Байки комментаторов в прямом эфире

22 Октября 2008, 08:15

Голоса спортивного эфира рассказали нам о том, как за работой пели "Ти ж мене підманула", уворачивались от дубинок полицейских и пускали нецензурщину в репортаж

Не виноват я. Вацко пришлось оправдываться за некрасивое слово, сказанное в микрофон болельщиком. Фото из личного архива В.Вацко
Не виноват я. Вацко пришлось оправдываться за некрасивое слово, сказанное в микрофон болельщиком. Фото из личного архива В.Вацко

Голоса спортивного эфира рассказали нам о том, как за работой пели "Ти ж мене підманула", уворачивались от дубинок полицейских и пускали нецензурщину в репортаж. Истории от Виктора Вацко, Григория Твалтвадзе, Валентина Щербачева, Константина Выборнова, Николая Озерова, Котэ Махарадзе, Владимира Перетурина, Григория Палия, Евгения Майорова, Олега Жолобова и Геннадия Логофета.

"ВО БЛ...", — КРИКНУЛ КАЗАХ. И ЭТО ПОШЛО В ЭФИР"
"Это было в Алматы, осенью 2004-го, — вспоминает телекомментатор "Спорт-1" Виктор Вацко. — Против Украины казахи играли свой первый матч под эгидой УЕФА. Кстати, проиграли нам 1:2. Колоссальный ажиотаж, президент Казахстана на игре. Украинские журналисты приехали на стадион за полтора часа до матча. Но местная охрана не понимала, куда нас пускать. Водитель автобуса сделал три круга вокруг стадиона. В итоге на арену мы попали минут за пятнадцать до начала. Я стал искать комментаторскую кабину. Наткнулся на пресс-атташе казахской сборной, который пообещал помочь. Он тоже весь "в запаре" был, бегал по стадиону, я — за ним. Потом я похлопал его по плечу и спросил "Так где же комментаторская кабина?", на что тот, будто в первый раз меня увидел, ответил: "Чего вы ко мне пристали?". В итоге я нашел свое место. Площадка между ярусами, на ней столик пластиковый с монитором размером дюймов девять и вместо комментаторской гарнитуры — микрофон на подставке, который нельзя сдвинуть с места. Для комментария приходилось к нему постоянно наклоняться. Тут еще звук пропал. Я не мог связаться с Киевом где-то до десятой минуты матча. Наконец, все в порядке. Комментирую матч, а сзади меня на этой же площадке — болельщики Казахстана. И вот казахи атакуют левым флангом. Олег Гусев отбирает мяч у звезды местного футбола Руслана Балтиева, который, врезавшись в корпус нашего игрока, отлетел на рекламные щиты. Смотрю повтор этого момента на мониторе и чувствую, что кто-то мне дышит в ухо. Оборачиваюсь — надо мной здоровенный местный фан, который тоже смотрит в монитор. Я немного пригнулся, и он наклонился еще ниже. И когда на повторе пошел эпизод столкновения Балтиева, этот мужик как заорет: "Во бл..." И это все — в микрофон. Понятно, что звук отключить я не успел, да и не мог это сделать. Все пошло в эфир. Пришлось выкручиваться, мол, видите, уважаемые зрители, какая реакция у местных болельщиков на этот эпизод. Думаю, телезрители поняли, что я этого сказать не мог. Но после трансляции я сам долго выражался нецензурно, говоря, что место Казахстану не только не в Европе, но и не в Азии".

ТВАЛТВАДЗЕ УСНУЛ НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ
Несмотря на ответственность работы телекомментатора, иной раз мастера микрофона умудряются уснуть прямо на рабочем месте, как это случилось с комментатором канала "РТР-Спорт" Григорием Твалтвадзе. На ЧМ-2002 он вместе с экс-защитником "Спартака" Александром Бубновым вел матч группового этапа Англия — Нигерия. Команды, не особо напрягаясь, раскатывали устраивавшую их ничью. День был жарким. И, не выдержав скучных действий футболистов, Твалтвадзе попросту задремал в прямом эфире. Очнулся он от голоса Бубнова, говорившего в эфире. Опытный комментатор завершил трансляцию, периодически пощипывая себя, чтобы не уснуть вновь, а матч так и закончился нулевой ничьей.

"ФАНЫ РЕШИЛИ, ЧТО ЖУРНАЛИСТ — ИЗ СССР, И СТЯНУЛИ С НЕГО ТУФЛИ"
"Я не стеснялся перед началом матчей обращаться к тренерам "Динамо" за составами. И никогда не имел отказа у Валерия Лобановского, — рассказал нам многоопытный телекомментатор Валентин Щербачев. — В Кубке Чемпионов-87 "Динамо" играло в Глазго с "Селтиком". Там ко мне буквально "прилип" английский комментатор, который просто не верил, что мне удастся заполучать составы в этот раз. "Нам же их никто не даст" — говорил он. Но никаких проблем не возникло. Из раздевалки "Динамо" вышел Анатолий Пузач и продиктовал состав. Затем я сбегал в раздевалку соперников и проделал то же самое. Потом, чтобы успеть к началу игры на свои места, нам пришлось быстро перебежать через поле, в нарушение правил. Я успел увернуться от полицейского, а англичанина дубинкой зацепили хорошо, даже плащ порвали. А потом оказалось, что для того чтобы попасть на наши места, придется как на турнике "сделать выход силой", чтобы влезть на дощатый помост. Мне это удалось, а он мужик такой тяжелый. Местные фаны, думая, что повисший комментатор — это журналист из СССР, начали забрасывать его банками из-под напитков и стянули туфли. Я с большим трудом затащил его наверх".

"А в Утрехте, куда я отправился освещать матч "Динамо" в Кубке Кубков в 1985 году, ко мне привязался голландский комментатор, — продолжает Щербачев. — Как я понял, он не очень разбирался в футболе, все время что-то у меня спрашивал. Но начинается матч, я веду прямой репортаж, а он просто сидит рядом в кабине и молчит. В перерыве я у него спросил: "Ты у меня столько информации выудил, почему же молчишь?" А он отвечает: "У меня всего 15 последних минут пойдут в записи. Заработаю, правда, немного — всего 800 гульденов (сейчас два гульдена равны одному доллару. — Авт.)". И это при том, что нам тогда за полный матч платили 12 рублей".

"А в 91-м у меня был случай в Москве. Киевское "Динамо" играло с "Торпедо". Перед матчем резко похолодало. А так как комментаторской кабины не было, надо было находиться у кромки поля. Наставник торпедовцев Валентин Иванов дал мне шинель, по ходу матча присылал своих помощников с чаем, и даже коньяком. Но динамовцы выиграли, и на меня, как находившегося ближе всех к Иванову киевлянина, тренер торпедовцев обрушился с нецензурщиной. Пришлось спасаться от его гнева бегством".

ГОРЕ-МАЛЯР ПРИДАЛ КРАСОК РЕПОРТАЖУ
Порой работникам микрофона даже не нужно особо стараться, чтобы придать краски своим репортажам. Эти самые краски могут сами свалиться им на голову. Свидетелем такой картины стал на чемпионате мира-2002 российский комментатор Первого канала Константин Выборнов. Перед самым началом матча работник стадиона заканчивал покраску аккурат над местами комментаторов. И надо же, в момент, когда звезды эфира уже находились на своих рабочих местах, горе-маляр не удержал ведро в руках. Оно упало в нескольких метрах от Выборнова, но обдало краской восьмерых британских журналистов. "Таких сочных английских фраз в одночасье мне никогда не приходилось слышать", — признался позже Выборнов.

НА ФУТБОЛЕ — О БАЛЕТЕ
В 60—70-х годах хоккейные телекомментаторы вели репортажи, находясь у бортика ледовой арены. Так продолжалось до тех пор, пока во время репортажа шайба не угодила в голову Николаю Озерову. Комментатор упал, к нему бросилась бригада скорой помощи. В эфире Озерова заменил бывший нападающий московского "Спартака" и сборной СССР Евгений Майоров, который начинал карьеру комментатора и должен был провести с матча радиорепортаж. После оказания медицинской помощи Озеров вернулся на свое место и зрители, увидевшие известного журналиста с перевязанной головой , устроили ему овацию.

Во время ЧМ-1982 Озеров, которому по легенде принадлежит знаменитое  "Гол! Х..! Штанга!", комментировал матч первого группового этапа между сборными Франции и Кувейта, который судил Мирослав Ступар из Ивано-Франковска. И вот при счете 3:1 французы забивают еще один мяч, который Ступар засчитал. Но присутствовавший на игре кувейтский шейх был иного мнения. Он спустился на поле и 20 минут спорил с арбитром. Все это время Николай Озеров заполнял паузу, рассказывая о проходивших в то же время в Испании гастролях советского балета. А гол к слову, Ступар отменил...

"АФРИКАНЦА МОЖНО ОТЛИЧИТЬ ОТ ФИННА ПО ДВУМ ПОЛОСКАМ НА ТРУСАХ"
На Олимпийских играх 1972 года знаменитого Котэ Махарадзе назначили комментировать бокс, в котором он был как раз не слишком сведущ. Начинается репортаж, Махарадзе волнуется. Представляет соперников: "В одном углу ринга боксер из Финляндии Кескинен, а в другом — Нкуа Моту из Конго. Оба в белых трусах, финн в синей майке, африканец — в красной". Но тут соображает, что на черно-белых экранах их майки будут выглядеть одинаково темными, не различить. Тогда Котэ Иванович дополняет, что на боксерках скандинава две белые полоски, а у его соперника — одна. И только тут до комментатора — с помощью редактора — доходит, что один из спортсменов темнокожий... Так родился анекдот "В ринг выходят финн и спортсмен из Конго, африканского боксера вы можете отличить по двум полоскам на трусах".

Но были и другие забавные моменты во время той же трансляции. Камера несколько раз выхватывала на трибуне какого-то незнакомого для Махарадзе мужчину. Один раз показали, другой, не представить этого мужчину телезрителям уже становится неудобно. Но наш комментатор упорно концентрируется на перипетиях боя. Когда персону на трибунах показали уже в десятый раз, положение Махарадзе стало катастрофическим. На его счастье комментаторские кабинки были открытыми. Котэ Иванович высунул голову в сторону своих зарубежных коллег и наконец один из них произнес: "Шмеллинг". Махарадзе тут же вывалил на зрителя все, что ему было известно о жизни легендарного немецкого боксера Макса Шмеллинга. И так увлекся, что не сразу заметил, как бой, который он комментировал, закончился нокаутом одного из его участников…

Во время чемпионата Европы по футболу 1988 года Владимир Перетурин отличился фразой, ставшей крылатой — об отцах из Суринама. Комментатор рассказал, что лидеры сборной Голландии Гуллит и Рийкаард родом из Суринама, причем чуть ли не вместе росли в одном дворе и их отцы дружили. И добавил: "Вот бы нам парочку таких отцов из Суринама" и развил далее мысль о том, что тогда бы в нашей сборной появились игроки получше.

По возвращении в Москву Перетурина ждал нагоняй от начальства и письмо от рабочих тракторного завода: они были возмущены тем, что в своем репортаже Перетурин призывал советских женщин сожительствовать с неграми!

РИЙКААРД СТАЛ ГУЛЛИТОМ
Во время трансляции матча чемпионата Европы-2000 Голландия — Чехия комментатор Григорий Твалтвадзе допустил ляп. Он подстраховывал своих коллег, работавших на стадионе, находясь в московской студии. И когда неожиданно пропал звук, его выпустили в эфир. Из-за сильного волнения Твалтвадзе перепутал тренера голландцев и стал называть Франка Рийкаарда Руудом Гуллитом. Никто из работников редакции не подсказал. И только в перерыве матча, когда в студию позвонил коллега-журналист, Твалтвадзе узнал о своей ошибке. Клянется, что потом три ночи заснуть не мог — перепутать таких звезд мирового футбола!

"БОМБА" НА АРЕНЕ
В 1992 году Олег Жолобов и Геннадий Логофет вели репортаж о финальном матче последнего Кубка СССР по футболу: "Спартак" — ЦСКА. Перед началом игры поступило сообщение, что на стадионе заложена бомба. Не знавшие об этом комментаторы вышли в эфир и вдруг увидели, что зрители начали покидать трибуны. Когда им сообщили, в чем причина такого поведения болельщиков, они не стали прерывать свой репортаж. А последним местом, которое проверили стражи порядка, оказалась именно комментаторская кабина... Впрочем, тревога оказалась ложной.

ПАЛИЙ: "ТИ Ж МЕНЕ ПІДМАНУЛА" ИСПОЛНИЛИ НА ПОЛ-ЕВРОПЫ"
"Был у меня история на Паралимпиаде-2004 в Афинах, — рассказывает Григорий Палий, сейчас работающий на телеканале "Мегаспорт". — Мы на Первый национальный должны были транслировать мужской финал баскетбола на колясках. В те годы этот вид спорта был у нас экзотичным и малоизвестным. Мы с Игорем Цыгаником тщательно готовились и должны были, как говорится, "в два вокала" выйти в эфир. Трансляцию должны были вести не из самого спортзала, а из пресс-центра. Пришли заранее на место, все распечатано, расписано. Игроков команд знаем чуть ли не в лицо. Оставалось минут 15 до начала игры, когда звонок на мобильный — нам сообщают, что видео есть, а звук не проходит. Ни нас, ни шума из зала — полная тишина. Цыганик остался у микрофона, а я пошел выяснять проблему у технической службы, которая обслуживала соревнования. У них все в порядке, а Украина звук не получает. Вспомнилась история, как когда-то крысы перегрызли кабель в НКТУ... В общем, матч начался, а мы с Игорем сидим, ждем. В Киеве пошла подстраховка, за нас кто-то комментировал в студии, человек абсолютно не в теме. А у нас ситуация такая — говорить "в космос" не очень-то хочется, и мы решили попеть. Оба знаем много украинских песен — вот и затянули "Ти ж мене підманула", сидя у микрофонов, а за ней и другие. Матч мы должны были отсидеть: кто знает, а вдруг появится звук. Так прошла половина матча. В перерыве пришла к нам работница службы. Звали ее Александра, румынка, именно она контролировала выход звука от нас в эфир. Она сказала: "Не знаю, слышат ли вас в Украине, но Франкфурт вам аплодирует!" Сигнал передавался через Франкфурт и только потом шел в Украину. Но оказалось, что где-то на территории Львовской области произошла авария за несколько минут до трансляции — перегорела релейная станция, которая должна была передавать этот сигнал. И получается, что на всем пути от Афин до украинской границы было слышно, как мы пели украинские песни...".

НЕ УЙДЕШЬ! ЛЕСТНИЦУ УНЕСЛИ
В 80-х годах матчи московского "Спартака" в еврокубках часто комментировал Евгений Майоров. Вот и в 1984 году в Кельне ему выпало вести репортаж. Евгений Александрович должен был работать в эфире, находясь в кабинке, в которую можно было попасть, взобравшись по приставной лестнице. По окончании репортажа Майоров собирался уходить, но оказалось, что лестницу кто-то унес! В те времена еще не было мобильных телефонов, а работники арены о советском комментаторе вспомнили только через час... Хотя строить козни гостям из Москвы вроде было не за что, "Спартак" проиграл в Кельне со счетом 0:2.

Вы сейчас просматриваете новость "Байки комментаторов в прямом эфире". Другие Новости футбола смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Остронос Дмитрий

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...