1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газета Сегодня №196 (1541) за 02.09.2003

КАК КАЗАКИ ПИСАЛИ ПИСЬМО ТУРЕЦКОМУ СУЛТАНУ,

Порой, слово -- лучшее оружие. Не даром ведь во время войн наряду со стрелами, мечами и пулями активно использовался эпистолярный жанр. К примеру, 330 лет назад казаки Запорожской Сечи написали послание султану Османской империи.

САМ НАРВАЛСЯ

Непростые взаимоотношения были между Крымским ханством и Запорожской Сечью. Не раз орды крымчаков пылили по дорогам Украины, разрушая казацкие курени, гнали пленниц в свои гаремы. В одну зимнюю ночь хан с сорокатысячной ордой напал на сонных запорожцев, но товариство отбило татар. В отместку за предательское нападение атаман кошевой Иван Сирко весной того же года вторгся с войском в Крым, разорил столицу и многие города, взял большой ясырь.

Возвратившись в Сечь, атаман отправил крымскому владыке послание, в котором на дипломатичном языке говорилось, что не "по-лыцарски" ночью воровски нападать на сонных сечевиков, не чающих беды. "Так как ваш поступок причинил нам досаду, то мы решили воздать вам за обиду и огорчение равным за равное, но не тайно, как вы поступили... И Бог-сердцеведец за нашу правду помог нам лучше погостить в вашем крымском панстве, нежели вам в нашей сечевой кучке..."

Хан, не стерпев обиды, обратился за помощью к турецкому султану. Тот послал своих янычар истребить запорожскую вольницу, затем вызвал секретаря и продиктовал следующий текст: "Я, султан и владыка Блистательной Порты, брат Солнца и Луны, наместник Аллаха на Земле, властелин царства Македонского, большого и малого Египта, царь над царями, властелин над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель грода Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и безо всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться. Султан Мохаммед IV".

Следует отметить необычную мягкость и осторожность султана, который против обыкновения не угрожал страшными карами. Обычный стиль и тон посланий османских владык был не таков. Вот что автор послания запорожцам написал императору Священной Римской империи Леопольду I: "Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил не теряя времени сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей. Довольно сказано тебе, чтобы ты понял, что я сделаю с тобой, если у тебя хватит разума понять все это".

Очевидно, походных куреней Запорожской Сечи султан опасался куда более регулярной армии Священной Римской империи. И поделом. Иван Сирко собрал ближний войсковой круг, и ветераны многих сражений "з бiсурменами" составили текст, который должен был подтвердить в глазах султана их реноме:

"Отвiт запорожцiв Магомету IV"

Ти, султан, чорт турецкий, i проклятого чорта брат i товарищ, самого Люцеперя секретарь. Якiй ты в чорта лыцарь, коли голою с... їжака не вбъешь. Чорт вы..., а твое вiйско пожирае. Не будеш ты, сукiн ты сыну, сынiв христiянських пiд собой маты, твойого вiйска мы не боiмось, землею i водою будем биться з тобою, распро... твою мать. Вавилоньский ты кухарь, Макидоньский колесник, Iерусалимський бравирник, Александрiйський козолуп, Великого и Малого Египта свинарь, Армянська злодюка, Татарський сагайдак, Каменецкий кат, у всего свiту i пiдсвiту блазень, самого гаспида внук и нашего х... крюк. Свиняча ты морда, кобыляча с..., рiзницька собака, нехрещений лоб, мать твою... От так тобi запорожцi виcказали, плюгавче. Не будешь ти i свиней христiанских пасти. Теперь кончаемо, бо числа не знаемо i календаря не маемо, мiсяць у небi, год у книзі, а день такий у нас, який і у Вас, за це поцелуй в с... нас! Пiдписали: кошевой атаман Иван Сирко зо всiм кошем Запорожськiм".

Содержание письма было доложено султану на турецком языке, посему он вряд ли смог оценить его метафоричность, внутренние рифмы и утонченность особого стиля "поцелуй в с... нас".

ПИСЬМО В КАРТИНЕ

Летом 1878 года Илья Репин, находясь в имении Абрамцево под Москвой, впервые познакомился с текстом письма запорожцев турецкому султану. Оно произвело на художника такое впечатление, что он бросился в путешествие по запорожским землям, собирая исторические, этнографические и фольклорные материалы. Счастливые обстоятельства свели тогда его с профессором Яворницким -- прекрасным знатоком Украины, в частности, Запорожья.

Репин писал своих "Запорожцев" с большой любовью. Картина эта была ему особенно близка выражением силы жизни, изображением людей неукротимых темпераментов. Художник чувствовал своих предков и товарищей по духу: "...я совершенно неожиданно отвернул холст, -- писал он художнику и музыкальному критику Стасову, -- и, шутя, решил взяться за палитру, и вот недели две я положительно без отдыха живу с ними -- нельзя расстаться: веселый народ".

В центре картины -- атаман Сирко с трубкой. Позировал Репину генерал Драгомиров, на месте писаря сидел Яворницкий. Привлек художник к своей работе и профессора Петербургской консерватории Рубца, бывшего екатеринославского предводителя дворянства, большого знатока старины Алексеева.

И двинулись "Запорожцы" в путь-дорогу -- картина выставлялась в лучших европейских салонах и галереях, а также в США. О том, какое впечатление она производила на зрителей, говорит красноречивый факт: император Александр III (отец Николая II) приобрел картину для своего музея-дворца за 35000 рублей серебром.

НОВОГОДНИЙ "ПОДАРОК" ФЮРЕРУ

Создавая героическую киноэпопею о Николае Щорсе, Александр Довженко обнаружил ответ начдива и его соратников на письмо предводителя войск Директории Симона Петлюры со всей "атрибутикой".

Проходили десятки лет, а словесная война не утрачивала популярности. Так, во время Великой Отечественной выходил журнал "Фронтовой юмор". В одном из номеров появилась перепечатка письма Гитлеру, которое придумали военные корреспонденты армейской газеты "За правое дело". Это был "подарок" фюреру к 1943 году.

"Новогоднее послание людоеду Гитлеру.

Так вот, господин обер-дерьмо, пишем тебе письмо. Конечно, тебя, гада, не словом, а снарядом надо! Но сейчас Новый год, и вот, прежде чем за стопки взяться, охота над тобою посмеяться.

Да, новогодняя ночь надвигается, и берлинский твой сброд по убежищам разбегается. А ты, фюрер этой швали, поди, уже сидишь в золоченом подвале. Стучишь зубами в панике и меняешь то и дело подштанники. Ведь ждать-то приходится с неба не ангела, а хорошую фугаску от нас или Англии. А мало одного подарочка, получай парочку.

Дела твои, скажем прямо, дрянь. Повсюду бьют, куда ни глянь. На сто верст от Сталинграда -- сплошь фашистская падаль. А машин, танков и железа прочего видимо-невидимо наворочено. Тут твой Лжеббельс с огорчения надрызгался и неделю чернилами брызгался. Дескать, в Сталинграде крепость до неба, дескать, нам туда вовсе и не треба. Мол, там даже и летом мороз бывает, мол у русских и трава стреляет. Он до сих пор вопит, только вшивых твоих это не воскресит.

Хотел ты взять Кавказ, ан получил в глаз. И на тихом Дону разбили из дивизий твоих не одну, а десятки; иные уже в плену, другие бегут без оглядки.

От дел таких, господин обер-дерьмо, стало у тебя в глазах темно. Творишь ты зверства и безобразия. Ну чем, скажи, виноваты евреи, что летят к чертям твои затеи? Ну какой ты, к черту, мировой владыка, когда тебя сторожем в клозет поставить дико! А чем, скажи, провинились поляки? Ведь Лжеббельс твой, а не они сочиняют враки. Его бы и надо скормить собаке. Даром что ростом мал, хромает, а до чего же в газетах воняет!

Геринга твоего давно ждет ад. У него не рожа, а коровий зад. Чертям хорошо -- жарь его без масла, только гляди, чтобы пламя не погасло.

Зря выкидываешь ты всякие фасоны и генералов своих меняешь чаще, чем кальсоны -- все равно у тебя победы нет и не будет! Нам-то, конечно, плевать, что ты генералов лупишь. Крой их, дьяволов, по усам, чем нам их бить, так лучше ты сам. Но, все равно, придет время -- истребим все твое фашистское племя.

Наполеон вот воевал, воевал и к нам тоже попал, но потом так бежал до границы, что и за границей не мог никак остановиться. А Наполеон-то -- лев, ты ж перед ним шавка и околеешь, сколько ни гавкай.

Ну, господин обер-дерьмо, кончаем наше письмо. Правду сказать, мы и не для тебя старались. Нам бы лишь ребята посмеялись. А с тобой, убийца и вор, у нас другой разговор. Нам новый год победу несет. Ты же, бандит, будешь разбит. Дни твои сочтены, а пока сиди и дрожи, да целуй Лжеббельса пониже спины".

ГИТЛЕРИШКЕ ОТ "ПАРТИЗАНА ИВАНА"

Шедевром эпистолярного жанра стало письмо "партизана Ивана" фюреру, написанное, к слову, речитативом, по образцу того самого запорожского. История появления его на свет рассказана в письме начальнику Центрального Штаба Партизанского Движения Пантелеймону Кондратьевичу Пономаренко от секретаря Пинского обкома комсомола Бирюкова от 8 марта 1944 года: "В начале декабря 1943 года немцами была выпущена листовка под заголовком "Слушай, партизан Иван", где наносят оскорбления нашим вождям и партизанам, пишут, что чего ты Иван скитаешься в лесу, мол, твоя семья страдает. Сосед, который не ушел в партизаны, с семьей живет в своем доме, имеет хозяйство, и немцы его не трогают. В этой же листовке немцы призывают партизана Ивана уйти от партизан и жить в своем собственном доме. Как ответ на листовку немцев, группой партизан штаба соединения Пинской области под руководством редактора областной газеты "Полесская Правда", было написано письмо, адресованное Гитлеру. Послание было отпечатано на пишущей машинке и более чем 200 экземпляров заслано во вражеские гарнизоны и близлежащие к ним деревни.

Письмо понравилось Пономаренко, и он распорядился отпечатать его многотысячным тиражом. Сейчас текст хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории. Вот отрывок из него:

"Верховному Главнокомандующему Германии, ограбившему Францию, Голландию и Данию, обокравшему Бельгию и Австрию, Чехословакию и Норвегию, зачинщику мировой войны, подлому палачу нашей страны, сумасшедшему стратегу, вызывающему много смеху, эрзац-Наполеону, похожему на ворону, по-немецки фюреру Великому, по-русски бандиту данному. Отставному ефрейтору -- обер-сволочи Гитлеришке. Деловые соображения, советы и предложения пинских партизан, каковые записал Иван.

Задумалось тебе да твоей шпане, в том числе Риббентропу, покорить себе Европу. Не сварила твоя баранья башка, что тонка окажется кишка. Видно кобыла, что тебя родила, не мозгами, а мякиной "котелок" твой набила. Возомнив, что ты Наполеон, полезли немцы на рожон. И не зная броду, сунулись в воду. В итоге, не покорив Европу, уже получили коленом в ж... .

Из-под Москвы удирая, бежали фрицы, штаны теряя. Под Сталинградом дело окончилось для них адом. Под Орлом по башке получили колом. Из-под Белгорода, обси... пятки, мчались войска твои без оглядки. Около Припяти и Березины тоже немало нас... фрицы в штаны. Словом, дают вам и в хвост, и в гриву, лупят, что кобылу сиву...

На этом писать кончаю, чтобы здох скорей желаем. Скажи Риббентропу, чтобы он поцеловал тебя в ж... . Затем поставь Геббельса раком и сам поцелуй его в с... . Ведь скоро ваш фашистский бардак потерпит форменный крах. По поручению партизан, подписываюсь -- Иван".

P.S. По этическим соображениям печатать письмо полностью невозможно.