укр
Виктория Волонтырец
Моя "неВоля"
Главная Новости политики Новости политики
12 Ноября 2015, 08:05  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с главой Верховного суда Романюком: Политикам выгодно, чтобы судебная система не менялась http://www.segodnya.ua/img/article/6661/70_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6661/70_tn.jpg Политика Глава ВСУ Ярослав Романюк рассказал, как можно реформировать судебную систему и почему украинцы теряют веру в справедливость
<p><span>Глава ВСУ Ярослав Романюк. Фото judges.org.ua</span></p>
Глава ВСУ Ярослав Романюк. Фото judges.org.ua

Интервью с главой Верховного суда Романюком: Политикам выгодно, чтобы судебная система не менялась

Глава ВСУ Ярослав Романюк рассказал, как можно реформировать судебную систему и почему украинцы теряют веру в справедливость

"Сегодня" неоднократно писала о том, как проходит судебная реформа. Как известно, с недавних пор политики, эксперты и общественность разделились на два лагеря. Одни поддерживают наработки рабочей группы Конституционной комиссии во главе с замглавы АП Алексеем Филатовым, которые предлагают провести переаттестацию судей. Другие члены Конституционной комиссии вместе с экспертами "Реанимационного пакета реформ" предлагают радикальный метод реформы – увольнение всех 8 тыс. судей и набор новых.

Мы уже брали интервью у известных экспертов, политиков и юристов, выступающих как раз за радикальную реформу. Теперь мы публикуем интервью с главой Верховного суда Украины Ярославом Романюком, по мнению которого, увольнять всех судей сразу нельзя. За три часа интервью в его кабинете он рассказал о том, как можно реформировать судебную систему, почему судьям нежелательно ходить на ток-шоу и почему молодые судьи падки на дорогие авто и одежду.

А закончился наш разговор с Романюком на том, что после каждых президентских выборов в стране начиналась судебная реформа. После выборов 2000 года летом 2001 года проведена так называемая "малая судебная реформа", а в феврале 2002 года принят Закон "О судоустройстве Украины". "В декабре 2004-го известное решение ВСУ, которое так повлияло на результат выборов президента. К чему это привело? В 2005-м году была создана административная юрисдикция, заданием которой, среди прочего, – решение избирательных споров. И ни один из этих споров не доходит до ВСУ. ВСУ сейчас полностью отстранен от избирательных процессов". Очередные выборы президента прошли зимой 2010 года а уже в июле того же года принят новый Закон "О судоустройстве и статусе судей, которым был образован Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел", а полномочия ВСУ максимально ограничены. После прошлогодних майских выборов президента в стране – новая судебная реформа.

- Начнем с главного вопроса: Венецианская комиссия обнародовала свои выводы по проекту изменений в Конституцию по части судебной реформы. Министр юстиции Павел Петренко, который ездил в Страсбург на заседание Венецианской комиссии, в тот же день написал пост в Facebook о победе Украины. Позже выяснилось, что Комиссия раскритиковала проект РПР, которым предлагается уволить всех судей.

- Для того чтобы сделать определенные выводы по тексту последнего решения Венецианской комиссии, необходимо обратится к выводам Венецианской комиссии и Директората по правам человека (ДПЧ) Генерального директората по правам человека и верховенства права Совета Европы по Закону "О судоустройстве и статусе судей" и внесением изменений в Закон "О Высшем совете юстиции" Украины от 23 марта 2015 года. Во время встреч, еще в феврале 2015 года в Париже перед принятием упомянутого документа ВК, представители органов власти Украины, в частности Оксана Сыроид, очертили судебную систему Украины как коррумпированную и состоящую исключительно из некомпетентных судей, что было обусловлено результатом политического влияния предыдущей власти при назначении судей на их должности. Также представители украинской власти отметили, что в украинском обществе практически полностью отсутствуют малейшие зачатки доверия к компетентности и честности судов Украины. Весной Венецианская комиссия признала, что если ситуация в Украине действительно обстоит именно так, как описали её представители украинской власти, тогда, безусловно, можно применить (и они будут необходимы и оправданы) чрезвычайные меры для устранения этих недостатков судебной системы. Однако, ВК подчеркнула, что такие меры не могут сводиться исключительно к увольнению всех судей, а должны быть применены к конкретным судьям, которые не соответствуют высоким требованиям занимаемой ими должности судьи. Именно этот мартовский вывод ВК и подтвердила сейчас в октябре. Другими словами, ВК сказала, что даже если ситуация в украинской судебной системе такая, как ее описали представители украинской власти, то даже в этом случае уволить всех судей без разбора неправильно.

- Дискуссия о том, увольнять или переаттестовывать судей в рамках Конституционной комиссии продолжается давно. Объясните, почему Вы считаете, что невозможно уволить всех и набрать новых?

- Почему невозможно? Возможно все. Другое дело, достигнем ли мы желаемого результата? Цель – качественное обновление судейского корпуса. Добиться, чтобы судебные решения были законными, справедливыми, удовлетворяли потребности людей. По какой причине необходимо уволить всех? Во-первых, потому что судьи принимали решения по Майдану. Действительно, несколько десятков таких решений было. Но в государстве 8 тыс. судей. И далеко не во всех регионах была такая обстановка, как в Киеве, не все судьи были вовлечены в рассмотрение таких дел. И может ли это быть основанием для увольнения всех без разбора? Мне это кажется ошибочным. Что касается остальных…Если следовать логике, что некоторые судьи принимали решения, то, извините, некоторые другие представители органов госвласти также были вовлечены в участие в тех процессах. Вот законодательный орган… Разве не часть тех народных депутатов, которые голосовали за "законы 16 января", вновь были избраны в Верховную Раду Украины? Возьмем представителей исполнительной власти. А разве не силами работников милиции задерживали участников массовых акций, составлялись и временами фальсифицировались протоколы, показания свидетелей? Вот сейчас мы в Высшем совете юстиции (ВСЮ – Авт.) рассматриванием дела по этим судьям и нам рассказывают абсолютно дикие случаи: еще до того, как задержанного привели в суд, его уже в райотделе милиции заставили съесть сине-желтую ленточку, прямо в ноздрю носа брызгали из газового баллончика. Это было еще до суда. Но будет ли правильно, чтобы вместо того чтобы установить конкретных виновных в этом злодеянии лиц мы уволим всех работников милиции, и виновных, и невиновных?

- Ну а коррупция…

- Она есть, как и в других ветвях власти.

Недавно генпрокурор заявил, что сейчас в производстве судов первой инстанции находится 35 уголовных дел против 39 судей, которые обвиняются в коррупции. Но это несколько десятков, к тому же их вина еще не доказана, а в стране 8 тыс. судей. Может ли это быть основанием для увольнения всех?

Виновных и невиновных? И тех, которые честно работают, и тех, которые действительно провинились? Если исповедовать такой подход, у нас что, нет случаев коррупции в других органах госвласти? Скажем, в фискальной службе или на таможне? Что, не случаются факты получения неправомерной выгоды работниками образования за сдачу экзамена или зачета? Вы также были студентом, вы это помните…

- Да, было дело…

- А в больнице разве не так? Разве врачей не благодарят, разве это правомерно? Нет. А извините, в сфере услуг разве не так? Даже сантехник из ЖЭКа придет в кране прокладку поменять, и вы его поблагодарите, дадите 20 грн. Хотя он на работе, он зарплату там получает. Новая полиция, которую нам постоянно ставят в пример. Но ведь из них несколько человек тоже уже уволены за деяния, несовместимые с работой в органах. Значит ли это что нужно уволить всех? То есть, если руководствоваться такой логикой, у нас всех и отовсюду нужно уволить. Но достигнем ли мы желаемого результата? Да, мы обновим судейский корпус, но за счет кого? На фоне того, что престиж этой профессии систематически уничтожается постоянными обвинениями судей во всех бедах нашего государства, а уровень заработной платы и пенсионного обеспечения судей стремительно падает, возникает вопрос: а чем привлекать этих новых высококвалифицированных юристов, адвокатов к судейской профессии? Качественно ли обновится судейский корпус? Ведь как свидетельствует опыт набора новых кадров в других государственных органах, в той же прокуратуре, зачастую приходят абсолютно неподготовленные кандидаты и как результат, на места проходят всё те же работники прокуратуры. Вспомним конкурс по набору нотариусов: из нескольких десятков претендентов пригодными оказались лишь четверо! Что тогда скажут в украинском обществе о предоставлении судебных услуг, если их качество резко упадет?

Вот премьер заявляет, что ежегодно учебные заведения выпускают 12 тыс. юристов. А судей только 8 тыс., то есть мы легко заменим всех. Действительно, заменить легко. А жизненный опыт и мудрость, так необходимые в судейской профессии? А профессиональный опыт?

img_3893_1__

Фото: Г. Салай 

- Да. Определенно нужен еще опыт работы.

- Далеко не каждый юрист может быть судьей. Для этого и существует громоздкая процедура отбора претендентов и долгосрочная процедура спецподготовки. Сначала проверяется уровень теоретических знаний, отбирают лучших юристов. А потом целый год они проходят спецобучение, снова они сдают экзамен. Процедура длится приблизительно 2 года. И все за счет бюджетных денег. И как к этому отнесутся налогоплательщики, когда всех 8 тыс. судей одномоментно уволят? Можем ли мы себе с экономической точки зрения это позволить? И действительно ли новые будут качественнее и лучше осуществлять правосудие? Будут ли те новые лучшими, ведь они живут в такой же среде, учились в тех же вузах, и им также наверняка приходилось кому-то давать, от кого-то принимать благодарность. Они же не в пустыне жили. Уверенности в том, что это приведет к лучшему, у меня, к примеру, нет.

Более того, если обратиться к закону, для того чтобы стать судьей апелляционного суда нужен стаж работы не менее 5 лет, кассационного суда – 10 лет, ВСУ – 15 лет. Уволим мы всех. Где мы наберем людей, которые уже имеют минимум 5-летний стаж работы? Позволим вернуться на свои должности нынешним судьям? Тогда ради чего эта шумиха?

Ведь недостойных можно определить и путем проведения аттестации. Знаете, по-моему, это абсолютно безответственные заявления и они не решат проблему.

- Но проблема есть.

- Я не оправдываю судей и не говорю, что у нас все белые и пушистые. Случаи получения взяток, конечно же, есть. Но именно на этом и акцентируют внимание, а ведь есть и другие цифры.

Ежегодно украинская судебная система рассматривает 4 млн. дел. И количество обращений не уменьшается.

Не говорит ли это о том, что люди доверяют судам, раз обращаются именно к ним, а не к бандитам для решения споров? Только приблизительно 15% решений судов оспариваются. Не свидетельствует ли это о том, что в других 85% случаях люди если не довольны, то хотя бы считают приемлемыми для себя судебные решения? Но даже из тех дел, которые оспариваются, только 5% судами высшего уровня признаются ошибочными. Разве это не говорит о качестве работы судебной системы? Но это цифры, так сказать, отечественной статистики. Давайте обратимся к нейтральной, заграничной статистике.

По данным Европейского суда по правам человека на протяжении 2014 года на его рассмотрение поступило 13 804 заявления против Украины, но из них 12 731 были признаны неприемлемыми.

То есть в этих случаях ЕСПЧ фактически подтвердил, что украинские суды постановили свои решения в соответствии с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

В том же 2014 году ЕСПЧ утвердил 40 решений против Украины. Из них половина – 12 и 8 соответственно – относилась к категориям: ненадлежащие условия содержания в местах лишения свободы и длительное неисполнение судебных решений, за что ответственны органы исполнительной власти, а не суды. И лишь в 4-х случаях ЕСПЧ констатировал нарушение права на справедливый суд.

Да и вообще, за все годы после того как Украина ратифицировала Конвенцию, из 796 постановленных против Украины решений в половине (395) ЕСПЧ констатировал нарушения прав человека из-за длительности неисполнения судебного решения, за что ответственно Министерство юстиции.

- Понимаете, просто министр юстиции у нас фигура политическая… Понятно, что политики пиарятся на теме судебной реформы, рассказывая о дорогущих RangeRover на парковке ВСУ, костюмах Brioni, которые судьи прячут под мантиями. Но коррупция есть. К примеру, в моей родной Черниговской области кандидаты платят по несколько тысяч долларов, чтобы стать судьей. Кого винить: правоохранителей, кандидатов или судей, подающих дурной пример?

- Вы говорите о том, как формируется общественное мнение. Да, действительно, к нам приезжали телеканалы, и мне приходилось давать объяснения. У нас тут перед кованными воротами здания ВСУ есть парковка, где действительно стоят дорогие авто. И почему-то журналисты сфотографировали и говорили, что это авто судей ВСУ. Нам потом приходилось опровергать. СМИ не убедившись и не установив истину, публикуют, а вы потом оправдывайтесь.

img_5267_1__

Фото: Г. Салай 

Приходилось объяснять, что это Печерск, рядом два жилых дома, жители которых объединились, поставили там свой шлагбаум, будку для охранника, платят этому охраннику и там себе паркуются, потому что здесь никогда нет свободных парковочных мест. Но это Печерск, люди живут тут состоятельные, соответствующими авто владеют, которые не имеют ни малейшего отношения к ВСУ. Да и СМИ у нас настроены на поиски какого-то скандала, негатива, чернухи. Повторюсь, коррупция есть. И те случаи, которые выявляют, наверняка не все. Но это ни в коем случае не может быть поводом для увольнения всех без разбора вместо того, чтобы установить виновных и наказать по всей строгости закона. Как с этим бороться? Проблема комплексная, запущенная, и здесь нельзя принять один какой-то закон и одним росчерком пера побороть проблему. Прежде всего нужно начинать с процедуры добора судейских кадров. Сейчас она сосредотачивает свое внимание на основательных юридических знаниях. А какой ты человек в душе, как ты будешь осуществлять правосудие, и в какое русло направлять свои глубокие юридические знания: на обеспечение справедливого правосудия, или на удовлетворение своих собственных имущественных потребностей? На этот вопрос система подготовки ответа не дает. И это неправильно, ее нужно совершенствовать.

- Но как быть с коррупционерами, которые сейчас сидят на хлебных местах?

- У нас несовершенная система привлечения судей к ответственности. Этим занимается Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС – Авт.). Ежегодно в судах рассматривается 4 млн. дел. А по одному делу может быть несколько судебных решений. Каждый день судами принимается от 10 до 15 тыс. судебных решений.

Жалобу на действия судьи может подать кто угодно, кому стало известно о неправомерных действиях судьи: или в процессе рассмотрения дела, или за пределами суда, ну или как вы говорите дорогие машины... Орган один, а судей 8 тыс. Мне кажется, что такие цифры уже дают ответ на вопрос о том, а может ли быть эффективным такой орган? Возможно ли такое большое количество жалоб, которое поступает в ВККС, объективно и оперативно решить?

- Конечно, нет.

- На сегодняшний день в ВККС лежит нерассмотренных около 10 тыс. жалоб. К чему это приводит? Люди теряют веру в справедливость. Они видят, что судья, который, ну очевидно же, неправильно себя ведет, не находит наказания. Этот судья, что называется, отделался легким испугом. И другие его коллеги это видят. Мы в ВСУ неоднократно говорили, и я об этом публично заявлял, и в ВР и в КК говорил

– нам нужно разработать систему ВККС в регионах. Чтобы они были ближе к людям. Они лучше знают ситуацию в регионе, суде, они знают судью, а возможно, обстоятельства дела и заявителя. И они быстрее и объективнее отреагируют. Но, почему-то, законодатель не рискует на это идти.

Почему-то законодатель хочет иметь здесь, в центре одну квалификационную комиссию. Ссылаются на то, что в областях все друг друга знают, будет коррупция, все всех будут покрывать. Чтобы этого избежать, давайте будем делать региональные ВККС, сразу на две-три области. И там же не должны быть все судьи. Если там будут представители гражданского общества, адвокаты, юрисконсульты, научные деятели в области права, они не допустят, чтобы судьи покрывали друг друга.

- Можно еще в состав региональной ВККС брать людей с других регионов.

- Можно. Еще один путь борьбы с коррупцией – единство судебной практики. Неправильно, когда один и тот же закон, но в разных делах по отношению к разным людям по-разному трактуется. Согласитесь, так быть не должно. Если закон один, он должен применяться ко всем одинаково.

Обязанность обеспечить единство судебной практики лежит на ВСУ, возможность которого влиять на ситуацию в судебной системе, как уже говорилось выше, в последние 5 лет была минимизирована. Вроде должность высокая, а возможность влиять на ситуацию в судебной системе сведена к нулю.

С высокого позволения низших судов нам разрешали проверить некоторые их решения. Но даже если мы считали, что решение ошибочное, мы не имели права поставить свою финальную точку, и передавали его на повторное рассмотрение. Сейчас, с принятием Закона "Об обеспечении права на справедливый суд" другая ситуация, у нас уже есть механизмы исправлять судебные ошибки. Но опять-таки судебные ошибки. Важнее их не допускать, имея превентивные механизмы. У нас есть новые законы, возникают новые общественные отношения. Есть законы, которые можно трактовать двояко и даже трояко. Нужно наперед направлять судебную практику в правильное русло, чтобы судами она применялась одинаково. А таких механизмов у ВСУ нет. То есть, еще один способ борьбы с коррупцией – действенные механизмы обеспечения одинакового использования норм права. Чтобы один и тот же закон одинаково применялся в одинаковых делах по отношению к разным людям.

Еще один метод борьбы с коррупцией – открытость судов. Когда суд открытый, прозрачный, когда на любое слушание может зайти и обычный гражданин, и журналист, возможность манипулировать законом, принять несправедливое или коррупционное решение намного меньше.

- Да, открытость немаловажный фактор.

- С экранов телевизоров политики кричат, что нужно всех уволить. И народ им верит, потому что не слышит противоположной точки зрения.

Услышать точку зрения судей действительно сложно, мы ведь не политики, на экранах телевизоров не пиаримся. Вспоминаю как на протяжении 1,5 часов объяснял на камеру одному из общенациональных телеканалов позицию ВСУ по люстрационному закону. А в эфир показали только 2 фрагмента: где меня просят показать, какие у меня на руке часы и где просят прокомментировать свои доходы за прошлый год, отображенные в декларации. И это не единственный случай, в этом году их было 6 или 8. А один из телеканалов из полуторачосовой беседы вообще не показал ни секунды. Почему? Не знаю. Наверно то, что говорят представители судебной власти, не соответствует их редакционной политике. Их задачей является формирование иного общественного мнения. Мы же не говорим об авариях, скандалах и т.п. Какой выход? Идти в прямой эфир, тогда возможности вырезать нет. Но, во-первых, нас на прямой эфир не особо приглашают. Во-вторых, во время одного из международных круглых столов, проводимых в ВСУ, украинский судья спросил зарубежного эксперта из Нидерландов: "Приглашают ли у вас судей на ток-шоу?". Эксперт ответил: "Да, у нас это нормальное явление. Мы и вам рекомендуем ходить". Другой эксперт из Люксембурга, который уже несколько лет в Украине, сказал: "Мой коллега судит по опыту Нидерландов. Но я вам хочу сказать, что ток-шоу в Нидерландах и ток-шоу в Украине – это совершенно разные вещи". Политик на ток-шоу будет говорить то, что понравится аудитории. А судья так не сможет, он будет говорить объективные вещи, он не имеет права манипулировать аудиторией. А это вряд ли воспримется людьми, подобранными для участия в ток-шоу. И можно с большой долей вероятности спрогнозировать, что судья потерпит поражение. А поражение в прямом эфире на ток-шоу – поражение для всех судей перед всем обществом.

img_3851_1__

Фото: Г. Салай 

Есть разные соцопросы уровня доверия людей к судебной системе – то 2% до 80%. Наверное, не правы ни те, ни другие. Этот уровень где-то посередине. Наш суд должен решить спор путем принятия решения в пользу кого-то, а, соответственно, против кого-то. То есть, уже 50% недовольных будет, и объективно уровень доверия судебной системе будет 50%. СМИ и политики сформировали мысль о том, что все плохо и нужно всех уволить. Недавно ВСУ проводил судебный форум, приезжали судьи из регионов. Одна судья рассказывала, что к ним в район во время предвыборной кампании приехал кандидат в депутаты и начал говорить, что во всем виноваты суды, нужно всех уволить. Спасение в этом. На что ему ответили:

"Господин кандидат, вот вы утверждаете что увольнение всех судей является панацеей от всех бед. Честно признаться, мы даже не знаем, где у нас в районе суд. Мы не знаем, кто там работает, чем они занимаются, они тут себя в районе ничем плохим не проявили. Мы не понимаем, почему их всех нужно уволить и почему после этого жизнь станет лучше. Это как-то нелогично".

То есть люди постепенно прозревают, учатся различать политическую демагогию.

Отдельно следует отметить показательную тенденцию проводимых опросов, а она говорит о том, что процент доверия тех людей, кто сформировал его на личном опыте пребывания в суде в 2 раза выше, чем у тех, чье мнение формировалось не из личного опыта, а политиками, СМИ и т.п.

- Объясните людям, чем переаттестация лучше увольнения всех подряд?

- Потому что в процессе аттестации можно дать оценку каждому индивидуально: кто соответствует занимаемой должности, кому и что именно нужно подучить, а кого следует и уволить. Аттестация есть почти в 30 странах Европы. Цель? Выявить пробелы в знаниях, навыках судьи, помочь их заполнить путем повышения квалификации. У нас для этого есть Нацшкола судей. Полтора месяца назад с коллегами мы были в Литве. И у них также есть процедура регулярной аттестации. На 800 судей в стране у них есть комиссия из 7-ми человек: 3-х назначает их Совет судей, а 4-х – президент из числа представителей гражданского общества. Судья, который только назначен, через 3 года проходит аттестацию, а потом через каждые 5 лет. Они это делают для того, чтобы дисциплинировать судью, чтобы он был постоянно в тонусе. И это правильно. И в Украине раньше так было. У нас были так называемые квалификационные классы. У военных – звания, у госслужащих – ранги, а у судей – классы. Через определенное время работы рассматривался вопрос о присвоение судье очередного квалификационного класса, или досрочного присвоения класса, или понижение судьи в квалификационном классе и др. Это стимулировало судью к постоянному развитию, совершенствованию своих знаний. Эту процедуру отменили. Но, отменив её , ничего другого взамен предложено не было.

То есть, судью выбрали бессрочно и все. Стимула к развитию у него нет, кроме внутренней совести. А жизнь не стоит на месте. Принимаются новые законы, судья должен быть постоянно в теме.

Вот Гражданский кодекс Франции, так называемый Кодекс Наполеона, был принят в 1804 и действует до сегодняшнего дня. Наш Гражданский кодекс вступил в силу в январе 2004-го и в него больше 90 раз вносились изменения. И судья должен за всем этим следить, идти в ногу со временем. Поэтому аттестация нужна. Другое дело есть страхи судей, что аттестация будет использоваться…

- Для расправы над неугодными…

- Да, ведь она была анонсирована в прошлом году как цивилизованная люстрация, то есть было сформировано мнение, что таким путём будет осуществлена расправа над политически нелояльными, непослушными судьями.

Особенно боятся аттестации судьи, назначенные на 5-летний срок. Почему? Потому что все они назначены Януковичем.

Я не думаю, что это на самом деле будет так. Но этим манипулируют. К примеру, был запущен слух о том, что с принятием изменений в Конституцию все судьи по окончании 5 летнего срока работы будут уволены. Но если обратиться к протоколу заседания рабочей группы Конституционной комиссии от 30 июня этого года, когда обсуждался этот вопрос, то за то, чтобы эти судьи по представлению Высшего совета правосудия были назначены бессрочно проголосовали 15 членов рабочей группы, а за то, чтобы всех их уволить лишь 2.

- Будем надеяться, этого не будет. Но Вы же сами сказали, что обязательную аттестацию судей отменили. Соответственно, ее нужно вернуть.

- Это явление прогрессивное. Другое дело, в какой форме будет проходить аттестация? Международные стандарты говорят, что недопустимо, и это не будет отвечать гарантиям судейской независимости, если оценивать судью путем экзамена. Ведь он уже сдавал экзамены при приеме на работу. В ВСУ судьи по 15, 20 а то и 30 лет работают: сначала в суде первой инстанции, потом в апелляционном, потом – в кассационном, а потом – в ВСУ. А сейчас почему-то сомневаются, соответствует ли он занимаемой должности. Давай тебя проэкзаменуем. Знаете, это как-то даже обидно и унизительно, и не только для судей ВСУ. Но это только одна сторона медали. Сам экзамен в форме теста. Наверное, задание судьи не в том, чтобы наизусть знать закон. Его нужно умело применять. Если он не помнит, в какой статье это написано, он может открыть кодекс и посмотреть. А не , волнуясь, под прицелами телекамер, ведь тестирование процесс открытый, дать неправильный ответ. Знаете, мне кажется, тут еще и субъективный фактор есть. Что более объективно? У нас у всех есть судейское досье…

- Проводить экзамен по вынесенным решениям? Сколько из них признали неправомерными?

- Да. В досье есть данные: сколько лет судья работает, на каких должностях, сколько дел рассмотрел, сколько решений постановил, сколько из них судами высшего уровня признано ошибочными и отменено, по каким причинам и категориям дел? И если по определенным категориям дел у него есть большое количество отмененных решений, в таком случае мы можем его пригласить на экзамен, предложить повысить квалификацию. И еще один момент. Я работаю судьей в гражданской палате ВСУ. На аттестацию судей гражданской палаты ВККС отведено 2 дня. То есть, 2 дня ВККС будет нас оценивать. Нас в гражданской палате 10 человек. На 10 человек – 2 дня, на 100 человек – 20 дней, на 1000 человек – 200 дней, на 10 тыс. – 2000 тыс. дней.

В судебной системе 8 тыс. судей. 2 тыс. дней – это если заниматься только вопросом оценивания. А если исключить выходные, праздничные дни, отпуска?

А если учитывать, что ВККС занимается вопросами отбора судейских кадров, конкурсами, вопросами дисциплинарной ответственности судей…Если только сейчас жалоб там 10 тыс., и они каждый день поступают. Когда мы аттестацию проведем? Это лет 7-8? Так мы просто заговорим эту проблему, а общество хочет получить ответ уже сейчас. В таком случае снова будут звучать обвинения в саботаже судьями этой процедуры, их нежелании к обновлению судебной власти. Как результат – мы снова вернемся к призывам уволить всех.

- Что касается проверки на добропорядочность. Общество ее требует. Ее нужно провести, как и люстрацию. Как она будет проходить?

- Почему будет проходить? Она уже проходит. Почему-то никто не обращает внимания, но после вступления закона о люстрации в силу, я как глава суда издал распоряжение о начале люстрации в ВСУ. Мы этим хотели продемонстрировать, что не пытаемся избежать люстрации, не боимся ее.

Судьям нужно пройти проверку с 1 декабря 2014-го по 1 декабря 2015-го. Вот с 1-го декабря 2014 года и начали проверку судей ВСУ. Нас проверяли СБУ, ГПУ, МВД, ГФС, Минюст и Госсудебная администрация.

Как проводило проверку МВД. Участковым поручили сделать подворный обход, чтобы выяснить у соседей, как живет судья, не курит ли в подъезде, не скандалит ли с соседями, не приходит ли пьяный домой, кто и на каких машинах к нему приезжает? Фискальная служба должна была проверить нас за 60 дней, а проверяла полгода. Нам говорят что проверки были формальными, лишь по декларациям за 2013 год. Но как же формальными? Проверяли соответствие купленого нами имущества полеченными законным путем доходам за всё время работы судьей. И я, и мои коллеги должны были предоставить документы о покупке имущества иногда десятилетней и большей давности, стоимости этого имущества, а также обосновать пути получения доходов на их приобретение. Из 46 судей ВСУ, которые по закону должны были пройти люстрационную имущественную проверку, прошли успешно все. И к ни одному из нас нет претензий.

- А в других судах?

- Где-то проверка уже прошла, в других – продолжается. Времени для этого до 1 декабря 2015-го.

- Есть судьи или суды, которые отказываются?

- Мне об этом неизвестно. По закону есть судьи, которые не обязаны проходить проверку. Их должны были уволить без проверок в 10-дневный срок. Тут, кстати, вопрос. Когда вступил в силу закон об очищении власти?

- В октябре 2014-го…

- И там написано, что в 10-дневный срок определенная категория госслужащих должна быть уволена без каких-либо объяснений. Но только недавно, накануне выборов органов местного самоуправления Минюст внес 172 представления на увольнение этих лиц. Так уже год прошел. Почему? Ведь именно Минюст в соответствии с законом является ответственным за проведение люстрации. Тем временем украинскому обществу это подается как попытка судей уклониться от люстрации.

Нужно также понимать, какова процедура увольнения судей. Она очень громоздкая и предусматривает внесение ВСЮ представления на увольнение судьи. Но, полномочия членов ВСЮ были прекращены еще в апреле прошлого года. Формирование нового состава затянулось, и вовсе не по вине судей (ведь от судей избирается только три человека из 20) и со своими кандидатурами судьи определились еще в начале осени прошлого года. Однако другие субъекты формирования не спешили, к примеру, ВРУ назначила своих представителей лишь в конце мая этого года, да и то не всех, лишь 2 вместо 3. Возобновить свою работу ВСЮ смог лишь в 1й декаде июня месяца этого года. За это время накопилось огромное количество рабочих материалов, в том числе и об увольнении судей.

Например, по состоянию на сентябрь этого года в ВСУ из 46 человек 8 судей достигли возраста 65 лет, после чего не вправе осуществлять правосудие и подлежат увольнению.

Скажем, господин Онопенко В.В., бывший министр юстиции, народный депутат, Председатель ВСУ, ему 65 лет исполнилось в апреле 2014-го. Почему он до сих пор не уволен? Это наша вина? Судья Валентин Косарев – ему 7 ноября 66 лет. Почему он до сих пор не уволен? Разве суды в этом виноваты? Я не политик, но знаете, иногда задумываешься: а может, правы те, кто утверждает, что политикам самим выгодно, чтобы изменения в судебной системе не происходили. Потому что, чем хуже, тем лучше. Вновь перед выборами можно устраивать шумную политкампанию и призывать к увольнению всех судей.

Читайте также:
Порошенко убежден, что судебная реформа – наиболее ожидаемая в обществе
Вип-узники: Лукаш нашлась в ГПУ, на Сиротюка 4 часа надевали браслет, а Ефремов готовится к суду
Как в Украине судят диверсантов из России
Суд признал незаконным повышение тарифов на газ для населения


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Зеленюк Кристина
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с главой Верховного суда Романюком: Политикам выгодно, чтобы судебная система не менялась". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: