Продолжая просматривать сайт, вы подтверждаете, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Главная Сегодня

Параджанов кормил гуцулов тортом, а лучших клал в гроб

45 лет назад состоялась премьера культового фильма "Тени забытых предков".

"Тени забытых предков" снимали долго, почти полтора года, хотя должны были уложиться в год. Киночиновники кричали из Киева Параджанову, что он срывает сроки, а он отмахивался: "Историю любви нельзя снимать по графику!" В результате, с премьерой опоздали на несколько месяцев, она состоялась 4 сентября 1964 года в Киеве.

В зале собрался цвет интеллигенции, картину, посвященную 100-летию со дня рождения автора повести Михаила Коцюбинского, зрители смотрели затаив дыхание, и только когда закончились титры, кто-то громко сказал: "Наконец-то у Украины появился гениальный фильм". Последнее слово утонуло в овациях. Премьера неожиданно вылилась в акцию политического неповиновения. Писатели, актеры и общественные деятели, вдохновленные увиденным, выступили против арестов украинской интеллигенции.

Демонстрации прекратил КГБ. Ленту о трагической любви Марички и Ивана вскоре отправили на фестиваль в Аргентину. "Там был колоссальный успех и триумф, но, увы, Параджанову увидеть его не довелось, — вспоминает исполнительница роли Марички Лариса Кадочникова. — Его не выпустили из страны, потому что где-то в коридоре он в шутку сказал: "А у меня билет в Аргентину только в один конец!" Сразу донесли начальству, и Сергея оставили дома". Из Аргентины "Тени..." привезли две премии — "Лучший фильм" и "Режиссерская работа". Киношная история украинских Ромео и Джульетты получила больше ста наград, фильм отметила специальным призом и Британская киноакадемия.

"МЫ ОТДАЛИ ПАРАДЖАНОВУ СВОЮ ПРАВДИВУЮ ЖИЗНЬ"

Фото А. Пасюты

Музей. На стенах — фотографии из фильма, обстановка, как 45 лет назад

Сотни карпатских сел объездил в начале 60-х Сергей Параджанов в поисках истинного гуцульского духа для фильма. Еще задолго до начала съемок он знал, что большинство ролей в картине сыграют не актеры, а земляки Коцюбинского, настоящие гуцулы. Он нашел таких в поселке Верховина (Ивано-Франковская область), с первого взгляда влюбился в красоту мест и искренность жителей, окунулся в эту атмосферу.

"Он стал жить среди гуцулов, учить обычаи и звать людей в кино, — вспоминает пенсионерка Ганна Бойчук. — Я сразу не согласилась, потому что много работы было, но уже зимой пошла на съемки. Снималась во многих массовых сценах". Каждый эпизод режиссер согласовывал с гуцулами, и лишь однажды возник спор. Он хотел снять сцену на свадьбе, когда на молодых надевают ярмо. Гуцулы восстали: "Опозорить нас хотите? Мы никогда так не делали". Режиссер настаивал, долго пояснял разгневанной массовке, символическое значение этого момента в фильме, говорил о том, что Иван женится на Палагне, заведомо зная, что им обоим придется тянуть ярмо собственного брака. Мудрые гуцулы с доводами согласились.


"Когда снимали сцену похорон и женщины плакали, Сергею Иосифовичу все не нравилось. Он спросил, почему они неестественно плачут. Женщины ответили, что сильно плакать могут только по тому, кого хорошо знают. Привели старика, положили в гроб, и тут все как заревели..." — вспоминают местные. Сцены с колдовством консультировал настоящий мольфар (знахарь) Иван Шкрибляк, который потом в одном из эпизодов сыграл самого себя.

В доме, где жил режиссер, — музей. Вся хата из дерева, внутри старинная мебель ручной работы, только выцветшие занавески на окнах — куплены в городе. Их повесил еще Параджанов, он не понимал, как гуцулы могут спать с "голыми" окнами. "Увы, у нас не так много экспонатов, связанных с фильмом, — вздыхает директор музея Галина Мокан. — В основном это переснятые фотографии и одежда, в которой снимались актеры. Есть посуда и мебель". Каждую субботу в этом доме у Параджанова собирались гости.

Режиссер готовил для всех армянские и грузинские блюда. "Он любил создавать театр вокруг. Однажды взял бутылку сухого вина, перевернул ее на одном конце дождевого желоба, быстро побежал к другому, открыл рот и пил до последней капли", — вспоминает Бойчук. Жители говорят, что в хату к Параджанову ходили, как в церковь. Каждый хотел оставить мастеру подарок: вышивали рушники, сорочки, дарили старинные иконы. Возможно, именно поэтому, когда режиссер вернулся в Киев с массой карпатских сокровищ, и возник слух, что он просто обчистил гуцулов. "Это неправда, ему много всего дарили. Это было за счастье. Но и он поступал так же, — говорит Галина Мокан. — Каждый раз из Киева привозил несколько коробок с киевскими тортами, звал всех в гости и угощал".

На премьеру в Верховину приехала вся съемочная группа, пришли актеры массовых сцен — полсела. Когда после показа включили свет, то все плакали. "В то время здесь жили другие люди, они умели радоваться простым вещам и сопереживать. Они чтили традиции, и то, что запечатлел на страницах книги Коцюбинский, и то, что снял Параджанов, — это было о них. Сейчас жители изменились, мало кто пустит в дом бесплатно переночевать прохожего. Молодежь стремится уехать в столицу, и практически никто не хочет перенимать традиции, — сетует Мокан. — После славы параджановской ленты в Верховину за вдохновением потянулись другие режиссеры. Здесь снимали гуцульский боевик "Анничка" и "Каменную душу". Но многие из наших отказывались играть у других киношников. Гуцулы остались верны своему режиссеру: армянину, грузину и украинцу".

РАДИ ФИЛЬМА УШЛА ИЗ МОСКОВСКОГО ТЕАТРА


Кадочникова. Собиралась бросить фильм после первых месяцев съемок

Судьбоносной стала роль Марички для актрисы Ларисы Кадочниковой, ради съемок ей пришлось уйти из театра "Современник" и покинуть Москву. "Все произошло случайно. Мой муж, оператор Юрий Ильенко, собирался снимать фильм с Параджановым. Как-то Юра взял меня на встречу с ним, я тогда впервые увидела Параджанова, тот сидел на черном чемоданчике посреди улицы и был похож на Чарли Чаплина. Когда он увидел меня, то воскликнул: "Вот она — Маричка!" После того как Кадочникову утвердили на главную роль, она рассталась с театром и на целый год уехала в Карпаты.

Через несколько месяцев после начала съемок в кино-группе случился конфликт. Были готовы первые кадры фильма, и режиссер пригласил всех на просмотр. "Наверное, меня не нужно было пускать, я посмотрела, расстроилась. Там были просто дубли без звука, и я увидела лишь красивую картинку, мне это очень не понравилось. Тогда я заявила, что не буду сниматься в этой картине. Параджанов был в шоке, это значило, что кино придется остановить. Начинать все сначала, это большие затраты, срываются сроки. Свое решение я изменила неожиданно – увидела, как проходит пробы другая актриса, посмотрела на процесс со стороны, и что¬-то шевельнулось внутри. Я поняла, что делаю ошибку", — вспоминает Лариса. В картину Кадочникова вернулась, а уже через несколько дней пришел новый отснятый материал.

"Все были в восторге, мы вдруг поняли, что делаем что¬-то невероятное, то, чего никто до нас не делал. Все помирились, работа пошла быстрее, больше у нас никогда не было конфликтов", — вспоминает Кадочникова.

"НРАВИТСЯ КОЖУХ? БЕРИ, Я ТЕБЕ ДАРЮ"

Фото А. Пасюты

Василий Химчак. Создал музей в доме деда, где жил режиссер

Простым украинским тыном огорожен просторный гуцульский двор Василия Химчака. Здесь на десяти сотках земли снимали около десятка натурных сцен, здесь же в простой хате жил Сергей Параджанов. Химчаку было шесть, когда в дом к его деду вселился режиссер. "Мой дед был очень образован, водил экскурсии по горам, свято чтил гуцульские традиции, вот его и порекомендовали Сергею Иосифовичу. Ему отвели главную комнату в доме, там стояла деревянная кровать и стол, от всего другого Параджанов отказался, хотел жить, как гуцул".

В одном из своих интервью режиссер много рассказывал о жизни в доме гуцулов, как ел бануш (национальное блюдо на основе кукурузной каши), брынзу и даже учился готовить эти блюда. "С дедом он ходил на праздники, смотрел, запоминал, потом стал участником крестин, крестил сына наших родственников", — говорит Василий. Запомнилась Химчаку невероятная щедрость режиссера, стоило кому-то из селян сказать, что ему нравится какая-то вещь, режиссер тут же ее дарил. "Однажды он принес добротный кожух и, увидев, что деду очень понравилась вещь, сказал: "Нравится? Бери, дарю!" В нескольких эпизодах снимался и Химчак, после этого даже хотел поступать на оператора, но отговорили родители. Василий выучился на ветеринара, вернулся в Верховину. Несколько лет назад создал в старой хате деда музей фильма.

ВАЛЕНТИНА ШЕДАНИЯ: "НА ГОНОРАР МАМА КУПИЛА КОВЕР"

Фото А. Пасюты

Валентина Алексеевна. Актрисой не стала

Преподаватель университета только недавно рассказала студентам, что снималась в культовом фильме.

— Валентина Алексеевна, как вы попали в кино?

— В пионерском лагере "Верховина", где я отдыхала, прошел слух, что к нам едут из Киева отбирать актеров для фильма. Детвора только об этом и говорила, нас спать не могли уложить. И вот день кастинга настал. Я запомнила эту встречу очень хорошо: по зеленому склону спускались ярко одетые, веселые люди. Впереди шел бородатый мужчина в сомбреро и пончо, это был Параджанов. Вскоре около него выстроилась очередь из девочек младших отрядов. Так как я была самой маленькой в лагере, тогда мне только исполнилось семь, то пришла на пробы одной из последних. Никто из окружающих даже не думал, что мной заинтересуются. Я вскарабкалась на стул и прочитала то, что вспомнила: "Зайку бросила хозяйка..." К концу выступления хохот стоял такой, что дрожали стекла. Меня позвали еще на одни пробы в Киев, и там я уже в костюме работала на камеру. Когда меня утвердили окончательно, то кто-то сказал отцу, что такую девочку, как я, режиссер искал несколько лет.

— У режиссера были какие¬-то особые приемы работы с детьми?

— Он старательно и тщательно работал над каждым кадром, снимали минутный эпизод три четыре дня, и нам, детям, это сложно было понять. Если у нас не получалось, то Параджанов всегда придумывал хитрость, как добиться нужной реакции. Однажды, когда мне не удавалось естественно вышивать и петь, он все бросил, присел возле меня и сказал: "Валюша, смотри, вышивать нужно вот так..." и научил меня. Еще был такой интересный момент. У моего напарника Игоря не получалось натурально меня ударить в эпизоде, когда мой отец убивает его отца. Тогда Параджанов меня подозвал и посоветовал: "Скажи ему, что он дурак". И вот, когда начали заново, я поступила, как он хотел. Так Игорек такую оплеуху мне отвесил, что у меня аж слезы брызнули!


Маричка. Такую девочку искали несколько лет

Что было самым сложным для вас в этой работе?

— Я никогда не покидала надолго родной дом, а тут аж год съемок. И когда уже было совсем тяжело, я начинала скучать по родителям, плакать, то Параджанов давал отмашку: "Отвезите ребенка к маме!" Брали билет в любой час дня или ночи везли меня в Долину Ивано-Франковской области. А маме отправляли телеграмму: "Встречайте, везем Валюшу". Дома меня ждала полная ванная воды, и больше часа мама смывала грим. Его накладывали так много, что вода после купаний была просто коричневая. Спустя несколько месяцев после съемок нас известили, что фильм скоро выйдет на экраны. За работу выплатили почти двести рублей, родители отвели меня на базар, и мы купили шикарный ковер.

— Как в городе принимали маленькую актрису?

— Перед премьерой над нашим маленьким городком прошел настоящий дождь из пригласительных на премьеру. Их разбрасывали из кукурузника специально над нашим городом, зная, что там живу я. Один листок я сохранила. Сначала выстраивались очереди в кинотеатры, а потом... к нам домой. Люди просили рассказать, как попасть в кино, стать актрисой и тому подобное. Дальше у меня начались бесконечные выступления: то стихи выучи к дате, то концерт проведи. Но после школы я не решилась пойти в артистки. Может, уверенности не хватило. Теперь преподаю физиологию в медуниверситете. Фильм пересматриваю очень часто, постоянно нахожу там что-то новое.

Новости партнеров

Новости партнеров