Андрей Пальчевский

киевлянин, миллионер, автор книги "М. или Б.?"

Секс-кума

мнения

15 Сентября 2015, 09:44

Время прочтения 5 мин.

ap_02

Проблема не в том, что секса нет. Он есть. Но порой лучше бы его не было вообще, чем такой. Потому что секс плохой. А почему плохой? Потому что и в сексе, как и во многом другом, у нас кумовство. В чем разница между любовницей и секс-кумой? Любовницу нужно выводить в свет, вывозить на курорты, дарить подарки и вообще материально поддерживать. А секс-кума – это непритязательная и невзыскательная дама, с которой у мужчины была страсть давным-давно, но с тех пор прошло много лет, и страсти давно нет, и чувств тоже, и все вяленькое у них обоих, но – время от времени что-то такое, пусть и незатейливое, между ними случается. Это может быть бывший студенческий роман, когда она его вытаскивала пьяного на балкон проветриваться, и теперь, спустя 30 лет, тоже вытаскивает. А может и не быть никакого особенного романа в прошлом – просто лет двадцать назад случайно, после корпоратива, сблизились в подъезде, и идут поныне вместе всю жизнь. Нет, семьи у каждого свои. Они – секс-кумовья.

Вы скажете: любовники. Нет, любовники – это совсем другое дело, это большие энергозатраты, это отношения в настоящем времени, когда нужно выглядеть перед женщиной секс-гигантом. А секс-кума живет воспоминаниями о том, "как молоды мы были, как искренне любили", и перед ней можно не хорохориться: все равно она знает, что у него мужская сила с ноготок, и все у него работает раз в месяц. Ну и ничего, думает секс-кума, мы все равно любим друг друга. Плохой секс, плохие отношения – без перспективы, без радости, а женщина: "Мы все равно любим друг друга".

Все то же самое было с королями. Если мы возьмем Генриха VIII – а он архетипический мужчина и ради женщин был готов на все – то увидим: все его жены были, по сути, его секс-кумами. Ну разве что кроме Джейн Сеймур, которую он любил. Да и то, она умерла молодой, и мы не знаем, как он относился бы к ней спустя несколько лет совместной жизни. И если задаться вопросом "Почему Генрих отрубил голову Анне Болейн?", то можно предположить: да потому, что она отказалась с ним спать! Совсем в духе Лисистраты. Вы можете себе представить эту дерзость – отказать в сексе королю?! Кстати, Анна Болейн не имела права это делать ни по какому закону, ни по юридическому, ни по моральному. Король – начальник гарема, и поэтому, будьте любезны, исполняйте супружеский долг. Но я сейчас не об этом. Анна Болейн тоже была для Генриха секс-кумой, только взбрыкнувшей. За что и поплатилась.

Секс-кума – та, которую мужчина уже не любит (или и не любил никогда), но к которой привык. С которой ему удобно. С ней не надо напрягаться. И даже если секс-кума нащупает у него в штанах горошину, она все равно сделает вид, что там ого-го! И мужчина ей будет признателен за это.

Женщины, конечно, этого не понимают. Они не могут себе объяснить, почему Вера, вроде бы совсем никакая, глупая и неухоженная, и чего она с нашим директором в таких хороших отношениях? Допустить мысль, что она его любовница, женщины-коллеги, не могут. А о таком явлении, как секс-кумовство, они не знают. А Верочка смотрит на директора глазами спаниеля и время от времени кладет ему руку на причинное место. И директору такая Верочка очень удобна, и не хочет он никакой другой любовницы, потому что силы директорские все уходят в работу, потенция слабовата, времени на бурные страсти и красивые романы у него нет, а Вера – вот, всегда рядом. Поймет, поддержит, многого не ждет, лишнего не попросит. Секс-кума – как разношенные тапки: в люди в них не выйдешь, а дома ходить очень удобно. Такая вот коммунальная любовь.

Только вот любви в этих отношениях кот наплакал. Но вот что хорошо, надо признать: доверие стопроцентное! Секс-куме мужчина доверяет как себе самому. Разношенные тапки видели его всяким – и пьяным, и больным, и бедным, и богатым. И всегда безропотно были рядом. Она видела его слабым в постели, а он наизусть выучил ее целлюлит. Нормально, привыкли. А окружающие теряются в догадках: ну как такое может быть, глава правления банка – и вдруг с этой невзрачной Гавриловной в близких отношениях? Он что, не может себе нормальную любовницу завести, как у всех, с нарощенными зубами-волосами и чем там еще нарощенным? А ему удобно. Тепло, сухо, предсказуемо. Коммунальные услуги. Более того – он так ей доверяет, что вполне способен парочку активов на нее переписать.

Очень удобны для мужчины эти отношения – вот хотя бы и тем, что не надо выпендриваться перед женщиной. Ну да, надо выпить таблетку, чтоб что-то получилось в постели – но это его совершенно не смущает. Перед другой женщиной он бы в жизни не признался, что ему нужна пилюля для поднятия духа и всего остального. Каждый ведь мужчина хочет, чтобы женщина видела в нем могучего от природы красавца. А вот перед секс-кумой ему не надо изображать из себя могучего и всемогущего. А ей, в свою очередь, не стыдно ему признаться, что в губы закачано по литру чего-то там. Ведь женщину в этом никак не заставишь признаться – хоть на эшафот веди, все равно будет кричать: "Это мои настоящие губы!"

И таких секс-кумовьев в нашем обществе полно. Потому что душевная и физическая лень – это наше все. Никаких страстей, присущих любовным связям, у нас не наблюдается. Какие страсти, о чем вы говорите! Наше общество вообще бесстрастно. Какие у нас страсти? Подержаться за ножку, рассказать пошлый анекдот под пивко… Нет чтобы влюбился так, что убил мужа и застрелился сам! У нас все банализируется на примитивном – коммунальном – уровне.

Выбирайте сами. Быть секс-кумой или нет, спать с королем или дать ему отставку, закрыть глаза на отвратительный секс или плюнуть, да и послать все к черту и найти того, с кем будет хорошо. И не только в постели.

image1_01.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter