укр
Віталій Квітка
"Гуд бай, Євро!"
Главная Жизнь Интервью
25 Марта 2016, 08:30  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с Олегом Ляшко: "Нам надо восстановить свой ядерный статус" http://www.segodnya.ua/img/article/7021/73_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/7021/73_tn.jpg Интервью Глава Радикальной партии — о том, какие три стратегические ошибки допустила Украина, где начинается коррупция, какие перемены нужны стране, о Черчилле и китайском иероглифе, трагедии в семье из-за Донбасса и о том, сколько налички у него в кармане
<p><span>О вопросе премьерства: "Я им говорю: давайте я возьмусь за эту работу! Боятся!"</span></p>
О вопросе премьерства: "Я им говорю: давайте я возьмусь за эту работу! Боятся!". Автор фото: Александр Яремчук, "Сегодня"

Интервью с Олегом Ляшко: "Нам надо восстановить свой ядерный статус"

Глава Радикальной партии — о том, какие три стратегические ошибки допустила Украина, где начинается коррупция, какие перемены нужны стране, о Черчилле и китайском иероглифе, трагедии в семье из-за Донбасса и о том, сколько налички у него в кармане

 — Первый вопрос — о терактах в Бельгии. Это подпитывает в Украине настроения, мол, зачем нам в ЕС, чтобы у нас взрывали людей?

— Чужого горя не бывает. Я сочувствую родным и жертвам теракта. Победить терроризм можно только всем вместе. Может, я цинично скажу, но почему эти теракты невыгодны Украине? Они отвлекают внимание мира от агрессии России на Донбассе. И чем больше в Европе терактов, тем больше угрозы, что нам не дадут безвизовый въезд. Когда такое случается, сразу хочется закрыться ото всех в своей хате и никого в свою страну не пускать.

— Давайте поговорим о глобальном. О выборе Украиной своего пути. Какая у нас стратегия? Что мы строим? Мы хотим восстановить и развить авиапром, химпром, металлургию? Перестать быть "ржавым поясом", как нас называют? Или мы хотим быть страной-хабом по инновациям? Или организовать у себя финансовый офшор и на этом богатеть? Какую Украину нам нужно строить сегодня, чтобы быть успешными завтра?

— Нынешняя власть не знает, что она строит. Они живут от кредита до кредита. Хоть символ Радикальной партии и вилы, и мы поддерживаем село, и против продажи сельхозземель, но мы понимаем, что по-настоящему развиты страны, где сильна промышленность, ИT, инновации. А нынешняя политика приведет к тому, что тут не будет ни промышленности, ни сельского хозяйства, так как предлагают землю продать, науки не будет, потому что посмотрите расходы в бюджете на науку в этом году. Радикальная партия предлагает альтернативный план, который позволит построить экономически развитую страну. А не как сейчас, когда власть строит всю экономическую политику на кредитах МВФ. Уже новый меморандум пришел, который держат в секрете. Чего хочет МВФ? Поднять пенсионный возраст до 72 лет, продажу земель сельхозназначения, госпредприятий, в том числе стратегических, как харьковский "Турбоатом", как "Электротяжмаш". Нужно все делать в интересах Украины, а не ЕС, США или Москвы. Вот мы подписали соглашение о Зоне свободной торговли с ЕС. Но почему у нас там такие мизерные квоты? Например, на поставки украинского сахара — 20 тысяч тонн в год. Мы этот объем исчерпали за месяц. Так я интересуюсь, где украинский интерес? Мы можем сахара поставлять 2 млн тонн. Сегодня власть должна ставить требования об увеличении квот. Если ЕС хочет нам помочь, пусть откроет свои рынки. У нас в прошлом году на 50% упал товарооборот между Украиной и Россией. Власти нужно искать новые рынки. В Канаде, ЕС, США, Китае, Иране, где после снятия санкций очень перспективный рынок. У нас товарооборот с Ираном сегодня $100 млн в год, а иранцы оценивают его в миллиард. Ирану нужна модернизация самолетов, которые мы можем поставлять, генераторы, продукцию сельского хозяйства. Почему там есть Китай, США, Франция, Россия? А у нас все о кредитах МВФ говорят. Как их отдавать? Если нет своей экономики, добавленной стоимости, то их нечем отдавать. Землей. Пенсионным возрастом. Независимостью платить. Кстати, о пенсионном возрасте. Мы предлагаем взять пример Польши, где всем пенсионерам старше 75 лет бесплатно дают лекарства. В Украине надо так же!

— Но у нас от 60 лет надо! У нас до 75-ти мало кто доживает…

— Поскольку у нас средняя продолжительность жизни 62 года, то мы предложим законопроект, который установит предел — 60 или 65 лет. Пусть список этих лекарств будет небольшой, но он будет! Обязательно сердечное, сосудистое, от давления, пять-шесть позиций. Чтобы человек знал, что он получит это бесплатно, а не умрет, потому что нет денег на таблетку. В Украине смертность на первом месте от сердечно-сосудистых заболеваний. Во всем мире люди живут по 100 лет с этими заболеваниями! Потому что они получают поддерживающие препараты. А мы хотим, чтобы наша нация была успешной. У нас сегодня на одного работающего шесть безработных! Откуда ж возьмется бюджет? А почему они не работают? А потому что это или больной, или пенсионер, или и то, и другое...

Как-то Черчиллю во время войны принесли бюджет, где были значительно урезаны расходы на науку, культуру, образование. Мол, не хватает денег на танки, самолеты. Черчилль сказал: "А за что мы тогда воюем?" И вернул назад траты в воюющей Великобритании. Война или кризис не могут быть отговорками. По-китайки "кризис" пишется двумя иероглифами: первый означает "опасность", второй — "возможности". Так что наш кризис — это возможность стать сильнее.

new_image4_368

Ярко. Олег Валерьевич громогласен. Порой казалось, что он на трибуне.

— Вы знаете китайский?

— Нет, но знаю об иероглифах.

— На что делать ставку, чтобы выйти из кризиса?

— Во-первых, должен быть мир. Во-вторых, сильная экономика. Шарль де Голль, когда Франция была разрушена после войны, провозгласил лозунг: "Модернизация или смерть!" Мы предлагаем делать то же самое. Модернизация промышленности, сельского хозяйства. Ставка на национального производителя. Когда наши предприятия продают продукцию за рубеж, они привозят валюту. Когда есть приток валюты, стабильна гривня. Это значит, что будут зарплаты и пенсии. Сегодня все обсуждают кандидатуру премьера. Яресько, Гройсман, Яценюк, Ляшко, еще кто-то. Но ключевое — не фамилия премьера, а программа. Только мы ее предлагаем! А они фамилии обсуждают!

— Вы хотите стать премьером?

— Конечно. Если б я был премьер-министром, я бы перед собой поставил три ключевых задания. Первое — изменение политсистемы, начиная от изменений Конституции, где сегодня заложен дуализм власти, когда президент, парламент и правительство между собой делят полномочия. Второе — реформа избирательного законодательства. Вся коррупция начинается от формирования предвыборных списков, с мажоритарных округов. Когда за 3—4 млн кандидат в депутаты покупает депутатский мандат, или место в списке, или на округе. Потом продолжение этой коррупции в ВР. Мы предлагаем мажоритарку запретить. Ввести пропорциональную систему по открытым спискам. Это первый блок — политреформа. Второй блок — реформа правосудия и правоохранительных органов. Никогда в Украину не придет инвестор, пока через продажный суд у него могут отнять его собственность и деньги. Третий блок — экономика. Радикальные изменения денежно-кредитной политики. Сегодня кредиты в коммерческом банке 35—40% годовых! В Польше — 5—7%. Там развивается бизнес. А у нас с такими ставками никакой бизнес развиваться не будет. К блоку экономики мы относим снижение налогов, дерегуляцию, борьбу с коррупцией.

— Но мы и так уже много слышим о реформах. Чем отличается то, что вы предлагаете, от того, что уже написано, но не выполняется?

— Чем отличается? Тем, что сейчас только имитируют реформы. Как имитируют наличие коалиции. Какие реформы может проводить Шокин? В феврале прошлого года, когда его кандидатуру подал в парламент Порошенко, я говорил: "Не совершайте этой ошибки! Я понимаю, что он ваш кум и все такое, но этого недостаточно, чтобы проводить реформы". Сегодня президент подал предложение о его увольнении. Потеряли больше года! Мы подали в Раду законопроект, который предусматривает выборы генпрокурора на открытом конкурсе. Чтобы генпрокурор не был зависим от президента, который его предлагает, от ВР, которая его утверждает. Его нужно выбирать по примеру главы НАБУ. Иначе нет реформ. Вспомним дело "бриллиантовых прокуроров". Изъяли бриллианты, изъяли деньги, документы. И оказывается, что они ни за что не отвечают! Пока так будет, люди будут отсюда миллионами уезжать, потому что не видят тут перспектив. 

Если ЕС хочет нам помочь, почему у нас такие мизерные квоты?

— Выборы осенью еще актуальны? Они нужны украинскому народу или преступны для страны?

— Если бы было нормальное время, без военной агрессии, нормально было бы выборы проводить каждые два года. Чтобы не обрастали депутаты, как пеньки мхом, и чтобы привыкали быстро работать. Но сегодня досрочные выборы несут угрозу нацбезопасности. Никаких реформ в это время проводиться не будет. Полгода турбулентности. Под угрозой сотрудничество с международными финансовыми организациями. Они четко сказали: прекращают любое кредитование, любое финансирование программ развития, технических программ, если будут выборы. Каждый хочет видеть стабильность. А если прервать все программы, то это значит, что доллар будет не 30 грн, а 50. А поменяется ли что-то в парламенте? Голосуй не голосуй, все равно получишь… шайбу. Посмотрите соцопросы: одни и те же! Процент туда, процент сюда. Почему украинцы должны платить 3—4 млрд грн за выборы, чтобы ничего не поменялось? Почему украинцы должны платить из-за того, что политики не способны договориться? Я против выборов еще и потому, что сегодня Россия пользуется нашим политкризисом, чтобы убедить страны ЕС не продлевать санкции в июне. Путин рассказывает, что украинцы не в состоянии строить свою страну, не способны между собой договориться, так для чего вы их поддерживаете?

— Сейчас все обсуждают угрозу отмены санкций. Вы считаете это вероятным?

— Европе очень невыгодны санкции. Я недавно в Брюсселе встречался с еврокомиссарами, с главой Европарламента. Я им старался объяснить, что санкции вы не для Украины делаете. Это ваша наименьшая плата за то, чтобы остановить российскую агрессию. А иначе Россия будет в Прибалтике, посягнет на другие ваши территории. И вам придется в десятки раз больше платить за оборону, армию, безопасность. Санкции нужно радикально увеличивать! В чем стратегия Путина? Украина в ней разменная монета. Путин хочет заставить сильных мира сего, Америку, ЕС, сесть за стол переговоров и переписать границы, зоны влияния в мире, которые были установлены после Второй мировой. Он хочет заставить ЕС и США считаться с правом силы, а не с силой права. Как Гитлер, который брал по праву сильного, а потом говорил: "Попробуйте отобрать!" Путин берет и говорит: "Попробуйте забрать у меня Крым, Осетию, Абхазию, Донбасс, Сирию, когда у меня ядерное оружие". Я считаю, что это была наша стратегическая ошибка…

— То, что мы перестали быть ядерным государством?

— Да. Я уверен, что в истории Украины было несколько фатальных ошибок. Первая — сдача ядерного оружия. Его нужно было держать любой ценой. Если у нас не было возможности, как утверждает Кравчук, держать стратегическое ядерное оружие, надо было оставить хотя бы тактическое! Это и меньше затрат, и оно не нацелено на Америку. Наличие ядерного арсенала было бы сдерживающим фактором. Поэтому я настаиваю, и не раз говорил с президентом и с секретарем СНБО, и с премьер-министром: Украина должна ради своей безопасности начать работу по возобновлению ядерного потенциала страны. У нас есть все возможности. У нас есть научная школа, уран, разработки, "Южмаш", мы способны сделать ядерные ракеты.

— Но это конфликт с Западом.

— А разве у нас сегодня нет конфликта с Западом? Он же не исполняет Будапештский меморандум, гарантирующий наши границы. Так что защита Украины — это наше дело. У Израиля тоже конфликт с Западом по поводу разработки ядерного оружия. Но у Израиля есть национальные интересы. Так что Украина должна начать возобновление ядерного потенциала страны и убедить в этом международных партнеров. Это первая стратегическая ошибка. Вторая — соглашение по Черноморскому флоту. "Большой договор" 1997 года, когда мы позволили до 2017 года ему находиться в Крыму. И "Харьковские соглашения" прологирования до 2042 года. Черноморский флот — это троянский конь. Его надо было выводить сразу после распада СССР. Так, как это сделали в Прибалтике, в Грузии. Третья стратегическая ошибка — это то, что в 1991 году Украина дала возможность коммунистам перекраситься и сохранить власть. Мы должны были по примеру Польши провести реформы, выбрать Вячеслава Чорновола президентом, как диссидента Гавела в Чехии, и радикально разорвать пуповину с коммунистическим прошлым. Почему это ошибка? Возьмем Польшу. В начале 90-х у нас ВВП на душу населения был вдвое больше, чем там. Поляки ездили к нам, все покупали. Сегодня мы к ним едем. У них в четыре раза больше ВВП, чем наш. Потому что они все 20 лет проводили реформы. А мы доворовывали и проедали то, что осталось от СССР. Должны быть радикальные политические изменения. У нас уже нет 20 лет запаса, нам надо все сделать за два года!

Мне, как политику, кстати, были бы выгодны выборы осенью. Я имел бы вдвое большую фракцию. Но это — как политику. А как человек, который думает о стране, я категорически против выборов. Мы за то, чтобы договориться по коалиции, Кабмину и принять новую программу действий. Потому что сегодня говорят только о разных фамилиях премьера, а не о программе. Китайский лидер Ден Сяо Пин говорил: "Мне все равно, какого цвета кошка — лишь бы мышей ловила". Вот мне все равно, какая фамилия премьера, министров. Мне важно, под какие программы они создают коалицию и Кабмин. Если под то, чтобы землю продавать, пенсионный возраст повышать и кредиты набирать, то мы не будем в этой коалиции.

— А на каких условиях будете?

— Мы дали список наших условий. Среди политтребований: отказ от особого статуса Донбасса, запрет продажи земель сельхозназначения, отказ от повышения пенсионного возраста. Экономические требования — наша программа на 12 листов, где мы предлагаем конкретные инструменты и механизмы возобновления экономики, роста зарплат и пенсий радикально, а не на 6%, как обещают с 1 мая. У нас инфляция по прошлому году 48%, в этом году — 15—20%. И вообще, почему идет уравниловка? И тем, кто 10 тысяч пенсии получает — на 6% (600 грн), и тем, кто 1200 грн (72 грн). По нашим подсчетам, сегодня минзарплата должна быть 3000 грн. А чтобы работодатели могли платить такую зарплату, мы предлагаем снижение налогов и изменение кредитно-денежной политики, чтобы дешевые кредиты были. Я не собираюсь стоять и смотреть, как эти политические пигмеи уничтожают мою страну! Мы готовы взять и сделать. Я не боюсь ответственности. Я понимаю, сколько на меня всего навалится, когда я завтра возглавлю правительство. Но я понимаю, что нет другого выхода. Я им говорю: "Если вы, политические пигмеи, бараны, не можете, давайте я возьмусь за эту работу!"

— И что вам говорят?

— Они боятся. Порошенко на одном из совещаний говорит: "Ляшко при мне не будет ни премьером, ни спикером!" Боятся! Потому что если Ляшко будет премьером или спикером, то будут они у меня летать, как драные веники. И исполнять будут Конституцию! Деолигархизацию за одну минуту провести можно! Вот я бы собрал за столом всех олигархов, если бы я был президентом, и сказал: "Хлопцы, с этой минуты для всех равные правила игры".

— Они этого и хотят. Большой бизнес ждет общих правил, но пока они для каждого свои.

— Потому что у нас сегодня за разговорами о деолигархизации просто бизнес отжимают у одних и отдают другим. Вырастают новые олигархи, которых люди даже не знают! Кононенко, Пасенюк, Григоришин. Они выросли уже при этой власти. А я говорю про равные права для всех. Когда у нас борются с крупным бизнесом, то я против! Бороться надо с бедностью! А для крупного бизнеса создай равные условия. Ключевое — чтобы он платил налоги. Не платит — расстреливать! Или пожизненное. Если платят налоги — я готов с ними каждую неделю встречаться и спрашивать: "Что я должен сделать, чтобы у вас не 300 тысяч человек работало, как у Рината Ахметова сегодня работает, а 500 тысяч?" В прошлом году тот же Ахметов, его компании, заплатили миллиарды гривен налогов! Я бы его спросил: "Ринат Леонидович, что я должен для тебя сделать, чтобы ты не 3—4 млрд заплатил, а 68 млрд? Какие я условия должен создать для ведения бизнеса? Для Коломойского, Фирташа, Пинчука, Ахметова, для всех, для бизнесмена, который в селе хочет работать, открыть свой киоск. А я знаю эти условия. Это дешевые кредиты, это отсутствие политического давления и возможности кому-то отдельно ко мне заходить и для себя о чем-то договариваться. А у нас сейчас все наоборот! Сейчас у нас НКРЭ делает такие искусственные тарифы, чтобы обанкротить одно предприятие и забрать его даром. Отжимание собственности. 

"Люди на Донбассе видят, что и в Одессе, и в Харькове мир! Не гибнут люди. Это самое важное! А остальное — договоренности. У нас во Львове герой — Бандера, на Востоке — Артем, на Черниговщине — Щорс. И единство нашей страны — во взаимоуважении"

— Кстати, о собственности. Большая приватизация намечается под эгидой того, что не может быть у государства столько предприятий. Ваша оценка этого процесса.

— Нельзя отдавать стратегические предприятия. Пример: "Турбоатом" харьковский. За 2015 год на 3,5 млрд реализованной продукции, почти полтора миллиарда дохода, более 700 млн грн уплаченных налогов в бюджет, выплаченные дивиденды. Его предлагают продать. Почему? Там 15% акций принадлежит российскому олигарху Григоришину. И они хотят продать 70 с лишним процентов госпакета акций, чтобы Григоришин его за копейки забрал. Думаю, завтра его вырежут на металлолом, пять тысяч людей лишатся работы, зато российская корпорация "Силовые системы" останется без конкурента. Таких предприятий, как "Турбоатом", единицы в мире! Продавать надо дотационное. Но не то, что специально делают таким, чтобы задаром забрать. Кстати, то, что у нас якобы большой процент госпредприятий — это не так! В США и Франции до 40% госсобственность, у нас — меньше 10%. Нам говорят, что задача власти — макроэкономическая стабильность. А я говорю, что она не может быть без разогрева внутреннего рынка. А для этого нужно поднять зарплаты и пенсии населению, чтобы производители могли реализовывать товар внутри страны, а металлурги, строители должны иметь заказы, большие инфраструктурные проекты.

— Но их должно организовать государство.

— Конечно! Не выживет ни одно предприятие только за счет экспортных контрактов. Необходимо крупное строительство дорог, жилья, инфраструктуры. Донбасс надо возрождать. Не надо изобретать велосипед. Так делали Гитлер, Рузвельт.

— Ну, с Гитлера это вы смело начали…

— Ну давайте реально — экономика при нем была сильная. Я не говорю о Гитлере со знаком плюс, но в экономическом плане Германия росла, потому что загрузила предприятия ВПК. Мы строим сильную армию. Где крупные госзаказы для Харькова, Запорожья, Краматорска, Днепропетровска, Мариуполя, Славянска, Киева? Почему "Южмаш" без работы? Нужно возрождать заводы ВПК, науку, разработку техники. Зачем нам американские бронежилеты? Мы свои можем делать!

— Вопрос Донбасса для вас не чужой. Детство там проходило, вы там работать начинали…

— Да, моя мама оттуда родом. С Луганщины. Родня там живет.

— У вас есть рецепт решения?

— Военного решения нет. Лобовая атака — огромнейшие потери с обеих сторон. Но и особый статус Донбасса, который хочет Россия, — не решение. Для Украины — это предательство национальных интересов. Иначе завтра другая область возьмет оружие и скажет: "Дайте нам особый статус!" Нужно всем сложить оружие, закрыть границу, вывести вооружения.

— Это да, но как это сделать?

— Договариваться. Но с одним условием: когда будет сложено оружие. Вот пример: власть инициирует закрыть ЖД сообщение с оккупированной территорией. Ликвидировать Донецкую ЖД. Почему мы категорически против? Потому что на оккупированной территории работают десятки предприятий, которые перерегистрировались в Украине, платят тут налоги! Металлургические, угольные. Они в прошлом году, работая там, уплатили в украинский бюджет 4 млрд грн налогов! Там работает около 100 тысяч украинцев. Если закрыть Донецкую ЖД, то привязанные к ней эти предприятия остановятся. Где будут наши украинцы, которых мы хотим освободить? Кто-то возьмет оружие, а кто-то станет переселенцами, которые никому не нужны, для которых нет ни жилья, ни работы. Фонд занятости вообще надо ликвидировать и создать Трудовой фронт. Не платить людям 1000 грн в месяц, которые они пропивают, а давать работу, за которую платить. Пусть дороги ремонтируют, подъезды, клумбы высаживают. Необходима гуманитарная политика помощи людям, которые оказались заложниками ситуации. Не надо всех, кто остался там, считать ватниками. Там очень много людей — за Украину. И выживают они только благодаря гуманитарной помощи. Но и государство должно им помогать, оно не должно быть мачехой своим гражданам.

У нас борются с крупным бизнесом, а надо бороться с бедностью!

— Как изменились настроения в захваченных областях?

— Там большинство за Украину и были, и остаются. Когда-то Черчилль сказал: "Все плохие дела делаются хорошими людьми, которые равнодушны". Проблема в том, что небольшая когорта буйных, нарванных личностей, которые взяли оружие, использовали ситуацию. И из-за того, что большинство людей, даже настроенных за Украину, не были готовы их остановить, те взяли верх. Сейчас многие там увидели "русский мир", который принес кровь, слезы, войну, и стали еще больше за Украину. Они видят, что и в Одессе, и в Харькове, где сегодня успокоились, мир! Не гибнут люди. Это самое важное. А остальное — договоренности. У нас разнообразная страна. Во Львове герой — Бандера, на Черниговщине — Щорс. И единство нашей страны — во взаимоуважении.

— Это самое сложное. Терпимость друг к другу. У Губермана есть строчки: "Надо жить, прощая людям наше мнение о них".

— Да. Нужно уважать друг друга, героев, религию, политические взгляды. Мы едины, несмотря на то, что разные. Кто-то несет цветы 9 мая в честь Победы в ВОВ, а кто-то — в память о погибших во Второй мировой. Ок! Взгляды и тех, и других надо уважать. Не насаждать противоположные. Силой ничего не добьешься, найдется еще большая в ответ. Когда на Донбассе смогут без виз поехать за границу, увидят тот уровень жизни, соц- и медобеспечения, они захотят быть в ЕС. Только не надо бежать в Европу, надо ее строить здесь.

— Олег Валерьевич, а батальоны Ляшко существуют сейчас?

— Нет, и не было никогда! Когда началась российская агрессия, мы помним, в каком состоянии были СБУ, милиция, армия, — их не было практически. И потому я, как каждый сознательный гражданин, делал все, чтобы помочь защитить страну. Я прилагал усилия для формирования боеспособных частей, которые потом влились в состав Нацгвардии, ВСУ. Частные батальоны не нужны в Украине. Они должны существовать в рамках закона, даже если ты им помогаешь.

— Вы считали, сколько денег потратили?

— Много. Ну, не я свои. Частично и я вкладывал. Но мое задание было найти неравнодушных людей, спонсоров.

— Это миллионы?

— Это десятки миллионов.   

— В вашей семье есть ведь родные "по ту сторону баррикад"?

— К сожалению, противостояние прошлось и по моей семье. На Луганщине часть моей семьи открыто поддерживает так называемую "ЛНР". Мой двоюродный брат Сергей, служивший там в МЧС, когда захватили Луганск, перешел на их сторону. Его сестра Виктория, моя двоюродная сестра, тоже на их стороне. Такая трагедия есть в моей семье.

— Вы общаетесь?

— Сейчас нет. Это мировоззренческое. Я считаю, это предательство. Сергей, мы с ним вместе выросли, давал присягу на верность Украине. Считаю, офицер может давать присягу раз в жизни. А когда он сегодня "ЛНР", завтра черту лысому даст присягу... Где твоя честь? Я ему говорил поначалу, чтобы приезжал, что я найду ему работу, но он отказался. У меня никогда никаких проблем не было. Моя жена Росита говорит по-русски, родом из Днепропетровска, я говорю всю жизнь по-украински, мы с ней 18 лет вместе. Наша дочь знает украинский, русский, учит английский и немецкий. Государственный чиновник должен говорить по-украински, а больше никаких вопросов быть не может. Жена говорит по-русски, и я ее за это на гречку в угол не ставлю.

— А не за это ставите?

— Нет, и за это, и не за это не ставлю! У нас, наоборот, дома Росита всем управляет.

— Она вас ставит?    

— Нет, и она меня не ставит, но она дома хозяйка. А я хозяин на работе. Я к тому, что вопрос языка — искусственная проблема. Каждый имеет право говорить на своем родном языке. Иначе это нарушение прав человека.

— Чтобы быть хозяином на работе, надо иметь здоровье. Как вы свое поддерживаете?

— Работаю с утра до вечера, как вол. 

new_image2_539

Наличка. "Посмотрим, сколько у меня с собой. 5 тысяч. Это зарплата".

— А для стычек в парламенте тренируетесь? Может, занимаетесь карате, каким-то даном обладаете?

— Нет. Никакого дана нет. Я всегда работаю головой и словом. Когда у нас иногда происходят эти стычки, я никогда первым руку не поднимаю. Отвечать кулаком — последнее дело. Я никогда в жизни в спортзал не ходил и не хожу. Спортом как занимаюсь? Ну, хожу, иногда бегаю, в теннис играю. Могу на одной ноге приседать так, что никто не присядет.

— Делаете пистолетик?

— Да, пистолетик. Не каждый так присядет даже из спортсменов. Покойный мой школьный учитель физкультуры, царство ему небесное, заставлял и по 5—10 км бегать, и на лыжах ходить, и подтягиваться. Я ему благодарен. А в зал, чтобы держать спортивную форму, я не хожу. У меня настолько напряженная работа, что она 10 спортзалов заменяет.

— А диета есть?

— Диеты тоже никакой нет. Моя диета — кусок черного хлеба, сало, огурец, луковица или чеснок. Вот моя диета.

— А выпить можете?    

— Конечно. Водку. Могу виски иногда. После 40 лет открыл для себя виски. До этого он мне пах самогонкой, я его не пил. Потом один товарищ открыл мне пиво. Я тоже пиво не пил, потому что когда-то в детстве полез в холодильник, перепутал ситро с пивом — они были в одинаковых бутылках. Выпил пива, отравился и с тех пор почти до 40 лет пива не пил. Но в основном пью водку. 50 граммов дернул — и нормально. Когда говорю, что могу выпить, это не значит, что поллитра. 100 граммов — максимум.

— Знаете, сколько платите за "коммуналку"?

— Конечно! За двухкомнатную квартиру 105 "квадратов" — полторы тысячи в месяц. Короче, плачу космос. Тарифы в 3—4 раза завышены! У нас есть план, как их снизить. Мы предлагаем ликвидировать "Нефтегаз" как посредническую контору, на которую мы из бюджета каждый год 30 млрд минимум выбрасываем на покрытие дефицита. Мы предлагаем установить нулевую рентную ставку на добычу, на новые скважины.

— Да, нужно стимулировать свою разработку.

— Да, себестоимость добычи украинского газа 1500 грн, а импортный стоит $230, то есть больше 6 тысяч гривен. Мы предлагаем стимулировать добычу собственного газа и не покупать чужой. Это вдвое снизит стоимость ЖКУ. И третье, что нужно, — программы по энергомодернизации. Почему я должен платить за то, что котельная стоит за 2 км от моего жилья? Стройте ее в подвале каждого дома! Зимой же трубы греют землю! 

— А сколько денег с собой вы обычно носите?

— Ну, давайте посмотрим, залезем ко мне в карман (достает сложенные пятисотки. — Авт.). Пять тысяч гривен при себе. Получил вчера зарплату.

— А бывало, что потратили большую сумму и потом жалели?

— Не тратил, но проигрывал много в игровых автоматах. Но много и выигрывал. С Роситой там познакомились. Она работала в зале игровых автоматов.

— Есть что-то крупное, что купили на выигрыш?

— Машину купил. Toyota Prado. На чемпионате мира по футболу в 2006 году сделал ставку на выигрыш команды, не помню уже какой, выиграл 25 тысяч гривен. Поставил 500 или 1000. А как только стал народным депутатом, — не играю. Более того, я был соавтором закона о запрете казино. А на днях меня выбрали главой рабочей группы по разработке нового законодательства об игорном бизнесе. Я специально вызвался, чтобы сделать невозможным доступ к азартным играм простых людей. Чтобы человек, который получил на заводе или в школе зарплату, не мог прийти и там ее полностью спустить.

— Что за sms сейчас читаете?

— Вот мне прислали сообщение, что Надежду Савченко приговорили к 22 годам тюрьмы (интервью записывали во вторник. — Авт.). Этот приговор давно был написан в Кремле. Но они ее не сломают, как не сломают Украину. Нам надо ставить вопрос об освобождении не только Савченко, но и десятков других украинских заложников, которые удерживаются Россией, многих мы даже не знаем. Также надо требовать введения персональных санкций против тех, кто судит украинцев, кто держит их незаконно. Против судьи, который вынес приговор. Вот российские чиновники ездят, лечатся за рубежом, там их дети, дома, счета... Надо ввести санкции, запретив им выезд за границу, забрать имущество их и их детей!

— Вас же тоже судили когда-то. Причем за разглашение гостайны. Что вы такое разгласили?

— Я опубликовал материал о том, что наши воинские части собирают информацию и передают ее в Россию, о расположении баз НАТО (Олег Ляшко был главредом газеты "Политика". — Авт.). Потом я выиграл дело в Евросуде по правам человека. Получил 3000 евро компенсации. Единственный журналист, который выиграл. Но я шел к этому суду 8 лет! Против меня завели уголовное дело в 1998 году, а суд я выиграл в 2006-м. Поэтому я хочу, чтобы у нас была такая судебная система, чтобы украинцам не надо было 8 лет ходить в Евросуд. 

Читайте также:
Ляшко: Не факт, что Гройсман станет премьером
Радикальная партия окончательно выходит из коалиции
Ляшко: "Не думаю, что 29 марта в Раде будет решение по правительству"
У Ляшко хотят в четверг созвать внеочередное заседание Рады
Топ-5 скандальных депутатов Рады


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Гук Ольга
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с Олегом Ляшко: "Нам надо восстановить свой ядерный статус"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: