Главная Сегодня

Довженко пытались убить ядом, пулей и машиной

Гениальному режиссеру — 115 лет. Его племянник рассказал "Сегодня" о том, как дядя воевал у Петлюры и гулял со Сталиным.

B этом году у поклонников Александра Довженко двойной праздник. Сегодня у режиссера юбилей — 115 лет со дня рождения. Второй повод для радости — по завещанию супруги Довженко Юлии Солнцевой в 2009 году могут быть опубликованы дневники кинодраматурга. Но пока московские архивы хранят тайны Довженко, о "белых пятнах" в биографии режиссера нам рассказал его племянник Тарас Дудко.

"ДОВЖЕНКО ГОВОРИЛ, ЧТО ЖИВЕТ "НАД ПРОПАСТЬЮ"

Фото из семейного архива

Племянник. Довженко часто бывал в квартире сестры, и там даже была "комната дяди Саши"

— Правда ли, что Александр Довженко воевал под знаменами Симона Петлюры?

— Да. Он служил в украинской армии, которая сражалась за независимость Украины. Сейчас люди отвечают на вопрос: "Как жить?", а для Довженко было важно: "Для чего?". И всю жизнь он боролся за свободную независимую Украину: сначала в армии, потом в искусстве. Во время гражданской он был не просто солдатом, он преподавал этику и эстетику своим однополчанам. Говорят, что он был знаком с Петлюрой. Но в 1918 году попал в плен, его едва не расстреляли, спасла дружба с боротьбистами (слившимися с коммунистами), которые попросили принять их в КП(б)У. Но Александр Петрович не был коммунистом, позже ему сообщили, что потеряли документы, и для того, чтобы вступить в партию, ему их надо сдать заново. На это будущий режиссер ответил: "Никуда вступать не буду — ищите документы". И остался беспартийным.

— Как-то не укладывается в сознании то, что автор фильма "Щорс" мог воевать против своего героя...

— Он не хотел снимать ни этот, ни другие фильмы, которые ему навязывали власти. Но для Довженко кино было индульгенцией на право жить и творить еще несколько лет. И посмотрите, что в итоге вышло на экраны. Какие яркие народные образы в фильме "Щорс", Довженко сделал главным героем народ, а не красного командира. А уже на склоне лет ему доверили снимать ленту "Прощай, Америка". И каков был результат тогда: он сделал тонкую пародию на советский режим. Это заметили, и фильм заканчивал другой режиссер.

— Несмотря на это, он был любимцем Сталина, рассказывают даже, что в одну из ночей вождь прогуливался с Довженко по улицам Москвы...

— Насчет любимца — это байки. Но Александр Петрович был очень харизматичной личностью, к которой подсознательно тянулись люди. Приведу пример. В 50-е мало кто знал Довженко в лицо, но когда мы шли с ним по Крещатику, я видел, как люди оборачиваются, чтобы посмотреть на него. В магазине, где мы покупали вышиванку, покупатели перешептывались: "Кто это?" К тому же он обладал блестящим умом, был всесторонне развит, как творец эпохи Возрождения. К нему прислушивались. А он говорил вождю, что после коллективизации к крестьянам возвращается крепостное право, что в Украине уничтожается язык, культура. Довженко понимал, что опасно говорить о таком, но себя не жалел. Знал, что обречен. Александр Петрович был под наблюдением с 1919 года. На него трижды устраивали покушения. Пытались подстроить автокатастрофу и подпилили руль так, что на вираже машина стала неуправляемой. На съемочной площадке кто-то вложил в револьвер не холостой, а боевой патрон — перед каждым дублем Довженко показывал актерам, как надо играть, и поднес тогда пистолет к виску. К счастью, была осечка. В третий раз его хотели отравить, но организм справился с отравлением.

— Вы верите, что его супруга Юлия Солнцева была агентом спецслужб, которую приставили к Довженко?

— Я думаю, что так могло быть, она могла передавать информацию о муже... Но это только версия, я документы, в которых бы это подтверждалось, не видел. А доносили на него десятки, если не сотни. Но при этом в своих пасквилях писали и пару добрых слов о режиссере: "Довженко утверждает, что будет война с немцами (в тот момент СССР и Германия дружили)", и тут же: "Довженко с любовью относится к людям, это художник из тех, что редко появляются на свет". Были доносы: "Довженко выпил". Да, он мог пригубить чарочку, но гулякой не был, не любил шумные компании.

— Он получил несколько государственных премий, был ли он обеспеченным человеком?

— Александр Петрович часто заходил к моим родителям и просил дать ему в долг денег, он часто сидел без работы. А на что он потратил премии? Расскажу об одном случае. Довженко организовал в Киеве курсы для кинематографистов, и когда студентам вдруг перестали платить стипендию, из своих сбережений отдал им причитающиеся суммы. Он не любил "панствовать", но ему нравился комфорт, сервис. Когда мама шла на работу, то быстро ставила завтрак на стол. А он ей выговаривал: "Ты так поставила банку со сметаной, что есть ее совершенно не хочется". И когда мама уходила, мы с Александром Петровичем доставали салфетки, вилки, ножи. Он многое знал, в том числе и о кулинарии, сам не готовил, но когда расспрашивал, откуда привезли рыбу, что за мясо будут класть в борщ, казалось, что сам участвует в готовке. Мы с братом часто влетали на кухню, а он нас отчитывал. Говорил, что кухня — своего рода мастерская, и надо стучать, прежде чем войти. Он был великолепным рассказчиком. Запомнилось, как он однажды объяснил, почему в Украине так популярно сало. Оказывается во времена набегов татары забирали всю живность и оставляли только свиней. Вот они и стали популярными. Он хорошо знал календарь православных праздников, любил, чтобы в эти дни на столе стояла икона, свечи.

— Он говорил о политике?

— Нет. В детстве я спросил у него: "А кто лучше, Сталин или Ленин?", а он сурово посмотрел на портрет вождя, который тогда стоял в каждом доме, и промолчал...

— Расскажите о последних годах, которые он прожил в Москве.

— В его московской квартире окна выходили на эстакаду, которая спускалась вниз. И он часто говорил: "Я живу над пропастью". Это была не та жизнь, о которой он мечтал. На склоне лет он купил дачный участок, где любил работать. Растил вишни, сливы яблони, груши, даже огурцы, а на половине участка посадил сосны, которые напоминали о родном селе Сосница. Рядом с двухэтажным домом сделал небольшую белую мазанку. Он часто вспоминал об Украине, Киеве. О последнем говорил: "Это гениальный город, больной менингитом", имея в виду, что руководят им не слишком разумные люди.

"МЫ С БРАТОМ МОГЛИ ИГРАТЬ В "ТАРАСЕ БУЛЬБЕ"

Тарас Николаевич Дудко родился 6.04.1940 г. в Киеве. Он приходится племянником Александру Довженко, он сын его сестры Полины. Тарас вырос в семье врачей и сам выбрал для себя карьеру медика, при этом окончил и философский факультет. Сейчас он психиатр, доктор медицинских наук, директор Института реабилитации ННЦ наркологии Росздрава, 40 лет живет в Москве. По словам Тараса Николаевича, в выборе профессии ему невольно помог Довженко. Среди друзей режиссера был психиатр Иосиф Страчук, общение с которым помогло определиться с выбором специальности. "Хотя в молодости думал и об искусстве. Да и Александр Петрович порой смотрел на меня и на брата и с улыбкой говорил, что готов снимать нас в "Тарасе Бульбе", в ролях Остапа и Андрея", — вспоминает Дудко.

ДВЕ ЖЕНЫ АЛЕКСАНДРА ДОВЖЕНКО


Солнцева и Довженко. Прожили вместе около тридцати лет

В 1928 году переплелись судьбы Александра Довженко и звезды немого кино Юлии Солнцевой. Они встретились на съемочной площадке, затем Александр сделал ей предложение. "Я сидела у Шпиковских и пила чай. И тут появился Довженко. Все удивились. Он не был знаком с этой семьей, не бывал здесь, — вспоминала Юлия Ипполитовна. — "Знаете, я принес апельсины", — весело сказал он. И стал, как фокусник, вынимать из карманов пальто, из шляпы, из-под рубашки громадные апельсины. Потом он сказал мне: "Я пришел за вами". После фильма "Аэлита" ее узнавали на улицах, ей делал комплименты Владимир Маяковский, она позировала легендарному фотографу Александру Родченко, но, начав жить с Довженко, оставила актерскую карьеру и стала его помощницей. Они прожили вместе около тридцати лет, но пошли в загс только за год до смерти Александра Петровича.


Варвара. Даже после расставания носила фамилию Довженко

Все это время Довженко был официально женат на сельской учительнице Варваре Крыловой, которая о влюбленности мужа в Юлию написала: "Я уезжаю навсегда. Понимаю все-все. Прежде всего то, что жить вместе мы не можем. Ты идешь в большое искусство. Ты отдаешь ему всего себя. Тебе нужен друг в жизни, тебе нужна вдохновительница". Почему же Довженко так медлил с разводом? "Он был воспитан в крестьянской семье, и его дед, и его отец были женаты один раз, и второй брак воспринимался как грех", — считает племянник режиссера Тарас Дудко.

"ЯБЛОКИ — ЭТО СИМВОЛ ЯБЛОК"


Новатор. Довженко смело экспериментировал с кадром и с монтажом

Ленты Александра Довженко называют кинопоэзией, они полны ярких образов, красивых символов, а самого режиссера называют "Гомером кинематографа". Он был прекрасным собеседником, и его современники любят цитировать его. Приведем лишь несколько высказываний режиссера:

"Товарищи, прошу вас, не говорите о символах! Говорят, у меня здесь есть символы. Это Василь, Дед, Хома и яблоки. Так я скажу: дед — это символ деда, Василь — символ Василя, а яблоки — символ яблок" (о кинофильме "Земля". — Авт.). Или: "Правительство велело посадить мужика на трактор, рабочего — на машину. Вот и я решил: посадить оператора на кран". И еще: "Что бы я хотел сделать? Фильм среди снега и льда, но не только на трех экранах впереди, на сцене, а в проекции повсюду. На потолке, по сторонам и даже за спиной у публики. Зрители должны быть сплошь окружены событиями. Должны мерзнуть вместе с героем и вместе с ним греться у костра".

По воспоминаниям коллег, на съемках "Прощай, Америка" Довженко добивался от актеров особенного английского акцента: "Я хочу слышать похабный ритм капитала".

За месяц до смерти Довженко писал: "В Президиум Союза Советских писателей УССР. Вернуться хочу на Украину. Президиум! Помоги мне жильем: давно когда-то отобрано оно у меня. Большой квартиры мне не надо. Надо мне только, чтоб из одного хотя бы окна видно было далеко. Чтоб мог я глядеть на Днепр и Десну где-нибудь на горизонте и на родные черниговские земли, что так настойчиво начали грезиться мне".

"ЗЕМЛЯ", 1930. История о коллективизации считается классикой советского авангарда. В 1958 году лента признана одной из лучших всех времен и народов на референдуме бельгийской Синематики.

"ИВАН", 1932. Киножурналы рассказывали об этой "песне" строительства Днепрогэса: "... стереоскопический, индустриальный пейзаж, втягивающий зрителя в бесконечный простор, бодрый и торжественный ритм стройки". На МКФ в Венеции отмечен специальным призом жюри.

"АЭРОГРАД", 1935. За киномиф о строительстве города в тайге и о борьбе с японскими диверсантами Довженко был награжден орденом Ленина.

"ЩОРС", 1935. Довженко хотел снять "Тараса Бульбу", но Иосиф Сталин заказал "украинского Чапаева". И не прогадал. "Боевик" получил три Сталинские премии. К слову, консультанта фильма репрессировали раньше, чем закончились съемки.

"МИЧУРИН", 1948. Фильм о жизни Ивана Мичурина хотели назвать "Жизнь в цвету". Но лента бесконечно менялась в попытках удовлетворить цензуру и сторонников Лысенко. Картина получила несколько премий на международных фестивалях и три Госпремии.

"ПОЭМА ПРО МОРЕ", 1959. Александр Петрович скончался от сердечного приступа во время работы над последней лентой. Картину заканчивала вторая жена Довженко, Юлия Солнцева.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь