Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Александр Ревзин: "Свое первое шоу я сделал, когда мне было 9 лет"

Режиссер-постановщик "Новой Волны" рассказал, почему отстаивал Киркорова перед Пугачевой, как усталость спасла ему жизнь и когда он познакомился с Ахметовым

59-летний Александр Давыдович. «Во время терактов в Америке я чуть не оказался в эпицентре событий»
59-летний Александр Давыдович. «Во время терактов в Америке я чуть не оказался в эпицентре событий»
Фото: Анастасия Искрицкая

— Александр Давыдович, как вы, коренной дончанин, смогли попасть в Питер, а после стать одним из самых известных постановщиков шоу для звезд всего СНГ? ­­­

— В свое время меня пригласила на работу в Ленконцерт одна группа, у которой не было барабанщика. Я собрал инструменты и поехал в Петербург. Я проработал полтора года, после чего создал свой собственный коллектив. И в Питере работал до 1989 года. А потом знакомые меня пригласили в Театр Аллы Пугачевой, только что созданный. С тех пор я живу в Москве. Хотя моя семья — жена и дочь — живут в Америке, в Нью-Йорке, но я достаточно часто у них бываю, насколько позволяет работа.

— А в родной Донецк часто приезжаете?

— Тоже довольно часто, тем более что мои родители живут в этом городе. Им уже по 90 лет, замечательные люди. Именно благодаря им я и в 60 лет остаюсь ребенком.

— Когда вы поставили свое первое шоу?

— Свое первое шоу я сделал, когда мне было 9 лет. И с тех пор не останавливаюсь и каждый день устраиваю какие-нибудь шоу (смеется).

— Кроме "Новой Волны", чем еще занимается режиссер-постановщик Ревзин?

— Со своей командой мы делаем "Песню года", "Супердискотеку 90-х", различные премии, огромное количество сольных концертов. Только за прошедшую неделю мы поставили два крупных шоу — это 60-летие Аркадия Укупника и "Супердискотека 90-х". Будьте уверены, что каждый месяц в Москве проходит хотя бы одно большое событие, которым занимается наша команда.

— Существует ли разница в работе над концертом под одного исполнителя или над так называемыми солянками?

— В принципе нет. Тем более что сегодня сольные концерты видоизменились, и, к сожалению, уже не имеют высоких рейтингов. Форма, когда в сольный концерт приглашаются друзья, стала доминирующей. И мне это нравится.

— Вы не раз сотрудничали с Пугачевой. Какая она в работе?

— Мы не близкие друзья, хотя знакомы с 1972-го. Последний раз я работал с Аллой Борисовной, когда делал ей 60-летие. В будущем году у нее снова юбилей — если пригласит, я с удовольствием его поставлю. В работе с Аллой Борисовной у нас соблюдается особый принцип, как у Льва Николаевича Толстого. Читал, что когда он вступал в дискуссию с собеседником, то усиливал аргументы, а не голос. Поверьте, у нас нет диктаторских нот в голосе, когда мы что-то обсуждаем. Хотя, безусловно, Алла — властная женщина, с непростым характером.

— В свое время ходили слухи, что именно вы уговорили Пугачеву оставить в своем театре начинающего артиста Киркорова.

— Так она его выгнала, а я настаивал на другом. Я говорил ей не брать так много людей, а если уже брать, то нести ответственность за них и помогать. Это моя позиция, которая за все годы не изменилась. Тогда Алла Борисовна действительно говорила, что перспективы сотрудничества с Филиппом для нее не очень ясны, а я считал его талантливым парнем, которому просто необходима помощь. Спустя год после того разговора я сделал ему шоу, первое в его карьере, после которого он действительно стал большим артистом.

— Какой средний бюджет вашего шоу?

— В шоу-бизнесе я занимаюсь шоу, а бизнесом занимаются абсолютно другие люди. Я никогда не спрашиваю о стоимости у заказчиков. Мы садимся и обсуждаем с ними, каким я вижу это шоу. А уже сколько оно стоит, они обсуждают с другими людьми. Меня это не волнует.

— Вы выводили из творческого кризиса многих звезд — Агутина, Преснякова, Меладзе. Они вас как-то благодарили за это?

— Профессия режиссера — это вспомогательная профессия. У режиссера не должно быть такой славы, как у артиста, чтобы его узнавали на улице. И, на мой взгляд, шоу удачно и интересно тогда, когда в нем есть внутренний драйв и не видно режиссера. А вообще режиссер по своей профессии может как уничтожить шоу, так и сделать его. Да, мне повезло в жизни, я работаю с очень многими талантливыми музыкантами и артистами. Ребята, имена которых вы назвали, подхватили знамя старшего поколения, к которому принадлежу я, и с достоинством его несут. И то, что мы сделали с ними большие концерты, которые, может быть, и стали некоими вехами в их карьере, для меня было честью.

— А с кем из артистов вы по-настоящему дружите?

— Как раз с теми, кого вы только что перечислили (улыбается). Вот с Валерой Меладзе мы недавно летали в Тбилиси, Володю Преснякова я поздравлял с днем рождения, а с Леней Агутиным я вообще постоянно на связи, потому что в этом году на "Новой волне" будет его творческий вечер и мы это обсуждаем.

— Это правда, что дружите с другим известным дончанином — Ринатом Ахметовым?

— Да, действительно, Рината Леонидовича я знаю очень много лет. Когда я с ним познакомился, ему было всего 15. Донецк же город небольшой, там есть одна центральная улица Артема, на которой все всегда встречаются. Он тогда пришел со своим старшим товарищем, который уже был в нашей компании. И спустя какое-то время тоже стал нашим другом.

— Вы и за "Шахтер", наверное, вместе стали болеть?

— Я, между прочим, стал футбольным болельщиком "Шахтера" еще с 1960 года, когда начал играть за детско-юношескую команду этого клуба. А болею за "Шахтер" я вне зависимости от владельца команды. И уж тем более, когда ею стал владеть такой талантливый человек, было бы странно менять приоритеты, согласитесь. Мы летаем на игры "Шахтера", активно болеем. Вне зависимости от меня Игорь Яковлевич Крутой и Ринат Леонидович тоже стали близкими друзьями.

— Это вы их познакомили?

— Нет, не я. И у них, могу вам сказать, более тесные отношения, чем у меня, к примеру, с Ринатом Леонидовичем.

— На что остается время, кроме работы?

— Только на футбол. Для меня других программ в телевизоре нет, да и сам я тоже выхожу на поле.

— Знаю, что во время терактов 11 сентября 2001 года вы находились в Нью-Йорке. Эта трагедия коснулась как-то вашей семьи?

— Я вам больше скажу. Я сам мог оказаться в самом эпицентре событий — ведь в том самом Торговом центре у меня должна была быть встреча, которая назначена была на 10:00, но я перенес ее на 2 часа дня — накануне очень устал и хотел выспаться. Кстати, тот товарищ, с которым я должен был увидеться, спустя какое-то время ушел из жизни. Думаю, после того дня поменялась жизнь не только моя, но и во всем мире.

— А чем занимается ваша супруга?

— Лариса занимается тем, что сохраняет нашу семью. Она — хранительница нашего очага. Вместе мы уже, страшно сказать, 34 года. Кстати, моя жена с дочерью большие подруги, у них много общих интересов.

— Вашей дочери Лизе уже 27 лет, она еще не успела вас дедушкой сделать?

— Пока нет. Она не выходит замуж, потому что говорит: "Папа, я что — дурочка? Имея такого папу, зачем мне выходить замуж?!" (смеется). Сейчас она работает продюсером на американском телевидении. Она у меня большая умница и талант, и я ее во всем поддерживаю.

— Ради своей дочери, слышала, вы отказались от мяса сразу после ее рождения?

— Да, а что тут такого? Я считаю, что когда происходят важные события в жизни, человек должен быть благодарен. Знаете, есть понятие жертвоприношения и клятвы. Вот я таким образом поблагодарил Бога за то, что он мне подарил дочь. И дал себе обет, о чем нисколько не жалею.

Фестиваль "Новая волна" пройдет с 23 по 28 июля в Юрмале, прямые эфиры — на канале "Украина".

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров