Марта Костюк: "Сразу после вылета хотела себя убить"

24 Января 2018, 10:22

Украинская сенсация Australian Open рассказала о том, когда обыграет Свитолину, с кем из теннисистов хотела бы дружить, замечаниях от мамы и "призовых" чипсах

Марта Костюк. Фото Instagram
Марта Костюк. Фото Instagram

Пожалуй, самым ярким событием Australian Open для нас стал прорыв 15-летней Марты Костюк. На первом в жизни взрослом турнире "Большого шлема" ей сразу же удалось дойти до третьего круга и одержать пять побед подряд, включая три в квалификации! Таких юных укротительниц мячей теннисный мир не видал уже 20 лет — со времен Хингис и Лучич-Барони. Был ли это самый яркий опыт в жизни и для Марты, узнали у нее самой.

— Я думаю, да, — подтвердила Костюк. — Кажется, здесь я пережила весь спектр эмоций. Когда проиграла, были злость и разочарование. Когда выигрывала — радость, хотя в то же время нужно было искать ошибки. Только позитивных эмоций никогда не бывает. Даже не знаю, с чем это сравнить... Я с детства постоянно выигрывала, устанавливала рекорды. Поэтому для меня это не было чем-то суперновым.

— Многие думали, что на кураже вы и Элину Свитолину в третьем раунде обыграете. Что помешало?
— Думаю, если бы это был кто-то другой из топ-5, было бы все по-другому. Но именно с Элиной не смогла себя перебороть. Все чего-то ждали. Одни писали, что у меня нет шансов, другие говорили, что могу ее обыграть. Поэтому я больше не играла, а думала о том, кто что скажет. Да и жарко было — понимала, что меня не хватит на весь матч. Не верила.

— Ну, раз с Элиной сыграете, два, а на третий выиграете.
— Может и на второй. (Смеется.)

— Вы назвали это "бесплатным уроком от Свитолиной". Что из этой игры попало в ваш "конспект"?
— Я поняла, что играть можно со всеми. Здесь не было какого-то нереального тенниса, как будто мне до них далеко. У мужчин, например, если играет молодой теннисист — не Александр Зверев, конечно, а, например, кто-то из топ-50 — против первой тройки, то там шансов очень-очень мало. А у женщин немножко по-другому. Я в этом уверена. Мама со мной сейчас спорит, но я все правильно сказала... (Улыбается.) Честно говоря, я на этом турнире не очень хорошо играла, неуверенно. Первые матчи — на 10—20%, в основе — уже на 30%. (Смеется.) Я вам скажу, что если человек играет на 50—60% того, что может, то это просто супер!

— Расстроились, что сразу же вылетели и в парном юниорском турнире с Викторией Демой и дольше не поиграли в Австралии?
— Когда проиграла, первые 15 минут просто хотела себя убить. Мне так плохо после матча еще никогда не было. (Смеется.) Я так ужасно играла! А потом в один момент меня попустило. Подумала: да ладно, за последний матч в юниорской паре себя убивать? Проиграла так проиграла. Да, в юниорах я играть больше не буду.

— О вас весь мир гудит. Как сдерживаете себя от того, чтобы не подцепить звездную болезнь?
— Если она и будет, то через нее нужно пройти. Нет ни одного теннисиста, который периодически ею не болеет. Это абсолютно нормально. Но с ней ты не так долго поиграешь — ты потом выходишь на матч неуверенный и проигрываешь. Без нее никак, но я ее не боюсь. Вроде пока не болею. (Улыбается.)

— Таки сходили в зоопарк? Ваша мама Талина говорила, что у вас не было на это времени.
— (Смеется.) Это мама хотела! Я в том году была. Она взяла бесплатные билеты на двоих. Мама таки пойдет в зоопарк!

— Но кенгуру на руках держали. Это у организаторов фишка такая?
— Да, они в этом году два раза приходили — с кенгуру и коалой.

— В 2017-м вы не смогли сходить на шопинг в Мельбурне. А сейчас?
— Ходила. До турнира и после пошли с мамой купить подарки. Но в Австралии, если честно, немного странный шопинг получается. Здесь много магазинов, которых я не знаю.

— Для вас уже не редкость встречаться со звездами тенниса...
— Топ-теннисистов я видела почти всех. Со многими даже подружилась, мы здороваемся. Это прикольно.

— Есть кто-то, с кем еще мечтаете ближе познакомиться?
— Да, было бы неплохо с Новаком Джоковичем. Мы виделись, но не общались. Хотела бы еще с Сашей Зверевым. Я его родителей хорошо знаю, общаюсь с ними почти каждый день. А с ним мы виделись пару раз, но это было давно. И когда я здесь в первый день была, он меня увидел. И так смотрит на меня, но не может вспомнить, кто я. Так и не узнал. Но, думаю, вообще он меня знает.

— Бывали на других матчах?
— Болела за Элину, Надю Киченок, Лесю Цуренко, Долгополова. Больше за своих. Думаю, еще сходим на Роджера Федерера.

— Вы работаете с известным в прошлом теннисистом, хорватом Любичичем. Как у вас изменились отношения с первой встречи?
— Если честно, когда с ним познакомилась, не понимала, кто это. Я не очень его знала. С тех пор отношения очень изменились и продолжают меняться. Он меня консультирует на турнирах, например, на "Больших шлемах".

— В детстве вы занимались акробатикой. Даже в прошлом году делали фляк на корте...
— Я его делаю только тогда, когда выигрываю турнир. Постараюсь не поломаться в следующий раз. (Улыбается.) Но я с самого начала знала, что выберу теннис. Потому что мама была тренером и я больше любила этим заниматься. Акробатика была просто каторгой! У меня была истерика перед каждой тренировкой, потому что казалось, что я толстая и нужно сбросить 200 г.

— Вы очень яркая личность. Не применяли это в актерском русле?
— Занималась риторикой, делали сценки. Но это были приватные занятия дома. Полноценного актерского опыта еще не было.

— На корте вы не сдерживаете эмоций. Это помогает или мешает?
— Чаще не помогает. Делает ли потом мама замечания? Конечно! Она даже делает замечания о том, что я дышу неправильно.

— Какой ваш любимый турнир "Большого шлема"?
— Australian Open. Здесь самая лучшая организация. Хорошая еда, и очень спокойно — нет скопления людей в кафе, раздевалках, как на Уимблдоне или Ролан Гаррос. Там народа просто куча!

— Как часто бываете сейчас в Украине?
— Очень редко. Тренируюсь в Загребе. Я не сразу перебралась туда, но все больше начала ездить. Рада, что все было постепенно, без резкого перехода. Просто в Киеве нет игроков, с которыми можно тренироваться. А в Загребе и тренер по теннису, и по фитнесу.

— Вы же не одна в семье?
— У меня две сестры. Одной почти 7, а другой — 21. Старшая учится, поэтому поддерживает меня на турнирах, в основном, летом. А младшую, Зоряну, стараемся брать с собой как можно чаще, чтобы не оставлять на одного папу. Ее вообще теннис не интересует. Она просто спрашивает: "Марта выиграла?" — "Да". Подходит и обнимает. Если проигрываю, говорит: "Оу-у, не расстраивайся!". Но в обоих случаях сразу идет дальше играть.

— У вас есть традиции празднования побед?
— Сейчас нет. Но, когда мне было лет 11, я выигрывала почти каждый турнир, и мне мама покупала чипсы Pringles. Сейчас я уже выросла и могу сама их купить. И азарта они больше не вызывают. Редко их ем, потому что вредно.

— Когда превзойдете Свитолину?
— У мене нет конкуренции конкретно с ней. Она ко всем девочкам. А за Элину я буду болеть и в будущем была бы не против, чтобы мы занимали первую и вторую строчки.

Напомним, что Марта Костюк получила wild card в квалификацию взрослого Открытого чемпионата Австралии как прошлогодняя чемпионка юношеского турнира. Украинка прошла отбор и два круга в основной сетке (первая 15-летняя спортсменка за последние 20 лет), пока не проиграла Элине Свитолиной.

Костюк остается в Австралии до середины февраля: через неделю она сыграет на 60-тысячнике в Берни, а затем дебютирует за взрослую сборную Украины в Кубке Федерации в поединке второй Мировой группы Австралия – Украина, который пройдет в Канберре 10-11 февраля.

После успеха на турнире "Большого шлема" мама Костюк рассказала, как поменялась жизнь юной теннисистки: "Внимание к Марте увеличилось, некогда даже в зоопарк пойти".

Вы сейчас просматриваете новость "Марта Костюк: "Сразу после вылета хотела себя убить"". Другие Новости тенниса смотрите в блоке "Последние новости"

Автор:

Катерина Макаревская

Источник:

Сегодня|Спорт

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Загрузка...