Баскетболист Сергей Гладырь – о похвале от князя Монако и недостатках высокой кухни

20 Марта 2017, 10:34

Атакующий защитник сборной Украины по баскетболу – о звании MVP Кубка Франции, статусе лучшего шестого игрока в "Монако" и о школе на двоих с Хомровой

Как только выпадает свободное время, хочется побыть с семьей
Как только выпадает свободное время, хочется побыть с семьей

— Сергей, в феврале с "Монако" вы взяли второй Кубок Франции. Было сложнее завоевать или удержать? Ожидали титул MVP?
— Сложнее сохранить. Но в первый год тоже было нелегко, даже учитывая, что несколько команд мы обыграли с разницей около 20 очков. Что касается MVP, то просто хотел помочь команде, насколько смогу. Партнеры доверились, и когда было тяжело, взял инициативу в свои руки. В середине сезона взять такой Кубок — очень тяжело: сыграть три матча за три дня с непростыми соперниками и все выиграть. От этого трофей больше ценится. Плюс интересно посмотреть, на что ты и команда способны под такими нагрузками. Физически, понятно, что оба соперника устают. Но насколько команда готова ментально. Это того стоит.

— После Кубка-2016 стояла цель завоевать чемпионство?
— Нет. Понятное дело: мы закончили регулярку на первом месте, и все горели желанием взять титул, но это очень тяжело: команда существовала первый год, не было никакого опыта в чемпионате. Что помешало? Думаю, мы немножко недооценили соперника в полуфинале. Мы дважды обыграли АСВЕЛ в чемпионате. И не могу сказать, что игры были тяжелыми. Второй раз победили на выезде в апреле, а в конце мая мы им уступили. Это была уже абсолютно другая команда, они вышли заряженные, действовали жестче. И ротация у нас была не очень большая — всего семь-восемь человек. Под конец люди выдыхаются, а один игрок вылетел из-за травмы. У Лиона была ротация — 10 человек. И играть 6-7 баскетболистами против 10 было тяжело.

— За год отношение к "Монако" изменилось. Уже боятся?
— Не так уж боятся. Просто в прошлом году считали новичками, выскочками. Плюс из-за княжества, вроде, мы должны быть очень богаты, швыряться деньгами. Нас хотели поставить на место. А сейчас отношение уже неколько иное, потому что с начала предсезонки мы всем показали, на что рассчитываем.

— Настрой на чемпионство?
— Все понимают, что это Франция. Кажется, за последние 20 лет здесь никто не становился чемпионом, закончив регулярку на первом месте. Но все этого хотят.

— Чем в 2015-м заманили в "Монако"?
— Это был один из немногих вариантов, который у меня оставался. Собирался в Турцию, но меня отправили оттуда по состоянию здоровья. И "Монако" меня подобрало (улыбается).

— Ну как так "подобрало": у вас был большой опыт выступлений в Испании, во Франции...
— Тем не менее игрока с больным коленом никто не хотел брать, никто не хотел рисковать.

— То, что тренер "Монако" Звездан Митрович работал в Украине, помогает?
— Звездан проработал в Украине 10—12 лет. А я восьмой год уже играю в Европе, поэтому мы с ним немного разошлись. Но Звездан говорит по-русски, и ему легче контактировать со мной, если что-то надо или нужно что-то передать команде. И в этом году он мне уже больше доверяет.

— "Монако" называют самым украинским клубом вне Украины.
— Неудивительно (смеется).

— Как это проявляется? Есть какие-то свои традиции?
— Да не особо. Все, как в любой профессиональной команде. Субординацию тоже нужно соблюдать (смеется). Да, самая украинская команда, но украинский игрок-то только один. Это боссы украинские (улыбается).

— На каком языке говорите в команде?
— На английском. Французский понимаю, разговаривать тяжело, но с каждой неделей он все лучше. Прошу французов говорить со мной на французском. Испанский тоже не забыл, иногда общаюсь с друзьями испанцами, благо у меня их осталось достаточно много.

— Вы четыре года отыграли в чемпионате Испании. В чем отличие от Франции?
— Во Франции очень атлетичный баскетбол, мысли не так много, как в Испании, а в Испании, наоборот, — мысли больше, чем атлетичности. Баскетбольный IQ у игроков в Испании намного выше.

— Вам какой баскетбол ближе?
— Приходится адаптироваться к любому. Но ближе баскетбол с мыслью, с чтением игры. Во Франции это не всегда помогает, тут надо быть физически сильным, ведь очень много атлетичных игроков. Иногда можно взять и головой, но не всегда проходит.

— По чему скучаете в Испании?
— По местной еде.

— Да? А все нахваливают высокую французскую кухню.
— Может, три звезды Мишлена и все эти рестораны — возвышенная кухня, но, во-первых, они дают мало, а спортсменам надо кушать много, во-вторых, ничего особенного во французской кухне нет. А испанская нравилась. Я скучаю по хамону, оливкам, паэлье. Вкусно там готовят. В баскетбольном плане скучаю по заполненным, минимум 4-тысячным залам. В каждом — сумасшедшая поддержка. Во Франции немного более пассивны. Хотя Франция идет в правильном направлении, у них с привлечением зрителей на трибуны с каждым годом все лучше и лучше. Но до Испании еще нужно расти.

— А какова баскетбольная культура в Монако?
— По сравнению с прошлым годом, ходят намного лучше: увидели, что у команды хорошие результаты, она играет на евроарене. В Монако люди разбалованы спортом высокого уровня — тут и Формула 1, и теннис, и футбольная Лига чемпионов. И тут вдруг какая-то баскетбольная команда непонятная, только вышла в Первый дивизион. Поэтому нужно показывать что-то особенное. Им нужен тортик с вишенкой. В первый сезон люди еще не распробовали баскетбольный продукт, а сейчас он начинает им нравиться, и залы заполняются. А зал здесь примерно, как в Южном, 2800 мест. Он находится прямо под футбольным стадионом. Бывало несколько раз, что играли одновременно с футбольным "Монако", но в основном нас пытаются развести. Чтобы болельщики ходили и к нам, и на футбол — там большой стадион, но полностью тоже не заполняется.

— После прошлогоднего Кубка был прием у князя Монако Альбера II. Он ходит на матчи?
— Довольно часто. Был на поединке 1/8 ЛЧ с греческим АЕКом. А наш президент Сергей Дядечко на каждом матче присутствует — и дома, и на выезде. Дядечко смотрит и наши тренеровки, а после них остается и тренируется сам.

— С князем общались?
— Когда бывает на играх, заходит в раздевалку, поздравляет. А после какой-то победы подошел, всем пожал руку, мне сказал: "Молодец! Хорошо бросаешь, мне нравится". Было очень приятно.

— Вы прошли в 1/4 ЛЧ. Как вам турнир, какие задачи?
— Задачи подняться как можно выше. Если получится пробиться в Финал четырех, будет здорово. А вообще хотелось, чтобы уровень команд был повыше, как в топ-16. И если такого уровня оставить 24 клуба, то может быть интересно. А в этом году было очень много команд — 40, и некоторые игры были проходные.

— А заявиться в турнир классом выше?
— Летом были разногласия у ФИБА с Евролигой. И чтобы не рисковать своим положением в чемпионате Франции, приняли решение играть в Лиге чемпионов. Но в нашем клубе все амбициозны. В Евролиге, думаю, вряд ли в нашем зале играли бы — вместимость не соответствует требованиям. А насчет Еврокубка никто не был бы против. Конечно, хотелось бы поучаствовать в Евролиге, это все-таки второй по престижу турнир после НБА.

— К слову, вы же были задрафтованы "Атлантой". А у кого сейчас на вас права?
— Вроде, у "Атланты" и остались, но я за этим не слежу. После того как я поехал на летнюю лигу, по-моему, в 2013 году, желание играть там, конечно, еще осталось, но не такое, как раньше. Потому что становлюсь старше, здоровье не сильно уже позволяет, да и отношение там такое: нужно приезжать готовым на 100—200%, и даже одну малейшую ошибку могут не простить. Мне давали несколько шансов и, думаю, я допустил достаточно много ошибок в этих летних лигах.

— Но было бы интересно посмотреть на вас в "Атланте".
— Мне тоже, но нужно сначала выздороветь, если получится. Если нет, то буду заниматься чем-то другим.

— Не баскетболом?
— Не играть в баскетбол.

— Вы себя в такой роли представляете?
— Ну а почему нет? В конце концов, это когда-то должно произойти. Кем я себя вижу? Конечно, думал о тренерстве. Но в детской команде. Может, открыть школу. Плюс супруга у меня — олимпийская чемпионка по фехтованию (саблистка Елена Хомровая. — Авт.), и было бы неплохо открыть совместную школу, с несколькими залами. Где? Хотелось бы это все сделать в Украине, чтобы у нас развивался спорт.

— Как ваше больное колено?
— Как обычно, беспокоит, но борюсь сам с собой. Каждый день занимаюсь, стараюсь держать его в тонусе. Иногда подводит, на погоду бывает реагирует. Но играть пока могу.

— Последний раз вы играли за сборную на ЧМ-2014. Мы еще увидим вас в нацкоманде?
— Ну почему нет? В сборную всегда приятно приезжать. Там друзья, там за страну играть, а не деньги зарабатывать. Но только, если будет здоровье. Если поехать в сборную и поломаться окончательно, можно будет и карьеру заканчивать, а пока не хочется. Перед Евробаскетом-2015 я приезжал в Киев на первый сбор. Буквально месяц-полтора назад тренер сборной Евгений Мурзин прилетал в Монако, мы с ним посидели, договорились о чем-то, о чем-то не договорились.

— Наверное, было бы интересно, если бы в сборную смогли приехать все сильнейшие: вы, Лэнь, Фесенко, Кравцов...
— Знаете, я не уверен, было бы это хорошо или плохо. Да, интересно посмотреть на всех людей, и была бы здоровая конкуренция на каждой позиции. Но никто не гарантирует, что получится хорошая команда, которая покажет результат. Допустим, если будет Лэнь, Кравцов и Фесенко на одной позиции: Фесу нужны минуты, чтобы играть, думаю, ему мало будет 10—12, Славе тоже будет мало, как и Лэню15 минут. И вот попробуйте выбрать, кто из них лучше? Мне тяжело. И у тренера будет тяжелый выбор, кого отцепить. И непонятно, будет ли этот выбор правильный. Может, даже при наличии Лэня лучше оставить Кравцова и Фесенко. Все зависит и от схем, которые тренер подготовит.

— После ЧМ-2014 гадали, если бы Гладырь не получил травму, у Украины было бы больше шансов выйти из группы?
— Думаю, мы бы вышли из группы. Всякое бывает, но просто посмотреть по статистике — с моей травмой команда потеряла 10—12 очков в каждой игре. А кому-то нужно было их набирать. С Турцией этот пробел заполнил Мишула. С Финляндией, в той игре, где я поломался, никого не нашлось, с Новой Зеландией тоже. Две игры выиграли — у Доминиканы и Турции, но этого не хватило. Нужно было побеждать еще хотя бы раз, ну или меньше уступить Новой Зеландии. У нас была такая группа, из которой нужно было выходить, особенно после стартовой победы над Доминиканой: на кураже можно было обыгрывать и остальных и даже пободаться с Америкой. Тяжело, конечно, но почему бы нет? На Евробаскете-2013 мы бодались со многими. Что осталось после него? Эмоции, воспоминания о сплоченности команды. Знаете, мы тогда не выиграли, не заняли призовое место, но попали на мир, а эмоции — как будто Олимпиаду выиграли (смеется).

Никто не думал, что мы можем выйти из первой группы, хотя все хотели, а мы заняли 6 место. Почему бы в ближайшем будущем это не сделать. Мы не молодеем (Сергею — 28 лет. — Авт.), а подрастающее поколение в силу объективных причин не такое, как хотелось бы.

— Вместо Джетера на ЧЕ-2015 разыгрывающим сборной стал другой легионер из США — Рэндл. На ваш взгляд, они сопоставимы?
— Я не играл с Рэндлом, но по отзывам ребят — несопоставимы. Я просто лично хорошо знаю Пуха: против него играл, с ним вместе в сборной много времени провел. Как человек вне раздевалки в любой момент поможет, в любой момент можно в комнату к нему зайти и просто пообщаться, посмеяться. И как игрок он хорош, если чувствует, что команда нуждается в его помощи, то берет игру на себя. Если подустал, то понимает — нужно отдавать, если видит, что кто-то в огне — значит, ему нужно дать побольше передач.

— Поддерживаете отношение с Пухом?
— Пока играл во Франции — поддерживал, но после того, как переехал в Китай, стало немного сложнее. Разница во времени, разные расписания — тяжело, но иногда общаемся.

— Какая роль у вас в "Монако"?
— Выходить и помогать команде со скамейки, насколько это возможно. Добавлять энергии.

— Самый полезный шестой игрок?
— Стараюсь им быть.

— Есть в команде какие-то традиции?
— На день рождения поздравляем ребят пирогами, тортиками. Такое было не в каждой команде. Кто сам их печет, кому их печет жена, кто в магазин идет покупает. Если игра на выезде, иногда менеджер приносит тортик.

— Вы живете в самом Монако?
— Нет, рядом с Монако клуб предоставляет нам жилье. В самом Монако аренда жилья дорогая.

— Но море из окна видно?
— Море видно.

— На что из спортивных событий в Монако успели сходить?
— В этом году ходили с ребятами на футбол. В прошлом хотелось попасть на Формулу-1, но как раз играли плей-офф в Лионе. На теннис удалось попасть, в этом году тоже планирую пойти, если получится.

— Как часто встречаете кого-то из знаменитостей?
— Лучше спросите, как часто я выхожу в такие места, где знаменитости отдыхают. Наверное, раз в полгода. Очень тяжелый график, много выездов. Как только выпадает свободное время, хочется побыть с семьей. Нет времени для светской жизни. Монако княжество небольшое, и за два года я видел, наверное, все. В основном выходим в какой-то парк погулять с ребенком. На пляж ходим часто. В Монако люблю бывать в Старом городе, где находится резиденция принца, там очень живописно.

— Дочка уже ходит на ваши матчи?
— С трех-четырех месяцев на каждую домашнюю игру. Когда только начинала ходить, засыпала на матчах. А сейчас уже высиживает всю игру, ей интересно.

— Когда в семье чемпионка ОИ и игрок сборной, ребенок обречен стать спортсменом?
— Не обречен. Но спорт будет присутствовать в ее жизни однозначно, он уже присутствует с момента ее рождения. Но это будет ее личным выбором. Единственное, буду настаивать, чтобы она не стала баскетболисткой. Фехтование, любой другой вид — пожалуйста, но только не баскетбол. Я очень много этому отдал и знаю, как это тяжело. Да, везде тяжело, но не хочу, чтобы мой ребенок расстраивался иногда так, как я. Я склоняюсь к более индивидуальному виду — в командных не всегда все зависит от тебя.

— Ваш крестный Валентин Берестнев. Это предопределило вашу судьбу?
— Да, он из меня сделал человека и баскетболиста вместе с моим отцом. Они вдвоем оказали на меня огромное влияние. Во-первых, ни одной тренировки не было, чтобы Гладырь не был в чем-то виноват, не был самым плохим. Вот и приходилось доказывать, что это не так, что я чего-то достоин и тут не просто так. И, может, мой такой бойцовский характер и стремление никогда не сдаваться — от Берестнева и от папы, от того, как они меня учили. Даже если Сережа забивал 20 очков, он все равно был крайним. Набрал 20 очков, на следующую тренировку пришел с растопыренными пальцами и тут: "Сережа, бегай площадки", — чтобы не зазнавался.

— Где собираетесь поселиться после завершения карьеры?
— Не знаю, если бы в Украине была хорошая ситуация экономическая и социальная тоже, хотелось бы, конечно, дома. Не обязательно в Николаеве. Я люблю море, как и моя супруга, поэтому — Одесса. Там живет моя сестра, брат жены, мы там часто бываем. Одесса нам нравится. Но хотелось бы побольше стабильности в стране, чем сейчас.

— Что хотелось бы выиграть?
— Олимпиаду. Но это мечты, несбыточные…

— А золотая медаль жены подстегивает?
— Да, мотивация приличная. Иногда прихожу домой и начинаю, мол, вот я так устал, может, то да се. А она подзатыльник даст: "Ты что?" (смеется). Говорит: "Ты думаешь мне легко было?".

—Два спортсмена в семье – это хорошо?
— Два спортсмена в семье — это взаимопонимание. Лена понимает, почему я должен уходить каждый день в 9:00 на тренировку, затем прихожу через три часа, а еще через три — снова ухожу, а не провожу время с семьей. Знаю, что в некоторых семьях такое расписание приводит к разногласиям, но у нас такого нет.

— Вы добрый родитель или злой?
— Папа строже немножко, чем мама. Но все равно балую, а кто не балует своего ребенка?

Вы сейчас просматриваете новость "Баскетболист Сергей Гладырь – о похвале от князя Монако и недостатках высокой кухни". Другие Новости баскетбола смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Павлова Елена

Источник:

Сегодня|Спорт

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования