Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.
Принять
Главная Сегодня

Вайда показал туман "Катыни"

"Сегодня" посмотрела скандальную ленту легендарного поляка.

Кадр из фильма. Тысячи пленных ожидают участи польских офицеров
Кадр из фильма. Тысячи пленных ожидают участи польских офицеров

Попытка объединить нацию вокруг пережитого несчастья, как сегодня это делают наши политики, изначально обречена на провал — горе интимно. Гибель одного человека — трагедия, гибель тысяч — статистика, которая вряд ли может объединять. И Анджей Вайда знает это как никто другой: для него Катынь — это смерть всего одного человека, его отца, улана-артиллериста капитана Якуба Вайды. Свой последний фильм "Катынь" режиссер посвятил именно ему. Сегодня в столичном кинотеатре "Кинопалац" состоится его премьера.

Кадры "Катыни" наполнены каким-то сизым туманом. В нем нет ничего естественного, он не похож на утреннюю дымку, воспетую романтиками, или на сиреневую лондонскую вату. Это нечто вроде смога современного индустриального мегаполиса. В этом тумане выхлопы двигателей немецких танков и пороховой дым советских расстрельных команд. И в этом тумане — ложь. Ложь и смог — неизменные спутники прогресса.

Рассказанная Вайдой история — это не история смерти. Это история жизни, тех кто с этой смертью жил. Режиссера интересует не столько то, как погибали польские офицеры, сколько то, как они жили. Как судьба толкнула их в роковые объятия европейской политики 30-х, которая стремительно скатывалась в войну, а главное то, как после смерти их пытались убить второй раз — забыв и оболгав. Но мало того, что ложь эта была убийственна для мертвых — она убивала живых. Как убила она одного из героев фильма, воле случая оставшегося в живых, но наложившего на себя руки уже в послевоенные годы. И как убила она мать Анджея Вайды, до самой своей смерти, в 50-е, не верившей в смерть отца.

Режиссер не разбирается в мотивах этого ужасного преступления — какая разница, почему их убили? Палачи вообще мало интересуют Вайду, поэтому единственным "живым" персонажем из офицеров РККА стал герой Сергея Гармаша, не убивающий, а спасающий одну из жен расстрелянных поляков. Режиссер не останавливается на особых деталях преступления — анатомия, кровь интересуют его мало. Деталей в фильме ровно столько, сколько нужно — без них не обойтись, но это не разоблачительный фильм ужасов, так модный у нас в начале 90-х.

Зато очень скрупулезно, почти стенографически Анджей Вайда показывает, как ткался кокон лжи вокруг Катынского расстрела. Он изучает все версии, возникшие за полвека — официальные и подпольные, слухи и домыслы, надежды и отчаянье всех, кто был причастен к этим событиям. В этой части фильма много документов — режиссер использовал дневники вдов погибших и собственные воспоминания о матери.

В сущности режиссер говорит почти крамольную вещь: ложь хуже смерти. Польские офицеры были одними из десятков миллионов унесенных смерчем большой войны, и много ли разницы в том, расстреляны ли он в Катыни, или сгорел в Хатыни, или даже в Нагасаки и Дрездене. Их уже нет. А мы, Вайда и его зрители, здесь. И у нас есть память. Будь она проклята.

Для Вайды фильм "Катынь" стал своеобразным обетом: он поклялся себе, что посетит могилу отца, только после того, как снимет это фильм. А в финальном эпизоде звучит молитва "Отче наш". Вайда попрощался с отцом. Для него эта страница истории перевернута.

СУДЬБЫ НА ИСТОРИЧЕСКОМ ГРУНТЕ

В 1939-м стало понятно, что Польша как отдельное гособразование перестало существовать. Тоталитарный Восток сошелся с тоталитарным Западом. Гражданским лицам некуда было бежать; военные не могли сопротивляться. Демократический Запад предусмотрительно остался в стороне.
Фильм Вайды как раз начинается на мосту, где встречаются те, кто бегут от Гитлера, с теми, кто спасается от Сталина. Затем мы видим рукопожатие советских и немецких офицеров. Рукопожатие, не оставляющее надежд цвету нации по обе стороны границы. Гестаповцы отправили в концлагерь польскую профессуру. Подразделения НКВД взяли в оборот военную аристократию.
Сдержанно, без надрыва Вайда на этом историческом грунте прорисовывает судьбы и чувства нескольких польских семей. Той, что потеряла сына в советской Катыни и мужа в гестаповских застенках. Рядом две сестры, чей брат (как и тысячи других его соотечественников) сначала был расстрелян и закопан в той же Катыни, а потом снова (как и тысячи других) погребен во лжи о Катыни советско-польской пропаганды.

Читайте самые важные новости в Telegram, а также смотрите интересные интервью на нашем YouTube-канале.

Новости партнеров

Популярные статьи

Новости партнеров