Олег Рыбачук

Экс-вице-премьер Украины по евроинтеграции

За 25 лет ЕС второй раз не до Украины и ее интеграции

мнения

24 Августа 2016, 17:00

Сразу, на самом старте после развала СССР, Украина отличилась от своих соседей. Мы это заметили,  но позже. Об этом мне Джеймс Шерр (научный сотрудник Королевского института международных отношений – Авт.) в свое время говорил, и еще тогда стало понятно, что будет активное общество и "майданы".

Мы первая страна, где человек, который был в партии, автоматически стал президентом. Это Кравчук. Потом – досрочные выборы, которые он проигрывает и остается в политике. Для нас это реальность, но реальность, неслыханная для тоталитарных режимов – ни в одной другой постсоветской республике такого не случилось. Мы на это особо не обратили внимания, но тот же Джеймс Шерр сказал, что после этого ему сразу стало понятно, что Украина выбирает демократический путь, и что страна, где политик идет на выборы, их проигрывает и остается не просто живым, а и в политике, – имеет демократическое будущее. И дальнейшие события подтвердили именно этот путь. Несмотря на то, что сейчас мы имеем военную борьбу за независимость. Это характеризует украинцев как нацию, которая сохранила демократический ген. Чего нам до сих пор не хватает, так это осознания того, что мы можем выстраивать международную политику сами, можем быть активны, а не реагировать только на какие-то определенные вызовы. Этого уже снова начало требовать общество. Потому что Евромайдан – это в том числе требование определенного вектора внешнего развития Украины.

Изначально вектора развития Украины, как такого, особо не было. Было понятно, что страна не развивается в тени Советского Союза или того "недосоюза", которым стала Россия. Это стало понятно начиная даже с первых инициатив создания СНГ, Таможенного союза… Еще со времен Кучмы Украина туда не спешила вступать и настроения такие были, что элиты не решались и даже не хотели интегрироваться в полной мере. С Европейским союзом у нас немного может и не сложилось, а может и хорошо, что не сложилось. Я провожу удивительные параллели. Оранжевая революция прошла, и у нас была такая волна и такая общественная поддержка, что можно было рассчитывать на скорую интеграцию. Я вице-премьером по евроинтеграции стал в феврале (4 февраля 2005 года – Авт.) и буквально через три-четыре месяца в Нидерландах и Франции проходят провальные референдумы по европейской Конституции. Европа полностью разворачивается на внутренние решения, что делать, Лиссабонский договор, а нас отбрасывает – ЕС становится не до Украины. Сейчас Евромайдан, опять вроде бы во второй раз происходит какое-то чудо, опять такое внимание к Украине. Однако, кроме войны, имеем BREXIT. Перед ЕС снова стоят колоссальные вызовы, как ему быть, как реагировать? Каким будет Европейский союз дальше, может быть намного интереснее. И влияние. и возможность Украины его формировать может быть значительно больше, чем если мы бы шли на волне этого расширения (в середине 2000-х – Авт.), когда четко как на параде каждая страна-кандидат по требованию брюссельской бюрократии должна была делать одни и те же вещи преимущественно правильные, но это было определенное втягивание иногда даже искусственное, а иногда даже силовое, элит, которое сейчас приводит к определенным проблемам. Я имею в виду то, что Брюссель не породил какое-то сильное лидерство, а создал как планктон бюрократию, которой не дали возможность смотреть куда-то за горизонт, разрешив только регулировать знаменитую кривизну огурцов или округлость картошки. То есть, они очень зарегулировали экономические отношения, вырабатывали тысячи и миллионы каких-то директив, и это вызвало сопротивление.

Если вспоминать основные изменения, которые происходили в Украине, то они всегда были в результате определенных общественных взрывов. Это и студенческий Майдан – "Революция на граните". Еще практически был "Советский Союз", но уже тогда студенты вышли на Майдан и требовали изменений. Когда общество каждый раз требовало изменений, власть или эстеблишмент с целью выжить на это реагировали. Это очевидная украинская тенденция – таким путем мало стран развиваются. Но в этом есть определенные минусы. Это не позволяет иметь проактивный план развития страны, и мы с вами свидетели того, что не сформированы лидеры и элиты, которые бы нам показывали этот возможный путь развития. Хотя когда идет демократическое развитие и выборы, какими-бы они не были, происходят ротации, и все равно ты выйдешь на этот путь.

Украинцы демонстрируют еще такую вещь, вопреки отсутствию государственной политики, решать абсолютно сложные внутренние вызовы. Я говорю о переселенцах из оккупированных территорий Крыма и Донбасса. Более миллиона людей где-то в стране переехали и работают, не имея какой-то продуманной госполитики. И это значит, что общество способно реагировать как здоровый организм на то, что происходит. Удивительный ген самоорганизации – это чрезвычайно поразительная вещь, от "майданов" до выработки новых традиций, подходов и инициатив, которые внедряют люди на местах. И эта способность к самоорганизации проявляется, когда появляется угроза. Ну, к примеру, не обязательно военная угроза, но и коррупционная, и угроза того, что старое не даст новому развиваться.

Решения в Киеве принимаются, даже если они копируются из каких-то там западных реформ, но отсутствует диалог между центром и регионами. Когда ты говоришь о медицинской реформе или о децентрализации, или о любой другой вещи, даже если она правильно написана и сделана вроде бы на основе какого-то опыта, почему-то у нас уперто не могут, не делают и не контактируют с точки зрения здравого смысла с людьми на местах. По моему мнению, все закончится тем, что "места" начнут говорить центру, как оно должно быть. Ну, к примеру, как должна проходить реформа децентрализации, какой должна быть образовательная реформа, какой должна быть медицинская реформа, как нам кормить армию? Все это происходит, но, практически, под давлением снизу. И это очень интересный процесс. Я уверен, надеюсь на это, что Украина будет выстраиваться снизу. В этом, к примеру, катастрофическая разница с той же нашей вечной соседкой, где просто есть Богом данный лидер.

Если говорить о настрое на это 25-летие, я безгранично счастлив, что живу в такие времена, когда без патетики история творится, в том числе и твоими руками. Когда у нас власть или элита, которой очевидно очень комфортно пребывать в условиях безответственности, как она вынуждена реагировать. Интересно наблюдать эту борьбу старого с новым. У нас есть все предпосылки для ускорения развития и появляется понимание общества, что не стоит ждать – нужно инициировать. Громады начинают понимать, что есть средства, они ими распоряжаются, коррупционерам будет значительно сложнее. Общество будет просто требовать от власти большей отчетности, и у теперешней власти, а также тех, кто хочет прийти к власти, шансов жить по-старому, нет. Когда такое было, чтобы прокуроры или "смотрящие" понимали, что их могут взять за одно место, и что они могли быть предметом коррупционных расследований? Такого не было. Вообще все события сейчас происходят в ускоренном

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...