Игорь Ляшенко

журналист, директор Центра проектных исследований «Уровень жизни»

Мы не против "Яндекса", мы против российской агрессии

мнения

19 Мая 2017, 13:30

В середине 1990-х российское телевидение было намного качественней украинского. И Путина тогда еще не было, и демократии на рос. ТВ было в избытке, и Киселев там блистал, и фильмы они переводили лучше и быстрее...

Но за относительно короткий срок российские телеканалы исчезли из украинского эфира. И сегодня большинство украинцев даже не помнят, что когда-то мы смотрели только московское ТВ и не представляли без него жизни. А ведь возмущения тогда было очень много: как так, украинский народ остался без любимых сериалов! И сериалы-то, кстати, были еще не российские, а происхождения из "дальнего зарубежья" (такой применялся термин).

Но ничего страшного не произошло, в образовавшемся пространстве украинские телевизионщики довольно быстро подтянули качество и наполнили свои каналы контентом, создался рекламный рынок. И стали мы транслировать те же сериалы, а всяческих шоу насоздавали даже лучше.

Это я к тому, что не стоит переживать об исчезновении с территории Украины того или иного продукта, созданного в России. Свято место пусто не бывает, и любой продукт будет заменен отечественным или иным импортным.

Указ президента о санкциях к российскому бизнесу породил широкую дискуссию и спектр противоположных мнений. К сожалению, дискуссия сводится к вопросу "Кому мешает 1С, "ВКонтакте" и "Яндекс-карты"? И это уводит разговор в сторону от главного.

Нам мешает не 1С, и не "Яндекс".

Нам мешает присутствие российского капитала в нашей стране. И санкции только во вторую очередь направлены на ПО российского происхождения. В первую очередь они направлены на то, чтобы страна, с которой мы воюем, прекратила зарабатывать у нас.

Украина всегда жила с осознанием перманентной потенциальной опасности силовой агрессии со стороны России. Иллюзий относительно агрессивных планов Москвы относительно Украины не было никогда. И всегда наши руководители прятали от этой опасности голову в песок за громкими заявлениями о "дружбе…"

До поры до времени и Россия имела стратегией не вооруженный захват территорий (как это произошло в 2014-м), а экономическую экспансию. Буквально с середины 90-х, когда в Украине началась приватизация, главным претендентом на украинские предприятия стал российский капитал, который был на порядок мощнее украинского и в разы агрессивней, чем западный.

Это мы видели и скрепя сердце терпели: формально все было чисто и законно. Терпели также потому, что видели в массовом приходе российского капитала своеобразную страховку. Думали, что русские никогда не сунутся в Украину с оружием, так как не захотят подвергнуть риску свои многочисленные инвестиции.

Эта иллюзия развеялась после того, как наши политики нашли в себе силу воли и не передали в собственность "Газпрома" магистральные газопроводы. А ведь давление со стороны Москвы было сильнейшее. Давить деньгами, капиталом – иногда эффективней, чем оружием. А соединившись, оружие и деньги дают невероятную синергию. Мы не смогли в полной мере противостоять русскому оружию, но русскому капиталу противостоять мы в состоянии. Непонятно только, почему мы это делаем так медленно и непоследовательно.

Как только нога русского солдата несанкционированно ступила на территорию Украины (как мы помним, это произошло в Крыму), наше правительство должно было тут же ввести санкции по отношению ко всему российскому капиталу в Украине.

Пусть это будет не экспроприация. Пусть это будет полная заморозка и блокирование активов. Этого достаточно. Именно об этом говорится в решении СНБО и санкционном Указе президента.

До тех пор, пока оккупированные и аннексированные земли не будут освобождены, российский капитал не должен свободно работать на территории Украины.

В этом квинтэссенция санкционных решений.

И не стоит спорить о блокировке соцсетей и легитимности ПО.

В этих спорах мы видим подмену понятий. Санкции к российскому капиталу, к российскому бизнесу называют борьбой с их продукцией.

Например, сейчас фирмы, продающие бухгалтерское и другое ПО на основе 1С, утверждают, что оно не русское, а украинское. Это прекрасно. И я думаю, это несложно доказать. Есть торгово-промышленная палата,  призванная защищать справедливые интересы бизнеса, есть третейский суд, есть многочисленные общественные организации и объединения предпринимателей. В конце концов, есть суды, которые назначат соответствующую экспертизу. Суды же могут и оценить, подпадает ли под санкции структура собственности той или иной компании. А финмониторинг может отследить, совершаются ли денежные трансакции с Российской Федерацией или связанными с ней компаниями и лицами.

Попавшая под санкции "Корпорация "Парус", например, уже оперативно вывесила на своем сайте объявление, что это украинские компании, а попадание "Паруса" в санкционный список будет опротестовано. И думается, суды должны немедленно предложить практику оперативного рассмотрения подобных дел, коль скоро они будут возникать.

Но суть выхолащиваться не должна – российскому бизнесу и капиталу на территории Украины не должно быть места до освобождения Крыма и Донбасса.                                                                                              

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...

Комментарии

осталось символов: 1000 Правила комментирования