укр
Виктория Волонтырец
Моя "неВоля"
Главная Мнения Марина Ставнийчук
Марина Ставнийчук
Марина Ставнийчук
член Венецианской комиссии (2009-2013)

Я не знаю, как Конституционный Суд Украины (КСУ) найдет здоровое правовое объяснение, чтобы взять даже к рассмотрению обращение 51 народного депутата относительно официального толкования положения статьи 155 Конституции Украины, слов "на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины". По процедуре внесения изменений в Конституцию уже есть порядка до десятка решений Конституционного Суда Украины, где детально изложены правовые позиции КСУ и по предмету, и по порядку внесения изменений в Основной Закон государства. Насколько мы понимаем с тех комментариев, которыми, я считаю, вчера зондировали настроения в политикуме и обществе, а сегодня параллельно создают информационную атмосферу, которая объясняет невозможность внесения изменений в Конституцию на нынешнем этапе, создают определенный временной люфт для международных переговоров. Речь идет о порядке 155 статьи, где предусмотрен механизм внесения изменений в Конституцию и написано: "внесение изменений в Конституцию Украины, предварительно одобренные большинством от конституционного состава Верховной Рады Украины, считаются принятыми, если на следующей очередной сессии Верховной Рады Украины за них проголосовало не менее двух третей от конституционного состава Верховной Рады Украины".

Нардепы вдруг начали считать, что "следующая очередная сессия" может наступать, когда им вздумается. Даже элементарный арифметический порядок очередности как раз и определяется тем, что, к примеру, за цифрой "1" никогда не идет цифра "5", или цифра "3". За цифрой "1" идет следующая очередная цифра "2". Понятно, что и лингвистический характер и анализ 155 статьи Конституции Украины четко прослеживает позицию, что есть одна сессия, и на следующей очередной сессии, соответственно, принимается окончательное решение по изменениям в Конституцию. Для чего это сделано в Конституции сегодня? С одной стороны – это обеспечивает стабильность Конституции, которая связана с устранением политических и других мотиваций и влияний на конституционный процесс. С другой стороны – дается определенный период времени, чтобы предложения и изменения вызрели, и был очевиднее их позитивный правовой характер. Более того, между сессией и следующей очередной сессией предусмотрен превентивный конституционный контроль. Совокупный анализ целого ряда конституционных положений не дает ни одной конституционной возможности для того, чтобы изменить уже устоявшуюся процедуру внесения изменений в Конституцию на протяжении многих лет, с момента ее принятия (с 1996 года). Ни разу, ни одному президенту, ни одному составу предыдущих парламентов не пришло в голову считать, что следующая очередная сессия может наступить через три, четыре, десять сессий парламента. То есть, и очередность и последовательность адекватно понималась всеми предыдущими парламентами и президентами. Я считаю, что это очередной шаг к унижению Конституции.

Конституционный Суд Украины, к большому сожалению, не раз давал основания к обвинению в политической заангажированности. В том числе и в нынешнем конституционном процессе. Мой анализ законопроекта изменений в Конституцию по децентрализации, даже без оценки пункта 18 Переходных положений, дает основания говорить: эти изменения не являются системными и не согласованы между собой. С точки зрения законодательной техники понятийный аппарат использован неадекватно, не системно, и не дает однозначного понимания того, что предлагается в Конституции. А есть изменения, которые напрямую связаны с нарушением Конституции Украины, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, с нарушением Европейской хартии местного самоуправления…

Более того, комплексный системный проекта изменений Конституции анализ позволяет говорить, что по вертикали и горизонтали закладывается конфликтный механизм организации власти на местах. За три дня закрытого заседания КСУ не дал ни одного замечания по его несоответствии статьям 157,158 Конституции. Так это последний случай неавторитетного поведения КСУ, уже не говоря о решении 2010 года, которым, фактически, в неконституционный способ вернули в действие Конституцию 1996 года. Мы имеем КСУ, где значительная часть судей пребывает под уголовным преследованием как раз за принятое ими решение 30 сентября 2010 года. Сегодня судьи Конституционного Суда Украины, к сожалению, подвешены на крючок уголовного преследования. Наверное, власть считает для себя моральным и возможным работать при таких условиях.

Сегодня изменения в Конституцию предлагается вносить в условиях фактической военной агрессии. Есть формальная сторона дела, и в этой ситуации КСУ без малейших аргументов и анализа международно-правовых документов, позиций Украины в международных отношениях, правовых актов парламента и президента, определил: поскольку нет указа президента о введении военного положения, формально юридически военного положения в Украине нет. Несмотря на то, что парламент принял целый ряд постановлений и законов, которыми признает, к примеру, территорию АРК Крым и Севастополь оккупированными. Также речь идет и об отдельных районах Донецкой и Луганской областей. В ситуации сложной гибридной войны и прямого запрета внесения изменений в Конституцию, и президент, и руководитель парламента, парламентское большинство предлагают внести изменения. Я считаю это грубой ошибкой.

Но даже, если в условиях гибридной войны все-таки решается вносить изменения в Конституцию, то общество должно быть уверено, что это во благо. В условиях легитимной организации конституционного процесса на парламентской площадке, говорить об изменении Конституции было бы возможно. Во-первых, с точки зрения реформирования страны, во-вторых – с точки зрения установления действительно стабильного мира, а не замораживания конфликта на Донбассе на неопределенный период.

К сожалению, ситуация складываются не так. Кроме всего прочего, изменения в Конституцию происходят в условиях внешнего давления. Если мы возьмем Минские соглашения-2, то там есть пункт 11, в котором четко предусмотрено принятие новой Конституции, в том числе в части децентрализации с учетом позиций, так называемых представителей так называемых "ДНР" и "ЛНР". То есть, изменения в Основной закон государства Украина должны быть согласованы террористами и представителями агрессора.

Более того, пунктом 18 переходных положений проекта изменений Конституции предусматриваются так называемые особенности местного самоуправления в оккупированных сегодня регионах. Власть настаивает на том, что этот пункт носит временный характер. Это неправда. В октябре 2015 года Венецианская комиссия сделала вывод по содержанию и последствиям реализации именно этого пункта 18. Анализ Венецианской комиссии, который я разделяю на все 100%, заключается в том, что этот пункт 18 имеет постоянно действующий характер и никоим образом не ограничен никакими сроками действия. И для того, чтобы в определенный период времени отменить действие этого пункта, нужно будет вносить изменения в Конституцию.

Читайте также:
Кравчук предложил вариант достижения мира на Донбассе без изменения Конституции
Нардепы запустили процедуру переноса голосования изменений Конституции по децентрализации
Особый статус Донбасса переносят на осень: "Не можем менять Конституцию, пока не вышли войска РФ"
Ляшко: Рада не будет рассматривать изменения в Конституцию на следующей неделе

Читайте также

Добавить комментарий:

Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
Правила комментирования на сайте Сегодня.ua
Подписка: