Как ремонтируют Бурштынскую ТЭС: декорации к "Чужому" и японская система

10 Июля 2017, 07:41

Масштабная реконструкция и создание эффективной системы мониторинга влияния на окружающую среду

Как ремонтируют Бурштынскую ТЭС: декорации к "Чужому" и японская система
Автор фото: Анатолий Бойко, "Сегодня"

Находясь рядом с Бурштынской тепловой электростанцией, достаточно сложно представить, что ждет тебя внутри. Внешний вид — типовые прямоугольные строения, пронизывающие небо трубы, высокий забор — недостаточно хорошо передает всю мощь, заключенную внутри, где двенадцать пульсирующих энергоблоков превращают микронную угольную пыль в пылающее солнце, разогревающее предельно очищенную воду в находящийся под давлением перегретый до 550 градусов пар. Пар, который заставляет роторы турбин вращаться с бешеной скоростью, чтобы затем генератор обратил крутящий момент в поток электронов, дарующий жизнь всей современной ци­­вилизации.

Кор­­рес­­понденты "Се­­год­­ня" побывали в центре Бурштынского энергоострова и узнали, как японская система бережливого производства и колоссальный опыт позволяют проводить уникальные по масштабу реконструкционные и ремонтные работы.

new_image2_417

На турбине. Деликатная работа, требующая квалификации

ТВОРЧЕСКАЯ РАБОТА

На турбине первого энергоблока, находящегося в капремонте, кипит работа. Мужчина в синей каске стучит ладонью по голове — и огромный крюк крана начинает спускаться из-под потолка. Это напоминает магические пассы — он делает странные движения руками, а подъемный механизм выполняет все просьбы. Только с третьего раза замечаю крановщика — он находится в кабине на другом конце огромного турбинного зала. Вид оттуда, наверное, потрясающий: двенадцать турбин, упакованных в синие и желтые кожухи, выстроены в стройный ряд и залиты приглушенными солнечными лучами, пробивающимися сквозь окна.

— В последний раз первый блок ремонтировали в 2010 году, с тех пор он отработал 6,5 лет. Каждый подобный интервал времени проводится капремонт — для того чтобы предупредительно выявить дефекты и возобновить полную работоспособность блока, — рассказывает Ярослав Грень, директор "Галремэнерго", внутреннего подрядчика ДТЭК "Западэнерго" по ремонтным работам.

Энергоблок состоит из трех основных частей. Это котел, турбина и генератор. Основная работа по котлу — продление службы барабана (один из наиболее напряженных узлов, где, собственно, пар отбирается от воды и движется далее по направлению к турбине) и замена поверхностей нагрева. Все очищается, ремонтники тщательно осматривают каждую деталь на наличие дефектов, устраняют их и принимают решение, может ли котел работать дальше. Турбину и генератор тоже полностью разбирают и меняют все износившиеся детали — например, рабочие лопатки ротора.

— Капремонт — это, по сути своей, работа банальная, хотя со старым оборудованием она часто превращается в творческую. Фактически мы восстанавливаем начальные установленные параметры энергоблока, после чего он работает, как новый, и даже лучше — мощность может возрасти на 10 мегаватт, — объясняет Ярослав и тут же приводит пример "Дженерал Электрик", которая, строя энергоблок на 870 мегаватт, декларировала именно эту мощность, хотя потенциально он мог выдавать 910 МВт. — Зачастую у нас получается все восстановить, а при наличии непоправимых вещей, которые привели к деградации оборудования, все заменяется на новое.

Ремонт не только продлит термин работы оборудования и улучшит технические характеристики, но, что главное, снизит выбросы вредных веществ в атмосферу: для этого на электрофильтрах блока поменяют значительное количество элементов осадительных электродов и отремонтируют систему стряхивания, что повысит степень очистки дымных газов.

new_image6_192

Здесь был котел. Как 40-метровая декорация к фильму "Чужой"

УНИКАЛЬНАЯ СХЕМА

Впрочем, главное действо происходит не здесь, а на 10-м энергоблоке, где проводят реконструкцию, преследующую сразу несколько целей: во-первых, мощность увеличится со 195 до 210 МВт; во-вторых, значительно улучшатся экологические характеристики. Чтобы добраться до него, приходится пройти настоящий лабиринт, от которого с непривычки кружится голова. Хотя внешне архитектура станции кажется простой, заблудиться тут легко: лестницы переходят в тайные проходы, те выводят к перекрытым по технике безопасности рабочим площадкам. Грохочут мельницы, перемалывающие уголь; рокочут турбины; то с одной, то с другой стороны вспыхивает электросварка, отбрасывающая тени, переливающиеся всеми цветами радугами. Место, где раньше стоял 40-метровый котел, теперь пустует, где-то наверху зловеще зеленым светят лампы, из-за чего все напоминает космический корабль в лучших традициях гигеровских декораций для "Чужого". Я на мгновение жалею, что не снимаю кино: на ТЭС можно одновременно работать в множестве жанров, от стимпанка ("паропанк", вдохновленный Жюлем Верном) до ретрофутуристики и космической фантастики.

new_image_423

Машинный зал. Напоминает иллюстрацию из стимпанк-книги

Реконструкцией предусмотрен огромный комплекс работ: замена турбины, трансформатора собственных нужд, системы возбуждения турбогенератора, электрофильтра для очистки газов; полностью реконструируют генератор и систему пылеподготовки. Но самой сложной задачей оказалась замена старого 130-тонного барабана на новый, 118-тонный. Несмотря на серьезный опыт — ДТЭК реконструировал уже 17 блоков на разных станциях, из них два на Бурштынской ТЭС, — это был настоящий вызов мастерству специалистов компании.

Читайте также: Две ТЭС восточного энергоузла заменят выходящие на ремонт атомные электростанции

— Никогда, включая Советский Союз, барабан котла, который находится на самом верху, с котла не снимали с сохранением его целостности. Его резали на части прямо там и спускали по частям, — рассказывает Грень. — Мы же сейчас, экономя деньги и надеясь, что его можно будет использовать на другом котле, его сняли. Эта операция нигде не описана. В котельном отделении есть два крана, грузоподъемность каждого — 50 тонн. А барабан весит 130 тонн. Но мы поставили дополнительные грузоподъемные устройства, разработали схему и реализовали ее. Сложность в том, что при, скажем, подъеме мы можем, немного приподняв груз, проверить работу механизмов. А тут — спуск с 41-метровой высоты, ни малейшего права на ошибку, все должно быть сделано с первого раза.

— И как же вам удалось? — интересуюсь я.

— Практически все время, когда мы имеем дело с подобным оборудованием, появляются непредвиденные проблемы, которые раньше не встречались. Технические решения приходится принимать при каждом ремонте, у нас есть своя проектная группа, это люди с научными степенями. Я и сам кандидат технических наук, работал в университете, среди научных интересов и системы реального времени, в частности, бортовыми, первая статья была в "Космической науке и технологии". Так вот, для аналогии, когда проектируется спутник или космический аппарат, который будет ездить по Марсу, вы никогда не сможете протестировать его в реальных условиях. Есть специальные проектировочные мероприятия, которые позволяют прямо на этапе проектирования пройти проверки, чтобы в реальных условиях все работало правильно. Это — научный подход. Мы используем научные подходы и для решения нетривиальных инженерных задач.

— Вы не думали написать диссертацию после этой реконструкции?

— У нас при каждом ремонте можно писать безграничное количество диссертаций, — смеется Ярослав. — Было бы время. Если людям, которые сидят в университете, не хватает практического материала, то людям, работающим тут, не хватает времени, чтобы это оформить.

Барабан с 10-го блока уже стоит на рельсах — его проверяют на дефекты и, если все будет в порядке, перевезут на первый блок, тот самый, что находится в капитальном ремонте. Новый барабан поднять наверх уже проще — он и легче, и схема отработана.

— Котел в капремонте можно сделать новым: заменить трубы, поверхности нагрева — и у вас новый котел. Турбину сделать сложнее, тут много сложной механической обработки, которую делают на спецзаводах. Но самое сложное — это генератор. Во-первых, сделать новый генератор — это полгода, заменить обмотку — тоже полгода. Дефекты генераторов проявляются наиболее тяжело, им нужно уделять больше внимания. Для аналогии… Вы видели, насколько огромен котел. 200 мегаватт сконцентрированы в этом 40-метровом гиганте. Дальше мощность концентрируется в объеме турбины, 5 метров в ширину, 30 в длину. И затем — генератор, цилиндр длиной 8 и шириной 4 метра. Как матрешка, мы сжимаем, сжимаем, сжимаем эту мощность. Так что котел — это, конечно, много работы, она тяжелая физически, но важнее всего именно генератор. Там много оборудования, мало людей, высокая квалификация, очень деликатная работа.

На реконструкции сейчас занято 260 человек, позже будет около 600. Капремонтом занимается 300 человек. Это колоссальные человеческие ресурсы, специалисты трудятся в две смены. Причем работы на разных узлах ведутся одновременно — часть людей работает над котлом, часть над турбиной, часть над генератором. Согласования графиков начинаются, когда делают сопряжения между элементами.

new_image3_354

Внутри "левиафана". Ремонтники очищают внутренние поверхности и проверяют их на дефекты

ЯПОНСКАЯ СИСТЕМА

На Бурштынской ТЭС, как и на других предприятиях ДТЭК, действует система бережливого производства — когда из производственного процесса исключаются все потери, как времени, так и складских запасов. Это наследие японского автогиганта "Тойота".

— Все знают Генри Форда. Массовое производство автомобилей, "машина любого цвета, лишь бы он был черным", огромный американский рынок — можно купаться в деньгах. А вот "Тойота", начиная свою деятельность, имела ограниченный рынок сбыта и не могла позволить себе массовое производство, потому что клиенты хотели разные машины. Поэтому компании пришлось разработать принципы, позволяющие устранять любые потери на производстве. Такие же принципы внедряются и у нас — в прошлом году вся компания сэкономила так существенную сумму, — делится Грень. — Собственно, эта система предусматривает, что руководитель должен постоянно находиться в "гемба" — месте, где создается добавочная стоимость. Еще есть принцип "иди и смотри", не ориентируйся на рассказы подчиненных.
Впрочем, современные системы не мешают ремонтникам иметь свои приметы. К примеру, смеется Ярослав, показывая замасленную форму, стирать спецодежду до окончания ответственной работы нельзя, как и бриться.

new_image4_295

Общий вид. Кожухи турбин покрашены в желтый и голубой цвета

ЭКОЛОГИЯ

Прямо рядом с проходной, на водохранилище, рыбачат местные жители — кто с одной удочкой, а кто поставил и больше. Рыба, говорят, отличная — и показывают улов, по ведерку карасей и карпов по полкило каждый. Ловить тут не боятся, что неудивительно — все ремонты и реконструкции на Бурштынской ТЭС, кроме производственных улучшений, имеют и экологическую составляющую. Так, с 2012 года предприятие инвестировало в защиту окружающей среды 292 млн грн (80 млн в 2017 году).

— Мы не только внедряем новые подходы, которые отвечают самым суровым международным стандартам, но и создаем эффективную систему мониторинга влияния на окружающую среду, — уточнила, в частности, руководитель департамента экобезопасности ДТЭК Энерго Ирина Вербицкая.

Так, после установки новых электрофильтров на блоке №7 (по технологии Alstom, Франция) и блоке №5 (по технологии RAFAKO-SA, Польша) выбросы твердых частиц в воздух уменьшились в 22—24 раза. В этом году подобную работу проведут на 10 энергоблоке. Кроме того, компания проводит программу по уменьшению влияния на водные объекты (рядом со станцией находится огромное водохранилище) и установила новые системы золоотвалов, которые позволят утилизировать золошлакоотходы без увеличения площади хранилищ (не потребуется дополнительная земля).

new_image7_164

"Запчасти" для станции. В этих масштабах выглядят маленькими

Вы сейчас просматриваете новость "Как ремонтируют Бурштынскую ТЭС: декорации к "Чужому" и японская система". Другие Интересные истории смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Бунецкий Дмитрий

Источник:

"Сегодня"

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...