Продолжая просматривать сайт, вы подтверждаете, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Главная Сегодня

Александр Роднянский: "На съемках у Родригеса очень весело, хотя меня сразу убили"

Коренной киевлянин, продюсер более 80 фильмов и сериалов рассказал, как будет снимать фильм о Павле Дурове без его разрешения, когда перестал вести счет деньгам, и почему не смотрит украинское телевидение

Мы пообщались с Александром Ефимовичем накануне открытия медиафорума KIEV MEDIA WEEK (продлится до 13 сентября), где он выступал по теме "Телевидение и кино в странах СНГ".

— Александр Ефимович, ровно месяц остался до премьеры вашего фильма "Сталинград", о котором говорят последние два года. Вы довольны результатом?

— Сможете сами убедиться — премьера "Сталинграда" в Украине состоится даже раньше, чем в Москве, — 30 сентября. Мы приедем в Киев вместе с Федором Бондарчуком и несколькими актерами. Будучи вполне опытными кинематографистами и точно понимая, до какой степени сложный фильм мы делаем, мы договорились еще в начале производства — не использовать слова типа "довольны", "счастливы" и не хвалить собственный фильм.

Могу сказать лишь, что во многих технологических и творческих отношениях картина наша очень свежая и необычная. Она, безусловно, сделана со страстным желанием рассказать эмоциональную человеческую историю об узнаваемых людях, но снята с применением самых современных высокотехнологических инструментов кино. Среди которых и 3Д, и IMAX. Кстати, это первый фильм в Европе, сделанный в формате IMAX. Производство заняло почти три с половиной года...

— Что было самым сложным в работе над этой картиной?

— Все сложно. Это был очень серьезный опыт для нас всех. Полноценный город Сталинград, построенный художником Сергеем Ивановым под Питером, сотни человек в кадре, все в гриме и костюмах, международная группа, в которой и российские блистательные профессионалы, как оператор Максим Осадчий, и американские классики, как композитор Анджело Бадаламенти, автор музыки ко всем фильмам Дэвида Линча... К тому же мы практически первыми снимали в 3Д, а не переводили в формат потом...  С другой стороны, сегодня Федор плачет от того, что работа над фильмом заканчивается — уж очень насыщенный отрезок жизни мы прожили.

— Расскажите о Тиле Швайгере, почему он отказался играть?

— Главную "немецкую" роль сыграл блистательный Томас Кретчманн, голливудский актер немецкого происхождения, звезда "Пианиста" и "Кинг-Конга". Что касается Швайгера, то это были слухи, что он должен был играть в "Сталинграде", ведь я очень хорошо знаю, что он никогда не играет нацистов. С Тилем я очень давно дружу, как и Федор Бондарчук. Мы хотим сделать в следующем году картину, в которой Федор и Тиль сыграют главные роли. Правда, мы пока не решили, какой режиссер будет снимать этой проект (предположительное название "Анталияград". — Авт.).

— Два года назад вы говорили, что бюджет "Сталинграда" будет точно меньше "Обитаемого острова" ($36,5 млн), а в итоге он оказался больше — говорят, $38 млн. Как так произошло?

— На самом деле наш бюджет — $30 млн. Но, вы же понимаете, что у нас не было задачи соревноваться в бюджетах. Мы вообще делали фильм, который должен был бы достойно соревноваться в прокате со стопятидесятимиллионными американскими блокбастерами... И нам удалось сделать проект за в шесть раз меньшие деньги, чем аналогичная картина стоила бы в Лос-Анджелесе.

— Вскоре состоится премьера другой вашей картины — "Мачете убивает"...

— Этот фильм, в отличие от очень русского "Сталинграда", получился очень американским. Я бы даже сказал, что вы вряд ли найдете более американский фильм, чем "Мачете убивает". Этот фильм — сочетание черного юмора, иронии и неполиткорректности. Он очень смешной, как мне кажется. И еще там много экшена. Это пародия на все супергеройские фильмы. Зритель там найдет много парафразов и с Бондом, и с Борном, и с героями "Армагедона" и "Железного человека"...

— А с фильмами Тарантино?

— Послушайте, ну режиссер же фильма Родригес, который не менее культовый и легендарный автор, снимающий, как и Тарантино, кино на грани фола. Ну и, конечно, у нас был первоклассный cast, мягко говоря. Помимо всех тех, кто был в первом фильме "Мачете", традиционных для Родригеса Дэнни Трехо, его, кстати, двоюродного  брата, Антонио Бандераса. Мэл Гибсон у нас сыграл главного негодяя, у Чарли Шина очень смешная роль американского президента, и, разумеется, Леди Гага, для которой это первое появление в кино...

— Ее вы пригласили, чтобы еще больше привлечь внимание к фильму?

— Она очень подходит самому фильму. И ей понравился сценарий, и убедил режиссер. Картина, безусловно, пародирует современные социальные и политические контексты американского общества. Поэтому наличие Леди Гаги в роли, которую она играет (пока не скажу какая), это смешно и остро.

— По поводу вашей работы как продюсера. Вы часто присутствуете на самих съемках?

— Как правило, да. Но на разных фильмах — по-разному. Например, в "Сталинград" я был чрезвычайно глубоко погружен. На всех этапах производства. Точно также, как и в "Машину Джейн Мэнсфилд". На съемках "Мачете..." я тоже присутствовал, но меньше. В этом фильме я даже по-идиотски сыграл одну смешную микророль. Но слава Богу, меня там быстро убивают, так что никто даже не заметит моего персонажа (улыбается).

— То есть, по сути, это ваша первая роль в кино?

— Пожалуйста, только не называйте это ролью (смеется). Но в общем-то да, это мое первое незаметное появление в фильме. На самом деле, у Родригеса такая атмосфера всегда на съемках, что даже я, который никогда в жизни не поддавался на провокации, согласился первый раз в жизни сняться. Признаюсь, у нас есть такие фильмы, в которых основные члены съемочной группы играют абсолютно незаметных персонажей — от санитаров до трупов. Но повторюсь, лично я никогда не поддавался на эти разводы. А вот Роберт меня заставил сняться (улыбается). Ведь у него на съемках всегда очень живо и весело, хоть он и абсолютный диктатор.

— А какой вы в работе? Можете, например, диктовать условия, кто сыграет главную роль в картине?

— Послушайте, с каждым автором у нас своя модель отношений. Например, если это Андрей Звягинцев, то он со мной все обсуждает, но влиять на него очень сложно, его можно лишь только убеждать. Но эта задача намного сложнее, чем если бы я просто настоятельно порекомендовал актера, как бывает обычно в жанровом кино или сериалах. А вообще-то нет ни одного фильма, где мы бы с режиссером не обсуждали остро актеров на роли... Где-то мы быстро договаривались, где-то приходилось горячо спорить. Но это совместная творческая деятельность, с большинством авторов и режиссеров у нас очень близкие отношения, похожие своей предельной откровенностью на брачные.

— Когда вы на площадке, вы суеверны?

— Очень! Кинематографических суеверий ведь немало. Вы имеете в виду, садился ли я когда-нибудь задницей на упавший на землю сценарий?

— Именно.

— Конечно, я садился раза два или три на проезжую часть, когда падал сценарий (улыбается). Слава Богу, машины останавливались от этого идиотизма, который ты не можешь позволить себе не выполнить. Еще есть суеверие, что нельзя говорить "последний кадр" — только "крайний", хранить осколки тарелок, разбитых в первый день съемок.

— В свое время вы сделали "1+1" лидирующим каналом страны. Как оцениваете "Плюсы" сейчас?

— Во-первых, искренне вам признаюсь, что сейчас этот канал я не смотрю. Как, впрочем, и остальной телик я очень редко смотрю, а уж тем более украинский. У меня мало свободного времени, а в украинском телевидении нет ничего, чтобы меня заставляло включать каналы или смотреть отдельные шоу в интернете. Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что каждый человек — носитель своего представления о телевидении и о том, ради чего он им занимается. Об ответственности за то, что делаешь в медиа.

Когда мы создавали "1+1", мне хотелось делать телевидение витаминозным, информационно-насыщенным, дискуссионным и интеллигентным. Причем это все делалось во времена, когда у нас были предельно скромные финансовые возможности. Но, нужно заметить, что и аудитория к телевидению тогда относилась иначе. Как к собеседнику, партнеру, советчику...

Затем, когда количество каналов увеличилось и люди зажили новой "буржуазной" жизнью, телевидение заняло место сегмента потребительского рынка, предоставляя развлекательные услуги населению в виде шоу, фильмов, программ, ориентированных на определенную аудиторию. И те, кто получили канал после нас, не мучились сантиментами и иллюзиями об ответственном содержательном телевидении, которые были у меня и моих друзей, а попытались найти наиболее, как им казалось, успешный коммерческий формат. Они поверили, что "зажелчение" и "таблоидизация" могут принести коммерческий успех. И для того, чтобы это осуществить, была заменена вся команда, которая на тот момент была на канале, вплоть до уборщиц, создана новая программная концепция, но... 

Когда я продал компанию в 2008 году, она была оценена в $1 миллиард, сегодня же, я думаю, она стоит куда меньше. На тот риск, на который мы в свое время пошли, создавая "1+1", как содержательное телевидение, сейчас мало кто пойдет...

— На ваших глазах Владимир Зеленский вырос из капитана команды КВН в маститого продюсера и шоумена. Как вы оцениваете фильмы и проекты, спродюсированные его "Студией Квартал-95"?

— Да, Владимира я знаю очень давно, на тогдашнем "1+1" он, собственно, и появился. Он с командой действуют последовательно в рамках того жанра, в котором они родились. Они очень органичны и талантливы. Точно чувствуют свой сегмент. И в этом уникальны на рынке. Условно говоря, у меня бы не вышли проекты, которыми занимается Зеленский. Я смотрел их фильмы, но, честно говоря, это не мое кино. "Любовь в большом городе" — нестыдная картина, но я точно не зритель этого фильма. "Служебный роман-2" мне сильно не понравился, но это опять же мое субъективное мнение. Самое главное, что успеха они добились сами, собственными идеями и энергией, а это немаловажно.

— Недавно вы объявили о своем новом проекте "Код Дурова", после чего создатель "ВКонтакте" Павел Дуров сказал, что против того, чтобы о нем снимали фильм. Как будете решать эту проблему?

— Никак, просто будем снимать фильм. Марк Цукерберг тоже не радовался, когда о нем начинали снимать "Социальную сеть".

— То есть вы измените имя главного персонажа, и им будет не Паша Дуров, а, к примеру, Саша Туров?

— Почему же? Нет, у нас будет Павел Дуров, он же публичное лицо. Вот про вас нельзя снимать фильм, а про Кучму можно, даже если ему эта идея не понравится. Менять фамилии ни у кого мы не будем, иначе это неинтересно. Я всю жизнь любил жанр экранизации реальности, экранизации газетных статей.

— Читала в интернете, что на главную роль вы уже пригласили Данилу Козловского...

— Нет, ведь Дурову сейчас всего 28. А действие начинается, когда ему 20...И при всем уважении к Дане, эта роль достанется неизвестному мальчишке.

— Можете вспомнить момент, когда перестали считать деньги?

— Скажем так, я постепенно свыкся с мыслью, что могу себе многое позволить, лет 15—16 назад. Но, поверьте, я не очень требовательный в быту товарищ. То есть у меня не было желания скупить все яхты, машины. И я этим никогда и не занимался. Дома у меня появились намного позже. Тем более, что я же всю жизнь жил на чемоданах.

— А какое у вас сейчас постоянное место жительства?

— У меня есть несколько друзей, крупных предпринимателей, которые спрашивают друг друга не "Где ты живешь?", а "Как ты делишь время?" Так вот процентов 35 своего времени я провожу в Москве, процентов 30 — в Лос-Анджелесе, где я снимаю дом. Все остальное время у меня остается на Германию, Англию, Францию, Италию, ну и, естественно, на Украину.

— Как часто бываете в родном Киеве?

— Если честно, очень редко — раз в два месяца.   

— В одном из интервью вы говорили, что готовы спродюсировать украинский фильм. Пока достойного вам не попадалось?

— Да, я не находил интересных для меня сценариев.

— А как на вас могут выйти начинающие, но талантливые режиссеры или сценаристы, чтобы вам что-то предложить?

— Я и сам стараюсь следить за  начинающими режиссерами. Но за человечка, который просто изложит свою неловкую идейку на полутора страничках, я вряд ли ухвачусь. Зачем оно мне? Я не живу с необходимостью кого-то обязательно повести в даль светлую. Ко мне приходит определенное количество людей с идеями и я задаюсь вопросом, почему я должен именно этими идеями и людьми заниматься. Я очень обращаю внимание на то, как человек говорит. Если человек не точно формулирует, значит он так и мыслит. Если он не в состоянии за три минуты интересно изложить 25 строчек своего замысла, и при этом не снял ни яркий короткий метр, ни любопытный длинный, то этот человек вряд ли меня в чем-то убедит. Разумно было бы сделать свою сильную "коротышку", показать ее на фестивале или выложить в интернет. И тогда я сам могу позвонить и сказать: "Иди сюда, мы тебе что-то придумаем и предложим". У меня было немало таких случаев в России и в Америке, но, увы, пока не в Украине. А просто для того, чтобы сделать украинскую картину, без уверенности в замысле я дергаться не буду.

— Вы производите впечатление сильного человека, а есть у вас слабости?

— Немало, к примеру, я зависим от своей слабости к кино. И могу действовать нерационально, на основе эмоциональных реакций. Но я точно не тщеславен и не вычитываю упоминания о себе в интернете.

— Ваш сын занимается наукой, а дочь пошла по вашим стопам?

— Саша, ему 28, преподает в Принстонском университете (США) и работает над докторской диссертацией. Дочь Эля учится в Чикагском университете на втором курсе. Ей 19 лет. Кем будет в будущем, она еще не определилась — там другая система: четыре года фундаментального образования и только потом два года специализированного.

— Когда вы познакомились с вашей супругой Валерией?

— Мы были детьми друзей. Официально мы женаты 31 год, ну а вместе уже больше 33 лет. Считай, с детства...

— В мае 2011-го вы громко объявили о строительстве на бульваре Шевченко вашего отеля Hilton, который до сих пор не открылся. Почему?

— Он откроется через месяца полтора. Мы хотели успеть к Евро-2012, но, как оказалось, слава Богу, что не успели. Это огромный 26-этажный отель и, как мне кажется, очень красивый.

ИЗ КИЕВА — В ГОЛЛИВУД 

Имя: Александр Роднянский


Ро­дил­ся: 02.07.1961 в Киеве

Появился на свет в семье кинематографистов. Окончил факультет кинорежиссуры киевского Нацуниверситета театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого. В 1983 году пришел кинорежиссером на студию "Киевнаучфильм". Снимает документальные фильмы. Среди них — "Усталые города", "Миссия Рауля Валленберга", "Свидание с отцом". С 1990 по 1994 год работал продюсером и режиссером ведущего немецкого телеканала ZDF. Вернувшись в Украину, Роднянский создает канал "1+1". Позже переезжает работать в Москву, а "Плюсы" продает.

Продюсер более 80 художественных фильмов и сериалов, в числе которых картины "Восток—Запад", "Водитель для Веры", "9-я рота", "Питер FM", "Обитаемый остров", "Белая гвардия". В 2004 году он приобретает кинофестиваль "Кинотавр" и возглавляет его попечительский совет. В 2008 году Роднянского приглашают в жюри Берлинского кинофестиваля. Два фильма продюсера Александра Роднянского были номинированы на премию "Оскар" в категории "Лучший иностранный фильм" ("1000 и 1 рецепт влюбленного кулинара" и фильм "Восток—Запад"). Является одним из самых влиятельных продюсеров в российском кинематографе. Покоряет Голливуд: спродюсировал "Облачный атлас", "Тайну перевала Дятлова", "Мачете убивает".

Новости партнеров

Новости партнеров