укр
Віталій Квітка
"Гуд бай, Євро!"
Главная Жизнь Интервью
29 Марта 2016, 08:00  Версия для печати  Отправить другу
×
Интервью с Валентиной Чорновил: "Я даже рада, что он не стал президентом Украины" http://www.segodnya.ua/img/article/7032/34_main.jpg http://www.segodnya.ua/img/article/7032/34_tn.jpg Интервью Сестра погибшего в марте 1999-го украинского политика, лидера Руха, кандидата в президенты, рассказала "Сегодня", могла ли при нем Украина стать другой, что из его политических прогнозов сбылось и помнит ли о Чорновиле власть
<p><span>Валентина Максимовна. Дала сама себе слово обязательно закончить работу над библиографией брата...</span></p>
Валентина Максимовна. Дала сама себе слово обязательно закончить работу над библиографией брата...

Интервью с Валентиной Чорновил: "Я даже рада, что он не стал президентом Украины"

Сестра погибшего в марте 1999-го украинского политика, лидера Руха, кандидата в президенты, рассказала "Сегодня", могла ли при нем Украина стать другой, что из его политических прогнозов сбылось и помнит ли о Чорновиле власть

17 лет назад, 29 марта 1999-го, хоронили Вячеслава Чорновила. Провести его в последний путь пришло более 200 тысяч человек. Бессменный лидер влиятельного на то время Народного Руха Украины, яркий политик невероятно трудной судьбы, подвергавшийся жестоким репрессиям и преследованиям за правозащитную деятельность, прошедший мордовские и воркутинские лагеря, но не сломленный ни КПСС, ни КГБ, погиб 25 марта того же года в страшной автокатастрофе недалеко от Борисполя.

На ночной трассе путь "Тойоте", в которой он возвращался из Кировограда, внезапно преградил груженный зерном КамАЗ с прицепом. Шансов у Вячеслава Максимовича и его водителя Евгения Павлова не было. Находившийся на заднем сидении Дмитрий Понамарчук, пресс-секретарь Чорновила, каким-то чудом избежал трагической участи, хотя получил серьезные травмы.

"Сегодня" попросила рассказать о брате Валентину Максимовну Чорновил. И еще — об истории, памяти, гордости, горечи, снах.

— Тарас Чорновил как-то признался нам, что в этот скорбный день старается побыть наедине с отцом, без лишних глаз и ушей, без пафоса и официоза...

— Знаете, последние годы у него не всегда это получается. Конечно, он и сам приезжает на могилу Вячеслава Максимовича, но и со всеми бывает. В Борисполе очень активный глава местного Руха, и вот он берет на себя организацию мероприятий возле креста, установленного на месте автокатастрофы. Эти мероприятия, как правило, неформальные, не для галочки. Всегда приглашает на них нас, членов семьи, представителей органов власти, простых людей, чтобы искренне, по-человечески почтить память Чорновила.

В этот раз тоже было много народа. Наряду с другими выступал комбат, воевавший под Широкино. Мудро, уважительно говорил о Вячеславе Максимовиче. Раньше мне трудно было добираться к месту аварии, а потом стала вместе с Тарасом ездить. Когда приглашают, одному побыть не удается. Если честно, не всегда и мне хочется в такой день быть на каких-то митингах, собраниях. Наверное, это очень личное. На том же кладбище, где прошла панихида. Как и каждый год, она была совместной — за Вячеслава Максимовича и Атену Пашко. Даты смерти разнятся всего в пять дней (Атена умерла 20 марта). Священник предложил служить панихиду сразу за обоих. Вот несколько лет так и делаем... Но могу еще сказать, что многим сейчас не до Чорновила. Люди живут настоящим. Оно заботит больше, тревожит неопределенностью, саднит душу. О прошлом и тех, кого нет, думают реже.

— Приходилось слышать: был бы у нас президентом Чорновил — и жили бы по-другому, и войны б не было. Согласны?

— Ну кто же это знает наверняка? Возможно, и не было бы войны. Но история не любит сослагательного наклонения. Как говорится, имеем то, что имеем. Наверное, это прозвучит для вас неожиданно, но в какой-то мере я даже рада, что он не стал президентом Украины.

— Отчего же?

— Попытаться переделать в то время Украину, наверное, было бы легче — равняясь на страны Балтии, Польшу, что-то заимствуя из их опыта построения независимости. Он знал, что и как нужно делать. И возможно, мы бы так мучительно тяжело не продвигались в своем развитии. А с другой стороны — если бы что-то пошло не так, все шишки посыпались бы на него. Он, правда, был терпеливым, наверное, выдержал бы. Но не факт.

— В апреле в "Мыстецьком арсенале" пройдет традиционная книжная выставка-ярмарка. На ней будет новая литература о Чорновиле?

— Будет представлена новая книга Василия Деревинского, молодого историка, который давно и плодотворно исследует жизненный и творческий путь Вячеслава Максимовича. Он давно работает с архивами, нашел такие материалы, которых и у меня не было.

— В рамках выставки планируется также конференция-дискуссия на тему "Что потеряла Украина без Чорновила". Как считаете — много потеряла?

— Думаю, много. Все-таки он был сильным, бескомпромиссным политиком. Наверное, Украина пошла бы другим путем. И еще потеряли сильную партию, какой был Рух. Остались только ее обломки. Мощных, пользующихся серьезным авторитетом и поддержкой партий сегодня, по сути, нет. В 10-м томе работ, выступлений, публикаций Чорновила, который недавно наконец-то увидел свет, есть материалы, в которых он призывал объединиться все национально-демократические и национально-патриотические силы. А потом вот это слово — "национально" — снял, считая, что это поможет сблизиться и объединиться прогрессивным силам. Но его не послушались. Он был прозорливым политиком, умел прогнозировать и предвидеть события. Говорил: если прогрессивные силы не объединятся, враги будут уничтожать наших сынов и дочерей. Это было сказано еще в 1998 году. Пророчество сбылось — сначала на Майдане, затем на Востоке. Даже коалиция в Верховной Раде не может объединиться. Чорновил предчувствовал оккупацию Крыма, настаивая на определении четких сроков вывода оттуда частей российского Черноморского флота. Как опытный, умудренный жизнью политический деятель, просчитывал события наперед. Сегодня такого лидера нет. По крайней мере, я не вижу. Говорю не потому, что его сестра и близкий человек. Просто в политике очень нужны дальновидность и прозорливость. Рада уже тому, что хоть вышло 10 томов его трудов. Не буду рассказывать, каких это стоило усилий, нервов. Сейчас работаю над библиографией произведений Чорновила, чтобы их тоже издать. Это такой огромный массив информации, такое множество материалов...

Его бы не было без Украины. И Украины не было бы без него. Сегодня надо говорить и о нем, и о других деятелях, активистах правозащитного движения. Они творили независимость, историю. Жаль, уходят уже шестидесятники, недавно умер Лесь Танюк. Новому поколению нужно рассказывать, кем были те, кто в борьбе за свободу достойно прошел через суровые испытания и не сломался. Да, собственно, нынешняя молодежь от них приняла эстафету.

new_image5_01

Памятный крест. Установлен на месте ДТП, где погиб глава Руха.

— Несколько лет назад мы с вами встречались в Бориспольском суде, где слушалось дело водителя КамАЗа Кудели. Изменили ли свое мнение о том, что грузовик неспроста оказался на той дороге?

— И тогда была, и сейчас уверена, что Чорновил погиб не случайно. За 17 лет ни секунды не сомневалась в этом.

— Пишут про российский след в ДТП.

— Мне о нем ничего не известно. У нас и в Украине своих хватает, кто мог наследить.

— Вы знакомились с материалами уголовного дела — КамАЗ не случайно перекрыл путь "Тойоте"?

— Да, я подробно знакомилась с материалами дела водителя Кудели, которое больше двух лет слушалось в Бориспольском суде, ходила туда регулярно, брала тома и читала, читала... И не юристу понятно, сколько там всего накручено и запутано. Много материалов к тому времени уже уничтожили, и то, что осталось от "Тойоты", и другие важные доказательства... Многих людей не удосужились допросить, как, например, одного из экспертов. Все время отвечали, что он болеет. Мы предлагали поехать к нему или доставить в суд. Увы — не допросили и на заседание не привезли... Странно вел себя следователь (который занимался делом уже при Ющенко), на явке в заседание которого мы настояли. Отвечал на вопросы испуганно, лишнее слово боялся сказать и повторить то, что подписывал в материалах дела.

— Почему, по-вашему, была такая реакция?

— Думаю, и следователь, и другие понимали, что за гибелью Чорновила кто-то стоит, и этого "кого-то" надо опасаться. У каждого семья, дети, работа...

— Чем, собственно, суд закончился?

— Водителя Павлова, который вез Чорновила и погиб, оправдали полностью — посмертно. Куделя был признан виновным. Но только в том, что нарушил правила дорожного движения. Мы же продолжаем настаивать, что его использовали в спланированном убийстве Чорновила. А в этом ключе ни суд не работал, ни следствие. Поэтому и выводов никаких не было. Поданная нами апелляция была удовлетворена, и дело направили на дорасследование. Но с тех пор уже не один год прошел, а реально ничего не делается.

new_image2_01

КамАЗ. По версии следствия, на пути "Тойоты" оказался случайно.

— Дело оказалось в прокуратуре?

— Нет, в милиции. Нас начали вызывать какие-то совершенно бестолковые и беспомощные сотрудники, и когда мы спрашивали, почему делом занимаются они, а не прокуратура, отделывались общими словами: "Нам поручили, сами не знаем, почему оно у нас", ну и прочее... Активисты Руха у здания Генпрокуратуры протестовали, требуя расследовать дело. Теперь уже не ходят. Видимо, некому или устали...

— А вы с Тарасом что предпринимаете?

— Решили обратиться в Национальное антикоррупционное бюро. В ГПУ бесполезно обращаться. Не с кем там говорить.

— Вам что-то известно о следах ударов кастетами, якобы обнаруженных на голове Вячеслава Чорновила и Евгения Павлова? Первыми о них сообщили народные депутаты Иван Стойко и Ярослав Кендзёр. А потом — экс-первый заместитель генпрокурора Николай Голомша...

— Я не могу точно говорить, были ли эти следы. Там очень много было вопросов. Чорновила не могли сразу вытащить из покореженной "Тойоты". Добивал ли его кто-то кастетом, мне трудно сказать. Бог его знает.

— А что-то известно о физикотехнике, который свои выводы представил относительно ударов кастетами?

— Насколько мне известно, их не приняли во внимание, заявив, что этот человек не является официальным экспертом специализированного учреждения и ни в чем, мол, не разбирается... Но его данные весьма убедительны и аргументированны. Он вел свои расчеты... Повторю — точных, достоверных данных, что были следы от ударов кастетом, у меня лично нет. Если же они были — это еще одно доказательство умышленного убийства.

— Доживем ли до того дня, когда вскроется вся правда о гибели Чорновила?

— Хотелось бы. Будем идти до конца. Если и в НАБУ скажут, что это была случайная авария, обратимся еще выше, вплоть до Европейского суда. Хотя он не будет исследовать доказательства. Просто скажет, где и в чем были нарушены чьи-то права. Не станет разбираться, почему следствие проводилось не так, кто в этом виноват. Юридических ошибок там море. Но что сделает Евросуд? Оштрафует государство Украина? Так с него и без этого уже брать нечего. А если это все-таки произойдет, нужно будет искать ответы и на вопросы, отчего в ходе расследования были допущены многочисленные нарушения, кто в этом был заинтересован, кто за это ответит. В общем, будем добиваться правды. Вот это единственное, что намерены делать, преодолевая одну ступеньку за другой... Это долгий процесс. Он будет тянуться годами... Пусть уже некого будет судить за то преступление, но правду люди знать должны. А доживу ли — это только Господу известно.

— Снится вам брат?

— Снился сразу после гибели несколько раз. И знаете, какие-то сны были необычные. Приснился однажды, будто пишет что-то в дневнике на колене, как часто на ходу при жизни делал. Есть фотографии, где он в такой позе запечатлен. И вот ведет он этот дневник, а я заглядываю из-за плеча и вижу — его рукой строчки: "Я — это ты. Я — это мы. Я — это Украина". Вот такой патриотический сон приснился. Ну и еще как-то видела его в снах, но быстро, мимоходом, мелькнет и исчезнет. А последнее время не снится. Наверное, ему там, в другом мире, лучше. Так люди говорят, если родной человек в снах не является. И мы будем верить...

— А о чем еще жалеете, кроме того, что брата нет?

— О том, что фактически уничтожен музей Чорновила. Формально его присоединили к музею шестидесятничества, но реально он не работает. Меня из фонда Чорновила вышвырнули. Многие экспонаты, материалы теперь дома приходится хранить. Вот это горько и обидно. Ни прошлой власти Чорновил не был нужен, ни нынешней. К кому только ни обращалась, какие фонды ни подключала — бесполезно. Друзья Вячеслава Максимовича помогли с изданием 9-го тома, а зарубежная диаспора — с 10-м... Работы меня лишили, пенсия — 1300 гривен. Ноутбука нет, хотя для работы пригодился бы. Но позволить себе такую дорогую вещь не могу. Мое окно в мир — телевизор. Пока не сломался, смотрю новости. И радио на кухне слушаю. Газет почти не читаю. На жизнь не жалуюсь. И никого ни в чем не виню. Не одной мне сейчас трудно. Другим, знаю, хуже...


Разные взгляды на ход следствия по делу о гибели Чорновила: сестра и бывший заместитель генпрокурора сомневаются в объективности, а их оппонент уверена в обратном.

ЭКС-ЗАМГЕНПРОКУРОРА: "СЛЕДЫ ОТ УДАРОВ БЫЛИ"

По мнению Николая Голомши, бывшего первого заместителя генпрокурора, курировавшего в свое время следствие по делу Чорновила, версия о рядовом ДТП не выдерживает никакой критики. Он убежден, что это была заранее спланированная спецоперация по физическому устранению политика.

— Верно ли, что на голове Чорновила обнаружили четыре последовательно нанесенные отметины?

— По мнению физикотехника, который изучал этот вопрос, одним предметом наносилось четыре удара. Следы были идентичны. Такое же линейное повреждение обнаружено на голове Павлова, находившегося за рулем "Тойоты". Оно было нанесено один раз.

— С какой мотивацией было прекращено уголовное дело в отношении Павлова?

— За отсутствием в его действиях состава преступления. Ни технической, не предполагаемой возможности предотвратить столкновение с КамАЗом у него не было.

— Одна из наиболее информированных сотрудников центрального аппарата Генпрокуратуры Клара Вольниченко утверждает, что не было никакой спецоперации, никаких спецслужб. Обычное ДТП. Остальное, с ее точки зрения, — политика..

— Клару Ивановну знаю и уважаю как специалиста, это легенда прокуратуры. Но дискутировать с ней не могу. Она имела отношение к следствию?

— По поручению генпрокурора проверяла законность процессуальных действий.

— Проверять — это одно. А когда расследуешь дело, изучаешь обстоятельства, к тебе приходит эксперт, рассказывает, как ситуацию видит он... Мы проверяли все версии, чтобы на основании этого установить истину. И когда физикотехник буквально по кусочкам, по картинкам пояснил, что и при каких обстоятельствах происходило, с этим нельзя было не согласиться. Этот человек не имеет отношения к медицине, к расследованию и прокуратуре тоже. Он очень долго все исследовал, вникал. И выдал заключение, что все подтверждается. Это законы физики. Он предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. И подписался под документом, констатировав, что это было убийство.

new_image3_01

Голомша: "Это убийство".

ЭКС-СТАРШИЙ ПРОКУРОР: "СМОТРЕЛ НЕ НА ДОРОГУ"

Клару Вольниченко причисляют к той гвардии следственно-прокурорских работников, которые трудились при разных генпрокурорах и у каждого пользовались доверием. Ей поручали проверки по наиболее резонансным уголовным делам. В том числе и гибели Чорновила.

— Как установлено в ходе расследования и проверок мной материалов оперативных служб, Чорновил, водитель и пассажир на заднем сиденье "Тойоты" возвращались со встречи с избирателями в Кировоградской области, — рассказывает она. — Дорога у Переяслава-Хмельницкого прямая как стрела, сухой асфальт. Ночь, пустынная трасса. Фары освещают участок дороги на 110 м. Поперек дороги стоит КамАЗ с прицепом. Что должен делать водитель "Тойоты"? Искать причину, по которой стоит КамАЗ, или немедленно тормозить? При осмотре места происшествия не обнаружено хотя бы 1 см тормозного пути. На скорости более 100 км/час "Тойота" врубилась в перемычку между КамАЗом и прицепом. Вопрос для автолюбителей: что в этом случае произойдет с верхней частью "Тойоты" и сидящими впереди водителем и Чорновилом, по которым проехала перемычка? Нужно ли было кого-то добивать после такого столкновения?.. Второй пассажир спал на заднем сиденье, и перемычка прошла над ним, поэтому он остался жить. Установлено: КамАЗ на дороге стоял потому, что его водитель в темноте пропустил нужный ему поворот и, пользуясь отсутствием на дороге транспорта, решил развернуться, зная, что до перекрестка далеко. На обочине была канава, он вышел посмотреть, не попадет ли в нее колесо прицепа, иначе самостоятельно не выберется (полностью загружен зерном). В этот момент и произошло столкновение. Если принять версию, что водитель КамАЗа был завербован "спецслужбами", и поставил свой "поезд" поперек дороги, ожидая Чорновила — кто и как мог руководить его действиями, учитывая отсутствие мобильного телефона? Водитель "Тойоты" должен был тормозить, чего не сделал. Что непонятного? Он нарушил главное правило — смотреть на дорогу. Он смотрел на Чорновила... Доказательств того, что в смертях виновны посторонние лица, нет. И неужели "спецслужбы" не могли придумать ничего более умного, чем поставить поперек дороги КамАЗ?..

new_image6

Клара Вольниченко: "Это — ДТП"

Читайте также:
Интервью с Олегом Ляшко: "Нам надо восстановить свой ядерный статус"
Интервью с бывшим главредом "Дождя" Михаилом Зыгарем: "Слышал, Медведев зол на меня из-за моей книги"


×
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Источник: "Сегодня"
Автор: Александр Ильченко
Вы сейчас просматриваете новость "Интервью с Валентиной Чорновил: "Я даже рада, что он не стал президентом Украины"". Другие Интервью смотрите в блоке "Последние новости"

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: