укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Новости политики Новости политики
3 Апреля 2015, 09:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с Борисом Колесниковым: "Все борются с коррупцией, а ее все больше" http://www.segodnya.ua/img/article/6050/11_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6050/11_tn.jpg Политика Глава оппозиционного правительства – о новой Конституции, восстановлении Донбасса, децентрализации для всех регионов, сокращении числа нардепов до 75, правильной борьбе со взятками и многом другом.
<p>Борис Колесников</p>
Борис Колесников. Автор фото: Григорий Салай, "Сегодня"

Интервью с Борисом Колесниковым: "Все борются с коррупцией, а ее все больше"

Глава оппозиционного правительства – о новой Конституции, восстановлении Донбасса, децентрализации для всех регионов, сокращении числа нардепов до 75, правильной борьбе со взятками и многом другом.

31 марта в Киеве презентовано оппозиционное правительство, которое возглавил экс-вице-премьер, бывший народный депутат Борис Колесников. После презентации он ответил на вопросы "Сегодня.ua".

- Борис Викторович, на презентации оппозиционного правительства вы упомянули о том, что одно из ваших предложений будет касаться конституционной реформы. Какие будут предложены изменения?

- Нужны не изменения в действующую редакцию, нужна новая Конституция. Главный, стержневой момент – передача полномочий от центра к регионам. Регионы наделяются полномочиями и средствами, то есть "портфель" центральных органов исполнительной власти у нас превращается в тоненькую "папочку".

Все проблемы решаются на местах – в селах, поселках, районах, городах. Вся жизнь ведь происходит в регионах, она не может происходить в здании Администрации президента, Кабмина или других центральных органов исполнительной власти. Потому задача новой Конституции – максимально приблизить ресурсы к регионам, передать их на места.

Это главное. Это снимет и коррупционную проблему, потому что все эти артели, которые сейчас называются антикоррупционными бюро – это какие-то непонятные "ноу-хау" нынешней власти. У власти есть инструменты: милиция, которая борется с коррупцией, и налоговая, которая борется, и прокуратура, и СБУ, все борются, а коррупции все больше и больше. Коррупцию цивилизованный мир поборол при помощи простого механизма – когда взятку не за что дать. Все остальное – это чистая фантазия. Ведь где дают взятки – это земельные отношения в городах, а они регулируются хорошими аукционами и генеральными планами, госзакупки – мы предлагаем передать их также на места, пусть контролируются там, пусть малый бизнес идет в местные советы. Плюс необходима поддержка учителей и врачей, на которой будет настаивать наша политическая сила. И контроль расходов на местах. Другого механизма борьбы с коррупцией не существует. Весь мир через это прошел, и не нужно пытаться изобретать велосипед. Рыночная экономика, в современном понимании этого слова, существует в мире уже более 200 лет. Поэтому достаточно выбрать лучший рецепт.

- То есть, другими словами, ключевое ваше предложение – максимальная децентрализация, "берите столько полномочий, сколько хотите"?

- Да. Так мир построен. Это не мы придумали, это мировой опыт.

- Но о децентрализации говорят уже больше года, а изменений нет…

- А зачем же нынешней власти децентрализация? Они уже власть получили, зачем им что-то менять? Что им мешало принять изменения в Конституцию – у них большинство в парламенте уже больше года. Порошенко – уже десять месяцев, как президент, новый парламент работает четыре месяца. Можно за это время было принять самое совершенное законодательство, абсолютно во всех сферах деятельности.

- Какие еще оппозиционным правительством будут предложены изменения в Конституцию? Скажем, поддерживаете ли введение выборности глав регионов – идея активно обсуждается?

- Безусловно. Если мы говорим о местном самоуправлении, то мы будем предлагать прямую выборность руководителей областей – председателей облсоветов. А местные советы уже будут формировать исполкомы. В существующей ныне вертикали нет необходимости.

Плюс если мы три четверти полномочий передадим на места, значит, нам не нужно и 450 народных депутатов. Достаточно 75-ти, избранных по открытым партийным спискам. Это будет еще одно наше предложение. Потому что изучить за два месяца биографии 75-ти кандидатов избиратель в состоянии, а 450-ти – это не то, что проблематично, а вообще невозможно!

Мы предлагаем создать в Украине двухпалатный парламент: нижняя палата, где, как я уже сказал, будет 75 депутатов – представители политических партий, избранные по пропорциональной системе с открытыми списками, и верхняя, где будут представители гражданского общества – то есть сенаторы, которые будут избираться прямым тайным голосованием, по одному сенатору от миллиона избирателей. Как вариант – от двух миллионов. Таким образом, в верхней палате будет от 15 до 31-го человека.

- Когда ваш проект Конституции будет представлен?

- Во второй половине мая полностью готовый документ уже будет презентован. А дальше будут консультации, как его можно воплотить в жизнь, будет ли это, скажем, референдум… Украина находится в такой ситуации, когда, даже с учетом всех процедурных вещей, необходимости двух сессий, скажем, новая Конституция могла бы уйти на подпись президента в сентябре. Страна может просто не дожить до новой Конституции! То есть Конституция-то будет, а страна – нет. Нужно делать это максимально быстро.

- Думаете, удастся найти общий язык с нынешним большинством? Пока законодательные инициативы "Оппозиционного блока" им обычно отклоняются…

- Это уже пусть власть решает. Не удастся – пусть сами предложат пути решения. Все ведь говорят о реформах, а где эти реформы? Вообще ведь ни одной не реализовано!.. Приведу пример. Предыдущим уполномоченным по малому бизнесу был Михаил Бродский, и он кропотливо многие вещи реформировал, отменил техосмотр, скажем. Может быть, они не были глобальными, но касались каждой семьи.

- На презентации вы сказали о том, что главное сейчас для Украины – добиться мира. Какие ключевые шаги необходимо сейчас предпринять для его скорейшего наступления?

- Властью подписаны Минские соглашения. Украина должна добиться от всех участников и гарантов этих соглашений неукоснительного их выполнения. Это первое.

Второе. Если Донбассу нужен особый статус, и это также прописано в Минских соглашениях, то его надо предоставить. Если это путь к миру, то его нужно принимать немедленно!

Но в новой Конституции, которую мы будем предлагать, полномочия должны быть прописаны абсолютно для всех регионов Украины. Только это даст новый импульс к развитию нашей страны. Но, в качестве временной меры, ради прекращения войны, в первую очередь можно особым статусом наделить Донбасс. Верховная Рада должна в срочном порядке принять закон об особом статусе – и сразу же приступить к разработке норм, дающих широчайшие полномочия всем регионам Украины.

- Что ваше правительство намерено предложить по преодолению гуманитарной катастрофы на Донбассе?

- В первую очередь, нужно добиться мира, восстановить жилье, инфраструктуру, обеспечить людей работой. Это будет реальная помощь.

Напомню, что на сегодняшний день системно, каждому украинцу на Донбассе помогает Штаб Рината Ахметова. Это реальная помощь, и все охвачены заботой. Человек системно, с утра до вечера, занимается проблемой своего родного региона. Помогает и средний бизнес, каждый – в силу своих возможностей.

Но – главное – это восстановить Донбасс и сделать его полноправным и успешным регионом единой страны.

Что значит – "блокада Донбасса"?! Какая может быть блокада, когда там живет 4 миллиона наших сограждан? За все эти преступления придется отвечать, в том числе в международных судах. Власть фактически на PR-менеджменте просуществовала год, но ресурс заканчивается. Можно короткое время обманывать большое количество людей, можно долгое время обманывать небольшое количество людей, но нельзя обманывать всех и всегда. Власть подошла к этому барьеру, и даже переступила его.

Выступления из наших органов власти уже можно показывать вместо смехопанорамы. Сейчас они занимаются борьбой с коммунистической идеологией. Я не сторонник коммунистической идеологии, за 70 с лишним лет она нанесла нашей стране, как и всем другим бывшим странам Советского союза, огромный вред, но разве борьба с ней сейчас – это актуально?

А Александр Ефремов в чем виноват? Что он такого сказал? Во-первых, он ни на одну букву не нарушил закон, а во-вторых, те выступления, которые в феврале-марте, позволяла себе нынешняя власть, отмена закона о языке, который потом был восстановлен, – это не путь к межнациональной розни, в которой его обвиняют?

А аресты в Кабмине в прямом эфире, под телекамерами? Это даже не "Голливуд", это "Монголияфильм" времен Цэдэнбала (Юмжагийн Цэдэнбал – генсек, первый секретарь Монгольской народной партии в 1940-1984 гг. – Ред.).

- Ваши коллеги по оппозиционному правительству на презентации много говорили о социальных инициативах. Назовите первоочередные меры, которые вы намерены предложить?

- Самый первый и единственный шаг, который можно сделать в этих условиях – это сократить расходы на власть и передать все сэкономленные средства на социальную сферу. Это прямой путь и монументальный. Кому нужны областные администрации со штатом по тысяче человек? Кому нужны такие огромные министерства финансов и министерства экономики, если экономики самой нет? Они же решают задачи не логические, а арифметические.

Наша концепция – министерств может быть и двенадцать, и больше, и меньше, но в них должны работать профессионалы. В большинстве министерств, кроме МИД, Министерства обороны и МВД, должно работать 30-40 человек – специалистов высокого класса, которые будут вырабатывать нормы и правила вместе с профильными ассоциациями в той или иной отрасли.

- И Наталья Королевская, и Михаил Папиев отмечали, что одно из обещаний ОП – повышение минзарплат, пенсий, возвращение льгот. Но при этом правительство говорит – денег нет. Где можно все же изыскать средства?

- Я уже говорил, что 60 млрд гривен – это расходы на миллион бездельников во власти, которые перекладывают бумажки из стопки в стопку.

Правительство пытается занимать деньги. Но правильно сказал Евгений Мураев (Министр экономического развития и торговли в оппозиционном правительстве. – Ред.): берешь чужие и ненадолго, а отдаешь свои и навсегда. Это народная мудрость.

Деньги у страны будут только тогда, когда она добьется простоты управления. Первое – это экономить средства. Второе – привлекать иностранных инвесторов, которым понятно, с кем они имеют дело. В нынешней ситуации, когда идет война, когда экономика разрушена полностью, никакие инвесторы к нам не придут.

Говорили, мол, Донбасс – дотационный регион. И как вам живется теперь без "дотационных" регионов?

Они ведь не регион дотируют, они дотируют государственную угольную промышленность. Как ее дотируют? Они мышкой, на компьютере междусобойчик устроили, Минфин с Нацбанком, нажали на кнопку и 10 млрд гривен эмиссию сделали, под облигации, под что угодно. Из этих 10 млрд пять украли еще в министерстве топлива и энергетики. Остальные пять дошли до Донбасса, а в обмен они получают десятки миллиардов долларов валютной выручки, от металлургии, от химии и т.д.

У Украины есть обязательные валютные затраты – углеводороды, проще говоря, нефть и газ, которые нужно покупать при любых обстоятельства. Но нет доходов. Потому курс гривны может быть любой, он может быть 25 гривен, 45, может быть и сто, если не будет валютных поступлений.

- А как же приглашенные министры-иностранцы? Нам обещали, что с ними заживем… Как вы оцениваете их деятельность? Скажем, Натальи Яресько – ее прочат чуть ли не на пост премьера.

- Украинские журналисты перестали следить за своими западными коллегами, а британская ВВС очень четко оценила визит Яресько в Лондон – после ее выступления там два международных рейтинговых агентства обрушили рейтинги Украины. И денег никто не дал.

Любой министр – это заложник системы. От одного министра ничего не зависит.

Да, у нас в правительстве работает очень много представителей Грузии. Какие-то реформы в Грузии получились, какие-то нет, но все эти грузинские министры – это всего лишь студенты американских преподавателей. Если бы наша власть хотела чему-то научиться, то в таком случае надо было приглашать ведущих мировых консультантов. Но не министров. В Украине достаточно специалистов высочайшего класса, с высокой инженерной, экономической, технической и языковой подготовкой.

К величайшему сожалению, я не вижу среди министров, если говорить футбольным языком, ни Рональду, ни Месси, ни Малкина, ни Кросби – если говорить хоккейным. Нет звезд.

Когда мы готовили "Евро-2012", я отвечал за это вопрос лично. И когда приехала комиссия УЕФА, они сказали, что в Украине нет ни одного аэропорта, который бы соответствовал этому слову в мировом понимании. Лондонские хэд-хантеры нашли лучшего в мире на тот момент генерального директора Abu Dhabi International Airport, который пришел в Абу-Даби, когда там было несколько миллионов пассажиров, а когда мы его оттуда забрали – было более 20 миллионов. А до этого он работал директором аэропорта в Мумбае. Это лучший в мире специалист. И за 14 месяцев мы построили 5 международных аэропортов, в том числе, с помощью бизнеса, и три взлетно-посадочные полосы. Нет в мире ни одной страны, которая справилась с такой задачей. Таким должен быть подход.

- То есть позвать консультантом в Кабмин надо было, скажем, Лешека Бальцеровича (автор эффективных радикальных реформ в Польше, известных под названием "шоковый план Бальцеровича". – Ред.)?

- Да. Конечно. Бальцерович – это один из самых лучших специалистов, которых можно было бы пригласить. Кстати, напомню, что он не был даже премьером, он был министром финансов.

А то выходит, что реформ нет, уже 25% безработицы есть, а это был крайний предел в Польше. Мне Дональд Туск, будучи премьером Польши, лично рассказывал, что Бальцеровичем пугали маленьких детей, настолько жесткая была экономическая политика. Но Польша всегда знала, к чему она стремится – к верховенству права, к частной собственности и другим ценностям цивилизованного мира.

Все должно быть конкурентно. Мы же хотим привлечь инвестора, чтобы создать новые рабочие места, выйти из кризиса? Без экономического роста мы не выйдем из кризиса. Поэтому мы должны создать лучший инвестиционный климат в мире. Это не только вопрос налоговой реформы. Это, скажем, вопрос защиты прав инвесторов – любой инвестор, начиная от украинца, который просто покупает квартиру, до владельца завода должен быть законодательно защищен. Инвестор должен чувствовать себя комфортно, налоговая база должна быть привлекательной, а суды – честными.

Рыночной экономике, как я уже сказал выше, более двухсот лет, потому здесь не надо изобретать что-то "уникально украинское". Уникально украинское должно быть в культуре, в литературе, в музыке, в спорте. А в экономике не можем быть лучшими технологами на сегодняшний день, потому что мы 75 лет жили в стране с тоталитарным режимом, а 25 лет живем в режиме абсолютной анархии.

- Я перейду несколько к другой теме: приближаются местные выборы. Как вы относитесь к звучащим сейчас в коалиции предложениям их перенести?

- Это будет чистая диктатура, если они попробуют перенести местные выборы! И мы поднимем шум на весь мир!

- Они мотивируют это как раз тем, что не завершена конституционная реформа…

- А это не имеет значения! Конституционную реформу можно завершить 5 сентября. Есть три месяца этой сессии, во время которых можно принять все необходимые изменения в Конституцию. За время парламентских каникул их успеет рассмотреть Конституционный суд, после чего 5 сентября они будут приняты во втором чтении и отправлены на подпись президенту. Это чистая фикция, то о чем, они говорят.

И перенос местных выборов будет первым шагом к диктатуре. Уверен, мировое сообщество после этого не даст ни цента. Власть сама после этого разбежится.

- "Оппозиционный блок" уже начал подготовку к избирательной кампании?

- Мы будем баллотироваться во все местные органы власти в тех регионах, где выборы будут проходить по украинским законам. И надеемся на победу, минимум, в 12-13 областях. "Оппозиционный блок", я думаю, на апрельском съезде объявит об открытых дверях для всех оппозиционных сил, а на следующем съезде о едином фронте оппозиции на местных выборах.

- А кого уже ждете к себе в ряды партийных соратников, если не секрет?

- Так у нас в Украине нет значимых партий в оппозиции, кроме "Оппозиционного блока". Потому мы ждем, в первую очередь, общественные организации.

- Ждет ли ОБ ребрендинг? По крайней мере, Сергей Левочкин об этом уже упомянул.

- Да, но говорить об этом можно будет только тогда, когда будет сформирована объединенная оппозиция.

Читайте также:
Кабмин оппозиции: досье на министров
Зачем нужно теневое правительство: мировой опыт
Оппозиционное правительство: кто вошел, как оно будет работать и чего планирует добиться
Бойко: Оппозиционное правительство будет предлагать альтернативу решениям власти
Оппозиционное правительство подготовит программу восстановления Донбасса
Стал известен полный состав оппозиционного правительства
Колесников: Главное – добиться наступления мира
Оппозиционное правительство будет разрабатывать законопроекты и бороться за наступление мира в Украине
Эксперты: создание "теневого" Кабмина значительно усилит влияние оппозиции в Раде
В ОБ назвали состав оппозиционного правительства
Вилкул сообщил, когда появится оппозиционное правительство
Оппозиционное правительство возглавит Борис Колесников


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Вера Холмогорова
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с Борисом Колесниковым: "Все борются с коррупцией, а ее все больше"". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: