укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Новости политики Новости политики
24 Апреля 2015, 20:39  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью Петра Порошенко: Ключевая позиция одна – остановить войну http://www.segodnya.ua/img/article/6108/93_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6108/93_tn.jpg Политика Порошенко рассказал о том, что в первую очередь необходимо сделать для урегулирования ситуации на Донбассе, почему борьба с коррупцией идет медленно и готова ли Европа поддержать инициативу о введении миротворцев
<p>Петр Порошенко</p>
Петр Порошенко

Интервью Петра Порошенко: Ключевая позиция одна – остановить войну Украина

Порошенко рассказал о том, что в первую очередь необходимо сделать для урегулирования ситуации на Донбассе, почему борьба с коррупцией идет медленно и готова ли Европа поддержать инициативу о введении миротворцев

Сегодня, 24 апреля, Президент Украины Петр Порошенко дал эксклюзивное интервью телеканалу "Украина". Интервьюером стал ведущий информационно-аналитической программы "События недели" Олег Панюта.

— Господин Президент, прошло два месяца с момента подписания минских договоренностей. Мы надеялись на то, что это позволит прекратить кровопролитие. К сожалению, этого не произошло. Мы видим эскалацию ситуации, увеличивается количество техники, боевиков. Мы что-то делаем не так? Что Украина должна еще сделать, чтобы исправить ситуацию на Донбассе?

— Прежде всего, я благодарю за возможность пообщаться со зрителями канала "Украина". Хотел бы воспользоваться этой возможностью, поскольку ваш канал имеют возможность смотреть не только жители освобожденных территорий Украины, но и частично жители оккупированных территорий. Прежде всего, моя ключевая позиция сегодня, как Президента Украины, это установление и сохранение мира. Изначально, с первых дней моего президентства после инаугурации, мы предложили односторонний режим прекращения огня. Постоянно, и 5-го, и 19 сентября, и 12 февраля, и 15-го, когда был объявлен мой приказ, как Верховного Главнокомандующего, по прекращению огня, Украина действовала исключительно в интересах мира. На сегодняшний день по моему приказу был обеспечен режим прекращения огня, была обеспечена четкая процедура, которая была согласована с ОБСЕ, по отводу тяжелой техники и артиллерии. И мы делаем все возможное для того, чтобы неукоснительно соблюдать минские соглашения. При этом я хотел бы четко заявить, что это не только позиция украинской стороны, есть специальная мониторинговая миссия ОБСЕ, организации, которая представляет страны Европы и значительную часть мира, которая привезла сюда для мониторинга и верификации, как было обозначено в минских соглашениях, 500 инспекторов. И эти 500 инспекторов абсолютно четко подтверждают, что украинская сторона ведет огонь только в ответ и для защиты своих позиций, что первыми выступают только представители незаконных вооруженных формирований. Причем с применением как тяжелых минометов, так и артиллерии. Единственное, чего нам удалось добиться – мы существенно ограничили использование систем залпового огня с той стороны. Украина сейчас вышла с инициативой и об отводе танков, и об отводе легких минометов, и артиллерии калибра меньше 100 мм, причем от линий, которые были обозначены с Минском меморандуме. Три долгих недели идет переливание из пустого в порожнее вместо того, чтобы подписать четкий план отвода тяжелой техники и артиллерии. Вместо этого, на линии столкновения, в так называемую "буферную зону", на сегодняшний день по сообщениям ОБСЕ, по сообщениям тех, кто уполномочен наблюдать за сохранением режима прекращения огня, по спутниковым снимкам мы видим передвижение техники. Это очень опасная тенденция. Более того, пропагандистскими методами сегодня делаются заявления о том, что, вроде бы, вооруженные силы Украины готовятся к наступлению. Я хотел бы заверить вас, что вооруженные силы Украины, и я как Верховный Главнокомандующий вооруженных сил, даем абсолютно четкие гарантии того, что мы будем неукоснительно придерживаться минских договорённостей, мы не перейдем в наступление. Мы жестко будем соблюдать все взятые на себя обязательства. Но вместе с тем, мы обязаны защитить мирный труд, мирных граждан. И, если украинские войска будут атакованы, мы сможем сделать все возможное для того, чтобы обеспечить их защиту. Немедленно будет введено военное положение, я внесу в парламент соответствующий законопроект, и страна очень быстро перейдет на военные рельсы. Потому, что вопрос защиты суверенитета и территориальной целостности и, по большому счету, независимости нашего государства, является моей прямой конституционной обязанностью.

— Надеемся, что до этого не дойдет. Петр Алексеевич, вы были на этой неделе в европейских странах. Кого там видят нарушителем минских договоренностей? Нам ничего не вменяют в вину?

— Еще раз хочу заявить совершенно четко – и наши европейские партнеры, и наши американские партнеры, и наши партнеры со всего мира – начиная от Канады и заканчивая Австралией, доверяют позиции ОБСЕ. Если вы возьмете отчеты ОБСЕ, там видно – за последний день 47 обстрелов за сутки (не выстрелов, а обстрелов), из сорока семи обстрелов, условно говоря, восемь – это украинские вооруженные силы, которые ведут огонь в ответ, и остальные 39 – это незаконные вооружённые формирования. И когда я был во Франции, мы взяли отчеты ОБСЕ, и четко продемонстрировали всему миру, и ни у кого не осталось сомнений, кто на сегодняшний день стоит и несет полную ответственность за нарушение режима приостановления огня. На самом деле – это игра с огнем. На самом деле минские соглашения – это не только приостановление огня, это не просто отведение тяжелой техники и артиллерии. Это и освобождение заложников – более 400 человек, где мы указали фамилии, адреса, где они находятся. Более 400 человек после двух месяцев после подписания Минских договорённостей до сих пор перебывают в абсолютно нечеловеческих условиях, с издевательствами, которые полностью противоречат минским соглашениям. Ужасный уровень гуманитарного состояния на оккупированных территориях. И гуманитарный конвой, который регулярно направляется Украиной, фактически блокируется боевиками, и не дает возможности получить помощь тем, кто в ней нуждается в первую очередь. Сегодня мы говорим и о возобновлении вещания украинских каналов, которое является прямым обязательством всех трех Минских договорённостей 5, 19 сентября и, соответственно, 12 февраля. Ваш канал имеет большие ограничения по вещанию, как и остальные – многие имеют значительные ограничения для того, чтобы проводить трансляцию. Позиция относительно восстановления экономической деятельности на оккупированных территориях: сегодня, фактически, значительная часть предприятий стоит, значительная часть оборудования вывезена, в том числе в Россию, значительная часть физически уничтожена и требует очень широких и хорошо скоординированных шагов, чтобы восстановить рабочие места – и про это мы говорили во Франции. Франция готова предоставлять вместе со всем Европейским союзом очень большую помощь относительно восстановления инфраструктуры (и это наш приоритет), восстановления рабочих мест, инвестиций, будет завезено оборудование, чтобы людям дали возможность найти работу, а также по восстановлению гуманитарной ситуации, для того, чтобы люди, которые вынуждены были покинуть Донбасс – сейчас туда вернулись. И ключевая позиция, которая для этого необходима, одна – остановить войну. От каждого из нас очень много зависит, и каждый пост в Фейсбуке, каждая открытка и каждый призыв к тому, чтобы мы обеспечили мир и не дали возможности оккупационным войскам с оружием сегодня разрушать этот мир, а боевикам готовить и осуществлять наступление, в котором будут гибнуть мирные люди – это задание каждого из нас. И я уверен, что объединившись, мы выиграем эту битву за мир.

— Объясните, пожалуйста, готова ли Европа поддержать Вашу инициативу касательно европейского миротворческого контингента на линии столкновения? Потому как из Франции информация поступает противоречивая.

— Очевидно, что на сегодняшний день есть три направления, по которым мы можем обеспечить мир. Первое – это расширение и дополнительное техническое оборудование миссии ОБСЕ. Там должны быть дроны, там должны быть радары, которые определяют место, где они находятся. Посты должны быть 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Расположены они должны быть в самых небезопасных точках. Мобильные группы ОБСЕ должны посещать склады хранения, так как половина оружия, которая, якобы, была отведена сегодня,  отправлена назад на боевые позиции. Миссия ОБСЕ с первого же дня должна контролировать ту часть украинско-российской границы, которая, пока что не под контролем Украины, и она имеет свои чрезвычайно важные функции.  Касательно ситуации в буферной зоне, то невооруженные представители ОБСЕ на сегодняшний день имеют большие трудности с тем, чтобы выполнять возложенные на них обязательства. И тут, в мире, не нужно изобретать велосипед. Есть две возможности: либо мы приглашаем миротворцев, которые, согласно решению Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, контролируют как линию столкновения, так и часть украино-российской границы. Для чего? Для того, чтобы не допустить столкновения, для того, чтобы не допустить провокаций, для того, чтобы сохранить мир. И это является самым ценным, что у нас есть. Потому что если будет мир, все равно будет запущена и политическая, и экономическая деятельность. Или же это будет миссией Европейского Союза, который на сегодняшний день также готов взять на себя эту ответственность. Единственное, что для этого необходимо, это желание всех сторон. Демонстрация, реальная демонстрация шагов, чтобы наступил мир. Украина со своей стороны делает все возможное для этого. Так мы делаем шаги для укрепления наших вооруженных сил. Но первым приоритетом является мир.

— Россия обвиняет Украину в нарушении минских договоренностей и в том, что американские военные сейчас на территории Украины помогают нашим военным существенно повысить свой профессиональный уровень. Хотя на 2015 год, если я не ошибаюсь, у нас было запланировано несколько масштабных учений с подключением иностранных военных специалистов. Но, несмотря на это, что украинские военные могут получить от иностранных военных на территории Украины, кроме того, что мы можем посмотреть, какое у них классное оборудование и техника?

— Во-первых, ни единого слова про международные учения в минских договоренностях нет и быть не может. Поэтому обвинять Украину в этом – бессмысленно. Во-вторых, Украина должна, как суверенное и независимое государство обеспечить построение эффективных мобильных современных вооруженных сил, своих вооруженных сил. Не для этого конфликта, а как основной элемент существования государства. Как ключевой элемент безопасности. И что мы имели год назад, когда голодная, изнасилованная, разутая невооруженная армия только силами волонтеров сделала первые шаги по остановке агрессии против нашей страны, мы имеем сейчас абсолютно другую ситуацию. Солдат, который выходит на позицию, накормлен, хорошо одет, амуниция у нас на сегодняшний день абсолютно пристойная и иногда не хуже, чем у наших иностранных партнеров. Да, есть проблемы с современным оружием и мы уделяем огромное внимание для того, чтобы поставить на вооружение сегодня самые современные образцы, так как, фактически, страна не обновляла свои вооруженные силы более 25 лет. Да, есть проблемы с тем, чтобы мы переняли лучший боевой опыт. И сегодня, когда армия Соединенных Штатов Америки, которая имеет огромный опыт по всему миру, делится этим опытом с украинцами, это – лишь абсолютный позитив. Потому что высокий боевой дух украинцев, опыт, который мы приобрели, к сожалению или к счастью, в антитеррористической операции, на сегодняшний день соединяется с абсолютно современными принципами тактики, элементами стратегии, которые украинские военные получают во время обучения. Я хочу сказать два сообщения сегодня по этому поводу. Позиция первая: там сегодня готовятся и тренируются инструктора, которые потом вернутся в учебные центры Нацгвардии, вооруженных сил Украины, где будут передавать опыт тем, кто принял решение оставаться на контракте в службе вооруженных сил Украины и тем, кто будет нуждаться, кто проявил свои лучшие качества и будет достоин того, чтобы пройти ускоренный курс согласно современным мировым методикам и технологиям. Второе, хочу обратить внимание на то, что не только Соединенные Штаты Америки – мои интенсивные переговоры с лидерами всего мира сегодня обеспечивают то, что к обучениям и тренировкам привлечены и представители Великобритании, Канады. Мы ожидаем, что и Австралия в ближайшее время поможет нам с процессом обучения. Значительная часть европейских стран, включая Польшу, страны Прибалтики будут также передавать нам свой опыт. Это принципы построения современной, новой, эффективной армии. И я, как Президент, несу за это полную ответственность. И мы сделаем все возможное для того, чтобы Украина могла защитить себя.

— Модернизация армии – это одна из частей модернизации страны как таковой, и коррупция – это то, что не позволяет стране идти вперед. Вы на прошлой неделе назначили своей подписью руководителя Антикоррупционного бюро. Мы знаем, что сейчас происходит процесс реформирования прокуратуры, но вчера, например, Верховная Рада отсрочила введение закона про прокуратуру еще на три месяца. Мы как будто делаем правильные вещи, но ощущение – как будто мы делаем один шаг вперед, а после два шага назад. Возможно, есть другие механизмы, чтобы ускорить это? Ведь все хотят жить в лучшей стране и не через год, не через пять лет, а уже завтра.

— Позиции, которые направлены и концентрируют внимание именно на антикоррупционном направлении реформ, сегодня являются первым приоритетом для страны. Именно поэтому был принят закон об Антикоррупционном бюро, была создана мощная и авторитетная комиссия, которая без какого-либо внешнего влияния, используя очень широкую и прозрачную, "в прямом эфире", процедуру, выбрала двух кандидатов и предложила мне на должность директора. Можно ли было это сделать за два дня? Можно, наверное, но это был бы непрозрачный конкурс. Можно ли было сделать это за месяц? Да, но как тогда можно было прослушать больше ста семидесяти кандидатов для того, чтобы выбрать тех, кого комиссия считала нужными. Но на это потребовалось больше двух месяцев. И, на сегодняшний день, на создание Антикоррупционного бюро объективно, так как вопрос проведения конкурсов прозрачных и открытых на руководителей департаментов, вопрос создания региональных подразделений Антикоррупционного бюро требует времени и сил. И то, что на сегодняшний день, эта работа активизировалась, и мы не даем возможности потратить ни единой минуты – все имеет четкий график: что, когда и где должно состояться. То же самое должно происходить с прокуратурой. Именно поэтому было принято общее решение парламента для того, чтобы расписать. Отсрочка произошла только для того, чтобы расписать и качественно подготовить закон. Потому что тот закон, который голосовался Верховной Радой прошлого созыва, был оглашен "с колес", имел огромные внутренние конфликты и, фактически, не дал возможности реализовать функции прокуратуры. А это судьба людей. Но при этом, я хочу сказать, что это ни в коем случае не может быть оправданием эффективности борьбы с коррупцией в рамках существующих структур. Именно поэтому прокуратура сегодня задерживает министров, руководство областей, прокурорских, представителей силовых и правоохранительных органов. Я уверен в том, что новый Генеральный прокурор, который уже продемонстрировал очень высокую эффективность, сегодня доказал, что борьба с коррупцией перестала быть какой-то "компанейщиной" и перешла на четкие, конкретные прагматические шаги. Заместитель Генерального прокурора, господин Давид Сакварелидзе, сегодня представил публично на суд общественности программу реформирования прокуратуры, которая кардинально отличается от той, что содержится в законе. Прокуратура должна быть прозрачной. Должны быть абсолютно прозрачные офисы, где сегодня в комфортных условиях люди смогут создать абсолютно другой образ прокуратуры. Мы должны создать детективов, которые уже сегодня, не имея советского багажа, будут абсолютно иначе проводить расследования дел, наблюдение за делами. Страна должна реформироваться вместе с милицией, Службой безопасности Украины, вместе с реформами Национальной Гвардии. Весь силовой блок сегодня будет кардинально изменен. И это начинается с подразделений патрульной службы. Мы сегодня презентуем во многих городах Украины новый вид патрульной службы, которая не будет коррупционной, которая эффективна, оборудована техникой. И места для коррупции там физически нет. И, заканчивая, подразделения борьбы с организованной преступностью, которые уже построены в абсолютно четкой европейской манере.

— Господин Президент, хотел с вами поговорить про помощь Донбассу. Гуманитарная помощь – это та прочная цепочка, которая соединяет оккупированные территории с Украиной. С помощью неравнодушных волонтеров, с помощью системных мощных компаний, таких как, например, Гуманитарный Штаб Рината Ахметова. Но много спрашивают о том, а что государство сделало для того, чтобы люди на оккупированных территориях чувствовали себя гражданами Украины?

— Позиция первая: Украина в первую очередь заинтересована в том, чтобы гуманитарная ситуация на Донбассе была решена. Мы первые поставили вопрос о том, чтобы убрать людей с оружием и решить вопрос относительно обеспечения жизнедеятельности региона. Обращаю внимание, что всю зиму, не получая ни копейки с оккупированных территорий, тратя от 8 до 13 млн. долларов в день – Украина обеспечивала газ, электроэнергию (и продолжает частично обеспечивать) для оккупированных территорий. Это не просто гуманитарные грузы, а суммы, которые я вам назвал. И это делается за счет денег плательщиков налогов. Вторая позиция: в каждом минском протоколе подчеркивается, что Украина готова и высылает гуманитарные грузы, значительная часть которых разворачивается боевиками на границе. Почему? Потому, что они боятся. Боятся Украины, боятся правды. Украина заинтересована в помощи самым не защищенным слоям населения, с четким контролем того, что происходит и как распределяются грузы. В первую очередь они должны направляться в детские дома, дома престарелых, тюрьмы, больницы – тем, кто на сегодняшний день в первую очередь в этом нуждается. На этой неделе я посетил Женеву, где у меня была встреча с Питером Маурэром – это Президент Международного комитета Красного Креста. Могу сказать, что 160 грузовиков в месяц под эгидой Международного комитета Красного Креста сейчас отправляется на Донбасс. Это абсолютно официальные цифры, которые обнародует Международный комитет Красного Креста. Мы в четкой координации договорились о том, чтобы страны-доноры, вместе с Украиной увеличили средства, которые будут направлены как на обеспечение гуманитарных грузов, так и на обеспечение тех, кто на сегодняшний день был вынужден покинуть оккупированные территории. Мы подготовили международную конференцию по Донбассу, которая предусматривает два направления действий. Первое – мы уже готовы (получили согласование доноров) к получению 2 млрд. долларов на восстановление инфраструктуры Донбасса. Это – восстановление снабжения электроэнергией, водой, восстановление дорог, разрушенных мостов, восстановление школ, больниц и многое другое. Украине весь мир готов помогать в восстановлении инфраструктуры. И вторая позиция – это обеспечение инвестиций для Донбасса. И каждый мой визит, начиная с Германии, США, Канады, Австралии, Японии и последний визит во Францию четко обеспечивает: да, господин Президент, мы готовы вместе с вами идти в Донбасс, завозить оборудование, которое было вывезено в Россию, строить заводы, которые были разрушены боевиками – делать все возможное, чтобы создать людям место работы. Потому, что то, что сегодня необходимо на оккупированных территориях – это безопасность, это решение гуманитарных проблем, для тех, кто не может сегодня работать, создание рабочих мест. Сегодня есть комплексная программа, которая утверждена мной, и мы с нетерпением ждем, чтобы по завершению первого этапа по безопасности – когда будет обеспечено прекращение огня, отвод техники, разоружение, после проведения честных, прозрачных, отвечающих стандартам ОБСЕ выборов – мы немедленно запустили в Донбасс инвестиции и средства на восстановление инфраструктуры. Как это будет происходить? Можно посмотреть в Славянске. Вспомните, Славянск меньше года назад был полностью разрушенным и уничтоженным. И, начиная от государственных инициатив, и заканчивая волонтерами – мы сделали в ограниченных условиях войны максимум возможного, чтобы восстановить деятельность школ, больниц. Люди не имеют проблем с пенсионным обеспечением, с продуктами, мы делаем все возможное, чтобы шаг за шагом восстанавливать рабочие места. Людей не крадут на улицах, над ними не издевается криминалитет с оружием в руках – это то, как мы четко должны восстановить и принести мир и покой на Донбасс.

— Через две недели будем отмечать 70-ю годовщину победы над фашизмом. Меняются времена, меняются символы, много информации появляется. Как мы будем отмечать? С одной стороны, есть опасность дестабилизации ситуации – про это говорят  и спецслужбы, и военные, а, с другой стороны, мы не имеем права оставить наших ветеранов без праздника.

— Конечно же, что там, за границей, они очень хотели, чтобы во время этих праздников произошла дестабилизация ситуации. Мы сделаем все возможное, чтобы этого не позволить. Я не позволю никому украсть у народа или ветеранов праздник Победы. Мы объявили 8 мая днем памяти тех, кто погиб на фронтах Второй мировой войны. И они всегда будут жить в наших сердцах. Еще раз обращаю внимание: оба моих деда были на войне, воевали. Дед Иван, отец моего отца, закончил под Прагой, где, буквально, в последние дни был ранен. Он не очень любил нам рассказывать про эту войну, но они прошли всю войну с оружием в руках. И не только деды, но и братья моей мамы – все были на войне. И у моей жены дед пропал без вести при освобождении Одессы. Для нас это всегда очень святое дело и мы будем защищать это право. 9 мая – это день Победы. Это уважение ветеранам, которые живы. И теми мероприятиями, которые состоятся 9 мая, мы отдадим дань уважения. Я уверен в том, что у нас есть и будет оставаться символ памяти и символ Памяти и Победы – Красный мак. И было бы очень приятно, если бы 8 и 9 мая с Красным маком мы увидели не только ветеранов, но и всех остальных украинцев.

Читайте также:
Итоги дня, 24 апреля: отказ Яценюка уйти в отставку, российские войска в Донбассе, призыв Штайнмайера и многое другое
Пленные на Донбассе пребывают в нечеловеческих условиях – Порошенко
Порошенко: Если украинские войска будут атакованы, будет введено военное положение
Во время отхода из Широкино боевики прикрывались наблюдателями ОБСЕ


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью Петра Порошенко: Ключевая позиция одна – остановить войну". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: