Главная Сегодня

Андрей Курков: "Бабченко далеко не первый, кого "убили"

Известный писатель дал эксклюзивное интервью сайту Сегодня.Lifestyle

Андрей Курков. Фото: maincream
Андрей Курков. Фото: maincream

Известный украинский писатель Андрей Курков утверждает, что история с "убийством Бабченко" свидетельствует о том, что украинские спецслужбы наконец-то работают на Украину и не контролируются из Москвы. Однако это далеко не первый случай, в Европе подобных "операций" было от двух до трех десятков. Об этом автор рассказал сайту Сегодня.Lifestyle во время "Книжного Арсенала-2018", который проходит в Киеве с 30 мая по 3 июня.

- Историю с "убийством" Бабченко можно положить в основу книги?

- Думаю, кто-то об этом напишет. Скорее всего, в жанре нон-фикшн. Впрочем, эту книгу должен написать профессиональный журналист, а если уж желающих не будет, то напишет писатель.

- Вы заинтересовались этой историей?

- Да, мне очень интересно. Хотя ситуация не уникальная. Таких случаев было два или три десятка в Европе. Самая известная история произошла в 1982 году, когда румынское правительство Чаушеску заказало убийство писателя-диссидента Вергилия Тэнасе в Париже. Тогда он три месяца "был мертв", перед тем как "воскреснуть".

Правительство Чаушеску заказало убийство писателя-диссидента Вергилия Тэнасе в Париже. Тогда он три месяца "был мертв"

Просто сейчас все уже забыли об этих историях, но принцип тот же. Это нас возвращает во времена холодной войны. С другой стороны, теперь видим, что украинские секретные службы наконец-то работают на Украину и не контролируются из Москвы.

- Какие из мировых литератур вас интересуют? Что сейчас модно читать?

- Прежде всего, слежу за украинскими авторами. Интересно читать современную итальянскую литературу, и я счастлив, что пригласил к нам Франческу Меландри, которая сейчас номинирована на главную премию в Италии за свой роман... Обращаю также внимание на англоязычные новинки, но это не массовая литература, а те книги, которые вызывают почти физиологическую реакцию, когда сопереживаешь герою. Страшно интересный автор Джеймс Келман, который пишет очень грубым языком о жизни бездомных и наркоманов в Шотландии. Это настолько пронзительные тексты… Возникает странный эффект – забываешь, что язык, на котором ты читаешь, наполненный табуированной лексикой. Но именно из-за этого прочитывается любовь автора к своим героям.

- Вы не упомянули о современной русской литературе?

- Современной не интересуюсь. У меня давно уже пропал интерес – еще лет пять-шесть назад. Хотя слежу за Владимиром Сорокиным, с которым я дружу очень давно. Я помогал ему выдать украинские переводы книг.

К современной русской литературе пропал интерес

Читаю книги нескольких авторов, которые не поддерживают режим. Это Михаил Шишкин, живущий в Швейцарии, Татьяна Щербина из Москвы. То есть я знаю, кто пишет интересно. Но о новинках узнаю, как правило, случайно. 

- Куда надо пойти во время Книжного Арсенала-2018?

- Приглашаю всех на встречу с Франческой Меландри. Ее книга "Ева спит" очень актуальна для нас. Сейчас как раз все спорят о языке, лингвистике и т.д. Мы не знаем Европы, того, какими бывают "языковые конфликты" и какими они уже были. Читаем тексты Ларисы Ницой, что ни одна из европейских стран не позволяет учителям преподавать на языке меньшинств, и не знаем о том, что Германия разрешила меньшинству датчан на севере учиться до конца школы на датском языке. Эти дети вступают в университеты Дании, но очень хорошо знают немецкий язык. Возвращаются и продолжают работать и жить в Германии.

Итальянцы запрещали немецкий язык

История, которая разворачивается в романе Франчески Меландри, это история южного Тироля (автономная провинция в Италии, в регионе Трентино-Альто-Адидже – ред. Сегодня). Как мы знаем, немецкоязычная часть австрийских Альп после распада Габсбургской империи была передана итальянцам. И там 30 лет шла итальянизация, то есть запрещали учить детей в школе на немецком языке, запрещали немецкие издание и даже разговаривать на немецком языке. После этого был "обратный террор". Взрывали памятники и линии электропередач, убивали тех итальянцев, которых привезли туда, чтобы изменить демографию. Там были страшные истории, о которых Европа забыла, но итальянцы помнят.

Были страшные истории, о которых Европа забыла

Собственно, писательница Франческа Меландри не из Тироля, она родом из южной Италии, то есть не имеет никакого семейного или иного интереса. Когда она узнала об этой истории, то начала туда ездить, жить там, узнавать, рыться в архивах. И ей удалось показать главное, как региональная конфликтная ситуация повлияла на всю историю Италии.

Источник: "Сегодня"

Новости партнеров

Новости партнеров