Владислав Иноземцев

приглашённый исследователь, Atlantic Council, Вашингтон, США

Про блокаду Крыма

мнения

24 Ноября 2015, 12:30

Прекращение энергоснабжения Крыма со стороны Украины, приведшее к серьезным проблемам на полуострове и осложнившее жизнь сотням тысяч людей, с эмоциональной точки зрения трудно признать оправданным и ра­циональным шагом. Именно это используют сегодня российские пропаган­дисты, призывающие к радикальным ответным шагам.

В то же время события последних дней имели достаточно долгую предысторию и вполне объяснимые причины. Закон Украины о свободной экономической зоне в Крыму, вступивший в действие с 27 сентября 2014 г., откры­вал широкие возможности для торговли с территорией, которую власти в Киеве считали и считают "временно оккупированной". Несмотря на явное участие России в военной операции на востоке Украины, Киев согласовал и парафировал договоры о поставке Украиной в Крым воды и электричества. Тем самым, подчеркивая необходимость давления на Россию посредством санкций и иных ограничительных мер, правительство Украины позволило как собственным олигархам, так и близкому к руководству Крыму бизнесу организовать выгодные сбытовые цепочки, поставляемые по которым товары в значительной части уходили дальше в Россию.

Попытка "блокады" Крыма, первоначально предпринятая украинскими и крымскотатарскими активистами 20 сентября, в значительной мере прив­лекла внимание властей к тому, что подобное поведение является как мини­мум лукавым (и подчеркивает, что Украина как была государством, в котором деньги ценятся дороже национальных интересов, так им и осталась). Ограничение движения грузовых фур на полуостров стало первым шагом в совершенно правильном направлении. Перекрытие поставок электроэнер­гии – осуществленное довольно варварскими методами подрыва ЛЭП – до­полнительным сигналом властям. Ответ президента и правительства, "до­пустивших", наконец, полное перекрытие торговли с Крымом, показывает, что пусть и не быстро, но позиция властей начинает меняться.

Обострение коммерческих отношений с Россией – а оно в этих условиях неизбежно – потребует от Киева дальнейших шагов: прежде всего отказа от российского газа (что технически можно было сделать за 5-6 лет, и начинать надо было не вчера, а в 2005-2006 гг., когда интересы олигархов и чиновников также возобладали над государственными); подготовки к энергетичес­кой и продовольственной блокаде; и, вероятно, ожидания новых провокаций на востоке страны. Однако, я убежден, это в конечном итоге сделает позицию Украины более последовательной и более понятной ее западным партнерам.

Что касается собственно Крыма, то и здесь действия украинских активистов могут "спустить на землю" тех, кто предавался определенным иллюзиям. Прежде всего стоит посмотреть, когда именно реализуются обещания руководства Крыма о создании "энергетического моста" между Кубанью и полуостровом. Насколько рациональным будет дозирование электроэнергии в нынешних условиях и в какой степени оно будет определяться личны­ми и коммерческими интересами местных чиновников. Сложно сомневаться, что большая часть жителей Крыма в марте 2014 г. действительно высказалась за присоединение к России – но тогда сложно было не понимать, что такое решение означает жесткое противостояние с Киевом. И если люди по­нимали, на что они шли, если с радостью внимали кремлевской пропаганде, вещавшей о "войне с фашистской хунтой", то пусть и привыкают к лишениям и невзгодам. Как говорится, "на войне как на войне"…

Москве, видимо, придется более серьезно отнестись к проблемам Кры­ма: ведь довольно сложно объяснить, почему при всех разговорах о конфронтации с Киевом и о прекращении торговли с Украиной в связи с приближаю­щемся вступлением в силу Соглашения об ассоциации с ЕС никто так и не озаботился прокладкой силовых электрических кабелей под Керченским проливом. Судя по всему, и пресловутый мост крымчане увидят не в 2018-м году, а намного позже. Как и выравнивание уровня жизни в Кры­му и большей части России, что казалось столь близким весной прош­лого года.

Еще раз повторю: когда простые люди страдают от политических игр, это не может вызывать положительных эмоций. Однако крымская ситуация – несколько большее, чем игры политиков. Нужно помнить, что сотни тысяч людей с одной стороны новой границы проголосовали за изменение статус-кво. И что десятки тысяч с другой стороны границы до сих пор чувствуют себя униженными за то, что происходит с их государством и отчасти за то, что делают их власти. Так что нынешнее противостояние вокруг Крыма во все большей степени становится между-народным, а не меж-государствен­ным. И это, наверное, правильно, так как каждый должен действовать по со­вести и отвечать за свои поступки.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...