укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Криминальные новости
10 Апреля 2008, 08:30  Версия для печати  Отправить другу
×
Смертницы: милые, жуткие дамы-убийцы http://www.segodnya.ua/img/article/1033/33_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/1033/33_tn.jpg Происшествия и криминал "Сегодня" побывала в колонии для пожизненно заключенных женщин, который на вид не отличаются от обычных. Но за каждой из них – кровавый след.
Галина Дьяченко отбывает пожизненный срок за убийство племянника. Фото А. Корчинского
Галина Дьяченко отбывает пожизненный срок за убийство племянника. Фото А. Корчинского

Смертницы: милые, жуткие дамы-убийцы

"Сегодня" побывала в колонии для пожизненно заключенных женщин, который на вид не отличаются от обычных. Но за каждой из них – кровавый след.

Мы продолжаем начатый в прошлый четверг рассказ о женщинах-убийцах, отбывающих ныне свой пожизненный срок в Качановской колонии №54 под Харьковом. Напомним, что всего там (а значит, и во всей стране, ибо больше эта категория осужденных нигде не содержится) находятся 15 женщин. В прошлом номере мы поведали о судьбе и деяниях единственной в Украине "Леди-киллер", получившей пожизненное заключение за то, что выполняла убийство "под заказ". Наши сегодняшние "героини" заказных убийств не выполняли, но то, что они натворили, не менее страшно. Любовь Саченко ныне прикидывается почти умалишенной, вроде бы молотит вздор (хотя, кто знает? никто ведь ее рассказы всерьез не воспринимает и не проверяет), однако за ней тянется установленный судом жуткий кровавый след. Милая пожилая женщина со странным выговором когда-то в течение одного белого дня могла принять решение об убийстве целой семьи (поочередно — одной, другой сестры и их матери. И все это после убийства главы семейства). А не менее милая женщина средних лет Галина Дьяченко, сегодня только и думающая о своем сыне-школьнике, шесть лет назад со страшной жестокостью и без очевидного повода забила топором и ножом своего родного племянника... Правда, по слухам, подоплека этого убийства до конца не ясна, но речь могла идти лишь о мести взрослому человеку. Ребенок в любом случае тут не при чем...

ЛЮБОВЬ САЧЕНКО. Администрация колонии считает, что Любовь Васильевна прикидывается полубезумной – так ей проще жить, какой с больной спрос?


Зона. Здесь Саченко коротает долгие годы...

ПРИГОВОРЕННАЯ К СМЕРТНОЙ КАЗНИ. Любовь Саченко — личность, настолько же легкая и веселая (правда, с "сумасшедшинкой") в общении, насколько мрачная и страшная, если судить по совершенным ею убийствам.

Например, в 1993 году Люба познакомилась с киевлянином Юрием Вировцевым и узнала, что у него есть деньги. Родилась мысль — убить и ограбить по дороге в Венгрию, якобы за дешевыми машинами. Ехали на ее машине, с водителем Лепехой (сообщником Саченко, согласившимся убить жертву по дороге). По дороге Люба подливала Вировцеву клофелин. Когда Вировцев лежал практически без памяти от употребленного зелья, Лепеха ударил его несколько раз ножом и убил. Тело облили бензином в лесу и сожгли. А чтобы жена погибшего не заподозрила неладное, когда узнает, что Люба вернулась, а муж нет, решили убить и супругу. Саченко приехала к Вировцевой и они стали угощаться спиртным. Люба подлила жертве аминазин с клофелином, но та спаслась тем, что вызвала "скорую". Медики в больнице откачали Вировцеву и она осталась жива. Но кровожадная Люба и на этом не остановилась. Узнав, что из Москвы к больной Вировцевой приезжает ее сестра по фамилии Лис, решила убить и ту, опасаясь разоблачения. На это подрядились также Лепеха и отчим Саченко по фамилии Дубко — за литр водки! Саченко выманила Лис на улицу, уговорила сесть в машину, где Дубко с помощью Лепехи задушил женщину. Ее ограбили, а потом решили... убить в тот же день еще и мать обеих сестер — М. Гильман. Но тут вышла осечка. Убийцы вернулись в машину, где все это время лежал труп Лис, отвезли тело в лес и утопили в озере...

СМЕРТЬ ДЛЯ МУЖА. Супруги Ищук жили с ребенком в квартире ее родителей и мечтали о своей жилплощади. Отчаявшись получить ее (шла середина 1993-го), решили прибегнуть к фиктивному разводу. Так и сделали, дав соответствующее объявление в газеты (мол, купим "хату" путем вступления в брак). Увы, откликнулась на него первой Любовь Саченко... Она предложила Ищуку пожениться: дескать, потом пропишет его в своей двухкомнатной, что даст право "мужу" стать членом определенного ЖСК. Ищуки ей поверили, но оговорили, что деньги дадут двумя порциями: после регистрации брака и после прописки. Первую часть (900 долларов) Саченко получила, зарегистрировав брак. "Муж" выписался с прежнего места жительства, но прописывать его у себя Любовь Васильевна и не думала, а требовала остаток денег. Тот не давал, да и не имел... Тогда Саченко, работавшая к тому времени директором турфирмы "Медтус", предложила ему тур в Венгрию: мол, купишь там машину по дешевке, здесь продашь втридорога, и со мной рассчитаешься. Ищук согласился и занял на машину 3500 долларов у знакомых. В дороге он пьянствовал и Люба без труда уговорила его отдать деньги на сохранение ей. На эти деньги она купила двое приличных "Жигулей", причем оформила покупку на себя и на своего сожителя Демченко. (Ищуку пообещала, что в Украине, мол, все переоформит на него). Но дома зарегистрировала все в итоге на себя, а Ищука решила убить. В напарники по убийству подрядила своего соседа Олексенко, пообещав за это отдать одну из пригнанных из Венгрии машин. Попросила также найти водителя, Олексенко взял своего знакомого по фамилии Кравец. Все сели в машину, где позже Ищук получил удар ножом. Он выскочил, но его добили, причем Люба сделала жертве какую-то инъекцию. Труп отвезли подальше в лес, облили бензином и сожгли.

ПРИГОВОР. Были у Любови Васильевны и другие смертоносные грехи, имелись также две прежние судимости (в 1982 и 1990 гг.). Поэтому за все "художества" 18 июля 1996 года Киевским горсудом 49-летняя Саченко была приговорена к смертной казни. В 2000 году эта высшая мера была заменена на пожизненное заключение.


Любовь Васильевна. "Я говорю правду, поверьте..."

"ЕВРЕИ ПРИМЕНЯЮТ КО МНЕ ТЕРРОР…"

— Любовь Васильевна, расскажите о себе.

— Раньше я была в Киеве на портретах за мою красоту. Мои фотографии были на площади Победы, где универмаг "Украина". Я ведь работала когда-то метрдотелем в ресторане "Интурист", старшим мастером колбасного завода, директором фирмы "Союз-Чернобыль", с валютными счетами... У меня был муж — офицер погранвойск, отец у него подполковник, работал на Западной Украине, следственный работник КГБ. Убит в госпитале в Киеве, в 1992 году, в туалете. У него такая родня... Нестор Махно — это его родственник!

— За что вас судили?

— Судили и приговорили к смертной казни... И знаете, за что? Я написала жалобу на оперов, представляете, — хватило ума написать в Лукьяновской тюрьме жалобу на оперов! Меня вызвал "хозяин", говорит, ты понимаешь, что творишь, что тебе светит за это... И в июле 1996 года меня приговорили к смертной казни, признали исключительно опасной для общества. А опасны те, кто меня судил, это они убили начальника аэропорта "Жуляны", применили к нему суицидный какой-то прибор...

Про меня говорили — она такая сволочь, она посадила все КГБ, она погубила всю милицию... Но это неправда. Если вы снимете с меня мозговую психушку, ко мне подключенную еще в 1994 году, я такое расскажу, спаси и сохрани... У меня сестра двоюродная была старшим референтом МИД России, работала в Алжире, Франции, Китае, — Быкова Екатерина Ивановна. Так вот, те документы, что у меня изъяли в доме, были ее... Они называются "План эвакуации МИДа России и Кремля". Шифры, схемы — все забрали у меня дома. Огромный лист, сложен три раза так и раз — так. Написано все было на иностранных языках, английском и французском...

— Как вам тут сидится?

— Три года, после того, как приговорили к смертной казни, меня из камеры-одиночки не выпускали, много лет не давали зеркало, камера вообще не открывалась. Они меня сделали психбольной. Потом в Житомире меня два года выводили с того состояния, что мне сделали в Киеве. А я хорошо знала спецкора "Известий" в Хабаровске, я тоже там жила, наши дети ходили в садик КГБ вместе. Когда меня посадили, нашли мои записные книжки и кинулись по моим знакомым-журналистам. Они убили Листьева, это такой грех... Со мной сидят одни евреи. Они хорошие люди, но ведь они получили указание применять ко мне террор. Я сижу 15 лет, а ведь я никого не убила, просто поссорилась с большими людьми... Это дикая месть, на меня написали 17 томов... А здесь кормят отлично и ко мне администрация хорошо относится.

ГАЛИНА ДЬЯЧЕНКО. "Уже пять лет пишу сыну письма каждый месяц. И маме пишу, отсылаю. Но ответов не получаю."


Галина. Думает только о сыне.

КРОВАВЫЙ РАЗБОЙ ИЛИ ВНУТРИСЕМЕЙНАЯ ДРАМА?

Из протоколов судебного заседания: "12 октября 2002 года около 7 утра Дьяченко Г.В., имея намерение завладеть имуществом своей родной сестры Усенко В.В. путем разбойного нападения на тех, кто может быть на месте преступления, заблаговременно взяла в своем доме топор и нож и поехала в Гребенки Киевской области, где жила сестра".

УБИЙСТВО. Суд установил: около 8 утра Галина подошла к дому сестры. Там проживали сама Валентина, ее муж, свекровь и 12-летний сын Александр. Дома был только мальчик. Он открыл тете, они зашли в дом... Как гласят документы, "Дьяченко выхватила из сумки топор и стала с особой жестокостью наносить удары потерпевшему, причем как обухом, так и режущей частью. Нанеся Александру не менее 19 ударов в область головы, Дьяченко понимала, что потерпевший при этом испытывает особо сильную боль и страдания, и желала этого". А когда паренек упал на пол, "Дьяченко с особой жестокостью перерезала потерпевшему шею". После этого Галина завладела "имуществом, принадлежавшим Усенко Н.Т. (свекрови. — Авт.)". Ей достались 1200 гривен, 40 долларов, а также золотые украшения и даже… зубные мосты! Взяла она также кожаное женское пальто, которое тут же надела на себя. Общий итог разбоя — жизнь мальчика и 5923 гривни (в пересчете). Но и это не все: Дьяченко подошла к уже мертвому, лежащему в крови мальчугану и... нанесла трупу 7 ножевых ранений в область груди и сердца! И ушла из оскверненного дома.

P.S. Возможно, истинные мотивы страшного преступления Галина скрывает тщательно многие годы. Есть версия, что на самом деле она хотела отомстить мужу своей сестры за то, что тот когда-то очень сильно обидел ее сына. И довела себя до такого состояния, что уже не разбирала, кто перед ней... А ценности взяла, чтобы имитировать грабеж. Если так, то трагедия этой женщины и ее семьи еще глубже, чем на первый взгляд...

ТЕТЯ И ПЛЕМЯННИК ЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУГА... Сама же Галина случившееся объясняла на следствии (в суде она отказалась давать показания) так. Мол, в тот день с утра она собиралась поехать к родителям в Гребенки, а потом проведать могилку дочери (та умерла в годовалом возрасте), для чего и взяла топорик и нож. Но поехала сразу к сестре, ибо там с утра бывала обычно по выходным ее мать, помогая сестре в торговой деятельности. Увидев, что во дворе нет машин, поняла, что все взрослые уже на рынке. Залаяла дворовая собака, на ее лай вышел Александр. Закрыл собаку и провел тетю в комнату, сам сел на диван. Минут двадцать Галина стояла рядом, они разговаривали (свидетели говорили позже, что тетя и племянник очень любили друг друга). И тут Гале пришла мысль ограбить богатый дом торговки-сестры (сама она — дворник в детсаду — с мужем и сыном жила очень бедно, супруг пил и не работал). Понимая, что при Саше сделать это не удастся, решила его убить. И выхватила топор... Сколько ударов нанесла, не помнит. После того как перерезала упавшему мальчугану шею, пошла в комнату свекрови и забрала деньги и ценности, сложила в сумку. Увидев на своем плаще пятна крови, надела на себя украденный кожаный. Потом подошла к телу племянника и несколько раз ударила ножом в грудь. Для чего, пояснить не смогла... Затем уехала домой. Топор бросила в чугун с водой, нож помыла и положила на место. Поскольку и кожаный плащ оказался запачкан кровью, его и свой старый плащ сожгла посреди двора.

УБИЙЦУ ВЗЯЛИ В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ. Поскольку Галину в то роковое утро видели в районе дома сестры свидетели (причем показали, что вела себя Дьяченко странно, закрывала лицо, отворачивалась от знакомых), то милиции не составило труда вычислить убийцу. Ее взяли в тот же день, нашли и орудия преступления, и украденные ценности. Вину свою она признала сразу и полностью. Апелляционный суд Киевской области не нашел для убийцы смягчающих обстоятельств и приговорил 10 июля 2003-го к пожизненному заключению с конфискацией имущества.

"РОДНЫЕ ОТ МЕНЯ ОТРЕКЛИСЬ…"

— Скажу сразу: вину признаю с первого дня, ни от чего не отрекаюсь...

— Раскаиваетесь?

— Конечно. Если бы повернуть время вспять, я бы по-другому как-то решила бы вопрос...

— Какой вопрос? Что вас толкнуло на такое преступление?

— Это было затмение. Если бы в тот момент оказался кто-то рядом, я бы этого не сделала. Это было спонтанное решение, я его не вынашивала заранее...

— А что теперь с вашей семьей?

— Муж умер через 2,5 года после того, как меня посадили. А сына взяли на воспитание мои родители, хотя, честно говоря, я не ожидала, что они так поступят после того, что я натворила... Думала, что они от него откажутся.

— Родные вас навещают?

— Нет. Я вообще с ними связи не поддерживаю. Просто переписываюсь со знакомыми и от них узнаю, как там мои... Пишу маминой сестре, куме своей, запросы делаю через администрацию.

— Если выпустят, куда поедете?

— В первую очередь, чтобы сына увидеть. Поговорить с ним, а там уже как будет... Ему 16 в этом году, пока школьник, а когда меня посадили, было 10...

— А родители? Примут вас?

— Я не знаю... И как сын отнесется, тоже не знаю... Это больно для материнского сердца, но это так... Но письма сыну пишу каждый месяц. С тех пор, как на Харьков приехала, уже 5 лет, пишу каждый месяц. И маме пишу, отсылаю... Но ответов не получаю. Тем не менее, мне хочется, чтобы сын письма получал, знал, как тут я... И я знаю, что письма до него доходят, родители ему отдают их.

— Чем тут, на зоне, занимаетесь?

— Швейкой. Хотя на свободе шить не умела совершенно. Но здесь работа — это отдушина, время быстрее идет. А я под стражей уже 6 лет... Да и заработок какой-никакой...

— И как тут с заработками?

— Ну, если иска нет, то тут девочки неплохо зарабатывают. У меня есть иск на возмещение ущерба... А вот алиментов нет, не подавали. Но я шью медленно, а тут от выработки зависит заработок. У девочек по 600-700 гривен, у меня меньше, 300—400 в месяц...


ЗАКЛЮЧЕННЫЕ И ДЕНЬГИ

Из зарплаты заключенных вычитают подоходный налог, затем по исполнительным листам иски и алименты (обычно исполнительная служба присылает на 50% от суммы зарплаты), затем вычеты за питание, коммунальные услуги (если не хватает, то "страдает" колония, доплачивает). Что осталось — достается заключенной, но не менее 15% от суммы зарплаты. Тратятся эти деньги своеобразно, не так, как на воле. "Живых" денег, то есть купюр, тут иметь нельзя. Заработанная заключенной сумма зачисляется на ее личный счет, оттуда, по заявлению осужденной, все деньги или их часть могут быть отправлены на свободу, в тот адрес, какой заявительница укажет. Или на них можно отовариваться в "зоновском" магазине — не реже двух раз в месяц. Процедура там такая: присутствуют продавец и бухгалтер. Бухгалтер, глядя в персональную карточку заключенной, говорит продавцу и осужденной "набежавшую" там сумму. Осужденная выбирает товар, продавщица считает его стоимость и, если возражений нет, сбережения заключенной уменьшаются на эту сумму. Бухгалтер все записывает, дает расписаться осужденной. На этом процесс покупки заканчивается — до следующего раза.


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Корчинский Александр
Вы сейчас просматриваете новость "Смертницы: милые, жуткие дамы-убийцы". Другие Криминальные новости смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: