укр
Светлана Панаиотиди
Территория добра
Главная Новости политики Новости политики
18 Сентября 2015, 12:20  Версия для печати  Отправить другу
×
Когда в Украине назревают революции и почему Майдан не должен был победить: лекция Ярослава Грицака http://www.segodnya.ua/img/article/6507/0_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6507/0_tn.jpg Политика Наши революции начинаются не тогда, когда людям становится хуже, а тогда, когда становится лучше, считает историк
<p>Ярослав Грицак</p>
Ярослав Грицак

Когда в Украине назревают революции и почему Майдан не должен был победить: лекция Ярослава Грицака

Наши революции начинаются не тогда, когда людям становится хуже, а тогда, когда становится лучше, считает историк

Известный украинский историк Ярослав Грицак рассказал о том, в чем парадокс Майдана, почему начинаются современные революции и чем молодое поколение украинцев отличается от прежних.

Ярослав Грицак выступил 10 сентября на презентации своей книги "Куда движется мир", а также прочел студентам лекцию, цитаты из которой приводит zaxid.net.

Мы публикуем отрывки из выступления Ярослава Грицака.

"Если мы хотим анализировать ситуацию глобально, то нам нужно поставить хороший вопрос. Первый вопрос понятен – это "что с нами происходит?", "куда мир движется?". Если мы спрашиваем "что с нами происходит", то для ответа должны наткнуться на определенный парадокс. Вы, наверное, знаете о парадоксе шмеля, который по всем законам аэродинамики не должен был бы летать, но летает. Аналогично, согласно всем ожиданиям и прогнозам политологов, Украины не должно было бы существовать как стабильного государства, а она существует ... "


"Когда была Оранжевая революция, Янукович говорил: "Какая же это революция?". Все было мирно"

"В этой части мира, когда говорят о революции, то обычно сравнивают ее с революцией 1917 года – потому что так нас учили. Более умные историки сравнивают такие события с революцией 1789 года, потому что знают, что революция 1917 года была скроена по той же модели.

Это так называемые "великие революции", которые богаты красивыми событиями и оказывают влияние на большое пространство, а не только на Францию или Россию. И в основном такие революции были кровопролитными. Они начинаются красиво, азаканчиваются гильотиной или НКВД.

Когда была Оранжевая революция, то Янукович говорил: "Какая же это революция?". Какая это революция, если все было мирно, если был подъем экономической ситуации? Ведь, согласно всем теориям, революция начинается тогда, когда становится хуже, а не тогда, когда становится лучше. Эта революция не подходит под признаки революций 1917 года, 1789 и других, которые закончились гильотиной. По сути, Янукович обнаружил парадокс: то, что произошло в 2004 году, не соответствует тому, что мы себе представляли как революции".

"Евромайдан – это красивый хэппенинг. Но хэппенинги не побеждают"

Нельзя понять последний Майдан, если сравнивать его с предыдущим. Статистика показывает, что около 40% людей, которые принимали участие в последнем Майдане, не принимали участия в первом. И понятно почему, ведь многие из них тогда были еще детьми.
Но даже не это важно. Старый Майдан был взрывом протеста гражданского общества, для которого очень важны были лидеры. На этом же Майдане к лидерам относились скептически. Сначала не любили Януковича, потом Путина, а потом не любили "троицу". Не было никакого уважения к лидерам. И это не потому, что они хуже, чем Ющенко или Тимошенко – они были такими же. Но изменилось что-то очень характерное. Собственно, изменилось то, о чем мы сейчас и говорим. Ваше поколение не воспринимает иерархию, оно является поколением горизонтальных акций, а не вертикальных.

Евромайдан – это революция прекариата. Я не говорю, что только их, но именно эта группа дала Евромайдану иные качества. В этом смысле Евромайдан был ближе к движению Occupy или протестам на площади Таксим в Стамбуле – там также бунтовали молодые, состоятельные люди среднего класса. Так же, как и на площади Болотной в Москве, где бунтовал креативный класс. Единственное отличие Евромайдана от всех других революций креативного класса в том, что это была единственная победоносная революция. Потому что прекариат не способен побеждать, он способен красиво бунтовать. Это красивый хэппенинг, в котором очень важно красивое самовыражение. На это приятно смотреть, но хэппенинги не побеждают".

"Как только вы видите появление группы людей, у которых удовлетворены базовые потребности, а в стране в это время авторитарный режим, то этому режиму сорвет голову"


"Я могу рассказать, когда первый раз услышал прогноз, что в Украине будет Оранжевая революция. Я четко помню эту дату – это было 12 сентября 2001 года. Это был день после теракта в Нью-Йорке. У нас была лекция Евгения Головахи – одного из самых умных социологов в Украине (потому что он не считает – он думает). И тогда он говорил, что в украинском обществе произошло что-то очень важное. Как заместитель директора Института социологии НАНУ он от начала независимости постоянно занимался мониторингом украинского общественного мнения. И во время лекции он рассказывал, что тогдашняя ситуация сильно изменилась.

Головаха говорил, что если у украинцев спрашивать, как изменилась их экономическая ситуация по сравнению с предыдущим годом, то они из года в год говорят, что стало хуже, хуже и хуже – украинцы любят жаловаться. В то же время, если спрашивать, покупали ли они за последний год машину, компьютер, ездили ли на море, то они будут говорить "да", "да" и "да". И Головаха говорит: это не значит, что люди в одном случае говорят правду, а в другом – врут. Они в обоих случаях говорят правду. Поскольку поездка на море, покупка квартиры или даже машины уже не считается богатством. Это уже считается нормой.

Наша бедность является относительной – мы сравниваем себя с теми, кто имеет что-то большее. С успешными соседями, одноклассниками. И это является признаком общества, в котором мы живем: все быстрее, быстрее и быстрее, хотим больше, больше и больше. Если бы здесь был кто-то из священников, то сказал бы, что это очень плохо – мы о Боге не задумываемся и все такое. А Головаха говорит, что нет, с точки зрения общества это хорошо. Это означает, что у нас появился класс людей, у которых удовлетворены базовые потребности, и теперь у них появляются завышенные ожидания. Они не думают, как пережить изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц, они уже думают на год, на два, на пять. Появляется горизонт длительного планирования, стратегического, а не тактического.

И тогда Головаха сказал одну очень важную вещь. Как только вы видите появление такой группы, и она достаточно многочисленная, а в стране в это время авторитарный режим, то этому режиму сорвет голову. Он говорит: потому Украина идет к революции. Мы тогда послушали со скепсисом, а оказалось, что он был прав".

"Когда в Украине ситуация плохая – почти не ждите революции, потому что люди заняты выживанием"

"Есть парадокс, который заключается в том, что мы больше не можем сравнивать современные революции с революциями 1917 или 1789 года. Это новый тип революций. Наши революции начинаются не тогда, когда становится хуже, а тогда, когда становится лучше. Потому что повышаются ожидания. Когда в Украине ситуация плохая – почти не ждите революции, потому что люди заняты выживанием. Наоборот, ситуация становится революционной, когда становится лучше среднему классу. Это также означает, что революции у нас теперь связаны со средним классом. Наиболее революционной частью общества являются люди, которые имеют машины, компьютеры и другое.

Образцом этого типа революций является другая французская революция – 1968 года. Самым большим символом которой являются события в Париже в Сорбонне. У студентов тогда были очень хорошие лозунги, как "Запрещено запрещать", "Под мостовой – пляж"... Но было что-то очень важное и странное: они все выступали под левацкой идеологией, а их главными идеологами были три "М" – Маркс, Маркузе и Мао Цзэдун.

Но дело в том, что никто из них не был пролетариатом, они все принадлежали к среднему классу – это был бунт детей среднего, даже высшего среднего класса, которые почему-то имели левацкую идеологию. Зато те, кого мы бы назвали пролетариатом, рабочие в то время не солидаризировались с ними, а стали на сторону главного соперника этих революционеров – Шарля де Голля. Они солидаризировались с буржуазным президентом. Что-то не так, не та революция, парадокс. Как это объяснить? Этот парадокс является одним из главных символов нашего времени.

Американский социолог Рональд Инглгарт, который решил писать диссертацию о Париже и те студенческие волнения, понял, что что-то не так. Ведь средний класс бунтует под марксистскими лозунгами, зато главная марксистская сила – пролетариат – солидаризируется не с революционерами, а с государством. И тогда Инглгарт озвучил очень важную гипотезу – на самом деле речь идет не об интересах.

Это старые революции были из-за интересов. А теперь произошло нечто совсем другое, на место интересов вышли ценности. У этого поколения были удовлетворены базовые потребности, они имели счастье родиться после войны, они росли в 50-60-е годы, которые были лучшими экономическими годами в истории. И в них вместо базовых ценностей, связанных с самовыживанием, появились ценности самовыражения.

Тогда Инглгарт и сформулировал гипотезу: если ты хочешь понимать смысл изменений, то смотри в ценности. Пробуй понять, что мотивирует этих людей. Вы знаете, родители всегда говорят: "Вы сейчас такие молодые, подождите, вот будете в моем возрасте..." Это предполагает, что когда вы будете такие, как я, то изменитесь. Но Инглгарт говорит – нет, не изменитесь, ведь ценности формируются раз и навсегда. Вы можете красить волосы, менять телефоны и что-то другое делать, но ценности остаются те же.

"Сейчас в Украине – разрыв поколений"

Вы будете теми людьми, которые заменят Порошенко и всех остальных, а это означает одну очень простую вещь. Если это произойдет, то мы будем иметь совсем другую страну. Ведь сейчас в Украине мы имеем разрыв поколений – то же, что было во Франции, Польше и Германии в 60-х годах. Ваше поколение по своим ценностям является ближе к вашим ровесникам европейцам, чем к нашему поколению. Вы глобальное поколение.

Мы очень сильно боялись, что война и экономический кризис сделают откат в ценностях вашего поколения. Когда происходят такие вещи, люди начинают заботиться о выживании, а не о выражении. Если так происходит, то изменения уже невозможны. В мае 2015 году мы делали опрос, который показал, что на самом деле отката не произошло. Вы никуда не исчезли, а это значит, что страна будет другой при двух условиях.

Первое – если вы не уедете отсюда, а желание и соблазн выезжать будут очень сильными. Второе – если вы не дадите себя скоррумпировать и стать "порошенками", "луценками", даже не говорю "януковичами". Думаю, вторая угроза меньше, но первая остается очень реальной. Это значит, что нужно строить платформы и институты, где вы можете оставаться, где вы можете себя реализовать.

И еще важно – вам нужно давать идеи, вам надо помогать искать идеи. Вы четко знаете, чего вы не хотите, но не знаете, чего хотите. Это следствие нашего времени. Мы сейчас проживаем большой кризис – это кризис потери безопасности, кризис экологический, кризис неравенства".

"Большинство из вас читали "Гарри Поттера". Может, это единственная книга, которую вы дочитали до конца"

Если вы хотите знать, что будет с вашим поколением, то спросите, что с вами произошло, когда вы были детьми. Что случилось с вами, с такими, как вы, и что для вашего поколения является общим, объединяющим. Я почти уверен, что большинство из вас читали "Гарри Поттера". Не знаю, заметили ли вы, но "Гарри Поттер" – это, может, единственная книга, которую вы дочитали до конца – ваше поколение до конца книг не читает.

Инглгарт говорит, что сейчас история идет не через классы, не через интересы, а через смену поколений. Потому что каждое поколение носит какие-то определенные ценности, а ценности – это то, что мотивирует людей. Они могут принадлежать к разным школам, разным странам, разным классам, но имеют общую мотивацию. И эта мотивация помогает понять, как они будут себя вести в тех или иных ситуациях".

Читайте также:
"Чума" Альбера Камю, "Просто Християнство" Клайва Стейплза Льюїса
Модель государственного устройства и фискальная модель должны будут перестроиться таким образом, чтобы "снять сливки"


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Вы сейчас просматриваете новость "Когда в Украине назревают революции и почему Майдан не должен был победить: лекция Ярослава Грицака". Другие Новости политики смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: