство играло немаловажную роль также в создании и укреплении колониальных империй.

То же можно сказать и о привлечении элиты. Зачастую значительная часть элиты прилегающих к империи земель уже "автоматически" настроена в ее пользу. Здесь и взаимовыгодная торговля, и родственные связи, и культурное влияние. Да и наглядный пример того, как шикарно живут "лучшие люди" империи (которые в реальности, учитывая масштабы государства, просто паразитируют на более мощных ресурсах). И когда возникал вопрос о присоединении к империи, могло обходиться вообще без серьезного вооруженного сопротивления. Как говорил Филипп II Македонский, объединивший под своей властью Грецию: "Нет такой городской стены, которую не перешагнул бы осел, груженный золотом".

ЯЗЫК И ОБЫЧАИ. "Римляне завоевывали свои пространства и силой оружия, и силой своих колоний. Мечом и плугом", — рассказывает Виктор Ставнюк. Часть захваченных у другого народа земель отбиралась для основания колонии — поселения римлян. Таким образом, римляне рассредотачиваются сначала по всей Италии, а потом — и по Средиземноморью. Колонии разрастаются, связываются между собой дорогами и становятся "скелетом" империи, центром романизации местного населения. Спустя время бывшие "варвары" уже вовлечены в экономические процессы империи, переняли у завоевателей язык и обычаи и уже в большей степени ощущают себя римлянами, чем представителями своего родного племени...

new_image_344

"Гибридная" экспансия. Сначала шли миролюбивые проповедники

ПАДЕНИЕ: ВСЕГДА ИЗ-ЗА ДЕНЕГ

"Главная закономерность для всех империй — они распадаются, — говорит профессор Киевского национального университета им. Т. Шевченко, доктор исторических наук Владимир Сергийчук. — Потому что созданы силой, а не как объединение людей на основе языковой, культурной, ментальной общности или общей исторической памяти".

Вопрос только в том, когда и при каких условиях это падение происходит. "Логика больших образований, созданных в результате подчинений, следует принципу соотнесения затрат, которые необходимо прикладывать постоянно для удержания народов в покорности, с реальным положительным эффектом от этого, — рассказывает Виктор Ставнюк. — В тот момент, когда расходы превышают эффективность, империя утрачивает разумное обоснование необходимости своего существования".

Империя живет, пока выгоды ее существования перевешивают затраты.

ВЫГОДЫ. Империя существует до тех пор, пока приносит пользу значительной части объединенных под ее сенью людей. "Воспринимать римское начало как чистое насилие — неправильно, — поясняет Ставнюк. — Римская империя принесла народам Средиземноморья огромные выгоды: отсутствие внутренних войн в пределах границ, закон". Это и новые возможности для экономического развития — появился глобальный открытый рынок. Эти черты свойственны и другим империям. Та же Российская, при всей ее отсталости по сравнению с передовыми странами Европы, открывала возможности активным, амбициозным и талантливым представителям окраин. И хотя "социальные лифты" при царизме работали с громким скрипом, но и семья Разумовских стала одной из самых влиятельных в империи, и крепостной юноша Тарас Шевченко превратился в модного в столице живописца. Ужасная, с нашей точки зрения, Монгольская империя в период расцвета тоже дала покоренным народам безопасность на всем протяжении Великого шелкового пути и единый закон.

ЗАГНИВАНИЕ. Но с какого-то момента недостатки имперского типа государства начинают перевешивать его достоинства. Сила империи — бюрократия — начинает превращаться в слабость, тормозящую ее развитие и адаптацию к меняющемуся миру. Ее разъедает коррупция и родня в верхушках, а официальная идеология превращается в фарс, в который не верят даже проповедники. Устаревшие законы начинают работать против экономики. Провинции, которые вчера приносили большие доходы, сегодня требуют огромных затрат на их защиту и подкуп "глядящих в сторону" местных элит. А тут еще и внешнеэкономические факторы вроде падения мировых цен на нефть. Экономика уже не в состоянии генерировать избыточный продукт, достаточный для удержания огромных территорий. "Вслед за экономическими проблемами приходят национальные, — говорит Владимир Сергийчук. — Происходит пробуждение национальной памяти у покоренных народов". Этому способствует и то, что в империи в период упадка могут обостряться шовинистические настроения и усиливаться национальный гнет.

new_image7_130

Торговцы. Богатели под сенью империи благодаря открытому рынку

РАСПАД: ЦЕНТРОБЕЖНЫЕ СИЛЫ

В рамках любой империи всегда существуют политические силы, стремящиеся к ее развалу. И здесь двоякую роль играют так называемые местные элиты. В период расцвета империи они зачастую выступают как проводники ее интересов, но в период упадка могут взять на себя роль ее могильщиков.

ПРОВИНЦИЯ. "В Казахстане в прошлом году на государственном уровне отмечали 150 лет Алихана Букейханова. Он в начале XX века начал говорить, что это наши степи, и мы должны жить по своим законам. Он был создателем движения "Алаш" и одним из организаторов Алаш-Орды (казахского государственного образования, уничтоженного большевиками в 1920 г. — Ред.)", — говорит Владимир Сергийчук.

Букейханов происходил из привилегированного аристократического казахского сословия торе, потомков Чингисхана, из числа которых традиционно выбирались казахские ханы. В 1906 году был арестован, как руководитель киргизского политического движения. С 1913 года выходила газета "Казах", заложившая идейные основы национальной партии "Алаш". То есть "самостоятельные" течения среди элиты Средней Азии (как и других национальных элит — в Польше, Финляндии, Прибалтике и т.д.) стали проявляться еще до того, как обреченность Российской империи стала очевидной в ходе мировой войны. А военные тяготы и связанный с ними экономический кризис (неэффективные экономика и госаппарт России не выдержали военной нагрузки) только подстегнули эти процессы.

ПОД ВЛАСТЬЮ КЛАНОВ. Попадавшие впервые в среднеазиатские советские республики 1970—1980 годов из "европейских" граждане не могли отделаться от впечатления, что находятся не вполне в СССР. Здесь представители местной власти жили и вели себя, как беи из книжек об "ужасном прошлом".

"В тех местах всегда была клановость. Если в этом регионе лидирует такой-то клан, то из него и будет первый секретарь партии. Можете сменить власть, но клан будет править все равно", — объясняет Владимир Сергийчук.

Советские законы на практике действовали весьма условно: за невест все так же брали калым, если ты бедный — покупай ущербную жену. Ну или покури гашиша или опиума — и не женись... Наркотики, кстати, обращались почти открыто, а силовики полностью контролировались местной элитой. Когда главный кагэбист, а после и генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов попытался навести там порядок, на местах посланные из центра следственные группы КГБ столкнулись с саботажем и неприятием, о чем свидетельствуют архивные документы.

В некоторых регионах Кавказа тоже было чему удивиться. Директор кафе вел себя, как его хозяин, самовольно устанавливая цены, водитель автобуса — как нынешний маршруточник и т. д. Задолго до гибели СССР национальные окраины жили фактически по своим законам, под почти бесконтрольным управлением местных элит, и сейчас подобное можно увидеть у северного соседа. Империя жила, пока у центра была достаточная сила для того, чтобы элиты боялись, и достаточно денег, чтобы их подкупать. Но, рано или поздно, заканчиваются любые деньги.

new_image2_328

Л.Брежнев в Туркмении. Верность элит подкреплялась деньгами

ПРИЛОЖИЛИ РУКУ: "УКРАИНСКИЙ СЛЕД"

Надо сказать, что инстинктивная неприязнь российских имперцев к "бандеровцам" имеет вполне определенное историческое основание. Ведь украинцы приложили свою руку и к отречению царя, и к поражению ГКЧП, после которого вскоре последовал конец СССР.

"В гвардейских полках было много украинцев, потому что они всегда были добросовестными служаками", — рассказывает Владимир Сергийчук.

Но среди расквартированных в Петербурге лейб-гвардейских полков был один, в составе которого украинцев было больше обычного — Волынский: он считался самым дисциплинированным, надежным, храбрым. Самодержцу представлялось, что он мог полностью положиться на него. Но когда волна сражений прошла и по Волыни, у солдат уже не было прежнего желания защищать царя. Кроме того, стал громко заявлять о себе и национальный фактор.

"Царская власть на протяжении столетий стягивала в столицу лучшие украинские умы и элиту, которая, несмотря на запреты, создавала какие-то свои общества, — говорит Владимир Сергийчук. — В 1906 году в Петербурге выходит газета "Вільна Україна". В Госдуме есть украинская фракция. В Петрограде — филиал украинской социал-демократической партии, комитет украинской партии эсеров. Все это влияло, в том числе, и на солдат".

Запасной батальон Волынского полка отказался выполнять приказ стрелять в мирных жителей, вышедших на улицы Петрограда с требованиями хлеба и мира, и перешел на сторону "мя­тежников".

ДЕМОКРАТЫ. Отметились украинцы и на улицах Москвы в 1991 г. После того как выступили гэкачеписты (19 августа), недалеко от Кремля собралась группа демократов, которые решили, что надо идти к Белому дому и защищать Ельцина. Один из них — украинец — принес сине-желтый прапор. Под ним сначала и шли, потом из Моссовета вынесли триколор и дальше шли под двумя флагами.

new_image4_227

Память. Волынский полк отказался стрелять в мирных жителей

Автор:

Ряполов Константин

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...