укр
Тетяна Острікова
Чому ревуть ФОПи, якщо 3200?..
Главная Криминальные новости
20 Мая 2009, 22:26  Версия для печати  Отправить другу
×
Следы к Кирпе и вор в Кабмине http://www.segodnya.ua/img/article/1607/65_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1607/65_tn.jpg Происшествия и криминал Криминалисты раскрыли нам секреты самых громких дел.
Фото УНИАН
Фото УНИАН

Следы к Кирпе и вор в Кабмине

Криминалисты раскрыли нам секреты самых громких дел.

Сегодня раскрыть почти любое преступление без участия экспертов-криминалистов просто нереально. Об этом вам скажет любой оперативник. Недаром россияне даже создали целый телесериал, где главными действующими лицами как раз и являются эксперты. Задачи, стоящие перед ними, в общем-то многие годы остаются прежними, а вот пути их решения видоизменились разительно.

Как говорит нынешний начальник Научно-исследовательского экспертно-криминалистического центра (НИЭКЦ) при ГУ МВД Украины в Киеве Валерий Стояновский, "раньше нас называли фотографами, а теперь мы работаем с последними достижениями науки и техники". Широкое развитие получила идентификация личности не только по отпечаткам пальцев (дактилоскопия), но и по генетическим признакам (анализ ДНК), развивается, применительно к раскрытию преступлений, одорология — наука о запахах. Химики применяют не только реактивы, но и вовсю используют спектральный анализ, хроматографию, баллисты (оружейники) — компьютеризированную лазерную систему "Рикошет", за которую несколько лет назад столичные разработчики получили Государственную премию... Список можно продолжать.

"Сегодня" побывала у киевских экспертов, ее корреспондент зашел туда, куда пускали (есть лаборатории, куда по соображениям стерильности зайти нельзя), и рассказывает читателям о том, что увидел и узнал.

ОТПЕЧАТКИ ПАЛЬЦЕВ ЦЕЗАРЯ ДО СИХ ПОР НЕ ПОВТОРЯЛИСЬ

Фото А. Корчинского
Отпечатки пальцев. Эксперт сравнивает их с имеющимися

— К нам поступают дактилоскопические карты со всех райуправлений Киева, где каждый человек, который подозревается в совершении преступления, проходит дактилоскопию (даже если его задерживают не впервые), — рассказывает начальник сектора майор милиции Яна Валиахметова. — Карты после ввода в электронную систему хранятся у нас в архиве, причем бессрочно, на сегодня их около 400 тысяч. То есть каждый человек, чьи "пальчики" зафиксированы у нас, бессрочно взят на учет. А снять такое лицо с учета (уничтожить дактилокарту) можно только по письменному уведомлению (с указанием причины снятия) инициатора, который и поставил на учет (снял отпечатки).

Электронная система может работать в режиме поиска. Если ввести чьи-то отпечатки, задать еще какие-то параметры, известные нам, то она выдаст, кому они принадлежат (конечно, если этот человек есть в базе). Так часто определяют, например личности неопознанных трупов. Отпечатки пальцев — признак сугубо индивидуальный. Исследования говорят, что человечество еще не скоро достигнет того количества, чтобы появилась теоретическая возможность повторения папиллярных узоров у разных людей.

По последним оценкам, количество людей на Земле должно увеличиться как минимум вдвое по сравнению с сегодняшним днем (ныне население земного шара составляет около 6 млрд человек), чтобы такая вероятность возникла. Пока же, начиная от возникновения человечества и по сей день, повторение исключено. Так что "пальчики" Цезаря или Клеопатры до сих пор уникальны...

Вторая часть нашей базы данных — следотека. Туда закладываются те следы рук, которые обнаружены и изъяты экспертами, выезжавшими на места совершения преступлений. В будущем эти следы на предметах могут стать доказательствами в уголовном деле.

ОРУЖИЕ. У экспертов-оружейников нашим гидом служит замначальника отдела криминалистических исследований капитан милиции Максим Абраков.

Фото А. Корчинского
Музей изъятого оружия. Есть заводские стволы и самоделки

— Эксперты-баллисты определяют, является ли доставленное к нам оружие огнестрельным, можно ли из него стрелять. Наш эксперт Тимур только что исследовал два образца — пистолет и револьвер. Сделал вывод, что револьвер предназначен для стрельбы 4-миллиметровыми патронами Флобера, признаков переделки не имеет, огнестрельным оружием не является. Пистолет же таким оружием является, для стрельбы пригоден. А вообще мы исследуем все, что хотя бы похоже на оружие, все, что к нам приносят оперативники. Это могут быть и детские пистолеты, и стартовые, и зажигалки, и муляжи... Но бывает и наоборот — на вид предмет напоминает брелок или авторучку, однако стреляет.

Фото А. Корчинского
Эксперт Тимур. Только что закончил исследовать оружие

Кроме "криминального", мы отстреливаем все оружие, которое покупают законопослушные граждане вполне легально. Каждые 5 лет нарезное оружие должно отстреливаться. Вот наш "Рикошет" — система баллистических исследований для идентификации пуль и гильз (она сканирует лазером вращающийся объект и выдает изображение на компьютер). Ее разработчики, руководители нашего центра, получили в 2005 году Госпремию. Все пули и гильзы, изъятые с места происшествия, поступают сюда. Мы вводим развернутое изображение, например пули, в компьютеризированную систему и сравниваем с имеющейся за 10 лет базой данных. Здесь в электронном виде хранятся все изображения пуль и гильз, изъятых с места происшествия в Киеве (оригиналы мы отправляем в МВД).

ЭКСПЕРТЫ: КИРПА ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ

Как вспоминают эксперты-ветераны (не только МВД, но и других спецслужб), несколько лет назад на 4-м этаже в Кабмине исчезли... компьютеры! Охрана утверждала, что, мол, ничего не выносили и посторонних не было. Возникла версия, что к исчезновению причастна сама охрана. Но комнаты закрывались, ключи сдавались той же охране и опечатывались — возле охранника имелась специальная колба с ключами, которая опломбировалась. На вид печать была нетронутой. Тогда в дело включились эксперты, дали заключение: печать срезалась и потом очень искусно вернулась на место. Дальше уже работал угрозыск. Оперативники, опираясь на экспертное заключение, изобличили в краже охранную смену. Компьютеры вернули в Кабмин.

Взрывы на Троещинском рынке в свое время потрясли весь Киев. Дело находилось на очень высоком контроле. Подключились, конечно, и эксперты. Они и нашли остатки телефонной чип-карты, которая использовалась при подрыве (в качестве инициатора взрыва использовались мобилки). Чип-карту удалось восстановить в лаборатории, оказалось, что до взрыва ее использовали по прямому назначению — с ее помощью звонили по телефону. Дальше было просто — нашли, кому звонили, кто звонил, пошли по цепочке, так и раскрыли это резонансное преступление.

На Оболони два бандита грабили магазинчики и были застигнуты врасплох "Беркутом". Бандиты забежали в подъезд, спрятались за шахтой лифта. Милиционеры вошли в подъезд, и тогда один из бандитов стал стрелять из обреза. Одного "беркутовца" он сразил наповал, второго ранил. Затем бандиты скрылись (убийца, кстати, потом, заметая следы, убил и своего подельника). Однако на донышке ружейной гильзы (оно латунное) остался фрагмент отпечатка пальца убийцы. Идентифицировать по нему личность было крайне трудно, но эксперты все же справились. Впоследствии это и помогло изобличить его.

Метод "исключения невозможного" помог убедиться, что экс-министр транспорта Георгий Кирпа не был убит, а покончил с собой. Это произошло на его участке в бане с кафельным полом. Когда помещение нагревается, все прежние следы там уничтожаются, можно видеть лишь свежие. Эксперты обследовали имевшиеся следы и убедились: они вели в одну сторону и принадлежали Кирпе...

МАНЬЯКА ИЩУТ С ПОМОЩЬЮ ГЕНЕТИКИ

Фото А. Корчинского
Профиль ДНК

"В Киеве была убита девушка, — говорит шеф ДНК-лаборатории Лена Сикорская. — Предположили, что убийца и сам порезался — следы крови нашли у подъезда. Позже оперативники задержали подозреваемого. И мы установили, что следы у подъезда были его, а на его брюках и ремне — следы крови убитой. Так преступник и был изобличен. Ваша газета недавно писала о розыске сексуального маньяка-убийцы, орудующего в Киевской области. Мы тоже участвуем в его поисках: каждый день в нашей лаборатории проверяются на ДНК 2—3 киевлянина, которых задерживают по подозрению на причастность. Убийца на месте происшествия оставил сперму, а значит, есть его профиль ДНК. Эксперты его уже наизусть знают. Как только появляется профиль, сразу видят — тот или нет. Раскрытие этого преступления — дело времени".

УБИЙЦА КУРОЧКИНА БЫЛ СПЕЦНАЗОВЦЕМ

Фото А. Корчинского
Место убийства Курочкина. Именно так видел его с чердака снайпер, а потом — эксперт

— В нашу работу все шире внедряются высокотехнологичные методы, позволяющие исследовать улики, которые невидимы и недоступны человеку без специальных приборов, — говорит начальник НИЭКЦ полковник милиции Валерий Стояновский. — Также развиваются предварительные исследования на месте происшествия, в частности мы можем оперативно установить причастность человека к совершению преступлений с применением огнестрельного оружия. Процедура заключается в контакте экспресс-теста с открытыми частями тела человека, результат виден через 1—3 минуты. Был случай, пришел в милицию человек, заявил, что в него стреляли, показал куртку с якобы пулевым повреждением. Мы взяли частицу этой ткани, поместили в прибор и узнали, что стрельбы не было. А отверстие сделано ржавым гвоздем...

Одно из перспективных направлений — одорология, наука о запахах. Пока у нас отсутствуют инструментальные методы их исследования (этим занимается центр в Виннице), но мы создаем образцы запахов с мест преступлений и сохраняем их. Применяется для консервации стерильная высушенная баночка, внутри пищевая фольга и адсорбент, например фланель. Она впитывает уникальный запах человека, скажем, с брошенного киллером ствола и, когда того поймают, будет служить уликой.

От эксперта, работающего на месте преступления, требуются не только фундаментальные знания, но и наблюдательность, умение анализировать. Например, мы участвовали в осмотре места, откуда снайпер застрелил Максима Курочкина. Я лег на место снайпера, посмотрел в оставленный им прицел Сваровски. Задача была — понять, мог ли киллер убить Курочкина, например, на скамье подсудимых.

Оказалось, нет, не мог, потому что у окна стояли строительные леса и мешали видимости. Зато отчетливо было видно широкий белый подоконник. И стало очевидно, что, раз его хорошо видел киллер, подоконник можно было использовать, например, для подачи определенного сигнала. Скажем, положить или убрать с подоконника контрастный (допустим, черный) предмет. И это могло означать, что заседание суда закончено, Максим пошел к выходу, снайперу надо брать под прицел дверь...

Еще я обратил внимание на оставленный снайпером "мешочек" с гречкой (точнее женскую косметичку с крупой, на которую опирался карабин для устойчивости). Когда-то я сам служил в полку особого назначения дивизии им. Дзержинского, не раз участвовал в походах. Так вот, наши снайперы всегда брали с собой для тех же целей мешочки именно с гречкой, рисом, пшеном. А стрелки-спортсмены обычно используют мешочки с песком. Спецназовцы берут крупу потому, что ее можно... съесть! Причем в качестве мешочка используют как раз женские косметички. Удобно, она на молнии — расстегнул, отсыпал крупы, съел, а потом досыпал новой. Именно на этих моментах я и акцентировал внимание следствия, когда докладывал результаты экспертного эксперимента, рекомендовал искать убийцу среди бывших военных-спецназовцев. (Кстати, как мы писали, убийца Курочкина действительно служил в свое время в армейском спецназе, так что вывод эксперта полностью подтвердился. Киллер объявлен в розыск. — Авт.).

ДЛЯ ДЖЕКСОНА АНАЛИЗ ДНК — ПРОБЛЕМА

— Предметом исследования у нас могут быть одежда преступника, орудия убийства, окурки — словом, любые следы биологического происхождения, — говорит начальник ДНК-лаборатории майор милиции Лена Сикорская. — Сначала объект поступает в специальную комнату, где мы осматриваем вещдоки, ищем на них следы, причем не только визуально, но и с приборами, например со стереомикроскопом. Если что-то находим, то соскабливаем или смываем, но обязательно дистиллированной и деионизированной водой. Затем соскоб или смыв поступает в спецлабораторию, где мы сложными физико-химическими методами разрушаем клетку и выделяем ДНК. Здесь царит абсолютная стерильность: постоянно перед работой и каждые полчаса все помещения обрабатываются ультрафиолетом и ионизатором, протираются дезраствором, перчатки меняются после каждого соприкосновения с объектом. Посторонним вход сюда запрещен.

Однако ДНК в полученном образце обычно очень мало, надо увеличить количество. Проводим ряд манипуляций (должна заметить, что при этом расходуются дорогостоящие реактивы) и, наконец, материал поступает в анализатор. Прибор выдает информацию на компьютер, оператор специальной программой ее анализирует, и в итоге мы получаем так называемый профиль ДНК исследуемого образца. Например, это был соскоб крови с оставленного преступником следа. Кроме того, допустим, есть образцы крови подозреваемого и жертвы. Их тоже исследуем таким же образом. А потом эти профили ДНК сравниваем. И с определенной долей вероятности говорим: этот след мог оставить, скажем, преступник. Такая вероятность очень велика, если след оставил действительно изучаемый объект. Цифра вероятности соизмерима с количеством людей на Земле.

В суде идентификацию по ДНК принимают безоговорочно, это одна из самых точных экспертиз. Хотя теоретически встречаются люди с "мозаичной ДНК", то есть образцы с разных участков отличаются. Или, допустим, "проблема Майкла Джексона": у него есть участки кожи, взятые с разных людей. И ДНК может быть разной (именно кожи), смотря откуда брался материал для анализа. Но это все единичные случаи, не влияющие на точность ДНК-экспертиз в целом.

Кстати, в лаборатории лежат и ДНК-профили самих сотрудников. Если есть малейшее сомнение в том, не могли ли сотрудники оставить свой след, который может исказить правильность анализа, мы обязательно сравниваем наши профили с получившимся. В настоящее время уже закуплена в США программа, которая будет это сравнение делать автоматически.

Наша база данных ДНК постоянно пополняется за счет образцов от задержанных, с мест совершения преступлений и т. д. А в Германии это делается на уровне госпрограммы, там в базе данных ДНК все группы риска (полиция, пожарные, военные и пр.). И все те, кто совершает преступления. Но это очень дорого, у нас таких денег, конечно, нет.

Чтобы хоть частично окупить свои затраты, помимо криминалистических исследований, мы проводим исследования для населения. Желающие могут по заявлению провести любой вид исследований. Сегодня стоимость анализа ДНК для "человека с улицы" — около 2000 гривен. Если цель, например, установить отцовство, то надо исследовать сразу три объекта — папу, маму и ребенка. Расходные материалы очень дорогие, закупаются в США, Германии, Израиле... В Украине, к сожалению, их нет.

СУД ВЗРЫВАЛИ ПЛАСТИДОМ

О работе экспертов-химиков рассказывает начальник отдела подполковник милиции Олег Посильский:

— Мы исследуем очень сложными методами самые различные вещества, в том числе нефтепродукты и другие горючие материалы, взрывчатку, причем, кроме центральной лаборатории, в Киеве есть еще три. Наши эксперты выезжают на все серьезные ЧП.

Скажем, несколько лет назад в троещинском лесу в землянках (а там подобных убежищ нарыто довольно много, используют их, например для изготовления наркотиков, для сведения счетов и пр.) нашли трупы. Это не была серия, люди погибали от разных причин и разными способами, но раскрывать-то все равно надо. И был эпизод, когда нашли обгоревшие останки человека, у которого от одежды остался лишь ворот от рубашки. С самими останками работали судебные медики, а перед нами поставили задачу — установить, был ли поджог или человек, например, погиб по неосторожности. И мы ее решили, установили — человека облили бензином и сожгли!

Дело в том, что распространенное мнение, будто бензин сгорает весь и следов не остается — заблуждение. У нас есть техника и методики, позволяющие отыскать даже малейший след. Узнав от нас, что с человеком случилось, сыщики стали работать уже в конкретном направлении, чтобы раскрыть убийство.

То же касается и взрывчатки — всегда остаются хоть микроколичества, по которым можно установить, какое вещество использовалось. Вспомним, например, взрыв несколько лет назад в Дарницком суде. Наши коллеги-взрывотехники устанавливали, какое устройство использовалось, где был эпицентр взрыва, а наша задача была определить, что взорвалось, какое взрывчатое вещество. Мы изъяли образцы (предметы, на которые воздействовал взрыв), привезли в лабораторию и тут установили — это был пластид. А это, сами понимаете, уже ниточка для сыщиков. Трудность этого исследования — в малом количестве исследуемого вещества, особенно если речь идет о пластиде, его всегда остается совсем мало (в отличие от тротила).

Исследуем мы также специальные красители на меченых деньгах и вещество, которым их метили, определяем, одно ли это и то же. Наша задача — дать дополнительные доказательства следователю в расследовании уголовного дела, когда речь идет, например, о взятке.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Корчинский Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Следы к Кирпе и вор в Кабмине". Другие Криминальные новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: