Юбилей триумфа: последняя Олимпиада советской империи

11 Сентября 2013, 11:56

25 лет назад СССР попрощался с Олимпиадами, добыв суперпобеды в футболе и баскетболе

<p>После бессонной ночи. Игорс Миглиниекс (справа) на награждении</p>
После бессонной ночи. Игорс Миглиниекс (справа) на награждении

На Олимпийских играх в Сеуле, проходивших с 17 сентября по 2 октября 1988 года, Советский Союз в последний раз выступал единой сборной. И с огромным преимуществом победил в общекомандном зачете. "Cделали" и США, и немцев. Спортивную честь страны, которая к тому времени уже понемногу переставала существовать, тогда защищала без преувеличения выдающаяся команда. Вероятно, истинное величие СССР в мире напоследок воплотили именно олимпийцы образца 1988 года. А настоящим последним "Прощай!" от всего советского спорта стали победы 25-летней давности, синхронно одержанные на самом финише Игр баскетбольной и футбольной сборными.

Баскетболисты под руководством легендарного Александра Гомельского в полуфинале турнира обыграли сильнейшую студенческую сборную США всех времен. Семь игроков той команды уже имели на руках подписанные контракты с клубами НБА. Причем без пяти минут профессионалы были обыграны уверенно, без всяких "но" — 82:76. А в финале на кураже были сметены и югославы — 76:63. Впоследствии баскетбольная сборная СССР была признана НОК России лучшей командой ХХ века среди всех игровых видов спорта.

Кстати, простота, с которой она прошлась по американцам, вызвала революционные изменения. Именно после того своего фиаско в США осознали, что одних студентов мало, чтобы противостоять лучшим командам мира: на следующие Игры они приедут уже с командой мечты и коварным планом мести. Правда, мстить будет некому — СССР за это время успел развалиться и в Барселоне был представлен лишь в качестве остаточных образований.

Ну а тогда, в Сеуле, Сабонис, Волков и Ко настолько шумно отмечали свою историческую победу, что на ушах стояла вся олимпийская деревня. Поговаривают, что сам президент МОК Хуан-Антонио Самаранч лично звонил тогдашнему председателю Спорткомитета СССР Марату Гамову с просьбой угомонить своих спортсменов.

А ровно через сутки "золото" Олимпиады выиграли и футболисты, возглавляемые киевлянином Анатолием Бышовцем. На пути к финалу они в дополнительное время сломили сопротивление "Скуадры адзурры", почти поголовно состоявшей из игроков "Интера" и "Ювентуса" (3:2). А в решающем матче, и также в овертайме, советская сборная со счетом 2:1 одолела звездных бразильцев, большая часть которых через шесть лет станет чемпионами мира.

МИГЛИНИЕКС: "МЕБЕЛЬ В ОКНА МЫ НЕ ВЫБРАСЫВАЛИ"

Баскетболист сборной-88 латыш Игорс Миглиниекс, тренировавший украинские клубы "Киев" и "Донецк", рассказал нам о методах Гомельского—Макаренко, об "уставших" от сеульского праздника Волкове и Сабонисе и о нехватке "Киевских" тортов — Игорс Янович, часто вспоминаете о триумфе-88?

— Журналисты не позволяют забыть о нем, постоянно напоминают. И знаете, каждый раз, когда я вспоминаю о тех днях, думаю: "Боже мой! Что же мы тогда сделали!" Так получилось, что на пути к "золоту" у нас была очень сложная сетка игр: за выход из группы с Пуэрто-Рико, в четвертьфинале — с Бразилией, в 1/2 финала — с США, и мы прошли всех. А нашим соперникам по финалу — югославам — наоборот, постоянно везло со жребием. К решающему матчу они подошли гораздо более свежими, и поначалу мы им "горели". Но потом переломили ход игры и победили. Не зря нас назвали лучшей командой столетия. Огромная заслуга в том успехе принадлежала главному тренеру сборной Александру Гомельскому, которого мы называли Папой. Он был тонкий психолог и хороший мотиватор. Помню, перед полуфиналом и финалом Папа на тренировке вспоминал сильные игры каждого из нас. Причем делалось это как бы тет-а-тет, но так чтобы слышала вся команда. Прямо как Макаренко. И это давало свой эффект. Каждый из нас после этого готов был умирать на площадке — друг за друга, за Папу, за страну.

0003_30

— Говорят, что Гомельский пообещал в случае победы каждому игроку купить по видеомагнитофону. Это правда?
— Не совсем так. История с видиками имела место совсем по-другому поводу. После победы в финале мы гуляли всю ночь. А официальная церемония награждения должна была состояться рано утром на следующий день — часов в восемь. А мы в шесть только спать стали ложиться. И тут приходит Папа и говорит: "Ребятки, я тут договорился, что вас, как чемпионов, свозят на завод электроники, и каждый сможет выбрать бесплатно по одной единице техники. Автобус будет ждать возле гостиницы в семь утра". И мы, конечно, "клюнули". Правда, поехать смогли не все. Волков и Сабонис тогда больше всех "устали" от праздника. Подзывают меня: "Игорь, возьми и на нашу долю по видику". А сейчас, когда я вспоминаю ту историю, Волков на полном серьезе уверяет, что они с Арви с самого начала поняли, что Гомельский нас "купил", поэтому и не пошли с нами. Ну, сейчас можно говорить все что угодно. А тогда мы, все остальные, собрались на стоянке ровно в семь. Прождали полчаса, автобуса все нет и нет. Тут Папа идет: "О, собрались уже! Молодцы! Пойдемте на награждение".

— Много написано о том, как вы отмечали победу. Рассказывают, вся Олимпийская деревня стояла на ушах?
— Да что вы? (смеется). Мы всего лишь пили чай, кофе, ну, кто-то себе позволил "Кока-колу". Пошли спокойно поужинали, потом книжки до утра читали. Так, по-вашему, все должно было быть? Ну, представьте себе, мы — чемпионы! А до конца Олимпиады еще три дня. Так что нам было еще делать? Только отмечать! Нет, если бы там продавались "Киевские" торты, мы бы купили их и кушали с чаем. Но "Киевские" в Сеуле не продавались, и нам пришлось брать что покрепче. Гуляли мы, конечно, шумно, но мебель в окна, как некоторые пишут, не выбрасывали. Мы же не Rolling Stones! Но весело было. Помню, каким-то образом я оказался в корпусе французской делегации вместе с прыгуном в высоту Геной Авдеенко, он тоже накануне стал чемпионом. А что нам? Победителей не судят. Тем более, что наше "золото" однозначно было одним из самых неожиданных и отнюдь не халявных.

ЧЕРЕДНИК: "ФЛАГ ПОБЕДЫ Я ОСТАВИЛ У СЕБЯ"

Чемпион Сеула по футболу, а ныне — селекционер "Шахтера" Алексей Чередник — о пользе черной икры, бразильских рыданиях и о том, на что потратил олимпийские премиальные.

0005_23

— Незадолго до отъезда на Игры Анатолий Федорович (Бышовец. — Авт.) повез команду в Ватикан, на аудиенцию к Папе Иоанну Павлу II, — рассказывает Алексей Валентинович. — Я, к сожалению, тогда залечивал травму, и эту встречу пропустил. Но, как рассказывали потом ребята, на прощание понтифик на ломанном русском пожелал нам на Олимпиаде успеха.

В Сеул мы отправились через Японию, где провели недельный сбор, оказавшийся очень полезным. За это время мы смогли привыкнуть к другому часовому поясу, а главное — адаптироваться к климату региона, и впоследствии легче переносили жару и духоту, на которую жаловались многие участники Игр.

Олимпийский футбольный турнир в Сеуле стал последним, на котором разрешалось играть всем, без возрастных ограничений. Единственный критерий — неучастие до этого в чемпионатах мира. Поэтому составы у всех команд были очень сильные. Перед нами ставилась задача выйти из группы, а дальше — по обстоятельствам. А уже когда мы обыграли в полуфинале итальянцев, Бышовец сказал нам: "Теперь вам терять нечего. "Серебро" уже есть, а за поражение от бразильцев никто не осудит. Но блестит ведь только "золото". Все остальное — пахнет..."

В группе запомнилась победа над аргентинцами 2:1. А много лет спустя, уже работая селекционером "Шахтера", я пересекся в Аргентине с одним из своих соперников в том матче — Нестором Лоренцо. Мы как раз играли друг против друга на фланге: я — левого защитника, а он у аргентинцев — правого. Он в то время работал футбольным агентом, ну, и по делам службы встречал нас в аэропорту. Узнал меня, подошел: "Ты помнишь, как вы нас обыграли?" Все те полторы недели, что мы там провели, Нестор был нашим гидом, помогал с билетами на матчи. Очень радушно принимал у себя на асьенде.

Перед полуфиналом с Италией произошел забавный случай. Мы жили с ними в одной гостинице, питались в одном ресторане. А врач нашей сборной Зураб Орджоникидзе старался, чтобы меню игроков было более разнообразным, и предусмотрительно привез из Союза кучу деликатесов. В день игры по дороге на завтрак он каждому из нас выдал доппаек — по баночке черной икры. Видели бы вы, какими глазами смотрели итальянцы, как мы дружно уплетаем бутерброды. Итальянские журналисты потом в шутку писали, что их сборная проиграла потому, что спагетти тяжело тягаться с черной икрой.

В последний раз запись финала смотрел год-полтора назад. У меня есть полная версия — с церемонией награждения, кругом почета, вплоть до того, как мы заходим в раздевалку. Эту запись раздобыл Леша Прудников, наш второй вратарь. Он в 1990-х играл в Корее, и где-то на их телевидении сделал для себя и для нас копию. Кстати, в финале с бразильцами мы играли "с листа". Нам обещали привезти кассету с записью их полуфинала против Германии, но, видимо, курьер где-то заблудился. Поэтому у нас не было даже традиционного предматчевого разбора соперника. И бразильцев мы впервые увидели лишь на разминке. Они себя вели так самоуверенно, заранее начали делать фото на память, будто уже стали чемпионами и предстоящая игра — лишь формальность. А потом даже не хотели выходить на награждение. Насколько я помню, за победу им было обещано по килограмму золота на каждого. И они после матча так рыдали, что было слышно даже в нашей раздевалке. Но что для них горе, для нас — праздник. Когда мы, совершив круг почета, зашли в раздевалку, там нас уже ждало шампанское. В какую-то большую емкость — ведерко или вазу — было влито несколько бутылок, и мы прямо оттуда зачерпывали его стаканчиками. А когда вернулись на теплоход "Михаил Шолохов", который был плавучим штабом нашей олимпийской команды, то там уже оторвались по полной. Корабль чуть с якоря не сорвался, еще немного — и уплыл бы, так штормило. Вместе с нами зажигали артисты из группы поддержки — Винокур, Лещенко, Сюткин. На следующее утро чуть не опоздали на награждение, нас долго не могли собрать. Меня, помню, Лютый еле разбудил. Тищенко так вообще не нашли, ему медаль потом на корабль привезли. Словом, отметили победу хорошо, душевно. А уже через три дня я, Лютый и Тищенко играли за "Днепр" с "Бордо" в Кубке УЕФА. Так что нам даже домой заехать не удалось. Прямо в Москве переоделись, вещи оставили в камере хранения и полетели во Францию.

В Сеуле нам выдали по $6 тысяч, в Москве еще приличную сумму в рублях. Ну, и почти все из нас сразу купили новые машины. Мне выделили семерку "Жигули", хотя всем чемпионам было положено по "Волге". Но, видимо, моя ушла куда-то "налево". Многие олимпийцы везли из Кореи аппаратуру, но мы затарились электроникой еще в Японии, на сборе. А в подарок жене я привез роскошную норковую шубу, корейские меха тогда очень ценились. Сопровождавший нас гид дал мне адрес магазина при фабрике, и я в одиночку туда съездил и купил. Но самый дорогой и памятный подарок, оставшийся от Сеула (кроме золотой медали, естественно), — это флаг Советского Союза, с которым мы совершали круг почета. Когда уже вернулись в раздевалку, я его буквально вырвал из рук остальных ребят и спрятал в сумку. Он до сих пор хранится у меня дома в Днепропетровске — флаг страны, за честь которой мы бились и которой уже давно нет.

0004_20

ДРУГИЕ ЗВОНКИЕ ПОБЕДЫ НА ОИ-1988

ПРЫЖКИ С ШЕСТОМ. В Сеуле было суждено в первый, но, как оказалось, и последний раз ощутить вкус олимпийской победы Сергею Бубке, шестикратному чемпиону мира и обладателю 35 мировых рекордов. Причем "золотая" высота 5,90 м покорилась ему лишь с последней, третьей попытки. После двух неудач Бубка пошел на риск — взял шест длиннее обычного и вышел в сектор. Это сработало, еще чуть помог ветер, подувший спортсмену в спину — и высота была покорена, как показалось, просто и буднично с запасом сантиметров в 30. Именно после той победы Сергей Назарович произнес свою знаменитую фразу: "Пока у тебя есть еще одна попытка, ты не проиграл".

ПЛАВАНЬЕ. Редчайшее для пловцов спортивное долголетие продемонстрировал Владимир Сальников, вновь, как и 8 лет назад в Москве, одержавший победу на стайерской дистанции 1500 м вольным стилем. А ведь его вообще не хотели брать на Игры. Спортивные чиновники считали олимпийские амбиции ветерана блефом, а в тренерских кулуарах график его заплыва на "полторашке" называли "графиком пенсионера-самоубийцы". Но Сальников победил назло всем, хотя и заканчивал заплыв в полуобморочном состоянии. Чтобы не утонуть, после финиша он вцепился в канаты и только с помощью соперников смог вылезти из воды.

ВОЛЕЙБОЛ. Финал женского турнира СССР — Перу сложился на редкость драматично и надолго запомнился любителям спорта. Советские волейболистки уступали по ходу матча 0:2 и "горели" 6:12 в 3-й партии, но каким-то невероятным образом сумели перехватить инициативу, спасти сначала сет (15:13), а затем и вырвать победу в матче.

БОРЬБА. На открытии Олимпиады знаменосцем сборной СССР был молодой борец классического (греко-римского) стиля Александр Карелин. В этом был определенный риск — издавна повелось доверять знамя тем, чья победа на Играх не вызывала ни малейшего сомнения у окружающих. 21-летний Карелин надежды оправдал, одержав свою первую громкую победу. А затем в течение 13 лет безраздельно царствовал на ковре, вчистую сокрушая всех соперников на всех турнирах, невзирая на травмы и болезни.

 

Вы сейчас просматриваете новость "Юбилей триумфа: последняя Олимпиада советской империи". Другие Новости спорта смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Кинзерский Эдуард

Источник:

Сегодня|Спорт

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...