Творчество без границ: как изменится подход к искусству в ближайшем будущем

13 Января 2018, 10:00

VR-произведения с "Оскаром" и укус нарисованной пчелы с покемонами

"Цифровой мейкап". Искусственный интеллект изучил лицо Крис Ли и добавил спецэффекты
"Цифровой мейкап". Искусственный интеллект изучил лицо Крис Ли и добавил спецэффекты

Начало года — пожалуй, лучшее время, чтобы делать оптимистичные социальные прогнозы. Уже отгремели разные "Гиды пессимистов" (неблагоприятные прогнозы от агентства Bloomberg) и отчеты Римского клуба (международный элитарный аналитический центр), все их переварили, немножечко расстроились, но затем шампанское, оливье и сладости прогнали негатив, а подсознательная, хоть и нелогичная, вера в чудеса заставляет настраиваться на позитив и новые возможности. А что может быть более привлекательным, чем искусство? Особенно то, что выглядывает из-за угла нового мира.

Корреспондент "Сегодня" присмотрелся к проявлениям научно-технического прогресса и узнал, какие миры нам предстоит покорить и как может выглядеть творческое выражение в мире, заполненном роботами и виртуальностью.

Начав читать текст, вы, наверное, удивились, что не так с китайской красавицей на фото и почему вдруг у нее по лицу стали плавать рыбы. Клип поп-звезды Крис Ли — это первые опыты искусства нового мира. Художники придумали концепт, создали раскадровку и отдали искусственному интеллекту (ИИ) компании Intel. Тот изучил лицо исполнительницы, нарисовал его трехмерный макет и научился отслеживать в реальном времени, после чего стал накладывать эффекты. Мыльные пузыри, звезды, тонкие струйки воды, различные проекции. Так люди и машина создали произведение массовой культуры. За пару лет до этого ходили разговоры об "инцепционизме" — это когда нейросеть, которая учится распознавать животных, "находит" их в изображениях облаков, превращая обычный снимок в полотно Дали. Другие роботы пишут стихи, создают симфонии и даже закончили "Песнь Льда и Пламени" до Джорджа Мартина.

Но первой вехой нового искусства все же стоит назвать короткометражку Алехандро Иньярриту ("Бердмен", "Выживший") Carne y Arena ("Плоть и песок"). Виртуальная инсталляция о поломанных судьбах беженцев взяла "Оскар" за особые достижения "в знак признания мощного визионерского опыта в повествовании". До этого подобную награду получила "История игрушек" — первый мультфильм, созданный полностью с помощью компьютерной графики (после чего практически вся мультипликация стала компьютерной). Киноакадемия достаточно быстро разглядела будущее в цифровой рисовке, теперь же они показывают творцам новую дорогу, открывая врата виртуальной реальности.

fondazione-prada_carneyarena-1120x611

Смысл в том, что высокие технологии плотно вошли не только в обыденность, помогая нам добираться до работы или выбирать музыку, но и в искусство. И начинают его понемногу перетряхивать. Аудиовизуальные инсталляции используют роботов, гибридное искусство смешивает голограммы и интерактивную среду. Вы сами управляете тем, что видите на событии, с помощью приложения для смартфона. Мало того, художники даже создают кинетические машины, которые творят нечто прекрасное.

Все это не будущее, а настоящее. Конечно, до совершенства пока далеко. Виртуальные миры напоминают иногда детские каляки-маляки. ИИ, несмотря на страх восстания машин, больше похожи на пчелиный рой, который танцует и добывает мед и по-настоящему хорош лишь в этом. AR (augmented reality, дополненная реальность) лишь под конец 2017 получила пару более-менее стильных гаджетов (достаточно стимпанковый Magic Leaf и киберпанковые китайские разработки, напоминающие очки Бибопа и Рокстеди из "Черепашек-ниндзя").

Одновременно с этим в третьем квартале прошлого года аналитики Canalys подсчитали, что продажи виртуальных устройств впервые превысили миллион устройств. Этому способствуют и производители смартфонов, которые делают ставку на рисованный мир, показывая Демогоргона из "Очень странных дел" или заставляя ловить покемонов. И, естественно, игровая индустрия.

Массовая реальность

Понятно, что вначале в VR и AR пойдет массовая культура. Просто потому, что там есть деньги, готовые идеи или решения, много опыта и, самое главное, множество уже готовых миров, которые нужно поместить в виртуальную среду. Технически это пока сложновато, но представьте, что камеры, снимающие 3D, стоят на каждом смартфоне и работают пусть не идеально, но достаточно близко к тому. Не то чтобы это сильно помогло вам стать гением объектной съемки, как обычные камеры не особо приближают к наградам за лучшую режиссуру. Но это станет объективным признаком того, что виртуальный мир существует и требует наполнения. Такого, которое могут дать обычные юзеры, забивающие соцсети своими обедами и коктейлями.

Сотрудничество с искусственным интеллектом только расширится. Как минимум потому, что мы, люди, слишком ленивы, чтобы высчитывать все эти ряды цифр, превращающие ничто в болтающегося посреди улицы дракона. Сможет ли ИИ стать творцом по-настоящему, без детерминирующих его судьбу алгоритмов? Все зависит от его развития, эмоциональности и творческих способностей. И это лучшая замена словам "не знаю", которая у меня есть. Поскольку искусство все же является продуктом человеческого социума. Ведь если обезьяна (дельфин, собака, разумная колония плесени) и может нарисовать картинку, другая обезьяна не примется ее критиковать, а третья не даст приз зрительских симпатий на захолустном мероприятии вечером во вторник. И уж точно ни одной из них не придет в голову отдать горсть орехов и насекомых (а вовсе не бананов, как все подумали), чтобы повесить это творение в своей гостиной. Ведь искусство подразумевает не только творение, но и, собственно, зрителей. Будет ли абстрактное видение мира существом с IQ в сотни тысяч раз выше нашего понятно нам? Будем ли мы интересны ему? А ведь именно такой ИИ видят большинство людей, которые вроде как разбираются в подобных вещах. Вот он глупенький, как уточка, а вот уже опережает людей в развитии на миллиарды лет, пакует вещи и улетает в тусовку себе подобных сверхсуществ.

Но вернемся назад к человеку, который любит не только смотреть, но и взаимодействовать с помощью иных органов чувств. К примеру, потрогать. Ощутить запах. Это тоже не ново, двигаясь по проторенному фантастами пути, некоторые компании создают "телевизоры с запахом". Facebook и вовсе обещает "телепорт-костюм", который даст вам почти полноценную жизнь внутри сети.

Что добавляет в искусство будущего настоящих скульпторов, людей, способных взять набор нолей и единиц и заставить вас ощутить их деревянную шершавость. Почувствовать укус нарисованной пчелы. Пустить между пальцами растекающиеся часы Сальвадора Дали. По сути, наша виртуальная среда, обретая форму, получила массу и стала подчиняться привычным законам.

Магия: создаем целые вселенные

VR и AR станут настолько реалистичными, что вы будете чувствовать прикосновение безо всяких там перчаток. Сестры Вачовски пытались показать нечто подобное в "Восьмом чувстве" и "Матрице". Причем сериал сейчас смотрится более правдоподобно: кому нужны железные штыри в затылке, если можно обойтись чем-то беспроводным.

Что можно творить в месте, где теоретически возможно все? Ответ приблизительно такой же, как и в случае с богоподобным ИИ: все зависит от развития, эмоциональности и творческих способностей. От босховского ада до марвеловских архетипов — и то и другое является искусством, кто бы ни пытался внушить вам обратное и столкнуть на скользкую дорожку обмана под названием HighArt, где три полоски на бумаге уходят за десятки миллионов.
Можете прятаться в собственных мирах, можете создавать огромные симуляции для остальных. Любые стили, любые методы, обучение за время, которое нужно чипу, чтобы связаться с сетью и выудить оттуда то, что вы помыслили. Останемся ли мы после этого людьми? Вопрос спорный. Вероятно, изменения будут настолько колоссальными, что мозг не выдержит и сломается. Или, напротив, примет "дополнительные опции" с распростертыми объятиями, как сейчас позволяет чувствовать автомобиль неким продолжением тела водителя. Или произойдет многократная перегрузка, как в "Береге динозавров" Кита Лоумера, и наружу выйдет новая, улучшенная личность, обладающая памятью многих. Или все сольются в экстазе коллективного разума.

Но что же будет модно в постсингулярном мире? Петь волновую функцию электрона или медитировать с видом на Большой взрыв? Создавать формулы невероятной красоты или торговать мечтами? Если судить по меркам обычных людей, новый мир подразумевает новый Золотой век, где боги, герои, маги и чудовища сойдутся вместе в сеттинге без ограничений. Блокбастеры последних лет предлагают сходный вариант. Простые архетипы, которые заложат основу, затем будут стерты, возвращены эпохой Цифрового Возрождения и подогреты новой технологической революцией. В любом случае это чертовски весело, так что постарайтесь не угробить старый мир до прихода нового.

В это же время дополненная реальность превратится в идеальный декор для… да для всего. Можете даже уборку в квартире не делать, все равно услужливая нейросеточка припрячет весь мусор. Представьте себе событие, на котором сотни человек физически находятся вместе, но видят разную программу благодаря AR-гаджетам. Получится что-то вроде "тихих дискотек", где у каждого в наушниках играет собственная музыка. Очки заменят гидов, это происходит уже сейчас – вы можете навести смартфон на здание и получить исчерпывающую информацию о нем. А еще рядом будет бежать невидимый грифон, испуская огонь. А старый друг, живущий на другом конце планеты, легко прогуляется с вами по парку в виде цифрового аватара.

Стоит также осознавать, что развитие "параллельных миров" неизбежно катится в сторону увеличения их реалистичности. А что может быть более реальным, чем прямое воздействие на мозг? Которое не эрзац, не вымысел, не существует где-то там за пределами чудесных очков. Все, что у вас в голове, реально для вас. И этот мир, если верить, например, Илону Маску, находится за углом. Спустя восемь-десять лет он обещает дать продукт под названием Neuralink людям с ограниченными возможностями. Потом его купят самые богатые. Потом устранят неизбежные баги. Появятся дешевые аналоги с кучей рекламных подпрограмм и вирусов. Однако технология нейрокомпьютерного интерфейса (НКИ) — то есть прямой связи человека с машиной — крайне перспективна. В нее вложились даже люди из DARPA, создатели будущего для Пентагона, а это серьезный знак. Скорее всего, именно НКИ (или его химические аналоги, да-да, таблетки, колеса, супернаркотики, о которых как-то упомянул генеральный директор Netflix Рид Хастингс) станет той технологией, которая полностью изменит человеческую жизнь.

Само понятие "искусство" здесь модернизируется и выйдет на новый уровень. Вот мир глазами художницы с тетрахроматизмом (плюс один основной цвет = значительно больше оттенков). Вот попытка ощутить, что "думает" осьминог, достаточно удачно описанная фантастом Питером Уоттсом в одном из рассказов. Вот мир грез, спрогнозированный Роджером Желязны в "Мастере сновидений". Неважно, владеете вы кистью или знаете нотную грамоту, картины и мелодии будут литься напрямую из мозга. Будь то слепок момента, выложенный на DreamTube или непосредственная трансляция.

Ну и, наконец, синтез вычислительных мощностей искусственного интеллекта и человеческая фантазия начнут менять мир реальный. К примеру, что вы скажете насчет невероятно сложной схемы взаимодействия определенных частиц на орбите, которые складываются в улыбку Моны Лизы? И повернется ли у кого-то язык сказать, что срежиссированная компьютером и людьми схема дорожного движения, в которую закодирована Девятая симфония Бетховена, — это не новый жанр искусства? Если да, вернитесь к классике, перечитайте "Игру в бисер" Гессе и повторите это еще раз.

Автор:

Бунецкий Дмитрий

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...