укр
Сергей Корсунский
Остров благоденствия
Главная Новости политики Новости общества
19 Февраля 2016, 15:11  Версия для печати  Отправить другу
×
Директор МГУ Евгений Лященко: Мы снимаем кино на украинском языке http://www.segodnya.ua/img/article/6931/58_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6931/58_tn.jpg Общество Евгений Лященко рассказал об изменениях в украинской телеиндустрии
<p>Евгений Лященко</p>
Евгений Лященко

Директор МГУ Евгений Лященко: Мы снимаем кино на украинском языке

Евгений Лященко рассказал об изменениях в украинской телеиндустрии

В украинском телевидении произошла революция: за год доля российского контента сократилась в четыре раза (из-за ограничений). Как переживает это Медиа Группа Украина (МГУ), в интервью ЛІГА.net рассказал ее глава Евгений Лященко.

Лященко возглавляет МГУ с июля 2014 года. До этого в течение двух лет он занимал должность финансового директора медиахолдинга. До присоединения к команде МГУ Евгений более 16 лет работал в области финансов и консалтинга.

- 2015-й для украинских телегрупп выдался непростым: запрет на трансляцию многих российских сериалов заставил все крупные каналы перекроить сетки вещания. Как эти изменения отразились на МГУ и удалось ли вам заменить российские фильмы и сериалы?

- Телевидение – это бизнес с долгосрочным планированием. И закупки контента, и тем более его производство не делаются сегодня на завтра. Уже в начале текущего сезона мы должны знать, что будем показывать в конце следующего года – контрактовать закупки и инвестировать в производство. Так что запрет российского продукта застиг нас уже в период, когда фильмы и сериалы были отсняты или запущены в производство и закуплены. По нашим оценкам, потребуется еще не менее года, чтобы как-то выровнять ситуацию.

- Насколько велики суммы, которые фактически были списаны?

- Это сотни миллионов гривень.

- Но деньги на производство нового контента – отечественного – вы таки нашли. На канале Украина сейчас много контента, который сделан вашим собственным продакшеном.

- Мы начали развивать собственный продакшен еще несколько лет назад. Поэтому в 2015-м мы произвели более 2000 часов собственного контента, из которых около половины – это телефильмы. Это не только праймовые сериалы. Мы много экспериментируем, прайм – более дорогостоящий и более рисковый продукт, который имеет и более длительный цикл производства. Мы научились снимать теленовеллы, докудрамы и скриптед-реалити (например, скриптед-реалити Реальная мистика). В этом сезоне выйдет еще несколько новых проектов, один из которых – Агенты справедливости.

Мы списали 80% библиотеки, которая была сформирована в предыдущий период.

- Сколько планируете снять в этом году?

- Вообще в этом году мы планируем произвести в общей сложности 3 000 часов контента. Сегодня мы уже можем не только покупать и адаптировать сценарии, но и самостоятельно сделать проект – от идеи, формата, сценария до производства на своих продакшенах: Теле Про и Фронт Синема. Мы делаем значительный акцент на производстве контента на украинском языке. Например, по нашему заказу снимается сериал на украинском языке Черговий лікар, а закупленный нами знаковый сериал БиБиСи Война и мир будет дублирован на украинский язык.

- Все крупные телегруппы убыточны. Откуда берете ресурсы на производство контента: деньги акционера или, может быть, кредиты?

- Как мы работаем? Наши источники финансирования – это средства, привлеченные за счет рекламы, спонсорства, продажи контента. В последние пять лет телевидение перестало быть прибыльным бизнесом. Если до 2008 года некоторые украинские каналы были прибыльными, то после кризиса 2008 года и продолжающихся негативных трендов на рынке рекламы восстановиться так и не удалось. Потери от списания запрещенного контента также легли на каналы дополнительными убытками. Убытки вынужден покрывать собственник бизнеса, поскольку, так или иначе, бизнес пока не окупается.

- Во сколько обходится час производства собственного контента?

- Сейчас цены очень разные. Если мы говорим о стоимости праймового сериала, то цена телечаса может находиться в диапазоне $35 000-60 000. Понятно, что расходы максимально привязаны к гривне, но все равно есть значительная долларовая составляющая. Мы стараемся контролировать технологию производства и снижать расходы. Но далеко не все составляющие кинопроизводства можно заменить. В значительной мере на стоимость продукта влияют гонорары актеров. И нужно понимать, что производить контент, который ранее стоил $200 000-300 000, малореально в том же качестве за $50 000. А за $20 000 невозможно вообще.
Потери от списания запрещенного контента также легли на каналы дополнительными убытками. Убытки вынужден покрывать собственник бизнеса, поскольку так или иначе бизнес пока не окупается

О ЗАПРЕТАХ И КИНО

- Как отразился на украинском продакшене запрет российских фильмов? Ведь ранее большинство фильмов снимали в копродакшене именно с Россией.

- Знаете, как деньги любят тишину, так и бизнес не любит резких изменений. Бизнесу важно иметь стратегию и идти согласно намеченному плану. Очевидно, что кинопроизводство – это прежде всего коллективная работа, и копродакшен является эффективным способом объединить несколько сторон, которые могут создать добавленную стоимость и выдать качественный продукт.

Сейчас часть киноконтента продолжает производиться в Украине по российскому заказу. И мы понимаем, что многие украинские продакшены не смогут быть самоокупаемыми, если их будут "кормить" только украинские телеканалы. Поэтому, с точки зрения бизнеса, логично производить совместно со специалистами тех стран, в которые потом продукт можно будет продать.

- Но ведь были случаи, когда украинские фильмы за рубежом были достаточно успешными. Та же "Незламна", например…

- Это практически единичный случай. Это кинофильм, который был снят с привлечением средств из различных источников финансирования, в том числе и государственных, и международных, при величайшем энтузиазме продюсеров, поддержке дистрибьюторов, и, не забывайте, телеканалов – внимательно посмотрите конечные титры. Для того чтобы это произошло, должно сойтись много факторов – ментальных, исторических, эмоциональных. Если говорить о других странах – странах Балтии, Беларуси, Казахстане, то их бюджеты и ранее были невысокими – несколько сотен долларов за час, которые не покрывают и десятой части стоимости производства контента. Поэтому когда мы говорим, что украинские продакшены производят что-то по заказу украинского телеканала, то понятно, что возможность его продажи за пределами страны довольно ограничена. А если украинский продакшен делает контент в копродакшене с российским каналом, то, по новым законодательным инициативам, использовать его в украинском эфире практически запрещено.

Мы понимаем, что многие украинские продакшены не смогут быть самоокупаемыми, если их будут "кормить" только украинские телеканалы. С точки зрения бизнеса, логично производить контент совместно со специалистами тех стран, в которые потом продукт можно будет продать.

- После запрета российских фильмов, точнее, в самый разгар поисков того, чем же их заменить, в публичную плоскость вылился конфликт телеканала Украина с 1+1. Обе стороны обвиняли друг друга в использовании запрещенных фильмов и сериалов. В частности, речь шла о фильме След, продолжение которого вы сняли самостоятельно…

- След был одним из каналообразующих продуктов. Причем не только по количеству часов, а и по рейтингам, позитивным отзывам зрителей. В Украине был целый клуб любителей Следа. Нам до сих пор задают вопросы, пишут, звонят. Ситуация со Следом, который мы пытались адаптировать под новые нормы законодательства, перешла в судебную плоскость. Мы сначала получили прокатное удостоверение, потом его отозвали, законность таких действий правильно оспаривать в суде.

А что касается действий 1+1, они, в принципе, всегда используют достаточно стандартные подходы. Мне даже комментировать их действия неинтересно.

- На ваш взгляд, есть ли вероятность того, что после судебных разбирательств прокатное удостоверение вам вернут?

- Я думаю, что более правильным будет снять украинский След.

- Есть такая задумка?

- Мы сейчас сняли Агентов справедливости. Это, конечно, не След, но этот продукт в том же жанре и рассчитан он на ту же аудиторию. Если этот проект будет оценен зрителем, то мы всерьез задумаемся над производством украинского Следа. Хотя это огромные инвестиции.

Инвестировать в праймовые сериалы жизненно важно, например, у нас в производстве детективный сериал Тройная защита, который снимает режиссер Анатолий Матешко. В этом сериале дебютная главная роль у Маши Ефросининой. Как канал, мы ищем, экспериментируем, не стоим на месте. Я думаю, зритель оценит наши усилия.

ЧТО ЖДЕТ ТЕЛЕВИЗОР

- В прошлом году Владимир Бородянский заявил, что на украинском телевидении в скором времени останется 2-3 медиагруппы. Видите ли вы среди этих медиахолдингов МГУ? И кто может быть с вами по соседству?

- То, что количество телеканалов в Украине избыточно и с точки зрения европейского рынка, и с точки зрения бизнеса, абсолютно очевидно. Все же видят, какой объем у нашего рекламного рынка и сколько телеканалов рекламодатели могут прокормить. При нынешнем объеме рекламного рынка даже две телегруппы – это много.

Видим ли мы в числе лидеров себя? Конечно видим. Не зря же мы вкладываем в бизнес, развиваемся.

- Как МГУ завершила 2015 год?

- Мы вышли в лидеры по аудитории 18+ (города с населением 50 000+) с достаточно большим отрывом от конкурентов. Мы уступили осенний сезон СТБ, закончив год на втором месте по аудитории 18-54 (города с населением 50 000+), но при нынешнем уровне потрясений это достаточно хороший показатель. Наш сайт Сегодня.ua – лидер по охвату аудитории в интернете, наша газета Сегодня – лидер среди печатных изданий в Украине. Мы инвестируем в новые медиа, развивая наш сервис интерактивного телевидения Oll.TV, который в 2015 году по количеству абонентов вошел в топ-3 провайдеров платного телевидения. Медиа Группа Украина – это не только канал. Мы работаем в связке, и все наши СМИ показывают достойный результат.

Если еще два года назад мы видели перспективы безубыточности телеканала, то сейчас это более проблематично. Главным образом потому, что ситуация с контентом тяжелая.

- Вы признаете, что рекламный рынок Украины мал для такого количества телегрупп. Какая стратегия МГУ – бесконечное дотирование?

- Если еще два года назад мы видели перспективы безубыточности телеканала, то сейчас это более проблематично. Главным образом потому, что ситуация с контентом тяжелая.

Поэтому сейчас основная цель – минимизировать потери и понять, как мы работаем в формате собственного производства и собственного обеспечения. Потому что в первые годы создания контента получаем в основном затраты, а в последующие периоды контент начинает работать с некоторой отдачей. Выйти в ближайшие 3-4 года на безубыточность малореально. Но перед нами стоит задача выйти на минимальные потери. Тем более рекламный рынок в прошлом году остановил свое падение и в гривне прогнозируется рост.

Если же говорить о сайте, о наших новых проектах OLL.TV и XTRA.TV, то они однозначно должны в ближайшие год-два выйти в прибыль. К тому же эти проекты представляют большой интерес для внешних инвесторов. Мы говорим о высокотехнологичном бизнесе, который в себе объединяет провайдера и контентного агрегатора, возможности которого не ограничены только рынком Украины.

- Рассматриваете ли вы в качестве дополнительного заработка кодировку телеканалов, формирование неких бесплатных социальных пакетов?

- Да, это однозначно дополнительные деньги, которые во всем мире генерируют значительные доходы, в отдельных случаях даже больше, чем реклама. У нас в портфеле есть как бесплатные, так и платные телеканалы, и мы понимаем, что потенциал у платного телевидения есть.

- В Украине реально сделать на этом стабильный бизнес?

- В нашей стране около 30 млн человек по аудитории 18+ смотрят телевизор. И на самом деле большая часть этой аудитории уже платит за телевидение. Не платят только зрители аналогового и цифрового эфира, если же говорить о кабельных пакетах, то они де-факто все платные.

Мы должны понимать, что рынок настолько структурирован в пользу кабельных операторов, что они любой ценой хотят сохранить статус-кво, чтобы зарабатывать дальше. Если говорить об абонентах, то им по большому счету все равно, кому платить: кабельному оператору или телеканалу. Учитывая тот факт, что расходы на создание контента несет телеканал, то логично, чтобы телевизионщики получали и часть дохода от трансляции.

Другими словами, должно быть четкое понимание, что контент стоит денег и что зрители готовы платить за просмотр определенную сумму. Даже если это будет несколько гривень и эти деньги будут идти на счет телеканалов, а не растворяться на счетах магических кабельных операторов, которые не показывают реального количества абонентов, это уже будет успех.

- Что нужно сделать, чтобы такой механизм заработал?

- Договориться. Подобные инициативы от медиагрупп звучат регулярно, но сейчас есть существенные ограничения, в т.ч. законодательные для их реализации. Прогресс в этом направлении сдерживает состояние аналогового вещания, ведь это прошлый век, а в новые технологии больших инвестиций пока не заметно.

Кроме того, нужно договариваться с кабельными операторами. Потому что независимо от того, что у телевизионщиков и кабельщиков цели на этом этапе отличаются, это один рынок и на нем нужно работать вместе.

- Сейчас вы платите за сигнал вдвойне – и за аналоговый, и за цифровой эфир. Как можно уйти от лишних расходов?

- Мы просто должны понимать, что аналоговый эфир – это атавизм. Чем скорее это направление перестанет проедать деньги, тем скорее обновится рынок и качественнее станет эфир. Когда это произойдет – вопрос открытый, но я надеюсь, что скоро. И это нужно не только телеканалам, качественный эфир нужен в первую очередь зрителю.

- Насколько вас устраивает работа провайдера цифрового телевидения Зеонбуд? На рынке довольно много негатива относительно его работы. Есть ли у медийщиков, телевизионщиков возможность как-то повлиять на работу Зеонбуда?

- Я не участвую в этих обсуждениях. Но знаю, что периодически к Зеонбуду как к оператору возникает ряд вопросов. С точки зрения технического покрытия цифрового эфира у меня никаких вопросов нет. Более того, недавно мы проверяли, насколько покрытие Зеонбуда соответствует договорным показателям, и очень было интересно узнать, что цифровое покрытие даже качественнее, чем у аналогового эфира.

Мы иногда забываем простую вещь: вещание связано не только с тем, что нарисовано на карте, оно связано с качеством работы передатчиков, их работоспособностью. А учитывая то, что многие передатчики уже давно не работают даже по номинальной мощности, аналоговое покрытие сейчас не самое лучшее. Да и зритель, имея возможность смотреть телеканалы в цифровом качестве, всегда ею воспользуется.

Мы просто должны понимать, что аналоговый эфир – это атавизм. Чем скорее это направление перестанет проедать деньги, тем скорее обновится рынок и качественнее станет эфир.

- На рынке Зеонбуд связывают с СКМ. Знаете ли вы что-либо об этом?

- Медиа Группа никакого отношения к Зеонбуду, кроме того, что это наш партнер по предоставлению цифрового эфирного покрытия, не имеет.

- Рассматриваете ли вы спутниковое вещание как способ зарабатывания денег? Ведь уже несколько проектов (Поверхность ТВ, Лыбидь ТВ) провалилось. Какие планы у Украины?

- У нас есть и эфирные каналы, и платный контент, работаем и на рынке дистрибуции под брендами OLL.TV и XTRA.TV. Если говорить об XTRA.TV, то спутниковая дистрибуция является очень перспективным направлением, мы планируем увеличивать количество пакетов и количество каналов для наших подписчиков. OLL.TV уже стал в Украине известным брендом как благодаря очень привлекательному наполнению телеканалами, так и партнерским проектам с Укртелекомом, Вегой и Vodafone.

- Какие пакеты спутниковых каналов могут быть ходовыми?

- Если мы говорим о телесмотрении, то в первую очередь будут смотреть общенациональные телеканалы. На втором месте – спортивные и телеканалы, специализирующиеся на показе кино, также зрителям интересны познавательные каналы. За такие пакеты зрители всегда будут готовы платить.

- А как вы относитесь к утверждению о том, что телевизор стали смотреть меньше, что телевидение теряет поклонников в пользу интернета?

- Я бы не стал говорить о том, что уровень телесмотрения падает. Скорее, меняется специфика и стиль смотрения: люди все больше начинают ценить свое время, они хотят не быть привязанными к программе телеканала и иметь возможность посмотреть то, что им интересно, в любой момент времени и в любом удобном месте. Это касается как новостийного, так и развлекательного контента.

Развитию альтернативного смотрения способствует доступ к контенту посредством гаджетов – телевизор начинает терять аудиторию в пользу планшетов, смартфонов. Но это условные потери. Скорее, речь об использовании второго экрана. Мы видим этот тренд на примере ОLL.TV- приложение смотрят на смарт-телевизорах, планшетах, смартфонах. Новый толчок альтернативному смотрению, несомненно, дало распространение 3G-технологии.

О ГОСРЕГУЛИРОВАНИИ

- В Верховной Раде сейчас находятся два законопроекта, которые призваны регулировать медиаотрасль: законопроект №3081-д, который считается законопроектом инициативы Кинокраїна и призван стимулировать поддержку отечественного кинопроизводства, и законопроект №2766, квотирующий аудиовизуальные услуги. Насколько я знаю, первый вы поддерживаете, а второй нещадно критикуете. Почему?

- Законопроект о государственной поддержке кинематографии в Украине (№ 3081-д) готовили уже давно, и представители отрасли участвовали в процессе постоянно, так что в нем учтены многие нюансы. Это и система ребейтов (налоговых льгот), которая обеспечит привлечение иностранных групп для съемок масштабных проектов, и борьба с пиратством, без которой кинопроизводство просто теряет всякий смысл. Закон действительно нужен отрасли.

Хотя не исключено, как это у нас часто бывает, что уже после первого чтения могут внести правки, которые перечеркнут всю проделанную работу. Но будем надеяться, что здравый смысл все же возобладает.

- А документ с нормами о квотировании иностранного контента каким должен быть?

- В случае же с законопроектом об определении передач европейского производства (№ 2766) все происходило с точностью до наоборот. Эта инициатива с отраслью вообще не обсуждалась, а уже после того, как депутаты проголосовали законопроект в первом чтении, встретила бурю негодования со стороны представителей продакшенов и многих телеканалов. Авторы законопроекта предлагают дополнительно квотировать европейский контент в эфире – при этом относят к европейскому, например, фильмы производства США и Канады, но отказывают в праве называться европейскими украинским продуктам, которые были произведены в копродакшене с Россией – пусть даже российское участие было минимальным.

У меня один вопрос к депутатам: может, нужно контролировать не страну производства, а содержание контента? Кроме того, это же неоспоримый факт: чем больше запретов на ТВ, тем меньше зрители хотят его смотреть. Всего за год число нелегальных спутниковых тарелок выросло с 4,5 млн до более чем 5 млн. Люди идут на спутник смотреть российское кино, а заодно и новости ОРТ, НТВ и Россия 24. Как раз то, что является главным информационным оружием России. Этого добиваются наши депутаты?

Люди идут на спутник смотреть российское кино, а заодно и новости ОРТ, НТВ и Россия 24. Как раз то, что является главным информационным оружием России. Этого добиваются наши депутаты?

ОБ ОНЛАЙН-ТЕЛЕВИДЕНИИ

- МГУ – обладатель эксклюзивного права на трансляцию футбола. Кому и как вы продаете трансляции?

- Структура реализации меняется по ходу реализации стратегии. Еще два года назад 90% дохода от дистрибуции каналов Футбол 1/Футбол 2 приходилось на кабельных операторов, а оставшиеся 10% – на Viasat и XTRA.TV. В прошлом году мы практически прекратили сотрудничество с Viasat и получили контроль над спутниковым оператором XTRA.TV – поэтому 100% внешних продаж шло через кабельных операторов. В этом году OLL.TV и XTRA.TV будут генерировать уже половину доходов, получаемых от реализации футбола. Это еще раз подтверждает заинтересованность зрителя в современном интерактивном сервисе, за который зритель уже платит конкретную сумму денег.

- А как вы думаете, есть будущее на украинском телепространстве у нишевых телеканалов? Ведь у вас есть НЛО TV, Индиго TV…

- Конечно, запускать сегодня новый телеканал при таком состоянии рынка – не совсем понятное решение. С другой стороны, вне зависимости от того, сколько будет каналов в Украине, все равно останутся каналы первого, второго и третьего эшелонов. Потому что есть общее телесмотрение, а есть нишевое, есть сегментация. Вопрос в том, сколько будет этих телеканалов. Кстати, вполне уверенно могу сказать, что наличие нишевых телеканалов будет интересно рекламодателям, ведь они получают качественную аудиторию. Также замечу, что иметь в группе только один канал – это неэффективно. Как это ни странно звучит, содержать только один канал Украина будет ненамного дешевле, чем содержать три канала: Украину, НЛО TV, ИндигоTV вместе. Портфель каналов позволяет ротировать контент между каналами, при пакетных сделках это позволяет свести к минимуму списание контента. Операционные и технические расходы на обеспечение эфира намного удешевляется при построении единой платформы.

Конечно, запускать сегодня новый телеканал при таком состоянии рынка – не совсем понятное решение. С другой стороны, вне зависимости от того, сколько будет каналов в Украине, все равно останутся каналы первого, второго и третьего эшелонов.

- Наверняка, часть прибылей должно генерировать онлайн-телевидение и YouTube...

- Онлайн-телевидение – это совсем другой бизнес. Если мы говорим об эфирном канале, то не всегда имеет смысл иметь его же в онлайн-версии. Сайты телеканалов, на которых выкладывается показанный в эфире контент? Но это другое.

Если доходы от рекламы эфирных каналов сегодня не позволяют каналам выйти на безубыточность, то доходы онлайн-телевидения совсем мизерные. Невелики и доходы от размещения интернет-рекламы на сайтах телеканалов. Самые ощутимые доходы в интернете мы получаем при размещении контента собственного производства в YouTube, т.к. количество просмотров в YouTube в накоплении больше, чем в эфире. Количество просмотров в YouTube постоянно растет, параллельно растут и доходы. Некоторые наши программы достигли показателя более 15 млн просмотров.

- В завершение скажите, чего не хватает украинскому телевидению и есть ли такая вещь, которую можно позаимствовать у Запада?

- Здоровый прагматизм. Его зачастую не хватает при и без того редких попытках договориться.

Читайте также:
Незаконная ретрансляция телеканалов: как наказывают нарушителей
В Украине запретили еще 15 российских телеканалов
Что покажут по ТВ: как Рада предлагает изменить эфир и к чему это приведет
Украинским телеканалам разрешили показать «Иронию судьбы»


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Вы сейчас просматриваете новость "Директор МГУ Евгений Лященко: Мы снимаем кино на украинском языке". Другие Новости общества смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: