укр
Главная Жизнь Интервью
23 Ноября 2015, 08:46  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с замглавы БПП Игорем Кононенко: "Налогового кодекса в этом году ждать не стоит" http://www.segodnya.ua/img/article/6694/66_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/6694/66_tn.jpg Интервью Замглавы президентской фракции БПП в парламенте — о грядущей реформе Кабмина, об итогах избирательной кампании для БПП и о том, когда в Украине реально провести либеральную налоговую реформу
<p><span>Проблемы реформ и Запад: "МВФ не верит в цифры от эффекта детенизации бизнеса, которые посчитаны (по проекту Южаниной. — Авт.)"</span></p>
Проблемы реформ и Запад: "МВФ не верит в цифры от эффекта детенизации бизнеса, которые посчитаны (по проекту Южаниной. — Авт.)". Автор фото: Александр Яремчук, "Сегодня"

Интервью с замглавы БПП Игорем Кононенко: "Налогового кодекса в этом году ждать не стоит"

Замглавы президентской фракции БПП в парламенте — о грядущей реформе Кабмина, об итогах избирательной кампании для БПП и о том, когда в Украине реально провести либеральную налоговую реформу

— Полтора месяца до конца года, а бюджетный процесс не сдвинулся с мертвой точки. Непонятно даже, на какой налоговой базе он будет рассчитываться. Профильный комитет ВР и Минфин предложили свои проекты налоговых реформ, которые должны лечь в основу бюджета. Уже понятно, какой примут?

— До 15 сентября, согласно закону, правительство внесло проект бюджета в Раду, но отозвало его на доработку. Почему так сделали? Основная причина — нет определенности в том, будет ли у нас проводиться налоговая реформа. Поэтому непонятно, на какой базе рассчитывать бюджет. Что касается налоговой реформы, на Нацсовете реформ с участием президента было презентовано две концепции: Минфина и Комитета по вопросам налоговой и таможенной политики ВР. Комитетом была представлена так называемая реформа Южаниной (глава этого комитета Нина Южанина. — Авт.)", о которой сейчас так много говорят. Впоследствии "реформу Южаниной", под которой подписались более 100 депутатов, зарегистрировали в Раде. А Минфин свой проект так и не зарегистрировал. Непонятно, почему. Я твердый сторонник либеральной реформы и считаю, что ее нужно проводить. Но на сегодняшний день мы находимся под программой МВФ, и не учитывать его позицию, безусловно, не можем. На уровне комитета был проведен ряд консультаций с МВФ. Были высказаны (Фондом. — Авт.) опасения касательно возможных разрывов в бюджете. В чем ключевые споры? Во-первых, сложно просчитать эффект детенизации. Во-вторых, сроки выведения бизнеса из тени после введения либеральной реформы... Истина где-то посредине. Я уверен, может, через год-два мы придем к либеральной налоговой реформе. Так как, скажем откровенно, у нас в стране пока нет традиции исправно платить налоги.

— Да, вы правы, нет…

— Единственный путь — создать условия, при которых не платить налоги будет невыгодно. И потом, параллельно с ростом экономики, соцстандартов и рентабельности для бизнеса, их постепенно повышать. Естественно, введя мораторий на первые 3—5 лет, в течение которых ставки налогов повышать не будут. Как человек, который четверть века проработал в бизнесе, могу сказать: это — единственный путь. Но, повторяю, есть реалии, есть позиция МВФ, с которой мы не можем не считаться. Позиция МВФ, в частности, и по снижению НДС...

— МВФ согласен снижать НДС?

— Нет. МВФ беспокоят разрывы бюджета, они не верят в цифры от эффекта детенизации, которые посчитаны.

— Есть уже какие-то цифры?

— Эффект детенизации, который просчитан, — 50—60 млрд грн. Есть другая позиция, что этот эффект будет лишь 10—12 млрд грн. И то через год. То есть, если будет либеральная реформа, цифры возможного разрыва бюджета колеблются от самого пессимистичного варианта в 200 млрд грн до самого оптимистичного, с учетом жесткого сокращения расходов, — 15—20 млрд грн. Что касается НДС: МВФ говорит, что, снижая НДС, мы не будем стимулировать бизнес, увеличивая зарплату конечного потребителя. МВФ говорит: вместо того, чтобы снижать НДС, наведите порядок с администрированием налогов, уберите налоговые ямы и взимайте тот НДС, который есть, в полном объеме. С этим сложно спорить. Я буду убеждать фракцию голосовать за согласованную с МВФ позицию. От программы финансирования МВФ мы на сегодня отказаться не можем.

— Когда в таком случае в Украине примут налоговую реформу?

— Уже понятно, что в этом году нового Налогового кодекса не будет — будем принимать поправки к старому. Новый кодекс, даже если бы он был, невозможно принимать за один месяц до начала следующего налогового года.

— Когда Минфин и комитет Южаниной должны согласовать общую позицию?

— Будем выходить одновременно и на подготовку согласованного проекта Налогового кодекса, и на бюджет, рассчитанный на обновленной налоговой базе (т. е. по старому кодексу). Думаю, это будет декабрь месяц. Последняя пленарная неделя заканчивается 25 декабря. Примем бюджет не как в прошлом году (в ночь на 30 декабря. — Авт.), а чуть раньше.

— Есть уже какие-то согласованные цифры налоговых ставок?

— Конкретных цифр нет. Есть позиция МВФ: "Пожалуйста, убедите нас, что при любой реформе разрывы бюджета будут в рамках меморандума (подписанного между Украиной и Фондом о предоставлении кредита. — Авт.)". То есть МВФ интересует сбалансированность бюджета, возврат средств по программе stand-by. Большая часть зарегистрированной в Раде реформы касается администрирования налогов. По администрированию ни от Минфина, ни от кого-то еще вопросов я не слышал. Но эта часть мало интересует МВФ. Их интересуют разрывы бюджета. После того, как мы согласуем с МВФ эти разрывы, выйдем на показатели (налоговых ставок. — Авт.). Думаю, компромисс может быть в том, что налоговая реформа будет принята (либеральный вариант. — Авт.), но с отсрочкой введения. К примеру, с 2017—2018 года. Таким образом, дадим сигнал бизнесу, что мы идем к реформе.

— Если все-таки мы возьмемся реализовывать либеральную налоговую реформу, какие статьи расходов можно урезать, чтобы сократить разрывы бюджета?

— Есть очевидные вещи. К примеру, сокращение финансирования науки, в том числе и фундаментальных исследований. К сожалению, десятилетиями финансируются исследования, от которых получаем нулевой экономический эффект. У нас, кроме Академии наук, масса отраслевых академий, которые финансируются из бюджета, а эффекта не видно. Безусловно, науку и наукоемкие технологические вещи нужно развивать. Но если попросить Академию наук и отраслевые академии показать научные исследования, которые внедрены и дали экономический эффект, то не думаю, что таких будет много.

new_image3_256

Верховная Рада. Закон о выборах могут снова подкорректировать.

— Но ведь то же самое можно сказать и об армии чиновников, которые ничего не делают и проедают бюджетные деньги.

— Безусловно, их нужно сокращать. Это касается и министерств, и облгосадминистраций. В КГГА числится 1817 чиновников. И это при том, что при Виталии Кличко прошли сокращения. По стране можно и нужно сократить около 1 млн чиновников. Но это легко сказать. Что такое сократить миллион чиновников?

— Это миллион безработных.

— Да, а с учетом семей — это 3 млн человек. Сразу становится вопрос трудоустройства этих людей. Или же это ляжет тяжелым бременем на бюджет в виде выплат соцпособий. С другой стороны, нужно повышать зарплаты работников министерств. Зарплата специалиста, ведущего специалиста министерства должна быть 30—50 тыс. грн. У руководителя департамента — 70 тыс. грн. При таких зарплатах мы сможем провести реальные конкурсы на эти должности, подобрать амбициозных молодых людей. А сегодня в министерствах люди сидят годами. Их труд можно охарактеризовать классической фразой: "Как нам платят, так мы и работаем". У нас 5—6 тыс. грн — зарплата замминистра. Рядовые сотрудники министерств получают около 2 тыс. грн, а то и меньше. В таком случае часто присутствует коррупционная составляющая. Причем не всегда это в чистом виде коррупция. Чиновник может лоббировать свои бизнес-интересы, защищать чужие.

С этой армией чиновников надо бороться. Нужно и количество министерств сокращать. Это все ведет к сокращению расходной части бюджета.

— Идет речь о сокращении шести министерств. Каких?

— Конкретики пока нет. К примеру, предлагают объединить министерства образования, соцполитики и молодежи и спорта. То есть будет одно министерство социальной направленности. Предложения по реформированию Кабмина, как и кандидатуры новых министров, должны поступить от премьера. Он должен презентовать команду, с которой ему будет комфортно работать и осуществлять реформы. И необязательно при этом придерживаться квотного принципа. Хотя в парламентской республике и коалиционном правительстве это нормально. Но в нынешних условиях нам нужно независимо от квот подбирать профессионалов. Сегодня существует реальный дефицит кадров. У нас есть достаточно опытные кадры, но их репутация пострадала из-за работы с предыдущим режимом, и по политическим соображениям их нельзя брать в правительство. Либо же у нас есть люди, которые могут работать в правительстве, но у них нет мотивации. Это не только финансовая мотивация, это и атмосфера вокруг правительства и отдельных министров. Не успел человек приступить к работе, его уже изучают под увеличительным стеклом, обвинять в коррупции и порочащих связях. Я общался с людьми, и многие говорили: "Да зачем оно мне надо? Зарплаты нет, репутация пострадает, я лучше бизнесом позанимаюсь". Поэтому после назначения новых министров давайте бережнее к ним относиться.

— Есть конечная дата согласования программы реформирования Кабмина и новых кандидатур?

— Счет идет на дни. Начни мы это обсуждать раньше, в процессе местных выборов, процесс был бы заполитизирован.

new_image2_321

БПП. "Союз с НФ и УДАРом был правильным шагом для партии"

— Скандальный законопроект "Батькивщины" о снижении ренты для газодобывающих компаний так и не рассмотрели во втором чтении. У БПП есть две поправки: по увеличению льготного объема потребления газа для населения с 200 до 350 кубов и по переносу срока снижения ренты на 1 апреля 2016-го. Другие фракции поддерживают вашу инициативу?

— На уровне Совета коалиции вопрос не обсуждался. На комитете проголосовали 10 против, 8 — за. На уровне фракции мы понимаем, что нужно снижать ренту и стимулировать добычу газа. Те ставки рент, которые ввели год назад, хоть тактически и привели к наполнению бюджета, но стратегически были ошибкой. Добыча газа в этом году существенно упала, и мы вынуждены закупать импортный газ, тратя валюту. С другой стороны, будучи под программой МВФ, мы не можем делать резких движений, которые приведут к разрывам бюджета. Наши две поправки согласованы с правительством: после окончания отопительного сезона с 1 апреля по "Укргаздобыче" снижается рента. Кабмин с этим согласился, и под соцвыплаты (субсидии. — Авт.) он будет искать другие источники финансирования. Речь идет о порядка 5,5 млрд грн по году. Что касается увеличения льготного объема потребления газа: люди не говорят о снижении тарифов, их интересует льготный объем кубов. Для обогрева квартир в городах 200 кубов хватает. Проблема в сельской местности…

— В частных домах.

— Да, площадь больше, протопить сложнее. Особенно остро эта проблема стоит на Закарпатье. Там традиции такие — строить большие дома. Надо дать возможность населению адаптироваться, перейти на другие виды топлива. К примеру, на пеллеты. Уже сегодня решением Кабмина о внедрении льготного объема потребления газа не 200 кубов в месяц, а 1200 кубов на сезон, проблема частично решена. Потому что человек понимает, что в одном месяце он может израсходовать 300 кубов, а в следующем — 150. С 1 февраля мы сделаем перерасчет. К тому времени будет понятно, какая у нас зима. Осень теплая, газа меньше уходит. С 1 января газ подешевеет. Цена привязана к стоимости нефти. Прогнозная цена — $207 за тысячу кубов. Сегодня — $227. А снижение тарифов, о котором говорят наши коллеги по коалиции, — чистый популизм. Почему это невозможно? Да потому что это четко записано в меморандуме МВФ.

— Но даже снижение ренты и повышение льготного объема потребления — это не реформа. Реформа — это замена труб, модернизация ТЭЦ. Да, это прерогатива местной власти, но все же…

— Это прерогатива местной власти, вы абсолютно правы. И там, где местная власть эффективна, это уже сделано. Сегодняшние новоизбранные составы гор- и облсоветов должны контролировать вопросы энергосбережения, утилизации мусора… Кстати, по вопросу утилизации мусора в ВР вскоре зарегистрируют три законопроекта. Это целая программа производства из отходов электроэнергии. К примеру, в Дании, Норвегии и Швеции ни один килограмм мусора не пропадает: из него производятся стройматериалы, электроэнергия...

— Если пишутся законопроекты, есть и инвестпроекты под строительство заводов по переработке мусора?

— Идея — в повышении экологического сбора на упаковку (будет платить производитель за будущую безопасную переработку упаковки. — Авт.). У нас он меньше, чем в странах Европы, в сто раз. И на базе этих новых поступлений можно сделать целевую программу: выделять местным бюджетам деньги на строительство как раз таких заводов. И далее привязать платежи (сбор экологического налога на упаковку. — Авт.) к отсутствию или наличию таких заводов в конкретных регионах. И под выработку электроэнергии дать зеленые тарифы (когда государство компенсирует инвестору часть затрат на внедрение технологий использования возобновляемых источников энергии. — Авт.). Инвесторы очень любят такие рентабельные и долгосрочные проекты.

— Итоги местных выборов. Вы руководили штабом БПП-"Солидарность". Как оцениваете рейтинг партии? Ведь по сравнению с прошлогодними парламентскими выборами он просел…

— В целом результатами мы довольны. Ключевое даже не то, что мы выиграли, заняли первые места в 15 регионах, 15 областях плюс город Киев — 16-й. Важнее то, что впервые мы получили достаточно серьезные результаты на Востоке и Юге. Наша партия стала действительно национальной.

— Кампанию вам помогала проводить и нардеп от "Народного фронта" Виктория Сюмар. В том числе и отобрать "фронтовиков", которые пошли по вашим спискам. Не боитесь, что БПП переберет на себя часть репутационных рисков НФ и рейтинг просядет?

— Это был абсолютно правильный шаг. Первый правильный шаг мы сделали, объединившись с УДАРом. Объединение в Киеве это четко показало — мы получили достойный результат (мэра и свою фракцию в Киевсовете. — Авт.). Второй шаг, с учетом того, что НФ решил не идти на выборы, — дать возможность лучшим представителям НФ пойти на выборы по спискам нашей политсилы, несмотря на критику, в том числе и внутрипартийную. А она была серьезной, потому что эти люди ("фронтовики". — Авт.) занимали чужие места. Но это был правильный шаг. Надеюсь, что такими примерами мы постепенно разрушим поговорку: "В Украине — где два украинца, там три гетмана".

— Вы уже упоминали, что есть смысл изменить закон о местных выборах с учетом низкой явки.

— Двухтуровые выборы мэров в крупных городах прописаны в коалиционном соглашении. Но нужно учитывать и расходы бюджета на второй тур, затраты политсил на рекламу, затраты времени, отвлечение внимания населения от других важных проблем… Думаю, норма о двухтуровых выборах — предмет дискуссии. Если разрыв между кандидатами-лидерами больше 20%, считаю, второй тур может и не проводиться.

— Примем ли мы проект изменений в Конституцию во втором чтении? 300 голосов нет?

— Я понимаю всю сложность найти 300 голосов с учетом п. 18 переходных положений проекта (где идет отсыл на закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. — Авт.). Думаю, компромиссным вариантом может стать перенос этого дискуссионного пункта в другую часть изменений по неприкосновенности (или, как ее еще называют, по судебной части. — Авт.). А за децентрализацию, которая не вызывает вопросов, и под которую в зале мы точно найдем 300 голосов, проголосовать в декабре. Тогда через два года мы будем иметь еще одни местные выборы.

— Есть мнение, что сегодняшнее обострение на Донбассе — это шантаж Кремля и поддерживаемых им боевиков, чтобы Рада быстрее приняла поправки в Конституцию именно с п. 18 переходных положений.

— Сложно сказать, как будет развиваться ситуация на Донбассе. Непонятно, как на общую геополитическую ситуацию повлияют теракты в Париже. А они, безусловно, повлияют. Наша задача всеми силами удержать на Донбассе мир, двигаться в рамках процесса Минск-2 и продлить санкции против России.

Читайте также:
Вторая годовщина Майдана: политики устраивают пышные церемонии, а виновные в гибели людей не наказаны
Джемилев провел продолжительный разговор с Порошенко из-за ситуации на границе с Крымом
Евромайдан навсегда изменил историю Европы – Порошенко
Порошенко недоволен темпами расследования убийств на Майдане
Порошенко подписал "безвизовые законы"
БПП решил заменить своего члена горизбиркома в Кривом Роге
"Порошенко сказал: "Мы заточили топор, чтобы рубить коррупцию". Есть проблема - нет лесоруба": интервью с Виктором Чумаком
Насколько Украина стала ближе к ЕС: итоги двух лет с начала Евромайдана


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Авторы: Зеленюк Кристина, Коновалова Христина
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с замглавы БПП Игорем Кононенко: "Налогового кодекса в этом году ждать не стоит"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: