Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Кенийские семьи живут на доллар в день и мечтают о равноправии

Репортаж из страны, где с коррупцией и с зарплатами еще хуже, чем у нас.

бесплатное образование в Кении только до 12 лет
бесплатное образование в Кении только до 12 лет

Главный подарок, который преподносит столица Кении любому путешественнику — ощущение полноты и гармонии жизни. Среди чудесных парков (спокойствие в них нарушают только обезьяны и птицы с перышками всех цветов радуги) стоят особняки в колониальном стиле. Рядом — снует бесшумная, вышколенная прислуга. По зеленым ухоженным газонам неторопливо разгуливают риджбеки — самая популярная в Африке порода собак. Когда в первый день я вышла утром в сад около отеля и увидела упирающиеся кронами в небо, усыпанные красными, белыми, фиолетовыми и желтыми цветами деревья, у меня просто перехватило дух. Может быть, именно так и выглядит рай?! Наверное. Но в Найроби он уж очень ограничен по площади...

Читайте также: В Кении выращивают голландские розы и собирают урожай чая каждые две недели

Мутайга — так называется один из старейших районов Найроби, в котором находится наш небольшой отель. Здесь проживают белые. Несмотря на то, что Кения уже давно не является Британской колонией (напомним, в 1963 году она получила независимость), европейцы по-прежнему чувствуют себя здесь как дома. Владеют чайными и кофейными плантациями, туристическим бизнесом (организовывают сафари на львов и слонов), а также огромными розариями. Проще говоря, живут богато и со вкусом.

ФОТО Жизнь в Кении: "райский" Найроби и трущобы для бедных


Найроби. На первый взгляд, богатый и современный мегаполис

Но стоит покинуть границы этих районов — и сказка неожиданно заканчивается. Суровая жизнь лишила большинство жителей мегаполиса с населением от 3 до 4 миллионов человек даже куска хлеба. А в раю, как обычно, есть место лишь для единиц. Сламы (проще говоря, районы для нищих) — зрелище не для слабонервных. Уровень безработицы в Кении — выше 45% (и это официальные, явно заниженные данные)! Света, воды и газа здесь нет. Бедняки готовят еду на костре. На узких улочках нестерпимо воняет — канализация тоже отсутствует. Да и домов в нашем понимании тут нет! Те, кто "побогаче", живут в шиферных вагончиках. А те, у кого не хватает средств даже на это, — под тентами. Бросив прямо на землю дырявый матрас или притащив со свалки старый диван.

Убивают время местные обитатели по-разному. Одни покуривают марихуану (коноплю выращивают на юге и привозят в столицу на общественном транспорте, завернув, как табак). Другие играют в бильярд. Протертые и хромые (без одной ножки) столы стоят прямо под открытым небом. Рядом в красной пыли копошатся дети. Как известно, рожают кенийки много. А мужчины часто–густо не знают имен и возраста всех своих детей. Конечно, бедняки пытаются подзаработать: чернорабочими на стройке или сборщиками урожая на полях. Но для того чтобы поймать заказ на один день, им приходится вставать в 4 утра и выстаивать огромную очередь. Да и мест на всех не хватает. В результате 5 из 10 человек вынуждены существовать на 1 доллар в день. А бывает, что нет и этого…

ЗА БОРТОМ


Бывшая колония. Кения получила независимость только в 1963 году

Между тем, назвать Кению дешевой страной нельзя. За последние 3 года здесь прокатилась не одна волна инфляции. Цены сравнялись с украинскими. А иногда и превышают их. Так что нелегко приходится и тем, кто имеет работу.

— Вырваться из замкнутого круга нищеты без образования невозможно, — вздыхает наш таксист Элвин. — Но бесплатно в Кении учат только до 12 лет. А дальше нужно идти в частное учебное заведение и платить около $1000 долларов. И хотя мою семью нельзя назвать самой бедной (мать и брат зарабатывают у белых по $200 в месяц, а средняя зарплата — $100), мне пришлось одолжить деньги и купить старенькую машину, чтобы начать работать. Недавно я выплатил долг и вернулся в школу. Надеюсь, что закончу и университет. Сейчас мне 21 год…


Семья Фионы Вайнер владеет чайной плантацией с 1910 года

Впрочем, действительно престижной кенийцы считают работу в европейских и американских компаниях. А их здесь очень много: Nestle, Coca-Cola, Toyota, LG, Nokia, Siemens и другие. Причем в Найроби расположены как центральные — региональные офисы (они контролируют работу компании по всей Африке), так и производственные мощности. Но местных жителей эти компании берут только на не требующую квалификации и плохо оплачиваемую работу. А когда возникает потребность в специалистах, выписывают их из своих стран. Хотя это намного дороже. Почему?

— Виной всему предубеждение: мол, мы недостаточно грамотные, — говорят кенийцы. — Хотя напрямую вам этого не скажут…


Дом Фионы Вайнер

Не рады черным и в фирмах, где правят бал переселенцы из Индии. Напомню, что индийская диаспора (более 100 тысяч человек!) возникла здесь в начале XX века. Тогда британцы строили в Кении железную дорогу и привезли рабочих из своей второй колонии — Индии. Позже потомки этих переселенцев смогли прибрать к рукам практически весь средний и малый бизнес: недвижимость и торговлю.

— Индийцы живут закрытыми колониями, у них своих кадров хватает, — вздыхает Элвин. — Конечно, в Кении есть предприятия, которые принадлежат местным богачам. Но и тут проблемы. Нужно либо быть членом рода хозяина компании, либо заплатить большую взятку. Такая же картина и в государственном аппарате. Поэтому нам остается только служить у белых или за копейки работать на чайных и кофейных плантациях. Ну еще цветы выращивать…

Мы въезжаем в центр Найроби. За окном мелькают высотки из бетона, пластика и стекла. Проплывают, словно сказочные дворцы, белоснежные индийские храмы. На первый взгляд, в этом городе все соответствует нормам современного мегаполиса. Да и, по мнению международных экспертов, Кения является наиболее динамично развивающейся страной Восточной Африки. Однако заправляют этими процессами, по большей части, не кенийцы.

— Мы все время почему-то оказываемся за бортом, — вздыхает Элвин. — А значит, можем лишь мечтать о равноправии...

БЕЛОЕ КАЗИНО

Местные жители платят "музунгам" (так кенийцы называют людей с белым цветом кожи) той же монетой. Они воспринимают нас как толстосумов, которым нужно облегчить кошельки. В глубинах сламов выросли и окрепли 33 организованные преступные группировки, которые специализируются на транзите героина и грабежах белых.

— Бандиты вламываются к нам в дома и останавливают машины европейцев после захода солнца прямо на трассе, — рассказывает украинский бизнесмен, проживающий в Найроби уже 5 лет, Андрей. — В 2007 году грабители застрелили супругу посла США. А в 2008 году напали на посла РФ. Кстати, этот посол уже вернулся домой. А его коллега теперь передвигается по городу только с охраной. Впрочем, у нас был и громкий случай нападения на одного из членов кенийского правительства. Бандиты схватили его вечером около дома и потребовали деньги. Но у чиновника закончился лимит, который он мог в этот день снять со своей кредитки. Поэтому его положили в багажник и возили до утра. Отпустили, когда обналичил карту…

Прилично зарабатывают кенийцы и на секс-индустрии. В ночных клубах Найроби черные красавицы откровенно охотятся за белыми мужчинами. А африканские мачо "снимают" белокожих женщин. Если заглянуть в эти заведения в начале ночи, можно почувствовать резкий запах ожидания в плотном от пота и сигаретного дыма воздухе. Белые ждут удовольствий. Черные — денег.

— Лично я стараюсь с кенийскими женщинами дела не иметь, — говорит Андрей. — Во-первых, можно заразиться ВИЧ. Во-вторых, обидно, когда тебя воспринимают только как кошелек…


Безработица. Более 40% кенийцев не имеют работы и вынуждены жить целыми семьями на $1 в день

Любопытно, что сложившуюся систему взаимоотношений между кенийцами и иностранцами немного пошатнули украинские, румынские и польские предприниматели. Они открыли в Найроби казино, где белые (славяне) обслуживают черных. Кстати, крупье там работают и симпатичные украинские девушки.

— Раньше такое и представить было нельзя! — восклицает Андрей. — Европейцы такого бы унижения не потерпели. А нашим что? Главное — деньги. "Белое" казино в этом регионе Африки — единственное. И богатые местные жители готовы любые деньги заплатить, чтобы в нем побывать. Для этого они приезжают в Найроби даже из других стран.

ГУМАНИТАРКА — ТОВАР

Конечно, правительство могло бы изменить ситуацию к лучшему. Тем более, что международное сообщество не скупится на финансовую помощь: размер ВВП Кении составляет $34,5 миллиарда, а соотношение госзадолженности к ВВП — 44,5%. Кроме того, страна получает огромные дотации от стран-доноров на медицину, образование и гуманитарную помощь для бедных. Но вот беда. В устроенном на племенной основе обществе все эти деньги уходят в песок.


Районы для бедных. В сламах нет воды, электричества и газа

— Штат правительства Кении — огромен, — говорит закончивший Одесский национальный университет 30-летний юрист Эйби Оринда. — У нас 49 министерств, и все они были созданы, чтобы трудоустроить членов племен руководства страны. В результате правительство оказалось просто несостоятельным. Ведь профессионализм людей, которых брали на работу, никого не интересовал. Недавно у нас разгорелся громкий скандал в Минобразования. Клерки присвоили более $500 тысяч, которые были выделены на строительство школ! А полиция время от времени изымает у торговцев с рынка мешки с рисом, на которых написано: "От правительства Японии — голодающим Кении"!

Несостоятельность руководства страной проявляется и в таких серьезных вопросах, как формирование армии. С одной стороны, Кения тратит львиную долю бюджета на развитие вооруженных сил. С другой, не может защитить свою границу с Сомали (напомним, что в этой стране уже более 20-ти лет идет гражданская война) от исламских террористов из "Аль-Шабаб". По слухам, они регулярно прорываются в приграничный район Гарисса — в лагеря беженцев из Сомали.

— Главная беда Кении заключается в том, что большинство жителей нашей страны не имеют образования, чтобы хотя бы попытаться контролировать действия властей, — считает Эйби Оринда. — Вот чиновники и творят все, что им хочется.

МАЧЕТЕ И ОТРАВЛЕННЫЕ СТРЕЛЫ

В 2008 году во время президентских выборов терпение людей лопнуло. Накопившаяся усталость и раздражение вылились в кровопролитную войну между племенами. Кикуйю (самое крупное в стране племя) поддерживали кандидатуру Мваи Кибаки. А луо (напомним, что представителем этого племени является отец президента США Барака Обамы) — Райла Одинга.

— Это было что-то страшное, — вспоминает Андрей. — Они сжигали деревни друг друга, убивали людей, насиловали женщин. А самые жуткие события произошли неподалеку от города Ельдорет. Там подожгли церковь, в которой находилось 35 человек. Причем, в основном, женщины и дети. И все они погибли…

— Мою деревню луо сожгли до основания, — вспоминает 35-летняя представительница племени кикуйю Джасинда. — А тех, кто пытался бежать, убивали отравленными стрелами и мачете. Конечно, мы сопротивлялись. Но защитить свой дом не смогли…

В надежде прекратить кровопролитие руководство страны совместно с международным сообществом приняло компромиссное решение. Сегодня президентом Кении является Мваи Кибаки (это уже второй срок его президентства), премьер-министром — Райла Одинга. Но факт остается фактом. В общей сложности во время событий 2008 года в Кении погибло 1300 человек!

— По мнению международного сообщества, виновными в случившемся являются помощники кандидатов в президенты, — рассказывает Андрей. — Так называемая "Шестерка Окампо" (шесть политиков и чиновников из двух враждующих племен; Луис Окампо — фамилия прокурора международного уголовного суда в Гааге, которые расследует их преступления — Авт.), которая подстрекала людей к междоусобице. Но стоит ли перекладывать на этих людей всю ответственность за трагедию? Неужели проживающие в Кении и оказывающие огромное влияние на ее внутреннюю политику представители развитых стран не чувствовали приближения беды? А если чувствовали, то почему не попытались ее предотвратить?

— Я думаю, что взрыв должен был произойти в любом случае, — считает Эйби Оринда. — Вмешались бы политики или нет. Народ уже был доведен до полного отчаяния нищетой и безнадежностью. А тут такой повод выпустить пар…

Сегодня дело против "Шестерки Окампо" слушается в Международном криминальном суде в Гааге. Политикам предъявлено обвинение в преступлениях против человечности.

— "Шестерка Окампо" должна понести наказание, — говорит Андрей. — Но возникает вопрос: не пытается ли международная общественность таким образом переложить всю вину за случившееся на кенийских политиков и вывести себя из-под удара? Мол, мы тут ни при чем! Мы и без того тратим деньги своих налогоплательщиков на поддержку этой несчастной страны! В таком случае их ожидает сюрприз. В следующем году в Кении снова должны пройти президентские выборы. И, не исключено, что события 2008 года повторятся. Кстати, это хорошо понимают потенциальные инвесторы. Большинство из них пока опасается вкладывать деньги в местную экономику. Видимо, ждут выборов. И только в том случае, если обойдется без резни, будут принимать решение об инвестициях…

ЗОЛОТО И ГАЗ

Политика международного сообщества в Кении действительно оставляет много вопросов. Прежде всего, непонятно, почему, несмотря на коррумпированность и непрофессионализм руководства Кении, государства–доноры продолжают снабжать ее правительство средствами? Более того, не применяют к этой стране каких-либо санкций! Возможно, на самом деле будущее простых кенийцев их не очень-то и интересует? Ведь, по большому счету, отношения между белыми и черными с колониальных времен не очень-то и изменились.


Дети. Бесплатно учатся только до 12 лет

— Главное богатство Кении — ее стратегическое положение, — уверен международный эксперт, с которым мы встретились в Найроби. — Кенийский порт Момбаса объединяет экспортные рынки Африки, Азии, Ближнего Востока и Европы. А в 2010 году Кения инициировала создание Восточноафриканского Содружества — зону свободной торговли с Суданом, Танзанией, Угандой, Руандой и Бурунди. В результате чего стала ключом к рынку всей Восточной Африки. А за контроль над этим рынком уже не один год сражаются дипломаты практически всех европейских стран, Китая и США. Ведь сюда можно поставлять товары, переизбыток которых наблюдается в развитых странах. Коме того, государства Восточной Африки богаты природными ресурсами. Например, в Уганде имеются запасы меди и кобальта. А в Танзании — гидроэнергетические ресурсы, олово, фосфаты, железная руда, каменный уголь, алмазы, драгоценные камни, золото, природный газ и никель. Об этом тоже не стоит забывать. Думаю, что доходы, полученные от торговли, а также добычи природных ископаемых с лихвой компенсируют богатым государствам потраченные на гуманитарку средства. Поэтому они на нее и не скупятся.

Конечно, нельзя утверждать, что развитые страны заинтересованы в том, чтобы Кения пребывала "на дне". Напротив, им наверняка хотелось бы видеть эту страну стабильной как в политическом, так и экономическом отношениях. Рост уровня жизни людей повлечет за собой увеличение спроса на товары. Кроме того, вслед за Кенией (как за самой большой и наиболее динамично развивающейся страной в регионе) могут потянуться и другие государства Восточной Африки. Но даже в том случае, если этого не произойдет и ситуация останется замороженной, в Европе, США и Китае особо переживать не станут. Главное, чтобы Кения не погрязла в гражданской войне, ее товары шли с молотка и решался вопрос о разработке кладовых полезных ископаемых.

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров