укр
Главная Новости политики Новости политики
9 Июня 2016, 08:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с главой НАПК Натальей Корчак: Если чиновники легализируют состояния, мы функцию выполнили http://www.segodnya.ua/img/article/7225/43_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/7225/43_tn.jpg Политика Руководитель Нацагентства по противодействию коррупции рассказала, почему система электронного декларирования доходов чиновников до сих пор не работает и что изменится с ее запуском
<p>Наталья Корчак. Фото: uacrisis.org</p>
Наталья Корчак. Фото: uacrisis.org

Интервью с главой НАПК Натальей Корчак: Если чиновники легализируют состояния, мы функцию выполнили

Руководитель Нацагентства по противодействию коррупции рассказала, почему система электронного декларирования доходов чиновников до сих пор не работает и что изменится с ее запуском

Сегодня на своем заседании Национальное агентство по вопросам противодействия коррупции (НАПК) намерено официально утвердить форму отчетности политических партий об их финансировании. С этого момента начнется обратный отсчет 60 дней: именно столько времени по закону отведено на подачу партиями своих финотчетов в НАПК. Если в источниках их доходов Нацагентство не найдет коррупционной составляющей, политсилы, которые на последних выборах преодолели 5% проходной барьер, смогут рассчитывать на деньги из бюджета. Правда, по закону подавать свои финансовые отчеты в НАПК партии обязаны исключительно в бумажном виде. Учитывая, что в Украине 631 партия, а один отчет будет минимум на 59 страниц, глава НАПК Наталья Корчак шутит, что к ним в офис "КаМАЗы" поедут. А вот с запуском системы электронного декларирования доходов всех чиновников, от которого зависит безвизовый режим с ЕС, все куда сложнее. Форму деклараций и электронную базу для их хранения разработала ПРООН за деньги Всемирного банка, и презентовала общественности еще 15 марта. Но запустить ее до сих пор не могут: нужны дорогостоящие сервера и специальная система защиты базы данных деклараций. На решение этих проблем отводится срок до 15 августа – так сказал премьер Владимир Гройсман. А пока у НАПК даже нормального офиса для работы нет. Обо всех этих проблемах и вызовах, которые стоят перед Нацагентством "Сегодня.ua" поговорил с главой НАПК Натальей Корчак. 

 - Начну с вопроса о запуске системы электронного декларирования. Базу электронных деклараций при поддержке ПРООН и Всемирного банка презентовали еще 15 марта. Но, до сих пор НАПК не может официально утвердить форму декларации. Некоторые эксперты намекают на саботаж...

-То, что презентовали 15-го марта – это электронная программа системы деклараций. Для того, чтобы запустить электронное декларирование нужно эту программу разместить на советующих ресурсах, обеспечить комплексную систему защиты информации. Здесь работа ПРООН выходит за рамки своей компетенции. В этом процессе активное участие принимают другие специализированные учреждения – Госспецсвязь. Мы планируем разместить систему электронного декларирования на виртуальных машинах в государственном предприятии "Украинские специализированные системы". Для этого нужно осуществить сложный комплекс действий, которые обеспечат защиту этой информации. Мы говорим об информации, которая содержит персональные данные. И здесь есть четкие требования действующего законодательства. Эта продукция должна быть сертифицирована... Насколько я знаю, эта программа прошла тестовое испытание международной организации. Устраняются определенные несоответствия, связанные с безопасностью программы. Но нужно обеспечить, как я уже сказала, еще и комплексную систему защиты этой информации. Во-вторых, ПРООН должна передать нам право собственности на данный программный продукт. Это уже не форма отчетности политической партии, а единый государственный реестр, который должен находиться или в собственности государства, или в собственности НАПК. А для этого необходимо оформить определенные интеллектуальные права.

 - Премьер Владимир Гройсман установил четкие сроки: до 15-го августа система электронного декларирования должна быть запущена.

 - До 15 августа будет продолжаться подготовка к системе защиты. А с 15 августа мы планируем объявить об официальном запуске системы электронного декларирования. Именно с 15 августа начнется отсчет 60 дней для заполнения этих деклараций (чиновниками – Авт.) через личные кабинеты и онлайн-формы. Эта информация будет формироваться уже на соответствующем сервере Национального агентства. По окончанию 60 дней мы начнемпроверять эти декларации и обнародуем их.

- Эксперты говорят, что 15 августа – это слишком поздно. Мол, можно было и раньше все сделать и идет затягивание процесса.

- Объективно 15 августа – очень оптимистическая дата. На Международном антикоррупционном саммите в Лондоне Украина обязалась в августе запустить электронную систему декларирования. Август – это и 1-е число, и 15-е, и 30-е. Поэтому мы определились на середину августа. О чем идет речь? Мы говорим не столько о программном продукте, сколько о защищенности этого продукта. На уступки нам идут специализированные учреждения, чтобы в самые краткие сроки подготовить необходимую документацию, чтобы этот продукт можно было, как говорят, выпустить "в люди". Если бы мы пытались отшлифовать систему, действительно, наиболее реалистичный срок – октябрь. Но понимая потребность, мы не имеем права говорить, что нас поздно создали.

Почему конкурсная комиссия долго заседала? Тут уже вопрос к Министерству юстиции: почему не выполнены его обязательства по предоставлению нам помещения, обустройству? Первое заседание мы провели 28 марта, где выбрали главу органа. Но мы не зашли в готовые кабинеты, в готовое помещение. Мы все сами искали, вели переговоры. Это был сложный процесс, в государстве нет такого имущества, которое бы отвечало нашим нуждам, и было технически оснащено. Мы не можем переселиться в какое-нибудь помещение – мы должны переселиться в помещение, которое будет пригодно для размещения серверной, где есть оптоволоконный кабель, который очень дорого стоит. Поэтому параллельно мы решаем ряд вопросов, касающихся запуска системы электронного декларирования, и материально-технического обеспечения. Очень хорошо, что существуют международные организации, вроде ПРООН, Всемирного банка, которые помогли разработать и создать программный продукт. Но когда они начали работу? С июля прошлого года. Сколько времени прошло?

То же касается и отчетов политических партий. Тут вообще никто ничего не разрабатывал. Тем более, когда я слышу о тех "КАМАЗах", которые должны нам привозить эти бумажные отчеты партий. Как глава НАПК я сразу подумала: а где мы разместим всю эту информацию? Ее же нужно будет обработать. Нам международные организации помогают, предоставляют техническую помощь в виде компьютеров. Но у нас пока нет интернета. Мы, как говорится, пользуемся теми техническими средствами, которые есть, через Wi-Fi. Но мы же должны внутри агентства создать свое программное обеспечение или закупить его. А для этого нужно провести тендер. На развитие Национального агентства и покупку всего необходимого не заложены средства (в бюджете – Авт.). 

- Чем больше мы тянем с запуском системы электронного декларирования, тем больше незаконно нажитого имущества смогут легализовать чиновники-коррупционеры.

 - Если они легализуют свои состояния, значит, мы свою превентивную функцию уже выполнили. Поэтому пусть переписывают. Чем больше перепишут свои декларации, чем больше легализуют свои состояния, тем лучше будет для общества и меньше работы журналистам. Кстати, работа Высшей квалификационной комиссии (которая проводит оценивание судей и отсеивает коррупционеров – Авт.) как раз и сводится к тому, что большая часть судей самостоятельно отказывается проходить переаттестацию. Наверное, понимают, что не смогут объяснить (законность приобретения имущества – Авт.). Я смотрела онлайн конкурсы в Специализированную антикоррупционную прокуратуру. Очень удивлялась, как люди, которые работают в правоохранительной сфере, на вопрос "Где вы взяли часы?" могут давать ответы, которые смешны с точки зрения обычного гражданина. Я помню, что один из конкурсантов сказал, что на эти дорогие часы он копил с детства, и что это психологическая травма. 

- А что с помещением? Когда у НАПК будет свой уголок?

 - Помещение уже передают на наш баланс. Это на Дружбы Народов 28. Пока что это с 4 по 7 этаж. Помещение нуждается в существенном ремонте. Пока что мы размещаемся, если я не ошибаюсь, на площади 24-28 кабинетов. Министерство экономики, которое там находится, отселяется, а мы понемногу расширяемся по кабинетам. Главное – решить наши финансовые нужды. Система электронного декларирования – это параллельный вопрос, который решается. И поверьте мне, когда запустится эта система электронного декларирования, когда будут первые результаты мониторинга, тогда уже можно будет сопоставлять все то, что доносят до нас журналисты относительно состояний чиновников, несоответствия их образу жизни и так далее. Тут мы, кстати, параллельно думаем, каким образом мы будем давать ответы, и как будет происходить процесс мониторинга. Часто журналисты задают вопросы: "А что вы будете делать, когда кто-то сообщит, что в квартире чиновника висит картина Рембрандта?". Здесь важно понимать, что мы не правоохранительный орган. Мы превентивный орган. Если такая информация будет появляться, мы будем обращаться в НАБУ, которое проводит оперативные следственные действия.

 - А общественный совет при НАПК, как при НАБУ, будет создан? Вы будете лоббировать этот вопрос?

 - Конечно. Тем более, мы думаем об изменениях относительно порядка формирования этого общественного совета. К примеру, буквально на днях в НАБУ прошли конкурсы в такой общественный совет. А сколько уже существует НАБУ? Больше года. Общество от нас ожидает очень многого уже на вчера. Поэтому хотелось бы обратиться к обществу: мы сможем выполнить свои задачи, но не нужно нас уничтожающе критиковать и спрашивать "Ну когда?". Просто нужно набраться терпения. Общими усилиями мы сможем выполнить поставленные задачи. Повторюсь, что сейчас мы решаем ряд организационных и материальных вопросов. Плюс нарабатываем базу, чтобы наши полномочия были реализованы в полной мере на законодательном уровне. Ведь кроме закона о предотвращении коррупции и закона о политических партиях ничего нет.

 - Какие еще законы нужно принять?

 - Ряд подзаконных актов, которые будут нормировать каждую процедуру нашей деятельности.

 - Сколько денег необходимо на статутную деятельность НАПК?

 - По предварительным подсчетам, с учетом того, что мы хотим и сервер закупить, около 60 млн грн. Это я называю условную цифру. Мы не претендуем на большие ресурсы, но не меньше этой озвученной суммы.

 - В законе написано, что партии могут отказаться от государственного финансирования. Если такое произойдет, как будут перераспределяться выделенные средства? Смогут ли получить дополнительные деньги партии, которые не отказались от госпомощи?

- Нет, закон четко указывает, что право на финансирование имеют те партии, которые набрали больше 5% голосов избирателей. Со следующего года, по закону этот показатель уменьшается до 2%. Поэтому перераспределять деньги на другие партии мы не имеем права. Другое дело, когда мы говорим о праве отказаться от государственного финансирования,возникает вопрос, почему партия это сделала? Законодатель это право прописал, но этим же дал нам инструмент для разработки своих процедур проверки, нет ли в таком решении партий злоупотребления или коррупции. Это уже будет нашим заданием. Более того, если брать закон о предотвращении коррупции, среди полномочий НАПК есть право доступа ко всем базам данных. Извините, но мы не сможем руководствоваться этим правом, если не будет механизма его реализации. Как мы, к примеру, можем получить доступ к банковской информации? Ведь, когда мы говорим о финансировании партий, здесь существует банковская тайна. А получить доступ к банковской информации мы можем только в рамках процессуального законодательства через решение суда. И тут уже необходимо, возможно, инициировать изменения в закон о банках и банковской деятельности. Но пойдут ли на это банки и законодатели? У нас каждый владелец информации работает на своей собственной платформе. У нас нет единого программного обеспечения, единой платформы, где бы эта база собиралась. Как за границей, как в кино нам показывают: полицейские зашли в базу данных и получили всю информацию. Почему? Потому что на уровне государства существует единая платформа, которая аккумулирует базы данных. У нас же каждый имеет свою информацию и свое программное обеспечение. Поэтому, возможно, работа НАПК и создание других органов станет стимулом создания единой базы данных информации.

 - Скажите, когда все-таки партии получат первые средства из госбюджета?

- Когда они подадут отчеты, мы их проанализируем, и только после этого примем решение о финансировании политических партий. В соответствии с законом финансирование осуществляется ежеквартально в размере 25% от заявленной суммы. Но речь не идет о том, что прямо с 1 июля (вступает в силу закон о политических партиях – Авт.) партии начнут получать деньги из бюджета.

 - Вы сказали о том, что партии по закону обязаны подавать свои финансовые отчеты в НАПК только в бумажном виде. Речь идет о 50 страницах одного отчета, а всего в Украине 631 партия...

 - 59 страниц – это условно.

 - Утверждена только бумажная форма? Об электронной форме речь не идет?

 - В законе о политических партиях четко указано: подается в бумажной форме и на электронном носителе. То есть, речь не идет об электронной форме. С Международнымфондом избирательных систем IFES и другими организациями мы как раз и говорим о том, чтобы внедрить электронную форму подачи отчетов. А для этого, опять-таки, нужен сервер и программное обеспечение. Мы понимаем, что бумажная форма – это уже, как говорится, "царская Россия". Но так законодатель написал. Для того, чтобы перейти на электронную форму отчетов, нужно также внести изменения в действующее законодательство. И тут уже возникает вопрос, захотят ли законодатели внести такие изменения?

 - Сколько времени уйдет на анализ отчетов политических партий?

 - Законодатель сказал 2 месяца. Но представьте себе эту стопку бумаг. Если мы не наберем людей в департамент, которые будут заниматься контролем финансовой отчетности… 23 человека – это вся численность департамента (который будет анализировать финансовые отчеты партий – Авт.). А он состоит из 4-х подразделений. На первых порах будем приобщать всех. Но еще не факт, что по результатам конкурса мы наберем все 23 человека.

- Конкурс еще продолжается?

- Нет, конкурс уже закончился. Сейчас идет подача документов. Будет еще конкурсный отбор. Документы подают разные люди: те, кто что-то понимает, безработные, те, кто вообще приходят и спрашивают "А какая у вас зарплата?". Некоторые говорят: "Мне не нравится это помещение". У нас даже был случай, когда претенденту на заместителя руководителя департамента задали вопрос: "Чем планируете заниматься, как видите свою работу?". А он говорит: "Как это чем буду заниматься? Буду делить деньги партий – я это умею и знаю". Поэтому на первых этапах мы очень надеемся на поддержку гражданского общества, потому что самостоятельно все это сделать очень сложно. 

Читайте также:
Первые шаги НАПК: «КамАЗы» финотчетов партий и саботаж электронного декларирования
В ГПУ создали электронную почту, куда можно слать информацию о прокурорах-коррупционерах
Судебная реформа: ТОП-10 главных изменений
Патентами и делами о коррупции займутся отдельные суды
Абромавичус: власть включила задний ход, когда поняла, что министры-иностранцы реально добиваются очищения власти и борются с коррупцией
Глава «Укрзализныци»: Я не буду играть в прокурора и бегать с топором за коррупционерами
Кононенко: БПП готова поддержать создание в Раде ВСК по борьбе с политической коррупцией


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Зеленюк Кристина
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с главой НАПК Натальей Корчак: Если чиновники легализируют состояния, мы функцию выполнили". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: